Текущее время: 17 дек 2018, 02:16


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 130 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 11 авг 2018, 15:03 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо большое!
Похоже, притыривать джипы - это в американской армии такой вид спорта :)


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 13 авг 2018, 20:19 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 13

Примерно в середине января 1966 года "Бульдог" Маккин услышал об операции, которую должны были проводить мои друзья из 1-й Кавалерийской в долине Анлао, провинция Бинь-Динь. Это была индейская территория. "Почему бы тебе не отправиться туда, Чарли, и не поговорить с ними? Давай. Может быть, нам удастся восстановить хорошие отношения с кавалеристами". "Разумеется, сэр", ответил я, "буду счастлив сделать это".
Я прибыл в Ан-Кхе, был введен в курс дела и удивился тому, насколько все были со мной любезны. Однако вернувшись в Нячанг, я все еще надеялся, что они не будут использовать нас в этой операции. Я знал, что у нас опять будут те же проблемы с обеспечением и вертолетами. Нам придется спорить, и их штабные офицеры будут злиться. Однако операция набирала обороты. Полковник Маккин сказал, что одна из бригад кавалеристов хотела бы работать с "Дельтой". Я ответил: "Я знаю, как они работают, так что у меня плохие предчувствия на этот счет. Как мне быть, если они будут использовать нас не по делу?" Маккин сказал: "Я назначу встречу, на которой ты сможешь обсудить все это с генералом Ларсеном". Я знал "Шведа" Ларсена с тех времен, когда он был заместителем начальника Пехотной школы в Форт Беннинге, а я – тамошним курсантом. Он прибыл в Нам и был назначен командующим наземными силами в зоне II Корпуса. Я любил и уважал генерала Ларсена. У него была потрясающая боевая биография.
Он понял, что я испытываю в отношении 1-й Кавалерийской. "Генерал, полковник Маккин хочет, чтобы я отправился туда, однако меня это не слишком привлекает". Он сказал: "Что же, это конечно твое дело, но они нуждаются в тебе". Он продолжал уговоры, пока я не согласился. Но прежде чем сдаться, я попросил генерала кое-что сделать для меня. "Если я окажусь в таком положении, что они потребуют от меня делать то, что я не могу, что абсолютно выходит за пределы моих возможностей, я прошу вашего или чьего-либо еще разрешения собрать яйца и отправиться домой". "Безусловно", сказал он, "я улажу это".
Я взял в Бонcон около тридцати пяти американцев из "Дельты", погода была плохая, моросил дождь. Активно работала артиллерия, 3-я бригада была занята делом. У меня было несколько минут на координационном совещании с подполковником Хэлом Муром. Я сказал ему: "Завтра к закату я отправлю группы в поле. Вначале пойдут первые три группы, проверят обстановку, затем я отправлю остальные. Я уверен, что долина Ань-Лоа полно "Ви-Си". "Это прекрасно", сказал он, "вы пойдете и найдете их, а я приду и уничтожу".

Это была операцияи "Мэшер". Идея заключалась в том, чтобы прочесать прибрежную равнину и выдавить вьетконговцев обратно в Бонг-Сон и дальше в горы, а затем окружить их в Ань-Лоа. Задачей групп Проекта "Дельта" было обнаружить подразделения противника. Как только они это сделают, будет вызвана 1-я Кавалерийская.
27 и 28 января мы совершили несколько рекогносцировочных вылетов, затем в конце дня 28-го я вывел в поле три группы. Долина Ань-Лоа окружена высокими труднопроходимыми горами, заросшими двухъярусными джунглями. В ту ночь все было тихо и мне удалось немного поспать. На рассвете одна из групп вышла на связь и сообщила, что они пока еще не вступили в контакт с противником, но "Ви-Си" повсюду вокруг. Они считали, что им следует выбираться оттуда. Я согласился. Спустя десять минут от двух других групп поступили сообщения о контакте с противником. Один человек ранен. Обе группы находятся под плотным огнем. Было около 10.00, шел дождь. Я ничего не мог сделать, лишь ждать пока погода улучшится. Я сидел в палатке связистов. Лететь было невозможно. У этих групп были серьезные проблемы, а я не мог им помочь. Все были крайне обеспокоены.
Наконец дождь прекратился, и облачность немного рассеялась – не до конца, лишь чуть-чуть. Ко мне подбежал майор Мерфи, командир вертолета. Он был весьма взволнован: "Чарли, я думаю, мы сможем дотуда добраться". Все, что мне было нужно – оказаться на земле, вместе с моими группами. Я собирался взять с собой сержант-майора и двух радистов. Я считал, что если окажусь на месте, у моего заместителя Бо Бейкера появятся определенные рычаги чтобы заставить кавалеристов реагировать более оперативно.
Перед вылетом я отдал одному из наших парней свои часы Rolex-GMT. Они были новые, и мне не хотелось их разбить. Мы вылетели немедленно. Погода вынуждала нас лететь прямо над верхушками деревьев. На подлете к местонахождению групп мы попали под обстрел. Почти сразу же вертолет прошила пуля крупнокалиберного пулемета. Она вошла мне в живот с одной стороны и вышла с другой. Я потерял сознание.
В следующий момент я осознал себя лежащим на носилках в Бонг-Соне. Медик "зеленых беретов" сделал мне укол морфия. Несколько парней стояли вокруг меня. Я попросил: "Скажите, как я?" Лонни Ледфорд ответил: "Вы в плохом состоянии, босс". Все вокруг суетились. Слик, на котором меня привезли, не мог взлететь. Он был сильно поврежден. На мое счастье прилетел другой. Ребята схватили пилота: "Майор Беквит ранен и нам надо доставить его в госпиталь в Куинон". Из-за шока и действия обезболивающего я все еще не мог понять, куда именно меня ранило, и не чувствовал боли. Я запомнил полет на вертолете, носилки, госпиталь. Я не знал его номера (позже мне сказали, что это был 85-й эвакуационный). Мои мозги прояснились. Я был на сортировке. Крупная рыжеволосая старшая медсестра осмотрела меня. Затем двое докторов. Один из них сказал: "Он истечет кровью прежде, чем мы сможем что-то сделать". Они пришли к выводу, что со мной не стоит возиться. Я не собирался сдаваться и схватил медсестру, поскольку та стояла ближе всех. "Давайте-ка разберемся кое с чем прямо здесь и сейчас. Я не какой-то там "средний медведь"*, и прибыл сюда не затем, чтобы двинуть коня". Это привлекло внимание врачей, и они принялись готовить меня к операции. Все было ясно, как божий день. Я пришел в ярость и разразился проклятьями. Они слишком долго возятся. Я знал, что умираю. "Проклятье, продолжайте же!" Медсестра принялась возиться с моей рукой. Шрам в том месте, где она резала ее, чтобы взять кровь, остался до сих пор. Я крыл ее на чем свет стоит. "Мне нужно узнать, какая у вас группа крови". "Да чтоб тебя", заорал я, "у меня вторая положительная. Взгляни на мои жетоны!" Я явно не слишком им нравился. Они продолжали копошиться. "Проклятье, давайте двигаться. Вперед!" Меня вкатили в операционную. Мне сказали считать в обратном порядке, начиная с сотни. На девяноста четырех я отрубился.

Когда я пришел в себя в палате, то понял, что нахожусь в весьма хреновом состоянии. Мое тело было опутано трубками, входящими в него и выходящими наружу. Подошедший ко мне доктор сказал, что им пришлось удалить мне желчный пузырь и двадцать один дюйм тонкого кишечника. Они разрезали меня от верха грудной клетки вдоль почти до самого члена. А потом зашили чем-то, похожим на струну от рояля. И сделали временную колостомию**. Доктор сказал, что мне очень повезло остаться в живых.
Меня мучила жажда, однако медсестры не могли дать мне воды. Каждые два часа мне давали кубик льда, который я сосал.
В тот вечер ко мне в палату прикатили парня с Гавайев, раненого еще тяжелее меня. Дежурная сестра подошла ко мне и казала: "Майор, этот мальчишка рядом с вами, он совсем плох". Кроме кишечника у него были ранения в плечо, бедро и нижнюю часть ноги. Он лежал на койке рядом со мной. Я дотянулся до него и взял за руку. "Все зависит от тебя", сказал я ему. "Если захочешь сделать это, то сможешь. Все зависит от твоего духа". Я сжал его руку так сильно, как только мог. "Если захочешь уйти, то уже к утру будешь мертв. Если будешь силен, останешься жить. Черт побери, решайся, сынок!" Он чуть сжал мою руку в ответ. Едва различимое пожатие. Позже выяснилось, что он выздоровел и покинул госпиталь намного раньше меня.
В палате выздоравливающих я провел тридцать дней. Они вновь решили, что я умру. Пулевые ранения редко бывают чистыми. У меня развилась сильная инфекция. Сначала никто не понял, что со мной. Мне становилось все хуже. Я меня была сильнейшая лихорадка. Они позвали капеллана, и я немного поговорил с ним напоследок. Утром пришел врач. Я сказал ему: "Я чувствую себя совсем дерьмово. Не уверен, что смогу выкарабкаться. Я теряю силы". Он ответил: "Мы не можем понять, что это". "Вы знаете", сказал я, "у меня какая-то шишка вот тут". Он сунул руку мне в правую подмышку. "Там сплошное нагноение!" Через полчаса я вновь был в операционной.
Февраль 1966 года. В палате выздоравливающих я был кем-то навроде старшего, поскольку пробыл там дольше всех. Кроме того, я был старшим по званию. На тот момент было подстрелено не так уж много майоров. Мои доктора приводили других врачей, чтобы продемонстрировать им результаты своей деятельности. Похоже, я был для них чем-то наподобие экспоната. Один из приходивших ко мне врачей хотел собственными глазами увидеть человека, из которого за время операции вытекло двадцать три пинты*** крови.
Множество народу прибывало в госпиталь и покидало его. Стоило отметить, что война продолжалась. Находясь рядом с операционной, я частенько видел, как врачи заходили, находили свободную койку, и засыпали на час, пока не приходило время возвращаться к работе. Они пахали круглые сутки. Медсестры были добры ко мне. Ночью, когда я не мог заснуть, они приносили мне маленький стаканчик Кул-эйда****. Черт возьми, я действительно ценил это!
Однажды парень, только что из операционной, едва отойдя от наркоза, принялся выть. Я пытался подбодрить его, но он лишь лежал там, крича и стоная. Так продолжалось всю ночь. Он едва не свел всех в палате с ума. Наконец, около четырех утра, я сказал: "Ты самый громкий сукин сын из всех, кого я слышал". Около шести утра вскрики прекратились – он умер.
В другой раз появилась куча медсестер и санитаров, и принялась драить и чистить все вокруг. "Что, черт возьми, происходит?" пытались выяснить мы. Никто не знал. Все, что они слышали, нас должен посетить "Код 7" или что-то вроде того. Они знали, что данный кодовый номер самый высокий из всех слышанных ими ранее. В тот день нам нанес визит генерал Уэстморленд. Он ненадолго присел возле моей койки и спросил, не нуждаюсь ли я в чем. Он поговорил с каждым из находившихся там солдат.
Мои парни пришли проведать меня. Лонни Ледфорд вернул мой Ролекс. Я знал Лонни очень давно. Он был моим оперативным сержантом еще у Базза Майли, в роте "В" в Форт Брэгге. Я говорил парням, чтобы, если со мной что-нибудь случится, они поделили между собой оружие, которое я собирал и держал в своем солдатском сундучке. У меня там была пара карабинов со складными прикладами, винтовок с продольно-скользящими затворами – в общем, всякое такое.
"Как насчет оружия?" спросил я Ледфорда.
"Мы его поделили".
"Могу я вернуть себе мой девятимиллиметровый Браунинг?"
"Не-а. Извините, сэр. Но все разошлось".
Лонни также рассказал, что случилось с теми тремя разведгруппами после того, как я был ранен. Первая группа, которая вышла на связь раньше всех и не вступала в бой, вернулась без проблем. Две другие, до которых я пытался добраться, были менее удачливы. 1-я кавалерийская не предпринимала попыток помочь им после того, как меня свалили. Семь человек погибло. Остальные укрылись в джунглях и, в конце концов, смогли выбраться.
Хэл Мур, командир 3-й бригады кавалеристов, тот самый парень, который сказал: "Вы пойдете и найдете их, а я приду и уничтожу", однажды был тут, чтобы проведать своих солдат. Он знал, что я нахожусь в этом госпитале, проклятье, я абсолютно уверен в этом. Но он не сказал мне ни слова. А я был ранен, обеспечивая действия его бригады.
Вскоре меня перевезли на Филиппины. А затем, вместе с большой партией раненых, отправили в центральный военный госпиталь Леттермана в Сан-Франциско. На следующее утро, совсем рано, около 04.00, они разбудили всех нас, прибывших накануне вечером, и перетащили на находящуюся на улице погрузочную площадку, где оставили дожидаться транспорта. Мы лежали на носилках и ждали. Должен заметить, в марте в Сан-Франциско холодно. Я слышал, как парни вокруг меня переговариваются: "Знаешь, а я себе задницу отморозил". Я тоже. В конце концов я заорал. Через некоторое время появилась медсестра: "В чем у вас проблема?" Я ответил: "Моя проблема в том, что я хочу видеть старшего в этом госпитале, и, черт побери, хочу видеть его немедленно! Если вы не приведете его, я устрою тут такой ад, какой вы не можете даже вообразить". Ко мне подошел подполковник. Я потянулся и ухватил его за руку: "Ты самый тупой сукин сын из всех, кого я знаю. Мы лежим тут уже больше часа и замерзли до смерти. Немедленно найди нам одеяла!" За время, меньшее, чем нужно, чтобы произнести это, у нас появились одеяла.
В конце концов я добрался до своего конечного пункта, военно-морского госпиталя Великих озер под Чикаго. Катарина приехала из Мичигана, где жила в квартире неподалеку от родителей, и окружила меня своей любовью и заботой.
Разумеется, все это время я был чрезвычайно обеспокоен тем, что будет со мной дальше. Я просил направить меня в Германию, в 10-ю Группу Сил спецназначения. Затем однажды, когда я читал, сидя в постели, зазвонил телефон. Я поднял трубку и услышал: "Это тот сопливый офицеришка, которого я отправлял в Англию?" Это был полковник Боппи Эдвардс, который теперь был начальником отдела подготовки рейнджеров в Форт Беннинге. "Где ты собираешься служить дальше?" Я рассказал ему про Германию. "Я не думаю, что это то, чего ты хочешь. Полагаю, ты захочешь прибыть сюда, в Беннинг, и возглавить для меня один из учебных лагерей рейнджеров. Чарли, не возражаешь, если я слегка пошурую палкой в болоте и добьюсь изменения твоего назначения?" Через несколько дней я получил приказ прибыть в Форт Беннинг, Джорджия.
В начале мая 1966 года врачи наконец-то выписали и освободили меня. Отдохнув еще некоторое время, я отправился в Детройт и купил черный мотоцикл Харлей "Спринт". Я планировал доехать на нем от Мичигана до Форт Беннинга. Мне нравилось чувствовать ветер в своих волосах.

* Идиома, основанная на высказывании Мишки Йоги, персонажа одноименного мультфильма, описывающего себя, как "несколько более умного, чем средний медведь" (прим. перев.)
** Хирургическое вмешательство, во время которого участок ободочной кишки выводят наружу через отверстие в стенке живота и формирую колостому – отверстие для отхождения кала, слизи и газов (прим. перев.)
*** Больше десяти литров (прим. перев.)
**** Безалкогольный растворимый напиток. Очень популярен в США. Доступны шесть основных вкусов: вишня, виноград, лайм, апельсин, малина и клубника. Также продается в уже готовом, жидком виде (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 15 авг 2018, 04:35 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 16 авг 2018, 23:08 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 14

Теперь время начало ускользать. Какие-то годы прошли быстро. Какие-то медленно. В конце концов, я решил, что слушать меня никто не собирается. Армия США не видит никаких причин, чтобы иметь подразделение с возможностями SAS. Мои колеса сошли с рельс. У меня голова шла кругом от бюрократии. В конце концов, даже я научился. Я перестал бросаться в атаку. Огонь во мне угасал. Те годы я провел, зарабатывая на жизнь и платя налоги. Я продолжал тащить лямку службы.
Этот период начался летом 1966 года, когда полковник Эдвардс попросил меня руководить третьим учебным этапом курса рейнджеров. Я понял, что это даст мне возможность использовать принципы, приобретенные в SAS и в Проекте "Дельта" во Вьетнаме. Я решил, что это дает мне шанс утвердить мою философию. Во-первых, обучение должно давать знания. Во-вторых, каждый кандидат должен заслужить право носить нашивку рейнджера. И, наконец, каждый рейнджер должен быть абсолютно убежден в том, что пройденная им подготовка поможет спасти его жизнь в бою.
Задачей подготовки рейнджеров в то время являлось качественное обучение лидерским навыкам командиров низового звена – уровня отделений и взводов – в основном, младших офицеров и сержантов. Первая фаза, являющаяся базовой, проводилась в Форт Беннинге. Местом проведения второй фазы был национальный заповедник Чаттахучи, близ Далонеги, Джорджия. Здесь курсантов обучали ведению патрулирования, проведению рейдов и устройству засад в горной местности. Третья фаза проходила на северо-востоке Флориды, на вспомогательной площадке №7 авиабазы ВВС Эглин, где проводились учения малых групп по тактике спецподразделений применительно к топкой болотистой местности.
Реализм был чрезвычайно важен, и было необходимо перестроить флоридскую фазу подготовки рейнджеров на вьетнамский лад. Для этого были необходимы инструктора из числа недавно вернувшихся из Вьетнама, люди, помесившие тамошнюю грязь, побывавшие в бою, знающие, каково это. Полковник Эдвардс поддержал эту идею и, по возможности, присылал сержантов и офицеров, прибывавших в отдел подготовки рейнджеров, имея боевой опыт. В конце концов, у нас появилось некоторое количество очень хороших инструкторов: людей, подобных Дэйву Брамлетту и Джиму Дейли, побывавших в деле и знающих, как учить солдат воевать.
Полковник Эдвардс дал мне полную свободу во Флориде. Наряду с обновлением инструкторского состава я попытался улучшить и усовершенствовать учебные упражнения для рейнджеров. Просматривая папки, я обнаружил, что все упражнения закреплены соответствующими документами. Это было прекрасное поле деятельности для бюрократов. Я обнаружил устаревшие упражнения, не менявшиеся годами. "К черту все это", решил я. Необходимо было все менять, и ни у кого не было времени на написание бумажек. В течение шести месяцев мы в штабе переработали все упражнения нашей фазы обучения. Из Беннинга приехали проверяющие, чтобы посмотреть, что происходит. Курсанты проводили учения с имитацией боевых условий. Все было на высоте, и все были довольны. Под конец один из офицеров штаба отправился проверять папки с документацией. "Ни один из документов в этих папках", сказал он, "не соответствует тому, чем вы занимаетесь". "Да", ответил я, "все эти упражнения динамичны и постоянно меняются". Он развел какую-то вонь, и мне сказали, чтобы я обновил документацию. Я так и не сделал этого. Не было времени.
Перед лачугой, где проводились совещания, и перед которой по прибытии на трехнедельное обучение выстраивался каждый курс рейнджеров, был установлен надгробный камень. На нем были эпитафия рейнджеру Джонсу, вымышленному выпускнику курсов, погибшему в первом же ночном бою, и призыв проявлять большую гибкость*.
Также, время от времени, я делал кое-что еще, чтобы привлечь внимание обучаемых. В полной полевой форме я бросался в ручей Холли-Крик, а затем, насквозь мокрый, взбегал на холм и таким представал перед курсантами, сидевшими на трибуне. Если кто-то будет чертовски глуп", говорил я им, "его мать получит телеграмму, в которой будет сказано: "Ваш сын погиб потому, что был глуп". Будем надеяться, что в ваших телеграммах будет написано лишь: "Ваш сын погиб". С подготовкой, которую мы собираемся вам здесь дать, возможно, ваша мать вообще не получит никакой телеграммы. Так что уделите ей максимум внимания!"
Мы всегда старались сделать процесс обучения соответствующим текущему моменту. Это достигалось постоянным использованием в нашем штате людей, возвращающихся из Вьетнама. Каждый раз, когда у нас появлялся новый инструктор, у которого только что закончился срок службы во Вьетнаме, мы обычно добавляли в нашу учебную программу какую-нибудь новую ловушку "Ви-Си". На войне постоянно что-то происходило, что-то менялось. Во Флориде мы пытались угнаться за этим. Я хотел сохранить как можно больше жизней.
Весной 1967 года мне позвонил полковник Эдвардс.
"Чарли, тащи свою задницу сюда, в Беннинг. Притащи с собой все, что у тебя есть по САС. У нас есть шанс собрать из рейнджеров единое подразделение и отправить его во Вьетнам, и я хотел бы видеть тебя его командиром". Я затрепетал. О господи, я снова отправляюсь в крестовый поход! Пламя вспыхнуло с новой силой.
В Беннинге я узнал, что полковник Эдвардс хотел предложить отправить во Вьетнам батальон рейнджеров, и его не интересовало, как я организую это. Я сразу же засел с одним из своих офицеров, капитаном Дейвом Брамлеттом, замечательным выпускником Вест-Пойнта, и мы весьма мастерски разработали предложения по подразделению SAS, но пользуясь номенклатурой рейнджеров – процесс отбора, обучения, оценки, цели, задачи – в наши предложения входило все. Полковник Эдвардс полетел с ними в Сайгон и доложил генералу Уэстморленду. Несмотря на произведенное впечатление, через несколько дней он принял решение о создании рот глубинной разведки (LRRP), являвших собой совершенно иную концепцию. Иными словами, теперь не было никакого основания для создания батальона рейнджеров по образу SAS. Наше предложение было отставлено на задний план. Свет начал угасать. После того цикла обучения Катарина заметила произошедшие со мной изменения, и спросила, в чем проблема. Я ответил ей прямо: "Мне нужно вернуться во Вьетнам. Я был ранен и хочу знать, могу ли я по-прежнему управляться с этим".
До меня дошли слухи, что остававшиеся в Форт Кэмпбелл подразделения 101-й воздушно-десантной дивизии отправляются во Вьетнам. Я сказал: "Если 101-я едет, то я отправлюсь с ней". Так как я только что стал подполковником, я решил, что смогу получить батальон. Катарина сказала: "Решать тебе, но я думаю, что ты сумасшедший".

* В оригинале звучит следующим образом:
Here lies the bones
Of Ranger Jones,
A graduate of this institution;
He died last night
in his first fire fight,
sing the school solution.
Therefore, be flexible!
Если кто попробует перевести в более-менее рифмованном виде, буду премного благодарен (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 28 сен 2018, 10:59, всего редактировалось 4 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 17 авг 2018, 04:29 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 17 авг 2018, 09:48 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 ноя 2012, 21:16
Сообщений: 1297
Откуда: MO, Krasnogorsk
Команда: 22 SAS Regiment D Squadron
Lis (G.S.) писал(а):
Перед лачугой, где проводились совещания, и перед которой по прибытии на трехнедельное обучение выстраивался каждый курс рейнджеров, был установлен надгробный камень. На нем были эпитафия рейнджеру Джонсу, вымышленному выпускнику курсов, погибшему в первом же ночном бою, и призыв проявлять большую гибкость*.
...
* В оригинале звучит следующим образом:
Here lies the bones
Of Ranger Jones,
A graduate of this institution;
He died last night
in his first fire fight,
sing the school solution.
Therefore, be flexible!
Если кто попробует перевести в более-менее рифмованном виде, буду премного благодарен (прим. перев.)

Очень интересно! У британцев были аналогичные эпитафии, но реальным бойцам. За реальные косяки при обучении.
Спойлер
Слева направо:
Постоянно подавал знаки, отпуская пистолетную рукоятку;
Ствол с ржавчиной;
Слишком медленный;
Не практиковался;
Забыл зарядиться.

Изображение

_________________
Live hard, die young, make a good-looking corpse.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 18 авг 2018, 11:04 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 15

После Тета*, 10 февраля 1968 года я принял командование 2-м батальоном 327-го полка 101-й воздушно-десантной дивизии. Это была простая пехотная работа, чистое: "Да, сэр, нет, сэр, три полных мешка, сэр!" Круглое катать, плоское носить, зачистка окрестностей баз огневой поддержки, поиск и уничтожение противника. Есть цепочка командования, не останавливайся, чтобы поговорить с этим стариком, отведи его к первому сержанту.
На этом этапе темп войны стал выше, чем когда я был здесь в первый раз. Теперь вокруг было полно плохих парней. Погибнуть было очень легко. Я считал, что моя обязанность, как командира батальона, схватиться с врагом и уничтожать его. Я постоянно искал драки, и всем, кто считал иначе, было не место рядом со мной. Когда 1-й бригадой командовал полковник "Рип" Коллинз, вся тяжелая работа распределялась между батальонами поровну. Позднее, когда бригаду принял "Док" Хейворд, я почувствовал, что как только возникала необходимость выполнить грязную работу, она доставалась 2-му батальону 327-го. Мне это нравилось. Мы были известны как батальон "Ноу Слакс"**.
За девять месяцев, что я командовал батальоном, я повидал немало в 101-й дивизии. У нас был хороший послужной список и серьезные успехи.
После Хюэ мы зачищали район вокруг штаб-квартиры дивизии в ходе операции, ставшей позднее известной как "Минго". Затем 2-й батальон 327-го действовал, будучи приданным 1-й кавалерийской при проведении операции "Джеб Стюарт". Задачей операции "Орел Невады" была зачистка района между Хюэ и Фубай. Затем "Сомерсет Плейн" в южной части долины Ашау. Самой сложной задачей, выполненной батальоном, была очистка от противника семикилометрового участка вдоль шоссе № 547, идущего на запад от Хюэ. Там не было никаких вьетконговцев, только регулярные северовьетнамские части! Дорогу окружали крутые горные склоны и густые, почти непроходимые джунгли. Это дорого обошлось нам. Противник рвал нас на куски, мы отвечали тем же. В конце концов, мы отвоевали дорогу и устроили там базу огневой поддержки "Бастонь".
Я узнал, что когда девять месяцев командуешь во Вьетнаме постоянно воюющим пехотным батальоном, это выматывает. У нас были большие потери. Терять людей всегда тяжело. Некоторые из них до сих пор со мной. Многое из происходившего там преследует меня и по сей день.
К концу срока я страшно устал. Мне предложили должность в оперативном отделе дивизии, но я отказался. Я сделал это по нескольким причинам. Бомбардировки Северного Вьетнама были приостановлены, и я был разочарован этим. Мы что, собираемся забить на все, прекратить бомбардировки? Я был сбит с толку.
Я также узнал, что генерала Олинто Барсанти на должности командира дивизии меняет генерал-майор Мелвин Зейс. Барсанти, имевший позывной "Орлан", был "диким" человеком. Он буквально терроризировал своих командиров батальонов – пожирал подполковников за завтраком. Но будучи суров к офицерам, Барсанти всегда хорошо относился к солдатам. Каким-то образом мне удавалось хорошо ладить с ним. Мел Зейс был полной противоположностью. По моему мнению, он не доверял своим подчиненным. 2-й батальон 327-го выводили из долины Ашау. Погода была плохая, по долине стелился густой туман, и из-за необходимости соблюдать жесткий график переброски войск я зашивался. Задача была сложная, но вполне выполнимая. Я проделывал это уже множество раз. Чего мне только не хватало, так это чтобы кто-нибудь влезал в мою радиосеть со своими советами. Тем не менее, Мел Зейс вышел на мою частоту и принялся рассказывать мне, каким образом я должен делать свою работу. Так что когда моя командировка завершилась, я счел, что мне лучше не возвращаться в 101-ю. Я выполнил свой долг. Прослужил два срока во Вьетнаме. Настало время отправиться домой.
Следующим моим назначением был CINCPAC (штаб командующего Тихоокеанским флотом) на Гавайях. Я думал, что это место, где будет востребован мой опыт. Моя семья была со мной, это были Гавайи, и я с нетерпением ждал новых сложных задач.
В итоге я оказался в подчинении у полковника Р.К. "Бутча" Кендрика. Это был самый замечательный офицер из всех, кому доводилось гадить в нашем сортире***. Старшие офицеры CINCPAC прозвали Бутча "фонтаном знаний". Если требовался ответ на любой вопрос о тактике, шли к нему. Армия сделала ужасную ошибку, не сделав его генералом. Подобно Боппи Эдвардсу, он был очень честным, умным и одним из тех, кто знал, как заботиться о своих бойцах.
Я начал свою работу с текущего контроля нескольких программ в области Специальных операций. Я занимался надзором за 1-й Группой Сил спецназначения, базировавшейся на Окинаве, хорошо знакомой мне 5-й Группой в Наме, а также за трансграничные операции, проводимые MACV-SOG (Группой исследований и наблюдений при Командовании по оказанию военной помощи Вьетнаму).
У Кендрика был полковник ВВС по имени Билл Кристиан, работавший на него. Билл Кристиан ничего не знал о спецоперациях, однако этот парень отлично владел пером. Мне было необходимо составлять множество бумаг. К сожалению, это была задача, для выполнения которой мне катастрофически не хватало навыков. Полковник Кристиан потратил уйму времени, правя за мной грамматику и орфографию. Это становилось просто отвратительно. Однако он работал со мной, и больше всего ценил то, что я не сдавался. Он выучил меня "Королевскому английскому"****, тому, как правильно организовывать мысли, излагать их на бумаге и как составлять штабные документы. Спустя шесть месяцев, в течение которых он преподавал, а я учился, он был инструктором, а я обучаемым, я начал комфортно чувствовать себя, перенося слова на бумагу. Этим я обязан полковнику Кристиану.
Также эта работа дала мне возможность вернуться в Юго-Восточную Азию. Я совершил много поездок в Сайгон, Бангкок и Пномпень. Мы приложили множество усилий для разработки качественной и жизнеспособной кампании с использованием нестандартных методов боевых действий в Камбодже. Я был словно на своего рода скором поезде, и за время, проведенное в штабе CINCPAC научился очень многому. Мне всегда нравилось, когда меня приглашали работать в группах специальных исследований. Они звали меня по имени и ценили мой опыт. Я работал очень продуктивно. Подошел срок присвоения очередного звания. Когда пришел список, моего имени там не было. Я не стал полным полковником, хотя и считал, что заслужил это. Я сконтачился с ребятами из отдела кадров в Пентагоне. "Ну, во-первых", сказали они, "у тебя нет высшего образования. Во-вторых, ты слишком многим наступал на мозоли, парень".
Я решил собраться с силами и закончить колледж. Когда я ушел из Университета Джорджии после четвертого курса, для завершения обучения мне не хватало тридцати часов. Сферой моих интересов был футбол, а не книги. Я решил сменить специализацию с физического воспитания на политологию. В колледже Чеминейд в Гонолулу я провел целый год, пройдя курс с полной нагрузкой, чтобы получить диплом. Армия дала мне год на это дело. Оказалось, что мне очень нравится учиться, и я закончил учебное заведение со средним академическим баллом 3,5.
В июне 1973 года я получил назначение в JCRC (Объединенный центр анализа потерь), дислоцированный на авиабазе Накхон Фаном, в Таиланде. Его задачей центра был поиск тел погибших в Юго-Восточной Азии. Силы спецназначения предоставляли личный состав для поисковых групп, отправлявшихся к местам, где предположительно находились останки погибших американцев.
Командиром JCRC был бригадный генерал Роберт Кингстон. Это был тот самый офицер, который встречал меня в доке Саутгемптона, когда я начинал свою службу в 22 полку SAS. Я был сильно удивлен, узнав, что генералу Кингстону было неприятно мое назначение к нему. У него была потрясающая память, и он помнил, что я был не слишком любезен с ним в то летнее утро в Англии, одиннадцать лет назад. "Но, сэр", сказал я ему однажды вечером, "я был капитаном, а вы были майором. Я не думал, что мне следует бросаться к вам в объятья". Разрешив это недоразумение, мы стали добрыми друзьями. У Кингстона был бостонский акцент, противоречивший обоим его прозвищам: "Боб – колючая проволока" и "Лорд-военачальник". За Вьетнам он был награжден Крестом за Выдающуюся службу. Я обнаружил, что он безжалостен, когда это необходимо, агрессивен, умен, и он стал одним из моих самых лучших друзей.
Наша задача была сложной. Северовьетнамцы не разрешали нам посещать определенные районы, для поиска останков людей, отдавших там свои жизни. Затем, в декабре 1973 года, одна из групп, которая вела поиск южнее Сайгона, попала в засаду патруля Северовьетнамской армии. Нам было приказано прекратить действия. Мы остались без дела, и нам было нечем заняться, кроме как заниматься спортом и стараться не влипать в неприятности.
Незадолго до отъезда из Таиланда я написал письмо в Вашингтон, в управление кадров, с просьбой определить, какие варианты назначений я, по их предположениям, смогу получить. Есть ли у меня перспективы для дальнейшей военной службы?
Я получил очень хороший ответ. "Мы очень внимательно рассмотрели ваше личное дело и признаем, что вы обладаете определенными уникальными навыками. Мы считаем, что вам следует остаться в армии. Поскольку единожды вы были обойдены с присвоением очередного звания, мы считаем, что перспектива вновь занять командную должность является для вас весьма отдаленной". Далее в письме разъяснялось, чем я могу быть полезен на штабной работе.
Когда я показал письмо Кингстону, он сказал: "Они пытаются обнадежить вас. В следующий раз вы получите повышение". Поскольку в прошлый раз очень многие не получили повышения, новый список пришел через десять месяцев. На этот раз я был в нем в самом начале. Я стал полковником.
После того, как в мае 1974 года моя служба в Таиланде закончилась, я получил распоряжение отправиться в Форт Брэгг. Генерал Хили был командиром Центра по оказанию военной помощи Армии США имени Джона Ф. Кеннеди, обычно называемого "Центром". В начале шестидесятых, когда я был в Брэгге, он был известен как Центр специальных способов ведения боевых действий. Генерал не очень хорошо знал меня, но некоторые другие знали. Один из офицеров убеждал Майка Хили не связываться со мной. Другие говорили, что я буду ценным приобретением для его штаба. Он пребывал в замешательстве до того момента, когда Бутч Кендрик, с которым Хили ранее работал и которого уважал, дал мне блестящую рекомендацию.
Однажды генерал Хили вызвал меня в свой кабинет. "Мне было поручено организовать спортивную программу для девяноста мексиканских офицеров. Это проект", сказал он, "от которого последовательно отказались ВВС, флот и морская пехота, так что его отдали на откуп армии". Армия отфутболила его генералу ДеПуи в TRADOC (Командование боевой подготовки и разработки доктрин), а генерал ДеПуи спустил мне. Черт побери, Чарли, я этого не хотел, но мне уже не отделаться. А теперь уже не отделаешься и ты". Вот так действовал Хили.
Я был опытным засранцем, и знал, как это организовать. Оглядевшись, я нашел подходящих специалистов. Мы подобрали тренеров, администраторов и переводчиков, и научили девяносто офицеров мексиканской армии организации и проведению спортивных мероприятий, таких как легкоатлетические соревнования. Обучение, проводившееся на базе ВВС Лэкленд в Сан-Антонио, получило определенное признание, и было признано огромным успехом.
После всего этого Хили пришел ко мне поговорить по существу: "Ты хорошо поработал. И я должен выразить тебе свою признательность". Я ответил: "Да, сэр. Я отбыл свой срок в чистилище". Он спросил, чем бы я хотел заняться, хотя для себя он уже решил, что собирается со мной делать. На самом деле у него было лишь одно дело, которое идеально подходило мне. Я знал это, как и все остальные. Я стал начальником Школы Сил спецназначения.
Вскоре после этого генерал Хили покинул Форт Брэгг, получив назначение в Турцию. Его сменил тот, кто по возвращении из Таиланда стал заместителем командира 1-й пехотной дивизии, только что получил свою вторую звезду и был известен как "Колючая проволока" и "Лорд-военачальник": Боб Кингстон. Все складывается, сказал я себе. Когда генерал Кингстон прибыл в Центр имени Кеннеди, мы провели с ним несколько встреч по вопросам дальнейшей деятельности школы и пришли к полнейшему согласию. По вечерам – Кингстоны жили через дорогу от нас с Катариной – мы много и долго дискутировали на военные темы. Он вспоминал о парашютном полку, а я с любовью рассказывал о 22 полку SAS. Отношение к британцам роднило нас. В мой первый день в Англии он сказал мне: "Вам должен понравиться этот год в SAS. Я завидую вам". Он испытывал в отношении SAS те же чувства, что и я.
Однажды в конце 1975 года он зашел ко мне: "Чарли, я еду в Вашингтон. Я хочу, чтобы ты подготовил для меня документы по SAS". Вот так, просто так, из ниоткуда – я чувствовал себя как… ну, вы понимаете… черт подери!..

* Крупномасштабная совместная операция Вьетконга и армии Северного Вьетнама, начавшееся 30 января 1968 года, накануне вьетнамского Нового Года. Планировалось как серия ударов по густонаселенным районам с целью установления контроля над крупнейшими городами, включая Сайгон и Хюэ. Ожидалось, что наступление приведет к народному восстанию и свержению режима Нгуена Ван Тхьеу (прим. перев.)
** Что-то среднее между "Не расслабляющиеся" и "Неутомимые" (прим. перев.)
*** В оригинале там вообще что-то вроде: "сравший промеж своих прыжковых ботинок". Язык у дядьки Чарли временами тот еще… (прим. перев.)
**** Правильный, литературный английский язык (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 28 сен 2018, 11:03, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 19 авг 2018, 17:54 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо большое!
Интересные у Беквита зигзаги карьеры.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 28 авг 2018, 18:20 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 16

В тот же вечер, перерыв все свои старые записи и перечитав их, я написал еще одну справку по 22 полку SAS.
Показав ее моему непосредственному начальнику, полковнику Дейву Прессону – я обязан был сделать это хотя бы из вежливости – я отправил документ генералу Кингстону. Поскольку "Застенчивый" Мейер и Кингстон были хорошими друзьями, было вполне естественно, что Боб передал ее ему. Генерал-лейтенант Эдвард Чарльз Мейер был заместителем начальника штаба Армии США по оперативному планированию и считался умнейшим из всех людей в форме, находившихся в Вашингтоне.
По возвращении в Брэгг генерал Боб сказал, что в Пентагоне у него был разговор о создании подразделения, которое могло бы действовать подобно SAS. По его мнению, возможно когда-нибудь армия серьезно задумается об этом. Поскольку в этом не было ничего нового, я забросил дальнейшие мысли об этом. Но не Кингстон. Всякий раз, когда он развлекал посетителей, особенно если это был кто-то влиятельный, он неустанно заводил разговор о SAS и их успехах.
Данный вопрос начинал жить собственной жизнью.
Затем, в конце августа 1976 года, генералу Кингстону было предложено принять участие в конференции под председательством Билла ДеПуи в Пехотной школе Армии США в Форт Беннинге. Целью этой встречи было изучение роли легкой пехотной дивизии, и Кингстону было поручено объяснить, что могут сделать Силы спецназначения для оказания поддержки обычным подразделениям в тактическом звене на поле боя. Генерал Кингстон попросил меня сопровождать его и полковника Генри.
Конференц-зал для особо важных персон в четвертом здании Форт Беннинга был типичен. Большую часть пространства занимал большой круглый стол из орехового дерева, окруженный мягкими вращающимися креслами. Они предназначались для генералов. Сопровождающие офицеры, занимающие остальную часть комнаты, должны были сидеть на менее удобных стульях с прямыми спинками. На одной из стен висело два экрана, а в передней части помещения располагалась кафедра, оборудованная кнопками и переключателями, управляющими 35-мм диапроекторами. Докладчики обычно получали краткий инструктаж о том, за что отвечает каждый из множества переключателей. Для какого-нибудь полковника было бы большой неудачей внезапно переключить слайд посреди выступления в то время как все, что ему было нужно – немного изменить громкость. На остальных трех стенах висели гравюры и картины, изображающие американских пехотинцев в бою – при Геттисберге и Шилохе, Сан Михаеле и Беллью Вуд, Анцио и Арденнах. Это было очень комфортабельное помещение.
Конференция, казалось, была еще одним простым обсуждением возможностей. Прозвучало несколько выступлений, прежде чем очередь дошла до генерала Кингстона. Когда он закончил, генерал ДеПуи начал общее обсуждение.
"Знаете, Боб, вы не сформулировали свою позицию столь ясно, как, по моему предположению, могли бы. И, тем не менее, я согласен с тем, что вы сказали. Вы несколько раз использовали термин "туземные подразделения". Тринадцать, если быть точным. Вне зависимости от того, на чьей территории они находятся, нашей или противника, за подготовку этих людей отвечают Силы спецназначения, и они нужны нам для выполнения этой работы". Некоторое время он продолжил развивать эту мысль. Затем он откинулся назад и окинул взглядом присутствующих. "Как так вышло, что у нас нет подразделения подобного британской Специальной Авиадесантной Службе?" Я чуть не свалился со стула.
"Эти люди проникли в Индонезию через Борнео, где провели операции, успех которых поставил индонезийцев в настолько неудобное положение, что они даже не стали обращаться в ООН". Это относилось к попытке Сукарно освободить Султанат Бруней, одну из трех зависимых от Британии территорий на Борнео, с использованием террористов, поддерживаемых Индонезией. Эскадроны SAS чрезвычайно успешно действовали против их баз, располагавшихся в глубине территории Индонезии.
Бил ДеПуи продолжал: "Британцы очень хорошо управились с этими операциями, и сделали это с минимумом огласки. Почему мы не можем делать подобные вещи в нашей армии? Где подразделение, которое будет это делать? Мы никогда не были способны хорошо проводить спецоперации. Силы спецназначения – да, они готовят и обучают, но на деле у нас никогда не получалось как следует управляться со спецоперациями. Не получалось в Корее. Не получалось во Вьетнаме, и я озабочен этим. Возможно, нам действительно нужно как следует изучить опыт британской SAS, посмотреть, как это делают они, а затем организовать подобное подразделение в американской армии".
Я сидел там, готовый лопнуть, думая: "Боже, я готов обнять этого чудесного генерала. Он все расставил на свои места".
Подошло время ланча.
В холле я переговорил со старым другом, "Шали" Шаликашвили, начальником инструкторского отдела в Пехотной школе. Генерал ДеПуи присоединился к нам и похвалил Шали за доклад о роте глубинной разведки, который он делал ранее этим утром. Поговорив еще немного, Шали сменил тему. "Генерал, в 1962 году, в Брэгге, Чарли написал доклад, в котором предлагал создать в нашей армии подразделение с возможностями SAS. С тех пор он продолжает дуть в ту же дудку". Генерал ДеПуи ответил: "Кто-то должен был его услышать".
Во время обеда я был как струна, готовая лопнуть. Я говорил себе: все идет слишком гладко, что-то должно произойти. После обеда я не был уверен, к чему приведет нас утренняя дискуссия. ДеПуи в своей обычной четкой и ясной манере речи начал с того же, на чем остановился час назад. Результат был тот же, что и утром. Все были согласны, что Армия нуждается в возможностях SAS.
"Хорошо, Боб", генерал повернулся, чтобы взглянуть на моего босса, "поезжайте обратно в Брэгг, и разработайте предложения о том, как нам это сделать. Мы должны будем провести их через все инстанции до Шефа*, а это будет нелегко. Когда ты и твои люди доведете их до удобоваримой формы, дайте мне знать, и я просмотрю их. Я не хочу приехать в Вашингтон и провалить это дело".
Я был чертовски взволнован в этот момент, настолько, что не мог этому поверить. Оказавшись наедине, мы с Кингстоном крепко обнялись. В самолете, по пути обратно в Фейетвилл, генерал Боб заговорил о том, как он хочет организовать выполнение задачи. "Чарли, тебе быть главным, ты знаешь все о SAS, но я хочу, чтобы Том помогал тебе". Под Томом подразумевался полковник Том Генри, который руководил у Кингстона отделом боевого применения. "Поскольку тебе по-прежнему придется руководить Школой, ты не сможешь уделять этому проекту достаточно времени. Поскольку разработка доктрины относится к отделу боевого применения, действовать должны они. Я собираюсь направить Тома тебе в помощь".
В Наме Генри был оперативным офицером 5-й Группы Сил спецназначения, и мне довелось много пообщаться с ним. Он с огромным желанием работал над проектом, оказавшись в этом плане необычным человеком. Большинство людей в Брэгге, услышав, над чем мы работаем, считали, что мы зря тратим время. "Слишком уж все это новое", говорили они. "Это ни во что не выльется".
Весь сентябрь и октябрь, невзирая на все эти мрачные предсказания, мы с Томом Генри потратили бесчисленные часы, чтобы наш проект приобрел законченный вид. Мы работали очень, очень тщательно. Четко излагался каждый пункт концепции. У Тома были свои трудности. Если спросить его о том периоде, он ответит: "Для меня самой большой проблемой был перевод британского жаргона Чарли на нормальный американский". Я не мог использовать словечки вроде "блоук", "ладз", "блади" или "буни"**. "Бергены" следовало заменить на "рюкзаки", а "лорри" должны были стать "траками"***. Том отмечал проблему с переоценкой британцев. Идея исходила от них, но теперь ее нужно было сделать полностью американской. Предложение необходимо было тщательно разработать и преподнести так, чтобы не переборщить с восхвалением SAS. Мы отыскивали проблемы и определяли пути их решения – ночами, по выходным.
Когда Кингстон решил, что все готово, он позвонил, и в середине ноября мы отправились в форт Монро, штат Виржиния, чтобы доложить генералу ДеПуи и офицерам его штаба, включая его заместителя, генерал-лейтенанта Франка Камма. Комната для совещаний в этом историческом объекте была меньше и не такая оснащенная, как в Беннинге. Сам доклад был обставлен со всей строгостью. Генерал ДеПуи уделил ему максимум внимания.
Он был не в восторге. Старая, мудрая птица, он лучше, чем кто-либо из нас знал, как делаются дела в Армии. "Мне здесь кое-что не нравится. Я хочу, чтобы вы изменили определенные части доклада, и что более важно, я хочу, чтобы вы отдали должное остальным подразделениям. Расскажите о том, как Силы спецназначения тренируют туземные подразделения и делают это лучше других. Опишите, как рейнджеры выполняют рейдовые спецоперации и как морская пехота проводит амфибийные действия. Укажите, чем занимаются "тюлени", воздушно-десантные войска и пехота. Оцените всех в равной степени. Затем покажите, что при всем их опыте и превосходных навыках существует пробел, задача, которую не может выполнить ни одно из этих подразделений, как по отдельности, так и совместно. Затем представьте предлагаемое подразделение. Боб, вам придется еще немного потрудиться".
Он повторил сказанное им в Беннинге: "Я не хочу провалить это, когда мы отправимся в Вашингтон. У нас будет лишь одна попытка привлечь их внимание, и она должна оказаться успешной. Если мы не сможем добиться этого, с идеей будет покончено. Нам следует убедить Шефа и его окружение. Боюсь, это окажется непростым делом".
По возвращении в Брэгг были сделаны изменения и внесены правки. Доклад был реструктурирован согласно указаниям генерала ДеПуи. В конце января 1977 года мы вернулись к нему, и на сей раз, я убедил генерала Кингстона, что для большего веса докладывать следует ему. Несколько минут генерал ДеПуи сидел молча. Генри и меня пробил пот. Затем он начал говорить по пометкам, сделанным им в желтом блокноте. Необходимо было внести дополнительные изменения. Мы были удивлены, услышав, что некоторые пункты, места, которые мы поправили в соответствии с его ноябрьскими инструкциями, необходимо изменить вновь. Большинство из сделанного нами в части структуры доклада и, в особенности, сравнений, было выполнено в точном соответствии с требованиями ДеПуи. Мы были в этом уверены, поскольку с его разрешения делали запись предыдущего доклада. А теперь он приказывал поменять все вновь.
"Я хочу дать понять всем, кто услышит этот доклад, каковы основные задачи, которые будут выполнять члены этого подразделения: к примеру, освобождение заложников в зданиях или захваченных самолетах, возможность действовать в условиях ограниченной видимости и при необходимости переодеваться в гражданскую одежду или изменять внешность. Включите туда все это. Как только вы изложите задачи, существующий пробел обнаружится сам собой. Даже самый тупой штабной офицер увидит очевидное".
Нам приказали вновь сесть за стол и поработать еще. Все его пожелания вновь были очень четко сформулированы. Я не понимал, что, черт возьми, происходит. Очевидно, между ноябрьским и январским докладами политическая ситуация несколько изменилась, и ДеПуи приспосабливался к этому.
Объединенный комитет начальников штабов состоял из председателя, назначаемого президентом и четырех начальников штабов, представляющих армию, флот, морскую пехоту и ВВС. Созданный в 1942 году, ОКНШ является главным военным органом, ответственным за Вооруженные силы. Он взаимодействует с Конгрессом по военным вопросам. Он занимается вопросами стратегического планирования.
Вполне возможно, что мелочные соображения, особые интересы и междоусобная рознь – не обязательно исходящие непосредственно от самих начальников штабов, а скорее в рамках самого процесса – могли убить шансы на поддержку этого нового подразделения. Предложение могло быть просто отброшено людьми, не имеющими ничего общего с самой концепцией контртеррористических действий.
Таким образом, перед генералом ДеПуи стояла незавидная и трудная задача – с хирургической точностью провести проект по всем ухабам. Для нашей маленькой группы, работающей над ним в Центре имени Кеннеди, это означало, что предстоит еще больше работы. Майоры Одорицци и Бакшот (псевдоним) получили назначение в Школу Сил спецназначения и, ведомые энтузиазмом, стали частью новой организации и послужили примером того типа людей, которых я искал.
Чак Одорицци был у меня офицером связи в Наме, в Проекте "Дельта". Это был баловень судьбы и очень преданный человек. Техасец, он был очень хорошим офицером и к тому же дружил с пером и бумагой. Второй, южанин с побережья Вирджинии, будь его нос чуть поменьше, мог сойти за Роберта Редфорда****. Находчивый и бесстрашный, ему можно было доверить жизнь. Я свою ему доверял. Бакшот только что отправился в Британию, чтобы пройти отборочный курс в SAS, и я с изрядным нетерпением ожидал его возвращения в Центр.
Зимние шквалы не влияли на наш энтузиазм. Кингстон возглавлял нашу "повозку с оркестром"*****. "Знаешь, Чарли, все идет к тому, что, в конце концов, наше предложение будет утверждено". Его энтузиазм был заразителен.
Затем мы получили дополнительную поддержку из совершенно неожиданного источника. Когда мы летели обратно из Штабного колледжа в Форт Ливенуорт заместитель ДеПуи, генерал Камм подал вдохновляющую идею. "Для того чтобы пропихнуть наше предложение", говорил он ДеПуи, "нам нужен хороший офицер из нашего Командования разработки доктрин. Ему не нужно ничего знать о специальных операциях, но он должен уметь грамотно излагать свои мысли. Нам нужен торговый агент, профессиональный болтун. Кингстон и Беквит научат его всему, что ему следует знать".
Генерал Камм был довольно сложным в общении человеком, и мы с Кингстоном его недолюбливали. Теперь он предстал перед нами в новом свете. Биллу ДеПуи понравилась эта идея, поскольку она несла дополнительные выгоды. Задействовав кого-то из своего персонала, он выводил предложение за пределы арены Сил спецназначения, делая его в какой-то степени менее "зеленоберетным". То, что наш доклад прочтет офицер с шевроном TRADOC, будет тонко подчеркивать влияние и одобрение ДеПуи.
Выбранным нами офицером стал инженер, никогда не служивший в Силах спецназначения. Хотя знаний подполковника Джона Дэвенса о спецоперациях не хватило бы чтобы наполнить наперсток, он, как нам сказали, был прекрасным докладчиком, и он был нашим. Приятный и интеллигентный парень, поначалу он выглядел так, как будто мы говорили с ним на урду. Но у него была способность запоминать все, что мы ему объясняли, и он не боялся задавать вопросы, если чего-то не понимал. Мы обнаружили, что язык у Дэвенса очень хорошо подвешен. Затем настало время следующего шоу.
Комната для совещаний в Форте Монро становилась все более знакомой. Наш докладчик вышел вперед и блестяще выполнил свою задачу. Слайды и графики были очень профессиональны. Должен заметить, что все шло очень хорошо. "Что ж, я не совсем доволен", сказал ДеПуи, "но полагаю, мы продвинулись настолько, насколько было возможно. Я собираюсь использовать его, как есть. Подача материала хороша, так что давайте продвигать его. И, кстати, как нам назвать подразделение?"
"Дельта", сказал я, "назовем его 1-м Оперативным отрядом Сил спецназначения "Дельта" (SFOD – Delta). У нас есть отряд "А" под командованием капитана, отряд "В", которым командует майор и "С" под началом подполковника. Так почему бы не иметь отряд "D", которым будет командовать полковник?" Я хотел уладить это немедленно и попытаться внести свою лепту.
"Отлично", сказал ДеПуи, "у меня нет возражений по поводу "Дельты". Кто командует САС?"
"Подполковник".
"Хорошо. У нас будет полковник".
Возможно, ДеПуи знал больше чем я – может быть, он знал, что командовать "Дельтой" собираются поручить мне – однако в любом случае он никак не давал мне этого понять. У меня были лишь большие надежды.

* Председателя Объединенного комитета начальников штабов (прим. перев.)
** Британские жаргонизмы, обозначающие "парень", "ребята", "чертов" (или "проклятый"), "панама" (прим перев.)
*** И то, и другое – "грузовик". В британской и американской языковой традиции соответственно (прим. перев.)
**** Чарльз Роберт Редфорд младший (Charles Robert Redford Jr.), родился 18 августа 1936 года. Американский актер, независимый кинорежиссер и продюсер. Лауреат премии "Оскар" за лучшую режиссуру – является одним из шести режиссеров в истории мирового кинематографа, получивших эту награду за дебютный фильм. Наиболее известен по участию в фильмах "Бутч Кэссиди и Санденс Кид", "Афера", "Три дня Кондора", "Вся президентская рать", "Обыкновенные люди", "Из Африки" (прим. перев.)
***** Обычай, возникший в США и получивший особенно широкое распространение в южных штатах, когда оркестры играли, располагаясь на повозках, запряжённых лошадьми, и колесили по городским улицам, зазывая горожан на предстоящий политический митинг. Во время выборов местные лидеры, поддерживая кандидата, садились в его повозку и разъезжали в ней с оркестром. В настоящее время "взобраться в повозку с оркестром" означает "присоединиться к кому-либо для поддержки чего-либо или кого-либо", а также оказание поддержки какому-либо политическому движению, иногда же просто получение материальной выгоды за счёт избираемого кандидата (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 28 сен 2018, 11:09, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 28 авг 2018, 19:23 

Зарегистрирован: 08 ноя 2012, 09:59
Сообщений: 45
Команда: RM
Спасибо огромное, я эту книгу в оригинале осилить не смог.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 29 авг 2018, 18:57 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Затем ДеПуи сказал: "Теперь нам следует доложить в Командование Сухопутных войск (FORSCOM). Я позвоню Фрицу и договорюсь о назначении встречи". Вновь настало беспокойное время.
Генерал Фредерик "Фриц" Крусен командовал всеми боевыми подразделениями и частями обеспечения, размещенными на территории США: все стрелковые роты, батальоны, бригады, дивизии и Силы спецназначения, расквартированные на территории страны, подчинялись ему. У ДеПуи, руководившего боевой подготовкой Армии, и Крусена было по четыре генеральские звезды, так что они могли общаться напрямую. Я нервничал, поскольку на нашем пути был еще один барьер. Было желание двинуться напрямую, непосредственно у председателю Комитета начальников штабов. Но мы понимали, что ресурс личного состава, на который будет опираться "Дельта", должен будет предоставить FORSCOM, так что его поддержка будет жизненно необходима. Без нее подразделение не получит ничего.
Однажды утром, в начале мая 1977 года, Кингстон, Генри, Джон Девенс и я отправились в Форт Макферсон, который находился в Атланте и являлся штаб-квартирой FORSCOM.
Я очень хорошо знал Форт Макферсон, поскольку вырос всего в двух милях от главного въезда в него и часто бывал там. Я старался не пропускать ни одного воскресенья, наблюдая за игрой в поло в "Форт-Маке". Это было очень маленькое расположение, и я точно знал, где находится Паттон-Холл, где располагалась штаб-квартира генерала Крусена, и где должен быть представлен наш доклад. По прибытии мы были удивлены, узнав, что во второй половине дня должны будем провести предварительный брифинг для сотрудников оперативного управления штаба FORSCOM.
Комната для совещаний в FORSCOM была не слишком впечатляющей. По-военному функциональная обстановка делала ее скорее похожей на обычное рабочее помещение.
Атмосфера была гораздо менее официальной, чем в TRADOC. Для группы, только что прибывшей из Центра имени Кеннеди, было очевидно, что этот предварительный брифинг является лишь бюрократической процедурой, призванной снабдить старших офицеров FORSCOM информацией, чтобы на следующее утро они могли ответить на вопросы генерала Крусена. Они ошибались.
Заседание вел генерал-майор Роберт Халдейн, заместитель Крусена по оперативным вопросам (G-3), присутствовали также начальник отделения кадров FORSCOM (G-1) генерал-майор Филипп Каплан и заместитель Халдейна, курировавший батальоны рейнджеров, бригадный генерал Гай С. Мелой Третий. Еще там было два полковника. Одним из них был Дж. Дж. Томас-младший, офицер-десантник и еще один горячий почитатель рейнджеров, а вторым полковник Спинкс, которого я оценил как типичного "да, сэр, нет, сэр, три полных мешка". Наш красноречивый докладчик начал красиво. К тому времени я уже знал доклад наизусть. Халдейн слушал чрезвычайно внимательно. У него оставалась лишь узкая полоска седых волос возле ушей. Тем не менее, я чувствовал, что в бытность свою молодым офицером он отжигал по-полной. Только что вернувшийся из отпуска, "Сенди" Мелой, симпатичный и невысокий, был одет в элегантный голубой блейзер, серые фланелевые брюки, о стрелки которых можно было порезаться, и белую рубашку с галстуком. В отличие от остальных присутствующих офицеров, Мелой выглядел неуверенно.
Доклад прошел гладко. По его завершении генерал Халдейн сказал: "У меня недостает знаний, чтобы комментировать это. Я понимаю, что вы пытаетесь делать, однако я не имею достаточного профильного опыта, чтобы давать относящиеся к делу комментарии". Халдейн служил лишь в обычных подразделениях и не пытался скрыть это. "Так что я уступаю это право моим коллегам. У вас есть какие-нибудь замечания, Сенди?"
Мелой выпрямился и заявил: "Я не совсем доволен этим докладом". Генерал Кингстон аж подпрыгнул: "Какого черта вас здесь не устраивает, генерал?"
У Кингстона был скверный характер, и он был зол.
Мелой сказал: "Не думаю, генерал, что вам удастся получить таких людей, которые вам нужны, чтобы укомплектовать это подразделение. У нас два батальона рейнджеров испытывают трудности с поиском людей для поддержания численности". Генерал Каплан, кадровик FORSCOM, заранее подготовленный Кингстоном, сказал: "Я уверен, что у нас в Командовании мы сможем найти подходящий личный состав".
Кингстон вновь обратился к Мелою: "Что еще вас смущает?" Мелой ответил: "Похоже, в некоторых областях вы дублируете функциональные обязанности рейнджеров". Кингстон сказал: "Генерал, вы просто невнимательно слушали". Они сцепились насмерть. Однако это был спор двухзвездного генерала с однозвездным. И Кингстон был уверен в победе. Наконец Халдейн прервал их: "Хорошо. Я узнал достаточно. Продолжим завтра, когда вы будете докладывать генералу Крусену".
Это было после обеда, когда мы собрались, чтобы обсудить события дня. Кингстон был обеспокоен. Он знал, что Мелой будет защищать батальоны рейнджеров, однако степень противодействия проекту "Дельты" оказалась неожиданной. Было очевидно: генерал считает, что нам следует проводить открытые контртеррористические действия, представляющие собой ночной штурм с подсветкой в исполнении батальона рейнджеров, спускающегося на цель по канатам, или десантируемого парашютным способом. Наша концепция скрытных контртеррористических мероприятий предполагала происходящую в полной темноте атаку подразделением численностью до роты ("Дельтой"), выдвигающимся к цели скрытно, в гражданской одежде, и использующим специальное вооружение и экипировку. Наш проект зашел уже так далеко, но, кажется, теперь нам собирались перекрыть кислород. Без согласования с FORSCOM "Дельта" не могла отправляться в Вашингтон. Мы просто не могли подойти к начальнику штаба Армии и сказать: "Там у нас есть люди, которые не верят в это предложение".
Наш доклад был запланирован на 10.00, а в 09.00 Сенди Мелой, в котором я видел заговорщика, представлял генералу Крусену свой засекреченный доклад по рейнджерам. Ни мне, ни Тому не разрешили присутствовать на нем. Вроде бы, это был отчет об учениях, успешно проведенных в одном из батальонов рейнджеров, однако закрадывалось подозрение, что выбор времени, всего за час до доклада о "Дельте", был сделан, чтобы устроить нам обструкцию.
Наш доклад начался вовремя. Наш "торговый агент", подполковник, не способный отличить парашют от наволочки, был прекрасен. Он отметил, что ни в одном из родов войск Вооруженных сил США не имеется небольшой группы тщательно отобранных добровольцев, прошедших основательную подготовку к контртеррористической деятельности, которой они должны заниматься. Обычно в любом пехотном подразделении, будь это рейнджеры или десантники, низшим звеном, действующим как единое целое, является взвод из сорока человек, разбитый на отделения. "Дельта" должна была стать уникальной структурой, в которой за основу брались патрульные группы из четырех человек. Это был тезис, выдвинутый Дэвидом Стирлингом во время Второй мировой войны, когда он создавал британскую Специальную Авиадесантную Службу. Он утверждал, что отряд из 16 человек обладает достаточной гибкостью, что позволяет разбить его на два патруля по восемь человек, четыре патруля по четыре человека или восемь патрулей по два человека. Секретом, ключевой особенностью была модульность, позволяющая легко адаптироваться к любой ситуации. Джон Девенс ловко описал количество и разнообразие специальностей, необходимых "Дельте", особенно в сценариях, связанных с террористами. Людей, способных проникнуть в захваченные здания или самолеты, стрелков и снайперов, специалистов по минно-подрывному делу, вскрытию замков, медиков, электриков, водителей, способных без ключа завести все от Форда до Феррари, солдат с навыками скалолазания и промышленного альпинизма, людей, владеющих иностранными языками, решительных, готовых принимать решения и действовать в отсутствие приказов. Пробел в этой области был явственно продемонстрирован. В Вооруженных силах не было подразделения, способного, используя столь уникальные навыки и характеристики, действовать в случае ситуаций с заложниками или захватом самолетов.
Основным фактором, как никакой другой способным протолкнуть создание "Дельты", был терроризм. Подразделение предназначалось для борьбы с ним. Одно из слабых мест других организаций заключалось в том, что они занимались этим делом лишь частично. Полупрофессионалы или одаренные дилетанты, независимо от того, каковы их индивидуальные способности и потенциал, не могут соперничать с международными террористами. Необходимы профессионалы, занимающиеся только своим делом, и посвящающие этому все свое время, как и их противники. Справедливости ради (и в соответствии с указаниями генерала ДеПуи) наш докладчик признал, что рейнджеры в первую очередь были ориентированным на рейдовые действия спецподразделением, состоящим из молодых солдат. Нам же, по его словам, требовалась не молодежь, а зрелые профессионалы. Кроме того, для борьбы с террористическими инцидентами будут созданы штабная структура и механизм сбора разведывательной информации. Дэвенс разошелся не на шутку.
Неожиданно – доклад не был завершен и наполовину – генерал Крусен прервал его: "Я услышал достаточно". О боже, подумал я. Сидя рядом с Дж. Дж. Томасом, я видел, что каждая из сделанных им пометок была либо отрицательной, либо уничижительной. Все, приехали, мы были "мертвы на воде"*. Крусен повернулся к Кингстону: "Боб, тебе следовало заняться этим давным-давно". "Ох, ничего себе!" подумал я. Представитель генерала ДеПуи спросил: "Сэр, мне поручено спросить, поддержите ли вы это предложение, когда оно будет представлено начальнику штаба Армии?" Генерал Крусен поднялся. "Безусловно", ответил он, покидая совещание.
Второй раунд завершился. Еще один. Офицеры штаба Мелоя разорвали свои листки с замечаниями и вышли из комнаты.

* Изначально морское выражение. Понятие "мертв на воде" (dead in the water) означает, что у судна вышла из строя силовая установка и оно неспособно двигаться. Эта фраза, однако, используется сейчас также и в социально-политической сфере: политические предложения, программы, предвыборные планы "мертвы на воде", когда они перестают поддерживаться людьми или лишаются финансирования (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 30 авг 2018, 08:14, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 30 авг 2018, 04:05 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 31 авг 2018, 23:40 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 17

Для "Дельты" наступил критический период. Генералу ДеПуи пришлось записаться, чтобы попасть в официальный график Шефа. Это нельзя было просто взять и назначить на завтра.
Наконец, мы получили сообщение, что это совещание попало в план и состоится в Пентагоне 2 июня 1977 года.
Я не знал конкретно, какова будет моя роль в "Дельте". Как у единожды обойденного полковника, мои шансы занять командную должность варьировались между эфемерными и нулевыми. Но, черт возьми, я был бесконечно рад. Средние очки в бэттинге* для нашей команды составляли 1,000. Все были счастливы.
Чак Одорицци, майор Бакшот и я целыми ночами сидели за разработкой организационно-штатного расписания и табелей имущества (TO&E), а также того, какого рода специальности необходимы нам в "Дельте". Как-то вечером, необычно теплым для весны, где-то около девяти, мы сидели с открытыми окнами, и вновь принялись обсуждать подготовку специалистов. Чак, до этого проработавший почти пятнадцать часов кряду, предположил, что нам стоит посетить какое-нибудь крупное промышленное предприятие, чтобы посмотреть, какие способы обучения там используются. Он думал, что мы сможем приравнять некоторые из этих гражданских умений к тем, которые мы могли бы использовать.
Бакшот попросил его привести пример.
Чак выпалил первое пришедшее в голову: "Ну, почему бы нам не отправиться на "Дженерал Миллс"**, и не взглянуть, какого рода навыки они применяют при производстве сухих завтраков?"
"Чак", вмешался я, "мы ведь не собираемся производить тут эти проклятые кукурузные хлопья".
Бакшот едва не надорвался со смеху.
После этого, когда кто-нибудь жаловался на то, что курс очень жесткий или какое-нибудь упражнение слишком трудное, кто-нибудь непременно замечал: "Ну, знаешь, мы здесь не кукурузные хлопья делаем!"
Приближался конец мая. Считанные дни отделяли нас от того, что, как мы все горячо надеялись, будет нашим последним успешным докладом, когда мир встал с ног на голову. Неожиданно всплыло, что военному контингенту США в Корее требуется начальник оперативного отдела (G-3). Должность была предложена двум генералам, но, поскольку они отказались везти с собой семьи, их назначение было отменено. В первый день июня в Брэгг пришло известие. Генерал-майору Кингстону приказано прибыть в Сеул (Южная Корея) не позднее 7-го июня. Кингстон был крайне раздосадован, поскольку был убежден, что формирование "Дельты" было жизненно необходимо для нашей страны, и хотел участвовать в этом. Он обсудил этот вопрос с генералом Мейером, но в конце концов, будучи хорошим солдатом, он принял это назначение.
Как и он, я тоже был опечален этими переменами. Почему сейчас, когда мы так близко от цели? Никто не мог предсказать, что может случиться с "Дельтой" в сложившихся обстоятельствах. В качестве замены Кингстона на должность начальника Центра имени Кеннеди был выдвинут ранее незнакомый мне генерал-майор Джек Макмулл, бывший заместителем командира 101-й аэромобильной дивизии. Генералу Макмуллу имело смысл присутствовать в Пентагоне на совещании по "Дельте", так что его пригласили.
Следующие несколько дней я провел с генералом Бобом – он жил напротив нашего дома через дорогу – помогая ему собирать вещи. После того, как мы отправимся в Вашингтон, он не будет возвращаться в Брэгг, а вылетит прямиком в Корею. Мы с Катариной пообещали жене Боба, Джоан, что поможем ей с отъездом.
Где-то месяц назад я заглядывал в конференц-зал Шефа в Пентагоне. Наряду с уже знакомыми батальными полотнами там были портреты людей, составлявших военный пантеон Америки. Зал был самым большим из всех, какие я когда-либо видел. В тот момент помещение было пустым. Сегодня, 2 июня 1977 года, в нем было полно генералов. Там был генерал Мейер, а также генералы Крусен и Мелой из FORSCOM. Небольшая группа из TRADOC во главе с генералом ДеПуи уже заняла свои места вокруг большого прямоугольного стола. Мы с Томом Генри уселись в сторонке, у стены возле двери. На противоположной стороне рядом друг с другом висели портреты Першинга и Паттона.
Это совещание проводилось для начальника штаба Армии. Я знал его по фотографиям, но лично увидел только сейчас. Стипендиат Родса***, генерал Бернард У. Роджерс был абсолютно седым и выглядел как актер, подобранный "Централ Кастинг"**** на роль офицера армии Конфедерации.
Генерал ДеПуи встал. В зале стало очень тихо. "Что мне хотелось бы, так это описать и предложить задуматься над имеющимся, по моему мнению, пробелом в структуре Армии. Он кивнул Джону Дэвенсу, который подошел к трибуне. Я прошептал краткую молитву. Ту, что множество раз произносил ранее, оказываясь в разных трудных ситуациях: "О, Господь, мы трудились столь усердно, и зашли столь далеко. Мы верим, что предложение наше верно, и если Ты сам ясно видишь это, помоги нам получить одобрение. Помоги мне сегодня, а завтра я управлюсь сам".
Когда Дэвенс закончил, генерал Роджерс сказал: "Все это очень хорошо проливает свет. Я понятия не имел, что у нас существует такой недостаток…" Он продолжал еще некоторое время в том же духе, поблагодарил генерала ДеПуи за привлечение внимания к данному вопросу, а затем настал момент истины. "Здесь у нас, как могу видеть, существует реальная проблема. У нас есть рейнджеры, у нас есть Силы спецназначения, а теперь у нас возникла потребность в таких возможностях. Рейнджеры, вы знаете, чертовски славные ребята. Я бывал у них и видел это. Но, с другой стороны, они дорого обходятся".
Генерал ДеПуи почувствовал, что они отклоняются от темы. "Генерал Роджерс, в течение последних сорока пяти минут мы описывали существование проблемы, не имеющей никакого отношения к рейнджерам или Силам спецназначения. Я согласен, что поднимаемые вами проблемы реальны, но их следовало бы рассмотреть позднее. Что нам нужно сделать сегодня – это решить представленную вам проблему. Мы можем просидеть здесь весь остаток дня, обсуждая ее, но в этом зале присутствует один офицер, который знает об операциях подобных тем, о которых мы вам докладывали, больше любого другого, и он знает о британской Специальной Авиадесантной Службе больше, чем кто-либо еще в Армии".
Генерал Роджерс спросил: "Кто это?"
"Полковник Чарли Беквит".
Генерал Роджерс окинул взглядом помещение. "Полковник, встаньте, пожалуйста". Я встал. Он внимательно оглядел меня, и я сел. Я словно бы оказался в другом мире. Это было как во сне. Затем я вспомнил, сколько лет прошло, чтобы достичь этого момента. Я быстро прикинул, что целых четырнадцать лет бился, пытаясь заставить Армию признать существование этого недостатка.
Позже я узнал, почему всплыла моя фамилия. Когда генерал ДеПуи сказали о назначении Кингстона в Корею, он и Боб обсудили, кому теперь бежать с мячом дальше. Они пришли к выводу, что логично будет выбрать меня, и чтобы придать сил и ответственности двигаться дальше генерал ДеПуи представил меня начальнику штаба Армии.
Генерал Роджерс обратился к генералу Мейеру: "Окей, Шай, а теперь я хотел бы, чтобы вы рассказали, как мы собираемся привести все это порядок, и сколько это будет стоить".
Тогда я этого еще не знал, но именно генерал Мейер все это время дирижировал планированием. Мейер с самого начала видел необходимость в контртеррористическом подразделении, Мейер был тем, кому Кингстон передал все мои бумаги, именно он выбрал ДеПуи для руководства процессом и выработки предложения, именно Мейер решил, что им нужен Фриц Крусен, Мейер вникал в политику и осуществлял общее руководство. ДеПуи и Кингстон, конечно, сыграли важнейшую роль, но именно генерал Мейер осуществил все это.
После совещания генерал Мейер пригласил нас с Кингстоном в свой кабинет. Генерал Боб тут же попросил генерала Мейера заставить начальника штаба отменить свой приказ. "Позвольте мне остаться здесь и помочь в формировании подразделения. Это так важно". Мейер ничего не мог с этим поделать. Он мог посочувствовать, но это было не его решение. Кости были брошены. Кингстон отправлялся в Корею. Перед уходом генерал Мейер попросил меня закончить предварительный расчет затрат и предполагаемое организационно-штатное расписание, и представить их в течение десяти дней. Все это было уже готово. Оставалось лишь перепроверить наши выкладки.
Мы с Кингстоном отправились на квартиру к приятелю. Залив в себя некоторое количество Джек Дэниэлса, мы радостно рассмеялись. А потом слегка прослезились. Это было расставание. Кингстон был уверен, что дружба – это нечто большее, чем неискренние уверения в преданности. Он считал, что она подразумевает ответственность, и я был с ним согласен. У меня было много знакомых, но мало настоящих друзей. Теперь один из них уезжал. Если бы он остался, если бы мог нянчиться с нами, наше новорожденное подразделение встало бы на ноги гораздо быстрее. Если бы Боб Кингстон остался в Центре имени Кеннеди, у "Дельты" не было бы и половины проблем, с которым мне вскоре пришлось столкнуться.
"Теперь на тебе, Чарли, лежит ответственность за выполнение этой задачи. Если у тебя возникнут какие-либо проблемы, обращайся к Шаю. Да благословит тебя бог! Хотел бы я остаться здесь, чтобы помочь тебе, но я не могу. Тебе придется выдержать изрядное количество тяжелых схваток, и ты должен будешь как следует работать головой".
Тогда я еще даже не подозревал, сколько еще предстоит сделать. Пока что "Дельта" не то что не участвовала в игре – она еще даже не добралась до площадки.

* В бейсболе число, выражающее достижения игрока в бэттинге. Его можно получить, разделив число отбитых игроком подач на то, сколько раз он выступал как бэттер (отбивающий). Выражается в виде десятичной дроби. В переносном смысле употребляется как мера спортивных и иных достижений (прим. перев.)
** Американская корпорация, производящая пищевые продукты (в т.ч. сухие смеси для завтраков, йогурты, консервы и т.п.), а также товары народного потребления и даже военную продукцию (вплоть до авиабомб и ядерных боеголовок) (прим. перев.)
*** Международная стипендия для постдипломного обучения в Оксфордском университете. Учреждена в 1902 году британским магнатом Джоном Сесилом Родсом для студентов из Британской империи, США и Германии. присуждается за высокие академические способности, спортивные достижения, наличие лидерских качеств; независимо от расы, этнического происхождения, цвета кожи, религии, сексуальной ориентации, семейного статуса и социального происхождения. (прим. перев.)
**** Крупнейшая кастинговая компания Соединенных Штатов, специализирующаяся на подборе актеров второго плана (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 02 сен 2018, 19:32 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 18

Самое опасное в данной ситуации – оказаться во враждебном или безразличном окружении. Я задал вопрос: "К чему будет относиться это подразделение?" Это было на втором совещании в TRADOC, в Форт Монро. Генерал ДеПуи ответил, что, по его мнению, оно должно входить в Силы спецназначения. Я не был уверен, что это будет уместно. Тогда он сказал: "Хорошо, давай сделаем это, а, возможно, потом, по ходу дела переместим его". Это означало, что возникнут проблемы, вызванные завистью. Если бы Кингстон остался, то, возможно… но с Джеком Макмуллом было неизвестно, чего ждать. Во время совещания в Пентагоне я внимательно наблюдал за ним. У меня ни разу не создалось впечатления, что он сосредотачивается на слайдах на время, достаточное для понимания их смысла. Я понял: "Этот парень может не понимать, что он слышит, и он может не задумываться о том, что это когда-нибудь случится".
В Вест-Пойнте Макмулл играл в футбол. Несмотря на это, если надеть на него белую бороду, он стал бы похож на Санта Клауса. Он был осмотрительным и деловым человеком, и страстно желал всем нравиться. Он потерял себя, чтобы быть приятным в глазах других. В Академии у него было прозвище "Бобо".
Когда он прибыл и принял командование в Центре имени Кеннеди, я отправился к нему и доложил о деятельности Школы. Мне пришлось разжевывать и класть ему в рот буквально все. Он ничего не знал о Силах спецназначения. В Наме он командовал вертолетными подразделениями. "Знаешь, Чарли, когда я был в Канто, мне часто приходилось работать с Силами спецназначения, так что я испытываю к ним весьма добрые чувства". Он летал в Канто и был в штабе Сил спецназначения, где, по-видимому, пил пиво с парнями. Поэтому он знал, как они выглядят и какое у них оружие, но этого было недостаточно, чтобы понять, на что они способны, а на что нет. "О, боже мой!" подумал я про себя.
Завершая доклад о Школе, я довел до него последние сведения о своей деятельности. Я показал ему предлагаемую организационно-штатную структуру (ОШС), табели имущества и бюджет, составленный совместно с ребятами из бухгалтерии Форт Брэгга. Мы сильно занизили бюджет, ибо в то время я боялся, что если ценник "Дельты" окажется слишком велик, это отпугнет Армию – однако это было лучше, чем ничего. Я сказал генералу Макмуллу, что планирую взять все это в Пентагон. Он даже не стал заглядывать в мои выкладки и расчеты. Это было ему не интересно. "Ну хорошо", сказал он, "возьмите". Однако он разрешил мне использовать деньги Школы для покрытия своих расходов. Следовало понимать, что у нашего нового подразделение не было ни денег, ни полномочий, вообще ничего. Оно еще даже не появилось на бумаге. Все, что у нас было, это результат принятого на совещании решения и имя: "Дельта".
После того, как генерал Мейер рассмотрел представленные документы, заметил, что мы на правильном пути, и сказал, что передаст их на утверждение генералу Роджерсу, я начал подыскивать еще нескольких человек, которые могли бы присоединиться ко мне, Чаку Одорицци и Бакшоту. Я получил разрешение взять в штат майора Курта Херста, который впоследствии стал первым начальником оперативного отдела "Дельты". Однако больше всех мне был нужен сержант-майор. По факту я уже нашел его, его прозвище было "Кантри", и все, что нам нужно было сделать – вытащить его из Школы Сил спецназначения, где он служил.
Кантри был высоким, костлявым и очень сильным человеком, выходцем с угольных шахт западной Пенсильвании. Он был крутым парнем, способным ясно выражаться и, в противоположность Бакшоту, сдержанным и невозмутимым. Ко всем проблемам он подходил объективно и беспристрастно.
Генерал Макмулл, на какое-то время захваченный нашим энтузиазмом, позволил мне взять его на временную должность. Он также отдал мне два небольших здания, которые не использовались Школой Сил спецназначения. Эти винтажные постройки помнили еще Вторую мировую войну, изрядно нуждались в покраске и, по правде сказать, были готовы отправиться под снос. У энтузиазма Макмулла были свои пределы.
Прошел июнь. От генерала Роджерса или генерала Майера ничего не было слышно. Прошел июль, и все еще никаких вестей из Пентагона. Я составлял планы, наработки на будущее и, честно признаться, тратил больше времени в интересах "Дельты", чем занимался делами Школы.
Некоторое время спустя от моего старого знакомого, подполковника, служившего в аппарате генерала Мейера, я узнал, что стало с моими ОШС и бюджетом. Он рассказал, что генерал Мейер передал их генералу Роджерсу, у которого они пролежали несколько дней. Затем Роджерс отправил их обратно Мейеру. Мой источник сообщил, что на столе у Мейера стояло три корзины. Корзина "входящее", корзина "исходящее" и корзина "слишком проблемное". Когда Роджерс вернул мои документы Мейеру, он прикрепил к ним записку: "Шай, пожалуйста, зайдите ко мне". Так что Мейер решил, что что-то не так, и положил бумагу в корзину "слишком проблемное" чтобы разобраться, как быть дальше. Между тем, у себя в Форт Брэгге, я волновался и нервничал. Не знаю, чувствовал бы я себя лучше или хуже, если бы знал, что бумаги осели в "слишком проблемной" корзине.
Шли дни, затем недели, потом месяцы. В конце концов, я должен был что-то предпринять. Хоть что-нибудь. Я отправился к генералу Макмуллу. Это было в августе.
"Знаете, мне очень сложно делать два дела, и делать их как следует. Это нечестно в отношении Школы. Я хотел бы, чтобы вы подумали о том, чтобы найти кого-нибудь другого для руководства Школой и позволили мне полностью сосредоточиться на делах "Дельты"
"Чарли, поразмыслив, я вовсе не уверен, что вся эта затея с "Дельтой" окажется успешной. В противном случае, к нынешнему времени мы бы уже что-то услышали. Я приму твою просьбу о снятии с должности, раз ты так хочешь, но не могу обещать, что найду для тебя должность, если "Дельта" развалится".
"Я рискну, сэр".
Я представил ему несколько рекомендаций относительно моей замены и начал заниматься "Дельтой" на постоянной основе. Это также означало, что и волноваться приходилось постоянно. Мой уровень разочарования достиг ушей. Я не мог сдвинуть дело с мертвой точки. Генерал Макмулл зашел настолько далеко, насколько мог, отдав мне Бакшота, Одорицци, Херста и Кантри. Но у него не было полномочий выделять мне какие-либо средства. Без письменного указания Департамента Армии "Дельта" не могла двигаться дальше.
Я помнил сказанное Бобом Кингстоном относительно того, чтобы быть умным. И я сделал еще один "забег по флангу". Вместо того чтобы подать обычный рапорт, который должен будет сперва попасть к генералу Макмуллу в Центре имени Кеннеди, затем в XVIII воздушно-десантный корпус, в FORSCOM и уже затем в Пентагон, я написал непосредственно генералу Мейеру и передал письмо в надежные руки для доставки.
В пятницу вечером, в середине сентября у меня дома зазвонил телефон. На связи был один из административных сотрудников генерала Мейера. "Чарли, генерал просил передать, что ваши материалы одобрены, и вам лучше бы приехать сюда, чтобы дать делу ход". Я был настолько взволнован, что ничего не смог ответить.
В понедельник утром генерал Мейер сказал мне: "Начинай оформлять необходимую документацию для моего заместителя, генерала Сниппенса и его сотрудников. Нам необходимо определить общее потребное количество личного состава и откуда его взять. Кроме того, нам необходимо определиться с вашим финансированием. Возьми оргштатное расписание и утверди его в TRADOC". Я принялся усваивать. "В этом здании есть люди, Чарли, с которыми тебе следует поговорить. Разузнай, как были сформированы батальоны рейнджеров, выясни механизм формирования нового подразделения в структуре Армии. Иди вниз и приступай к работе".
В Армии все решает наличие должностей, а не людей. Поскольку потолочную численность Вооруженных сил устанавливает Конгресс, у Департамента Армии нет волшебного сундучка, в котором можно порыться и вытащить еще некоторое количество штатных должностей. Они могут появиться в результате компромисса. Армия может создавать еще одно новое подразделение и слегка подрезать его штатную численность. Или это может быть существующее на бумаге подразделение, количества личного состава в котором недостаточно для заполнения всех штатных должностей. Также это может быть подразделение, недавно претерпевшее реорганизацию, и в котором всплывает некоторое количество лишних штатных единиц, которые можно передать кому-нибудь другому. Для нового подразделения вопрос штата почти столь же важен, как финансирование. Отряд "Дельта" был укомплектован за счет нескольких недавно реорганизованных подразделений, а также еще одного, неспособного набрать потребное количество личного состава.
Планирование и организация формирования нового подразделения в Армии всегда представляет собой сложную задачу. Это сложный бизнес с целой системой сдержек и противовесов, и он требует соответствующего мастерства. А для меня Пентагон был почти Терра инкогнито. Мне не хватало схемы, указывающей распределение сил и влияния. Мне предстояло определить это самому. Одобрение концепции "Дельты" начальником штаба было не более чем ключом, открывающим дверь в бюрократическую структуру Армии. Без должного набора карт, чертежей, диаграмм, словарей и схем ключ ничего не значил. В открывшемся перед "Дельтой" лабиринте было легко заблудиться. Я находил офицеров, которые могли мне помочь, и они направляли меня к другим, сидящим в других кабинетах. Я прошел по всем коридорам всех колец*, задавая вопросы всем, кто мог хоть чем-то помочь. К делу подключились генерал Сниппенс и его сотрудники, предложив свою помощь и поддержку. Прошел месяц, в течение которого я ходил, терялся, возвращался на верный путь, оступался вновь, и опять возвращался, говорил, спорил, упрашивал, ругался. Штатные должности и вопросы финансирования. Финансирование и штат.
Постепенно схема начала заполняться. На ней были отмечены омуты и рифы, а также лагуны и безопасные стоянки. Я понял, что генерал Мейер не просто позвонил мне. По факту, он дал мне золотое кольцо. В мудрости своей он дал "Дельте" статус высокоприоритетного подразделения. Чтобы получить его ему пришлось обосновать это и получить одобрение в специальном отделе Департамента Армии. Без этого все тянулось бы бесконечно долго.
Примером того, как работает статус приоритетного подразделения, был вопрос с материально-техническим оснащением. Был составлен список того, в чем, по нашему мнению, нуждается "Дельта": транспорт, оружие и боеприпасы, средства связи, всевозможное офисное оборудование, обмундирование. Посыпались вопросы. Как много вам надо? Каких? Какой модели? У кого они есть? Могут ли они быть позаимствованы, закуплены, арендованы или переданы? Когда вы получите все необходимое, кто будет это обслуживать? Как вы будете за это отчитываться? Когда оно потребует замены или модернизации?
Боеприпасы. "Сколько они будут стоить?" "Можно это удешевить?" "Можете обойтись меньшим количеством?" "Где они будут находиться?" "Как вы будете дозаказывать их?" "Как вы будете оплачивать?" "Вы можете использовать эти вместо тех?" Без приоритетного статуса "Дельты" мы бы все еще стояли в очереди под дверями складского управления.
Деньги. Подразделение финансировалось особым порядком. Деньги в "Дельту" шли напрямую из оперативного ведомства Департамента Армии. Еще во Вьетнаме я понял, что самые лучшие линии – прямые. Там я видел, как Флот финансировал программы напрямую, получая средства непосредственно от CINCPAC, и как другие военизированные формирования финансировались прямо из ЦРУ. В вопросах финансирования важно было не полагаться на деньги, добирающиеся до вас сквозь сито бюрократии. При таком раскладе существует немалая вероятность, что на каждом вышестоящем уровне, через который будут проходить ваши деньги, от них будет удержан определенный процент на непредвиденные обстоятельства. То, что вы в результате получите, не будет соответствовать тому, что выделено, а разница осядет на бюджетных счетах других подразделений. Действуя очень осторожно, мы выстроили собственные каналы финансирования, идущие из Вашингтона непосредственно в "Дельту" – не в Форт Брэгг. Деньги обеспечили "Дельте" автономию, а автономия была тем, в чем нуждалась "Дельта".
У нас было множество дел, требующих повышенного внимания, и мы наделали множество ошибок. "Твое кусочничество просто гробит нас, Чарли!" говорил представитель контрольного управления Департамента Армии, прибывший в Брэгг, чтобы поправить некоторые из наших косяков. "Как насчет того, чтобы спокойно сесть, потратить немного времени, определиться с тем, что вам нужно, а потом приехать к нам. Один раз". Это выглядело разумно. "Сообщите нам требования "Дельты" по расквартированию, по номенклатуре снабжения, по логистике. Изложите цену всего этого в долларах. Но сделайте это один раз, а не раз в неделю. Нам все равно, что там будет. Просто постарайтесь сформулировать все это как можно лучше".
Исполнение бумажной работы, необходимой для запуска "Дельты", занимало часы, дни и недели. Без этого ничего не происходило. Иногда казалось, что чем больше, тем лучше: количество исписанной бумаги казалось более важным, чем качество составленного документа. Генералу Сниппенсу, например, прежде чем он что-то делал, необходимо было представить обоснование необходимости этого. Не он придумал эту систему, однако она существовала и к ней необходимо было подлаживаться. Вместе с майорами Одорицци и Херстом я написал сотни бумаг. Когда мы не писали, мы говорили. Всякий раз, когда кто-то принимал важное решение, когда компромисс был сложным или кому-нибудь не хотелось давать нам финансирование, приходилось назначать совещание у генерала Мейера. Готовился докладчик. Затем все идут к его "коноводу" (начальнику канцелярии). Выясняется, что Мейер занят. Назначается еще одна встреча. Ожидание. Совещание. Вновь ожидание. Затем, наконец, решение. Вот так там все забюрократизировано. Но это единственный способ работы системы.
"Дельту" начало распирать по швам. Внезапно оказалось, что в изначально выделенном ей расположении не хватает места для размещения всей матчасти, заказанной нами, теперь начавшей поступать. Генерал Макмулл переговорил с командующим Корпусом, генералом Уорнером, и "Дельте" поручили подыскать в пределах гарнизона три альтернативных варианта размещения.
Наш первый выбор был очевиден – военная тюрьма Форт Брэгга. Большая, изолированная от остального расположения двойным сетчатым забором с колючей проволокой по верху. Надежное место.
В случае неудачи с тюрьмой, нашим вторым выбором было какое-нибудь из зданий, используемых Корпусом подготовки офицеров запаса (ROTC).
Третьим вариантом, последним в списке, была группа строений времен Второй мировой войны, находящаяся в расположении 82-й воздушно-десантной дивизии, неподалеку от гарнизонной клиники реабилитации наркозависимых.
Генерал Макмулл не знал, получится ли у нас что-нибудь с тюрьмой, и решил проверить. Прошло несколько дней, затем неделя. Потом последовал ответ: "О тюрьме не может быть и речи!"
Мы принялись всерьез приглядываться к зданиям ROTC. Заседания по этому вопросу шли одно за другим. Наконец, Макмулл порекомендовал мне встретиться с бригадным генералом Джеймсом Дж. Линдси, начальником штаба XVIII воздушно-десантного корпуса. Линдси сказал: "Полковник Беквит, по мне в этом нет никакого смысла. У нас есть прекрасный тюремный комплекс, в котором мы держим одиннадцать засранцев. С другой стороны, вы хотите использовать его для размещения кучи хороших парней. Так почему бы нам не взять этих одиннадцать человек, и не переправить их в городскую тюрьму Фейетвилла? Применение, которое вы собираетесь найти для нашей тюрьмы, существенно лучше, чем то, для чего мы ее используем сейчас. Полковник, она ваша!" Я был впечатлен и сказал себе: этот генерал никогда не получит повышения. Уж слишком он практичен. Он решил мои проблемы с переездом менее чем за четыре минуты.
Будущая штаб-квартира "Дельты", гарнизонная тюрьма Форт Брэгга, занимала около девяти акров** огороженной территории. Само бетонное здание представляло собой длинный коридор, от которого в обе стороны крыльями отходили блоки – в общей сложности шесть штук. Большинство из этих длинных крыльев было занято железными кроватями, вмурованными в цементные полы. Нашей первой задачей было спилить все эти койки.
Крыло, в котором находились одиночные камеры, мы превратили в склад боеприпасов и взрывчатых веществ, а также хранилище для наиболее важных документов. Кроме того, по две камеры было выделено каждому взводу под оружейные комнаты. В другом крыле командирами эскадронов каждому взводу были назначены места, где они могли хранить остальное – все, что пожелают. Эти кубрики всегда поддерживались в порядке и обычно являлись отражением личностей членов использовавшей их группы. Там были шкафчики, а иногда и холодильник с нацарапанным от руки объявлением: "Варево, 250 штук. Пожалуйста, бросьте деньги в кружку". В кубриках взводов, насколько мне известно, никогда не висело изображений обнаженных девиц. Чаще всего там можно было увидеть вырезанные из газет или журналов фотографии, отображающие недавние террористические инциденты.
Помещение столовой было превосходным. По-видимому, заключенные в Форт Брэгге питались неплохо. Оперативный и разведывательный отделы находились в одном крыле, в котором им вскоре стало тесно. Отдел отбора и подготовки также получил собственное помещение. Тюремный театр и часовня после некоторой реконструкции превратились в конференц-зал и учебный класс. Бывшую административно-входную зону занял штаб, в том же месте находились наши с Кантри кабинеты.
Я хотел, чтобы снаружи наш "форт" выглядел аккуратно и даже несколько щегольски, подобно виденному мной годы назад лагерю SAS в Брэдбери Лэйнс. Над главным входом натянули темно-синий брезентовый навес. Поскольку я неравнодушен к розам, то проследил, чтобы по обе стороны дорожки, ведущей от ворот в заборе ко входу разбили большой розарий. Со временем там будут расти розы всевозможных сортов и цвета – "Французские кружева", "Американки", "Ракушки", "Дайнти Бесс", "Леди Икс" – и хотя это было предметом изрядного количества шуток, в конечном итоге сад принес подразделению неплохие "карманные деньги": срезанные ко Дню Матери***, цветы неплохо расходились.
Он также удивлял многих из посещавших нас впервые. Они говорили: "Приехав из Вашингтона в Брэгг, мы ожидали увидеть раскачивающихся на деревьях пожирателей змей, а тут такой сад…" Генерал Мейер сказал в свой первый визит: "Вы начинаете обживаться. Местечко выглядит приятно".
Хотя у "Дельты" теперь было расположение, которое она могла считать своим домом, я продолжал проводить большую часть времени в Пентагоне. Именно там происходила большая часть дел, которыми мне приходилось заниматься, и находились люди, с которыми было необходимо видеться.
В один из таких дней, совершенно обычный во всех отношениях – это была середина октября 1977 года – работа была внезапно прервана. Все принялись говорить о месте под названием Могадишо. Мы посмотрели, где это. Оказалось, что в Сомали. Совершавший коммерческий рейс немецкий авиалайнер был захвачен и угнан туда. Подробности этой истории постепенно появлялись в новостях на протяжении всего дня. В конце концов западногерманское контртеррористическое подразделение называющееся GSG-9 (Grenzschutzgruppe-9) штурмовала самолет, сокрушила террористов и освободила пассажиров. В тот день в Пентагоне дерьмо попало на вентилятор. Я знал, что в "танке" ОКНШ идет совещание, и множество народу носится взад и вперед. Я сидел в своем кабинете. Внезапно ко мне ворвался Том Оуэн, работавший в аппарате Сниппенса: "Что вам известно про GSG-9? Множество людей спрашивает об этом". Я знал не так уж много. Про SAS – да, но о немцах я знал не так уж много. Я полагал, что это было полицейское подразделение, а не военное. Оуэн спросил: "Вы знаете, что такое флешбенг****?"
"Конечно".
"Фух! Я рад, потому что меня спросили, и я ответил, что если кто в этом здании и знает, что это, то только Чарли Беквит. Он хочет тебя видеть".
"Кто?"
"Генерал Роджерс".
До этого я ни разу не был в его кабинете. Оказавшись там, я нашел его примерно таки, каким представлял обиталище начальника штаба Армии. Оно было настолько опрятным и чистым, что если бы у какой-нибудь мухи хватило наглости влететь и устроиться на стене, она наверняка соскользнула бы и ободрала себе зад.
Флешбенг является нелетальным средством ошеломляющего действия, что я и объяснил генералу Роджерсу. Впервые я познакомился с этими штуками в Англии. По факту немецкой штурмовой группе их передал для использования 22 полк SAS. Когда я закончил, генерал Роджерс рассказал мне о записке Президента. Она появилась в "танке" в начале дня, и содержала вопрос: "Обладаем ли мы такими же возможностями, как западные немцы?" Разгорелась острая дискуссия, по результатам которой было принято решение, что нет. Один из присутствующих генералов сказал: "Знаете, мне не хотелось бы идти в Белый дом с отрицательным ответом". Затем Роджерс доложил председателю Объединенного комитета начальников штабов о принятом им ранее решении создать элитное подразделение, задачей которого будет борьба с терроризмом. Генерал Роджерс, казалось, был счастливо поведать мне эту историю и далее сообщил, что было принято решение о том, что основной движущей силой в этом вопросе будет Армия. ОКНШ решил, что, поскольку Армия делает в этой области больше остальных, ей и следует этим заниматься.
"Теперь мяч на моей стороне", сказал генерал Роджерс. "В каком положении мы находимся?"
Я довел до него положение дел в "Дельте". Он повернулся к вошедшему в этот момент генералу Мейеру: "Почему мы так отстаем в этом вопросе? Я утвердил все бумаги несколько месяцев назад". Он ничего не знал о "слишком проблемном" ящике. Генерал Мейер ответил: "На самом деле мы не теряли времени. Ну да, бумаги несколько подзадержались. Но, Чарли, вы ведь не теряли времени даром, не так ли?"
"Мы справимся с этим", ответил я. "Нет проблем".
Затем генерал Роджерс спросил: "Вы действительно полагаете, что мы сможем сделать это?"
"Мы можем", ответил я, "однако мне понадобится некоторая помощь". Что нам на самом деле надо, это найти подходящих людей, пояснил я генералу, и если бы он мог время от времени проверять состояние дел в этой жизненно важной области, у нас все будет в порядке. Он охотно согласился помочь нам в этом.
Генерала Мейера охватила эйфория. Мы не просто заручились благословением начальника штаба Армии, но и его активным участием.
Когда в декабре я вернулся из поездки по Европе, которая позволила мне познакомиться с GSG-9 и вновь прикоснуться к истокам в SAS, и в которой меня сопровождал генерал Маккулл, я узнал, что в Центре имени Кеннеди меня ожидают несколько секретных сообщений. Одно из них датировалось 19 ноября 1977 года, и было указанием о придании "Дельте" статуса действующего подразделения. В нем были изложены задачи подразделения, его структура и подтверждался его приоритетный статус. Значительная часть документа была мне знакома, поскольку перефразировала более ранний приказ о формировании, который я сам же и составлял.
Увы, некоторая часть документа была совершенно незнакома: к моему огромному сожалению, я узнал, что командование и контроль "Дельты" возложены на FORSCOM. Разумеется, это был очень плохой порядок подчиненности, и если позволить ему утвердиться, это может убить всю концепцию, за которую мы так упорно боролись. Иными словами, у нас была "Дельта", организационно над ней стоял Центр имени Кеннеди и генерал Макмулл, над ними XVIII воздушно-десантный корпус с генералом Уорнером, затем FORSCOM с генералом Крусеном, и наконец, Департамент Армии и генерал Роджерс. Вычерченная на доске, эта схема походила на китайское стрелковое упражнение.
Если я что и уяснил за год пребывания в 22 полку SAS, так это то, что цепочка подчинения подразделения такого рода должна быть прямой и ясной. Я очень переживал по этому поводу. Террористические ситуации развиваются жестко и происходят внезапно. И при этом не остается времени на то, чтобы писать бумаги и карабкаться по ступеням бюрократической лестницы.
Я рассчитывал, что после формирования "Дельта" окажется в непосредственном подчинении Департамента Армии. Теперь же я прочитал, что за нас отвечает генерал Крусен, а я знал, что он отдаст распоряжение командующему XVIII воздушно-десантного корпуса генералу Уорнеру надзирать за мной и Макмуллом. Способнейший генерал, выпускник Вест-Пойнта, Волни Уорнер, как и генерал Мелой, был рейнджером до мозга костей. А это означало лишь неприятности. Я подозревал, что он не был уверен в необходимости "Дельты", и я знал, что он не входит в число наших сторонников. По моему мнению, Уорнер был самовлюбленным и эгоистичным. И этот человек будет стоять над душой у новорожденной "Дельты".
Я был крайне подавлен и никак не мог найти выход из угла, в который загнали "Дельту". Вряд ли мне стоило так уж беспокоиться по этому поводу – нас ждали еще большие неприятности.
Генерал Джек Хеннесси был определенно выведен из себя. У нас не должно было быть с ним никаких проблем, но мы их получили. И весьма серьезные. Приказ о формировании 1-го Оперативного отряда Сил спецназначения "Дельта" был доведен до всех основных командований, которым это было необходимо, включая REDCOM (Командование материально-технического оснащения), штаб-квартира которого располагалась в Тампе, Флорида. В рамках контртеррористического плана действий в чрезвычайных ситуациях, разработанного в 1976 году, REDCOM и его начальник генерал Хеннесси были ответственными за проработку возможностей и в дальнейшем за переброску контртеррористических подразделений с территории Соединенных Штатов в зоны ответственности других командований, расположенные по всему миру. Генерал Хеннесси был раздосадован, из-за того, что его не проинформировали о планах Армии по формированию "Дельты" и о совещании ОКНШ, давшем благословение ей и генералу Роджерсу. Получив приказ о формировании "Дельты", генерал Хеннесси недолго думая позвонил генералу Макмуллу и пригласил его приехать в Тампу с докладом.
Макмулл прихватил меня, и мы вылетели, чтобы представить ему тот доклад, что мы делали для генерала Роджерса. После того как мы закончили генерал Хеннесси внимательно посмотрел на меня: "Полковник, хочу четко и ясно сообщить вам, что если что-то связанное с терроризмом произойдет в зоне моей ответственности, и мне будет предписано отреагировать, я обязательно позвоню вам".
"Что ж", ответил я, "это не принесет вам пользы, поскольку в данный момент у меня никого нет. Мы только начинаем, сэр. И подготовка подразделения займет два года".
Он даже не обратил внимания. "Вы меня не поняли, полковник. Если у меня будут проблемы, я собираюсь звонить вам. Лично!" Он был абсолютно серьезен.
В самолете, летящем обратно в Брэгг, генерал Макмулл выглядел мучительно. "Чарли, мне нужно что-то делать. В случае, если что-то произойдет и мне позвонят, я должен иметь ответ". Спустя несколько дней он все еще был обеспокоен. "Послушай, Чарли, мне все еще не дает покоя это требование генерала Хеннесси. Это может стать реальным. Зайди в 5-ю и 7-ю Группы Сил спецназначения и посмотри, можно ли что-то придумать, какое-то подразделение, которым можно будет заткнуть брешь пока "Дельта" не будет готова. Если ты не захочешь или не сможешь заняться этим, я найду кого-нибудь другого. Я также переговорю с Бобом Монтелом". Полковник Монтел был командиром 5-й Группы Сил спецназначения.
Я обсудил план Макмулла с моими тремя майорами: Одорицци, Бакшотом и Херстом, и мы пришли к выводу, что у меня нет разумной возможности участвовать в нем. Мне просто не хватило бы времени на руководство двумя подразделениями.
Увидевшись в следующий раз с генералом Макмуллом, я сказал, что мы не можем делать два дела одновременно и одинаково хорошо. Этим я чрезвычайно обрадовал Боба Монтела. Он никогда не расставался с трубкой, от которой его зубы стерлись и пожелтели. Также он имел обыкновение носить перчатки, за что получил прозвище "Черные перчатки".
Генерал Маккулл поставил полковнику Монтелу задачу создать подразделение, способное на время заполнить существующий пробел. Однако Боб Монтел смотрел на это по-другому. Он хотел доказать, что Силы спецназначения смогут создать контртеррористическое подразделение быстрее, лучше и с меньшими затратами, чем Департамент Армии. Боб Монтел понимал, что ему придется очень и очень серьезно потрудиться – и он должен будет вывести из дела Чарли Беквита.

* Имеется в виду концентрическая структура Пентагона, состоящая из пяти пятиугольников, называемых также кольцами (прим. перев.)
** Чуть более трех с половиной гектаров (прим. перев.)
*** Международный праздник в честь матерей. В этот день принято поздравлять матерей и беременных, в отличие от 8 марта, когда поздравления принимают все представители женского пола. В США отмечается во второе воскресенье мая (прим. перев.)
**** Светозвуковая граната (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 28 сен 2018, 11:17, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 03 сен 2018, 04:36 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо большое!
Интересно, в СССР части СПн ГРУ создавались с такими же муками и проблемами?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 03 сен 2018, 12:43 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 06 дек 2012, 19:38
Сообщений: 282
Команда: молодости нашей
manuelle писал(а):
Спасибо большое!
Интересно, в СССР части СПн ГРУ создавались с такими же муками и проблемами?

Сравнение не очень корректное, но да создавались (возрождались) они ой как непросто.

_________________
pour le Roi de Prusse


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 06 сен 2018, 21:05 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 19

Найти подходящих людей, затем отобрать и подготовить их, в этом был ключ к успеху "Дельты". Если в деле решены вопросы финансов и кадров, все остальное обычно тоже налаживается.
Поскольку Армия состоит из столь огромного количества людей, процесс управления кадрами в ней очень сложен. Нам хотелось бы, чтобы в "Дельте" Армия делала это несколько иначе, чем в обычных подразделениях. Нормальной практикой является поместить личные дела в компьютер: кто ты, откуда, где был, чем занимался – практически все, вплоть до размера обуви. Для "Дельты" это не подходило. Из соображений безопасности, которую нам было необходимо обеспечить, было не слишком хорошей идеей делать личные дела "Дельты" столь легкодоступными.
Я обратился к генерал-майору Чарльзу К. Хайдену из Управления кадров (MILPERCEN) в Арлингтоне, Вирджиния. Мы хотели узнать у него, как ограничить доступ к личному составу "Дельты", оставив его только тем, кому это положено. Он уже имел опыт работы с личным составом разведки в рамках другой системы, и не видел в этом никакой проблемы. Нам следовало больше беспокоиться не о компьютерах, а об обычных людях с карандашами и бумагой. "Мы найдем способ скрыть вас от посторонних глаз. Я понимаю, насколько это важно. Я только что закончил читать "Человек по имени "Отважный"*, и он понимающе покивал головой.
Одним из моих основных опасений, которое я обсудил с генералом Хайденом, заключалось в том, что данные окажутся вне поля зрения, особенно при принятии решения о продвижении в звании. Я считал, что если людей из "Дельты" не будет в компьютере, их не смогут вычислить! Однако меня заверили: то, что данные окажутся вне поля зрения, вовсе не означает, что они будут утеряны или с ними будут обращаться небрежно. Люди генерала Хайдена поучаствуют и окажут помощь в этом. Одним из важных моментов был поиск для "Дельты" кодового наименования, которое можно будет использовать, когда мы захотим исчезнуть. Например, когда люди из "Дельты" будут выписывать чеки, нет никакой причины указывать в них их настоящее место службы. Или если кто-нибудь из бойцов соберется строить дом и ему потребуется кредит, и банк будет проверять его платежеспособность, там не должны ничего пронюхать про "Дельту".
Генерал Хайден помог нам еще в одном, он вынюхивал хороших парней, на которых стоило обратить внимание. Каждый в Армии знает, что командиры, у которых есть хорошие солдаты, стараются придержать их. Любой хороший офицер делает это, я поступал так же, и проделывал это много раз. Охота в чужих угодьях никогда не приветствовалась. Генерал Хайден и его компьютеры помогли нам найти эти утаенные людские ресурсы.
Уверен, что генерал Роджерс, выполняя свое обещание взять на контроль поиск личного состава для нас, во многом помог нам. Однако я убежден, что генерал Хайден и его люди оказывали нам всю возможную помощь без какого-либо принуждения сверху.
Именно в это время в "Дельту" пришел подполковник Дик Поттер, ставший моим заместителем. Как и Кингстон, Дик в рамках обмена стажировался у британских парашютистов. Как человек, любящий хорошую еду, он временами испытывал проблемы с лишним весом. Из-за серьезного ранения в ногу, полученного в Наме, в сырые холодные дни Дик ходил слегка прихрамывая. Однако если рядом оказывалась какая-нибудь важная шишка, он мог забить на боль и двигаться нормально. Наряду с хорошим послужным списком он был человеком, способным все как следует растолковать, умеющим вникнуть в проблему и придумать работоспособное решение. Кроме того, он не был склонен поддакивать. Дика больше заботило дело, а не завоевание симпатий и игры в политику.
Первое, что он сделал – посетил совещание, на котором мы пытались определить принципы набора личного состава и выступил в качестве рефери. Сначала мы были готовы искать кадры по всей Армии. Затем кто-то сказал: "Почему бы нам не набирать только пехотинцев?" У нас уже так и вышло, что они являлись для нас почти единственной категорией, однако я помнил, что SAS искал себе людей в Гвардейских полках, Парашютном полку, Королевской Конной артиллерии, Королевском хайлендском стрелковом полку, Корпусе Королевских инженеров – короче говоря, повсюду, где имелись подходящие люди. Именно так следовало поступать "Дельте". Не имело значения, откуда прибыл доброволец, и чем он занимался, если он был готов, имел соответствующие физические данные и способность к обучению. Он должен был, иными словами, быть особенным.
Тем временем Боб Монтел отобрал примерно сорок человек из состава Сил спецназначения, назвал свое подразделение "Блю Лайт", и вступил в дело.
На "Дельту" начали давить по поводу полномасштабного запуска процедуры отбора. Брэгг облетел слух: "Беквит собирает что-то наподобие SAS". Прошло совсем немного времени и появилось множество добровольцев: "Чарли, как нам попасть сюда? Что мы должны сделать?"
Генералу Макмуллу направили рапорт с просьбой разрешить набор людей из 5-й и 7-й Групп Сил спецназначения, а также из 10-й, расквартированной в Форт Девенс, Массачусетс. "Если я позволю вам сделать это", ответил он, "вы опустошите эти группы".
Для начала я хотел подыскать тридцать или тридцать пять человек. Из пришедших к нам добровольцев мы составили список из ста пятидесяти или около того. Многих из них мы знали еще по Вьетнаму. Из этого списка, по нашему мнению, тридцать человек можно было выкинуть сразу. Нам были необходимы обучаемые люди, поскольку им предстояло стать теми, кто будет проводить отборочные курсы, а позже внести свой вклад в оценку кандидатов. Без первичных кадров для проведения курсов у "Дельты" ничего не выйдет.
Макмулл наконец-то смягчился и для начала, прежде чем осознал масштабы и объем планов вербовки, позволил нам пропустить через отборочный курс тридцать человек из состава Сил спецназначения.
Чак Одорицци и Бакшот помогли мне спланировать курс. Бакшот оказался особенно полезен в этом деле. Он только что вернулся с отборочного курса SAS, который прошел успешно. Да настолько, что командир SAS сказал мне: "Если этот парень вам не понадобится, отправьте его обратно ко мне".
От тридцати добровольцев сначала требовалось успешно пройти тест по физподготовке. Он состоял из шести этапов, каждый из которых необходимо было выполнить за определенное время. Для перехода к следующему тесту новобранцам необходимо было набрать минимум по шестьдесят баллов на каждом из этапов.
От новобранцев требовалось: проползти на спине сорок ярдов (36,5 м) за двадцать пять секунд; выполнить тридцать семь приседаний и тридцать три отжимания, на каждое упражнение отводилось по минуте; маневренный бег с прыжками за двадцать четыре секунды; кросс на две мили не более чем за шестнадцать минут тридцать секунд; и, наконец, проплыть 100 метров по открытой воде в полной форме одежды включая ботинки.
В ходе этого теста отсеялось несколько кандидатов. Последовавший затем восемнадцатимильный форсированный марш сократил группы до половины ее начального состава. Эти "выжившие" затем должны были пройти отборочный курс, прямиком взятый из наставлений SAS, который мы устроили в Национальном заповеднике Юхарри близ Трои, Северная Каролина. Маршрут курса, который каждый новобранец проходил в одиночку, с пятидесяти пяти фунтовым (25 кг) рюкзаком, пролегал по лесистым горам, пересеченным ручьями и реками. Доброволец получал приказ, пользуясь картой и компасом, двигаться от одной точки к другой настолько быстро, насколько он мог. Время, в которое следовало уложиться при совершении марша, никогда не раскрывалось. Местность, которую необходимо было преодолеть, была покрыта густым лесом и сильно пересеченная.
По прибытии на точку новобранцу приказывали выдвигаться к следующей, вновь как можно быстрее. Так продолжалось днем и ночью на протяжении длительного промежутка времени. Если новобранцу не удавалось добраться до точки за установленное время, его снимали с курса и в итоге отправляли обратно в часть, где он служил ранее.
Оставшиеся после отборочного курса Юхарри затем подвергались тщательной психологической проверке и оценке. Для этого была создана комиссия, состоявшая из майора Одорицци, майора Бакшота, Сержант-майора Кантри и меня. Собеседование длилось почти четыре часа. Я запросил у Армии психолога и они начали подыскивать подходящую для нас кандидатуру. Тем временем эту работу выполняли мы.
"В ходе выполнения задачи вы натыкаетесь на двух маленьких девочек…" На некоторые из задаваемых вопросов не было правильных ответов. От людей требовалось думать и рассуждать. Мы хотели понять их жизненные ценности, выяснить, что ими движет. Мы искали одиночек, парней, способных действовать самостоятельно в отсутствии приказов, людей с полуунцией здоровой паранойи.
Они читали Макиавелли, а потом выражали свое мнение о нем, Мы попросили их подробно разобрать историю трех человек, бежавших пешком из Сибири, и в итоге оказавшихся в Тибете**. "Прокомментируйте это приключение: что беглецы сделали правильно, где поступили не так, и что бы сделали вы?" Что они сделали правильно, что нет? Что еще можно было сделать?
Мы буквально сверлили дыры в этих парнях, и нередко они вырывались от нас покрытые потом. Нужен он нам, или нет? Как насчет этого парня?
Мы говорили ему: "Вы все сделали хорошо, очень хорошо. Вы почти прошли, большинству ваших сверстников это не удалось, а вам – да. А теперь скажите нам, что у вас не получается. Что заставляет вас беспокоиться?" Если человек отвечал: "У меня нет слабых мест", мы его не брали.
Мы спрашивали финалистов, что они думают по поводу увольнения президентом Трумэном генерала Макартура во время Корейской войны: "Было это правильно, или нет? Почему? Каково ваше мнение?" Некоторые из этих людей не понимали, о чем мы говорим. Я был потрясен, узнав, насколько мало читают наши солдаты.
В самом конце мы спрашивали, каким навыками они обладают. Могли ли они отремонтировать лифт, прочесть чертеж, переделать проводку в доме, дать описание городского квартала, запомнить экспонаты музея? Британцы знали, что множество людей умеют бегать вверх-вниз по горам и находить контрольные точки, но уникальными их делает отнюдь не это.
"Сержант Джонс, почему я должен взять тебя к себе? Ты отлично справился с отборочным курсом. Ты реально жег в этих горах. Ты отлично выглядел, и у тебя все получилось. Но теперь ты должен убедить меня, что мне следует выбрать именно тебя. Что ты можешь предложить?"
"Сэр, я хороший солдат".
"Херня, у меня их тут сколько угодно. Чем ты отличаешься? Умеешь водить фуру?"
"Нет, сэр".
"Знаешь что-нибудь о собаках? Приходилось работать с ними?"
"Сэр, когда-то у меня был ретривер".
"Да ну, я говорю о настоящих служебных собаках".
"Ох, нет, сэр, не больше, чем кто-либо иной".
"Смотри, сержант, ты так ничего мне не сказал. Подумай пару минут и назови мне какие-нибудь из своих уникальных умений".
Пауза…
"Сэр, я довольно неплохо управляюсь с замками".
"Вот как? И насколько неплохо?"
"Я умею вскрывать их. У меня довольно хорошо получается".
"Насколько хорошо?"
"Позвоните такому-то и спросите".
"Я так и сделаю. Ты свободен. Мы позвоним тебе позже".
Мы звонили тому, на кого он ссылался, и выясняли, было ли сказанное им правдой. Комиссия не заинтересовывалась, если он не был экспертом. Мы искали таланты. Если мы собирались потратить деньги налогоплательщиков, отправив кого-нибудь в школу, он должен иметь способности к обучению. По результатам первого отборочного курса "Дельта" получила в свое распоряжение семь человек.
Наряду с этим небольшим составом потенциальных инструкторов мы рассмотрели кандидатуры двух гражданских лиц, способных помочь нам. Первый из нанятых гражданских специалистов жил во Флориде. Дик Медоуз недавно вышел в отставку, имея прекрасный послужной список в Силах спецназначения. Он участвовал в рейде на Сонтай. Он также был участником программы обмена с британцами и был женат на дочери сержант-майора SAS. Когда он согласился придти к нам и помочь "Дельте", я почувствовал, что мы заделали большую брешь.
Все это время Дик Поттер продолжал работать над требованиями к новобранцам. Они были очень подробными и описывали желаемые поддающиеся оценке особенности каждого новичка. Поттер описал следующие предварительные требования к кандидату:
Помимо способности с максимальной эффективностью исполнять свои обязанности согласно ВУС (военно-учетной специальностью) для кандидата это должен быть, как минимум, второй контракт и категория не ниже Е-5 (сержант). Он не должен иметь никаких физических ограничений. Быть не моложе двадцати двух лет и иметь гражданство США. Иметь оценку по общим техническим знаниям (GT score) не менее 110 баллов. Быть в состоянии пройти проверку службой безопасности. Иметь возможность пройти тест по физподготовке для Сил спецназначения и медицинское обследование. Иметь воздушно-десантную подготовку или изъявить добровольное желание пройти таковую. Не иметь в личном деле повторяющихся дисциплинарных взысканий. Срок действительной службы после зачисления должен составлять минимум два года. Пройти предварительный отбор.
Наши рекрутеры побывали в Беннинге и Ноксе, Силле и Худе, Леонард-Вуде и Орде, Карсоне и Льюисе, Поупе, Джексоне, Белвуаре, Миде, Райли, Стюарте и Дэвенсе. Они мотались туда-сюда, врываясь едва ли не на каждую базу, лагерь или гарнизон в стране. В Европейское командование они ездили дважды. Это была трудная работа. Найти человека было лишь началом процесса. В конце концов, мы искали хороших людей, а таковые в Армии обычно имеют возможность занять лучшие должности. Мы же не могли предложить им ничего, кроме возможности сделать их жизнь намного сложнее.
Я отправился на переговоры в 10-ю Группу Сил спецназначения. Ее командир Отар Шаликашвили, ранее рекомендовавший меня генералу ДеПуи, вновь оказался как никогда полезен. В субботу утром он собрал своих офицеров и старших сержантов, встал перед ними и сказал: "Работа, которую должен делать полковник Беквит, гораздо важнее той, что выполняем мы. И я поддержу каждого, у кого возникнет желание попытать счастья в его подразделении". На основании этого выступления и того, что Кантри ранее служил в 10-й, у нас было почти шестьдесят человек, записавшихся на следующий отборочный курс, запланированный на январь 1978 года.
Поскольку местность там была сложнее и больше напоминала используемые SAS Брекон Биконс, "Дельта" наконец перенесла место проведения отборочных курсов в Кэмп Доусон, упрятанный в суровых горах Западной Вирджинии. Еще не имея разрешения на это, второй отборочный курс мы вновь провели в лесистых холмах и долинах Юхарри. Из без малого шестидесяти добровольцев, участвовавших в нем, "Дельта" отобрала пятерых новобранцев.
Все работали по восемнадцать часов, семь дней в неделю. Бумажная работа была бесконечной. В ней принимали участие все – Кантри, Бакшот, Чак Одорицци, Курт Херст и Дик Поттер. Каждый вечер перед сном я писал записки и напоминания. Требовалось приводить множество обоснований. Необходимо было писать бесчисленные письма генералу Макмуллу, а также в различные подразделения обеспечения, имеющие дела с нами. Мы хотели, чтобы во втором процессе отбора приняло участие сто восемьдесят человек из Сил спецназначения. Это были люди нашего сорта, с подходящей квалификацией, вызвавшиеся добровольцами – сто восемьдесят человек. Макмулл заморгал, закашлялся и заявил: "Ни за что!"
Я попытался привлечь рейнджеров. Я знал Джо Стрингема, он раньше вел занятия в Школе рейнджеров. Сначала я хотел, чтобы он пришел в "Дельту" моим заместителем. Когда я узнал, что его кандидатура рассматривается на должность командира 1-го батальона рейнджеров, то немедленно отбросил эту идею – никто не захочет быть чьим-нибудь заместителем, если у него будет возможность стать командиром. Мне сказали, что генералы в FORSCOM, в особенности Каплан, были признательны, что я отцепился от Джо, и это несколько ослабило напряжение, которое мы испытывали в отношениях с рейнджерами. Однако генерал Мелой продолжал пристально следить за обоими батальонами рейнджеров. Следовательно, на второй отборочный курс не попадет ни один из рейнджеров.
Мелой также связывался с Макмуллом, и часть их переписки случайно оказалась в распоряжении нашего штаба. Мне показалось, что оба они сочли, что если возьмутся тесно сотрудничать с "Дельтой", это вызовет хаос в сообществе рейнджеров и Сил спецназначения. Таким образом, было решено, что "Дельта" получит возможность побеседовать с горсткой потенциальных кандидатов, да и то лишь с теми, кто будет в списке, подготовленном рейнджерами и Силами спецназначения. Генерал Макмулл разрешил нам беседовать лишь с людьми сугубо определенных специальностей – подрывниками и специалистами по вооружению, например. Однако мы ни при каких обстоятельствах не могли провести собеседование с медиками или сержантами-специалистами по связи, оперативным мероприятиям или разведке. Опыт учил, что навыки минно-взрывного дела и владения оружием приобрести легче всего. С другой стороны, навыки в области медицины, связи, оперативных действий и разведки гораздо сложнее и требуют длительной подготовки. Тогда стало очевидно, что если сотрудники "Дельты" будут рассматривать лишь тех людей, что фигурируют в списке Макмулла, не факт, что они будут иметь дело с лучшими. Генерал Макмулл не был полностью ответственным за эту политику, поскольку прислушивался к советам своего штаба и двух командиров групп. В гражданском бизнесе это называлось "ограничением свободы торговли". "Дельте" подрезали крылья, и она не могла этого пережить. Мы вновь и вновь заявляли о неудовлетворенности системой. Однако, список, предоставляемый Силами спецназначения, был единственным доступом к потенциальным кандидатам из состава "зеленых беретов". И, как бы там ни было, от рейнджеров тоже ничего не было слышно.
Маленькая группа людей, предложенных Макмуллом, принявшая участие во втором отборочном курсе, проявила себя очень плохо. Ни один из списка не прошел. Макмулл не мог этого понять. "Я не уверен, что они на самом деле хотели оказаться здесь", сказал я ему.
Тем временем температура в Брэгге начала расти. Люди стучали в мою дверь. "Полковник, я не смогу оказаться здесь. Мое подразделение мне не позволит". Доходило до того, что в период подачи заявлений они шли прямо к генералу Макмуллу и жаловались непосредственно ему. Когда это не изменило ситуацию, некоторые из них написали напрямую в Департамент Армии.
Генерал Макмулл начал нервничать, и я полагал, вполне справедливо. Мой авторитет упал не только в глазах начальства, но и в сообществе Сил спецназначения. "Он один из нас, но теперь хочет идти своим путем".
Генерал Макмулл назначил подполковника из своего отделения кадров для работы с "Дельтой". Его звали Уайти Блумфилд. Он осуществлял подбор и оценку кандидатов для нас, но когда наши люди пришли на собеседование, они обнаружили, что эти люди не отвечают даже предварительным условиям. Мы потратили массу времени впустую, работая с не отвечающим механизмом. Давление продолжало нарастать: Макмулл злился на Блумфилда, Блумфилд злился на "Дельту", а "Дельта" злилась на Макмулла и Блумфилда. Трения и враждебность стали постоянной повесткой дня. Жизнь в Центре имени Кеннеди становилась для тех, кто был связан с "Дельтой", все труднее.
Именно в этот момент генерал Макмулл начал отдавать предпочтение "Блю Лайту", предоставляя им все, что только мог дать. Монтел воспользовался этим моментом. Его позиция была такова: "Дельта" относится к Силам спецназначения, но Беквит не хочет, чтобы она была там. А "Блю Лайт является частью сообщества. Выходите и посмотрите, чем мы занимаемся". Они усиленно тренировались и были мотивированы. Однако у Монтела была одна проблема. Они не имели предназначенного непосредственно им финансирования. И все необходимое Монтелу приходилось вытаскивать из запасов 5-й Группы Сил спецназначения, а поскольку он также являлся ее командиром, то оказывался между молотом и наковальней. Если Монтелу нужны были дополнительные средства, ему приходилось обращаться в Центр имени Кеннеди в надежде, что те смогут отжалеть ему что-нибудь. Это означало, что он мог запустить руку лишь в один горшок, и что для того, чтобы укрепить одно подразделение, он должен был ослабить другое. Это, понятное дело, вызывало проблемы.
Равновесие начало постепенно склоняться в сторону "Дельты". Поначалу это было незаметно. Но движение было. Дело было за тем, чтобы продолжать двигаться и оставаться впереди.

* A Man Called Intrepid – автобиографическая книга об одной из крупнейших разведывательных операций Второй мировой войны и ее руководителе, Уильяме Стефенсоне, чей оперативный позывной "Отважный" (Интрепид) был присвоен ему лично Черчиллем. Считается, что именно Стефенсон послужил прототипом для всемирно известного Джеймса Бонда, Агента 007. Впервые книга была опубликована в 1976 году (прим. перев.)
** Имеется в виду история Славомира Равича, выпустившего в 50-х годах книгу "Долгий путь". Согласно утверждениям автора, он был арестован в 1939 году и приговорен к 25 годам заключения. В 1941 году вместе с товарищами он сбежал из сибирского лагеря и, преодолев пешком без пищи и воды Монголию, пустыню Гоби и Гималаи, оказался в Индии. История довольно темная. Множество фактов, противоречивших рассказу, вскрылось после смерти автора бестселлера. Например, телеканал ВВС провел собственное расследование в отношении Равича, в ходе которого журналисты выяснили, что поляк никогда не сбегал из ГУЛАГа, а был освобожден в 1942 году (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 28 сен 2018, 11:21, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 07 сен 2018, 05:43 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 176
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 07 сен 2018, 15:03 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 990
Команда: нет
"людей с полуунцией здоровой паранойи" - так вроде правильнее будет

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 08 сен 2018, 17:41 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1105
Команда: Grau Skorpionen
Глава 20

Из всех бумаг, написанных нами в этот период, ни одна не могла сравниться по важности с той, что мы назвали "Доклад Роберта Рэдфорда". В ней разъяснялось все, что мы собирались делать. Несколькими неделями ранее из Министерства обороны обратились в Департамент Армии с вопросом: "Вы говорили нам о "Дельте", но нам совершенно непонятно, почему требуется так много времени для ее развертывания. Что будет, если что-то случится в США, какой-либо инцидент? Мы обеспокоены". Они не могли понять, зачем необходимо два года, чтобы отобрать, подготовить и оценить полученные результаты, располагая боевыми ветеранами, имеющими согласно послужным спискам самые высокие показатели, отличную подготовку и прекрасную физическую форму. Почему им требуется еще два года, чтобы достичь готовности? В начале февраля мне позвонили из штаба генерала Роджерса. Теперь забеспокоились и они, поскольку "Дельта" тратила большие суммы. Армия, подталкиваемая Министерством обороны, хотела знать, не можем ли мы поторопиться.
Ранее, когда в конце 1976 года, я вернулся в Англию, чтобы освежить свои знания о SAS, бригадир Джон Уоттс ясно дал понять, что на формирование эскадрона понадобится восемнадцать месяцев. Набор и оценка кандидатов, отбор, прохождение четырех или пяти курсов с тем, чтобы убедиться, что отобраны лучшие, затем подготовка, индивидуальная и в составе подразделения: все это невозможно проделать менее чем за полтора года. "Но, Чарли, никому не говори этого", предупредил меня Уоттс. "Скажи, что это займет два года. Если успеете раньше – ну что же, тем лучше. Но не загоняй себя в угол. Предусмотри некоторый функциональный зазор и что бы ты не делал, никому не позволяй лишить тебя его".
Теперь "Дельте" предстояло отчитаться перед канцелярией начальника штаба: мы должны были обосновать, почему на создание "Дельты" потребуется два года. И я не облажался. Я привлек майора Бакшота, и он набросал то, что мы назвали нашим "Докладом Роберта Рэдфорда".
В ней он разъяснил, почему для набора оперативных сотрудников "Дельте" необходим четырехэтапный процесс оценки и отбора, и почему опора на данные послужного списка или менее тщательный отборочный процесс нецелесообразны. Джонни Уоттс говорил мне, что они сами не знают, почему их процесс отбора работает – только эта система действует уже двадцать пять лет.
В докладе излагались исторические прецеденты для такого рода подготовки. На Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене в момент, когда началась стрельба, приведшая, в конечном счете, к гибели множества израильских спортсменов, двое из немецких снайперов, державших террористов на прицеле, не смогли открыть огонь. Их умение стрелять было несомненным. А вот решимость – нет. Пять лет спустя, в Сомали, когда немцы штурмовали захваченный самолет в аэропорту Могадишо, все четверо террористов были нейтрализованы без единой жертвы из числа заложников. Ульрих Вегенер, командир GSG-9, не сомневался в решимости своих людей. Еще до процедуры отбора все они прошли тщательную оценку. Мне был известен и другой случай. Во Вьетнаме патруль Австралийских SAS из пяти человек в течение пяти дней вел преследование группы противника на его территории. В итоге они атаковали Северовьетнамский командный пункт и уничтожили его. Их взяли в полк SAS не потому, что они были хорошими следопытами и преследователями – этому они научились позже. Они были приняты в полк потому, что в ходе отбора в SAS они продемонстрировали свою преданность, находчивость и обучаемость.
Условия стресса, подобные тем, что создавались в 22 полку SAS, вызывали наибольшее непонимание. На первый взгляд это было не что иное, как испытание физической силы и выносливости. Добровольцам предлагалось выполнить серию индивидуальных, ограниченных по времени, упражнений по ориентированию, проводимых в горной местности. Продолжительность каждого из них возрастала ежедневно, с десяти до семидесяти четырех километров, вес снаряжения увеличивался с пятидесяти до семидесяти фунтов (с 23 до 32 кг). К моменту начала семидесяти четырех километрового (сорокамильного) упражнения кандидаты достигали одинакового уровня физического истощения. Они были полностью измотаны. Мы использовали их резервы. Марш на выносливость четко выявлял тех кандидатов, у которых были подлинный характер, решимость, самодисциплина и самопожертвование – и тех, у кого этого не было. Семидесяти четырех километровый одиночный марш по сложной горной местности должен был быть выполнен за двадцать часов. Кандидат получал координаты контрольной точки на расстоянии от восьми до двенадцати километров. По прибытии на нее ему не сообщалось, сколько точек впереди, какой маршрут выбрать, и не слишком ли медленно он идет. Его не воодушевляли и не расстраивали, не давали советов и не предостерегали. Просто говорили: "Твоя следующая точка имеет координаты…" Надо было увидеть, что может сделать каждый из них. Приблизительно к двенадцатому часу при темпе движения, соответствующем требованиям, человек, в медицинском смысле этого слова, подходит к состоянию почти полного истощения. Он начинает искать причину бросить все, снизить темп, даже надеется получить травму. Что угодно, лишь бы это дало ему возможность остановиться. Затем, после двенадцати часов оказывалось, что многие сходили с дистанции, или слишком долго отдыхали, или замедлялись до темпа, не позволяющего уложиться в требуемое время. Лишь у немногих было чувство целеустремленности, мужество, воля и кураж, позволяющие почерпнуть внутренние резервы, переступить невидимую черту, что давало им возможность продолжать. Человек, не обладающий такой способностью, не добивался успеха. Возможно, это был грубый способ оценки, но именно он был тем, на что в течение двадцати пяти лет опирался британский SAS.
Да, потребуется два года, чтобы найти таких необычайно любознательных, восприимчивых, находчивых и изобретательных людей. Два года, чтобы найти людей, которые временами могут быть чрезвычайно терпеливыми, а в иных случаях исключительно агрессивными. Тех, кто в один момент может действовать в условиях чрезвычайно жестких ограничений, а в следующий быть дерзким и вольнодумным. Способных действовать как по приказам, так и не получая таковых. Быть в состоянии как возглавлять, так и подчиняться. Выдерживать продолжительные физические и умственные нагрузки, и выносить длительную монотонность. Потребуется два года, ясно и недвусмысленно информировал генерала Роджерса наш доклад. Мы закладываем фундамент, который окупится. Департамент Армии направил наш "Доклад Роберта Рэдфорда" в канцелярию Министра обороны. Теперь "Дельту" больше не подгоняли, пытаясь ускорить продвижение сверх предложенных временных рамок.

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 28 сен 2018, 11:22, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 130 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB