Текущее время: 16 окт 2019, 23:00


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 13 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 21:22 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 20:44
Сообщений: 34
Команда: Егерь
Копался на этом сайте и не мог пройти мимо такой истории.
По материалам c adamalla.com


phpBB [video]


Смотреть с 1.00.

Цитата:
Командир ОМОНА Симонов входит в дом с пистолетом в руках. В доме он застает заснувших 3 бойцов: Абу аль-Валид и двое чечнцев Шамиль Вакаев и еще один. Симонов направив на них пистолет предлагает сдаваться (на видео это слышно). аль-Валид говорит положить автоматы двум другим. Шамиль отказался но аль-Валид глазами дал знак и он тоже положил оружие, тогда аль-Валид делая вид что кладет автомат на пол откидываясь назад стреляет в Симонова.
Симонов успевает сделать выстрел в аль-Валида и легко ранит его, после чего аль-Валид с двумя чеченцами открывают огонь из дома по омоновцам. Омоновцы думая что противник находится только в доме стали сосредоточиваться на нем. Далее к бою присоединились другие чеченские бойцы находившиеся в засаде.



Цитата:
Тот Симонов мужик был настоящий и воин не трусливый, конечно там сидели и ждали когда колона пойдёт, но не каких таких супер укреплений не было, если не ошибаюсь там всего максимум человек 20 именно в этом месте, Валид и ещё 3 были на посту, они замёрзли и зашли в тот дом погреться, заснули банально не выставив пост даже и дверь не закрыли, проснулись от звука машин и в тот момент когда этот Симонов зашёл туда, короче мужик не трусливый был, со стволом заходил пистолет держал в руках, короче зашёл туда эти все за автоматы, этот майор сказал Валиду чтоб не глупили скажи чтоб оружие положили, что бесполезно только себя угробите попались сдавайтесь типа, Валид сказал чтоб положили оружие, там Шамиль Вакаев с Дуба-юрта тоже был, он даже разозлился не хотел ложить автомат Валид глазами дал понять чтоб слушался, короче когда остался один Валид с автоматом в руках на уровне пояса держал, Валид как будто ложа автомат нагнулся и падая назад дал очередь в этого майора, Симонов ( если так его фамилия) тоже стрельнул в Валида, попал в живот но для кафиров это будет какое то оправдание, но для мусульман это было чудо, короче пуля попала но не пробила живот, оставила синяк и красный цвет и кожа погрубела там после этого так и осталась, короче пуля не пробила, те кто там был и видел своими глазами всё это живы до сих пор, с их слов так и было это на самом деле.


На видео слышен этот диалог.

32 человека погибли и 11 были взяты в плен

Изображение
Цитата:
Вот этих поймали живыми,они тащят всё трофейное оружие,потом их всех замочили,собакам собачья смерть.Это тебе не раненных добивать.



п.с. Если обзор по свидетельствам с "той стороны" будет интересен, сделаю обзор по гибели 6й пдр в эту тему: http://gearguide.ru/phpbb/viewtopic.php?f=6&t=418
Тем более, мнение в ней изложенное, в общем, перекликается со свидетельствами "чехов".

_________________
Телефон доверия ФСБ России 8495-224-22-22
Российские граждане, сотрудничающие с иностранными разведками, могут связаться с ФСБ России по телефону доверия с тем,чтобы стать агентами-двойниками.В этом случае денежное вознаграждение, получаемое такими агентами от иностранных спецслужб будет сохранено.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 21:45 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
К источникам с амадаллы надо относиться очень осторожно. Людей действительно знающих, а не такбирящих малолеток там не много. Если эта история бьется с другими источниками то та же 6 рота или гибель разведчиков 101-й бригады 6 августа 1996 в их изложении очень сильно не соответствует действительности.

Насчет 20 человек, не знаю, сколько именно было в месте засады, но в том районе ошивались все, кто вышел из Улус-Керта, после боя с 6-й ротой. Раненых и больных они оставили в Ведено, а сами пошли дальше по направлению к Дарго, по дороге и случился этот бой

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 22:06 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 23:58
Сообщений: 2542
Откуда: Москва
Команда: ODA 577
Джентс, а где можно более или менее объективно прочесть про это событие?

_________________
Изображение
While Navy SEALs act in the next movie, Delta works. (c) Anonymous US SF veteran
HWS - Custom Sewing Shop

Все, мною написанное, является только моим личным мнением и не претендует на истину в последней инстанции.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 22:08 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
Тут более менее объективно, хоть и кратко. На википедии неплохая статья
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0% ... 0%BD%D0%BE

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 22:12 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
Единственное что, когда Басаев предлагал поменять пленных на Буданова, они уже были мертвы. их убили на следующее утро, после прихода духов в Дарго. Оправдываются тем, что в Ведено ОМОНовцы убили раненных чехов, но на самом деле их убили люди Супьяна Тарамова. Вообще, за все время войны ни один ОМОНовец живым из плена не вернулся.

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 22:49 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 13:14
Сообщений: 851
Откуда: Россия,Ростов-на-Дону
Команда: A-344
читать не хочется...очень грустно...

_________________
"Your Delta boys, are a bunch of undisciplined cowboys."
Oh, ALICE, you back breaking bitch, how I love you so... MOLLE can't even come close.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22 ноя 2013, 20:41 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
Политоту будем резать. Для этого есть офф на желтой. Тут речь о конкретном эпизоде войны.

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 дек 2013, 16:06 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
http://www.youtube.com/watch?v=ch0gi1HEr2o

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 мар 2014, 09:03 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
Еле нашел в сети, потом еле вспомнил, что сохранил, поэтому выложу сюда.


дневник Владимира Порта


11 февраля 2000 г.

Вчера в Чернушку поступил приказ прибыть на сборный пункт г. Перми всему л/с временного ОВД Веденского района. Весь отряд с сумками и рюкзаками собрался в ОВД. Пришли провожающие, жены, дети, матери. Все собрались в учебном классе, где томительно ждали около получаса начальника ОВД. Пришел Полушкин (в то время начальник Чернушкинского УВД - ныне на пенсии. - Ред.), напутствовал в течение 5 минут, даже руку каждому пожал - и в путь. Получили табельное оружие, патроны, бронежилеты, каски.
Расчетное время убытия 10 часов. Ждем. Автобуса нет. Целый час проводим в томительном ожидании, нервы на пределе, родственники совершенно измучены. Наконец подошел «КАВЗ», в который, кроме вещей, ничего больше не вошло. Спасибо родному руководству, даже это организовать не смогли. Еще минут тридцать решали, на чем ехать. Наконец вызвали патрульную «шестерку» и «уазик», остальные втиснулись в автобус. Ни Полушкин, ни Руппель (в то время начальник милиции общественной безопасности - ныне и. о. начальника Чернушкинского УВД. - Ред.) не вышли проводить ребят. Бог им судья.
До свидания, Чернушка! Не скоро вернемся в родной дом. И все ли еще вернемся?

12 февраля 2000 г.

Переночевали на сборном пункте на голых сетках и утром на погрузку. Кое-как разместились. Все проходы забиты мешками с картошкой и упаковками с минералкой. Теснотища. В последнем полукупе едут кинологи и три собаки. Псы дерутся между собой.
Эшелон тянется медленно, на разъездах стоит по 2 - 3 часа и более. Питание не организовано, харчимся домашними запасами. Ночью проехали Ижевск и следуем на Казань.

13 февраля 2000 г.

Маршрут руководство держит в тайне. Похоже, идем на Волгоград и далее на Тихорецкую. В вагонах духота, грязно. Единственная проводница ничего не делает, убираемся сами. Кончилась вода. Узловые станции нас не принимают, заправиться водой и углем негде. Умываемся минералкой, но она скоро кончится. Волгоград проехали ночью, нас все-таки заправили.

15 февраля 2000 г.

Отправил первое письмо домой. Завтра должны быть в Моздоке, и далее на Червленую.

16 февраля 2000 г.

Последний блокпост на границе с Чечней. Традиционная надпись: «Добро пожаловать в АД!».
Состав идет медленно. Боимся подрыва. Вдоль дороги голые пирамидальные тополя. На обочинах разбитая техника, сгоревшие танки, БМП. Провода на столбах оборваны. Опоры повалены. Прибыли на ст. Алпатово. Выставили охранение. Первая ночь в Чечне опустилась стремительно. Где-то прокричал свою молитву мулла, и стало совсем тихо. Только ракеты со стороны винзавода чертят хмурое небо. Там стоят наши ребята из пермского полка ППС (патрульно-постовой службы. - Ред.). Все, спать.

17 февраля 2000 г.

Утром взял с собой двоих ребят и пошел в полк ППС помыться в бане. По дороге зашли на рынок. Местные смотрят на нас настороженно, даже злобно. В киосках все дорого. Бутылка пива 1,5 л - 150 рублей. Купили лаваш, сухари уже надоели. В полку встретили хорошо, но не было света, и в бане из-за этого нет холодной воды. Кое-как постирали кипятком и немного помылись.
К вечеру прибыли в Гудермес.

18 февраля 2000 г.

Всю ночь разгружали вагоны. У одного бойца из моего вагона «поехала крыша». Стал хвататься за нож, молоть всякую чушь. Вызвал врача. К утру отправили его в Моздок. Устали как черти. Не успели пожевать консервы, а уже команда на марш. Тронулись. Колонна растянулась на 2 км.
На дорогах кругом армейские блокпосты. Кругом грязь, техника в ней тонет. Солдаты обросшие, немытые, закопченные. Колонна идет медленно, часто останавливается. Над нами «вертушки» идут в сторону гор, штурмовики. Со всех сторон раскаты артиллерии.
Наконец втягиваемся в Ведено. На въезде справа - недостроенный дом Басаева. Встречает местное ополчение. Все в камуфляже, на головах зеленые береты. Наши автоматы, «мухи», пулеметы. Смотрят косо, не рады. Взаимно. Колонна вошла на территорию бывшей крепости в центре села. Строилась крепость еще Ермоловым, так, кажется. С двух сторон невысокая стена из дикого камня с бойницами. В центре - дубовая роща. Ее, по словам местных, сажал еще имам Шамиль. Некоторые деревья не обхватить вчетвером, лет по 300 им.
До войны здесь были школа и пионерский лагерь. Потом Басаев расселил тут свою гвардию. Перед нашим приходом по лагерю конкретно поработали авиация и артиллерия. Почти все здания разрушены полностью. Кругом разбитая техника. Грязь по колено. Началась разгрузка. Сил нет никаких. По горам артиллерия лупит, пулеметы и автоматы трещат. Разгружались до полной темноты, попадали кто где мог.

19 февраля 2000 г.

С рассветом - снова за работу. Часть отряда бросили на строительство укрепрайона. Меня назначили старшим по восточному сектору. С этой стороны к лагерю вплотную примыкает жилой сектор. Стали натягивать колючку, оборудовать блокпост. Холодно, дождь моросит. Лопаты не берут каменистую землю. Ею мы наполняем мешки и выкладываем брустверы. Работа адская. Все по уши в грязи, мокрые, злые.
Чеченцы подходят вплотную, смотрят, как мы пластаемся. Есть среди них пьяные. Вот тебе и правоверные. Особенно донимают пацаны, так и норовят что-нибудь спереть. На оружие смотрят горящими глазами, с нескрываемой завистью.
Мои ребята занялись обустройством казармы. Кое-как сколотили нары, сняли с разбитой котельной более-менее целые листы шифера, дыры заткнули чем попало, оконные проемы заложили мешками с землей, оставили бойницы. Все чернушинцы имеют спальные мешки, а вот другим ребятам ночью туго приходится. Отбой рано, в шесть вечера тут полная темнота. Воды нет, света нет, дров нет. Ночью сквозь крышу звезды видны. Артиллерия бьет не умолкая, к ней уже привыкли. На горах стоят морпехи и десантники, валят «чехов» каждый день.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Порт Владимир Валентинович.
Родился на Сахалине 2 мая 1952 года. Учился на судоводительском факультете Корсаковского мореходного училища. Был отчислен из училища вместе с группой курсантов, учинивших большую драку.
Служил в отдельной бригаде морской пехоты под Владивостоком. После армии поступил на исторический факультет Хабаровского пединститута. Там же познакомился с будущей супругой, женился, родилась дочь.
По окончании института должен был работать учителем. Получил жилье - дом без окон и дверей, в котором отказался жить. Был уволен из школы. Спором молодого специалиста и гороно занималась прокуратура. От безденежья и отчаяния пошел в пожарную команду. В пожарной части прослужил более 15 лет.
Работал начальником дежурной части горУВД Чернушки Пермской области. С февраля 2000 года в составе сводного отряда пермской милиции находился в Ведено. Служил там в должности замначальника штаба - начальника дежурной части Веденского временного отдела внутренних дел (ВОВД). В настоящее время - начальник дежурной части РОВД г. Чернушки Пермской области.
Отрывки из дневника напечатала пермская газета «Звезда». После этого у подполковника Порта начались серьезные неприятности по службе. Недавно он написал рапорт об увольнении из органов МВД.
Мастер спорта по самбо. Любит рыбалку, охоту, покопаться на грядках.
Дочь в этом году оканчивает Государственную академию управления и права при администрации Пермской области. Сын - старшеклассник.

20 февраля 2000 г.

Пашем. Кругом строим блоки. Весь лагерь похож на растревоженный муравейник. Бойцы ползают по уши в жидкой грязи, роют, таскают мешки, доски, ставят палатки. Умыться негде.
В ста метрах от КПП вахи расстреляли машину морпехов. Двоих раненых привезли к нам. На место выехала следственно-оперативная группа. Стреляли двое, 20 и 15 лет. Фамилии узнали, но самих не поймали. Оба из Грозного. Ранения несмертельные.
Ночью стоял в карауле. Холодно, все небо в звездах. Очень яркие, но какие-то чужие. Все здесь чужое, враждебное. Ракеты чертят небо, канонада то утихает, то с новой силой вспыхивает по всему горному массиву. Гудят «вертушки». Что им видно в такой темноте? Холодно, очень холодно.
За смену сработали 2 сигнальные мины. Наверное, собаки. Их тут в лагерь сбежалось множество, голодные. Так и крутятся у камбуза, а но ночам рвут мешки, в которые мы складываем мусор.
К утру из ущелья поднялся туман, в двух шагах ничего не видно. Холодный, липкий. Сырость, кажется, до самого сердца проникает. У нас много простуженных. Таблетки не помогают, бани нет. На посту кашлять нельзя, но разве удержишься? Скорей бы смена, упасть и уснуть.

21 февраля 2000 г.

Заработала кухня. Получаем утром чай и кашу, в обед суп, чай, каша. На ужин - сухой паек.
В 18.00 здесь уже совсем темно. В кубриках поставили печки-«буржуйки», на дрова разбираем разбитые казармы. Обещают дать свет от дизеля.
К вечеру достал немного воды и постирался. Ребята к бачку приделали краник, поставили его на высокий ящик и устроили какое-то подобие душа. Вечером и я ополоснулся, хватило полведра. Мелочь, а как приятно. Вообще в казарме создаем некоторое подобие уюта. Стены в инее. Над собой прибил мешковину, а над ней повесил календарь и мягкую игрушку, подарок наших кадровичек.
Старший офицер А., похоже, ничего не понял из инцидента, который был еще на сборах в Перми. Замучил л/с бесконечными построениями, откровенно идиотскими придирками. Сам даже в армии не служил, а строит из себя такого вояку, что смотреть противно. Обвешался гранатами. Нам их не выдает. Вообще ведет себя вызывающе, в вестовых держит капитана из штаба. С ним и живет, как волк, в огромном штабном помещении. На двоих взял дизельную печку, еду с камбуза им носят дневальные. Целый день бригада бойцов пилила, строгала и сколачивала ему шкафы, полки и прочую мебель. Из НЗ берет все: сок, шоколад, колбасу. Пьет коньяк, курит только «Золотую Яву». Да хрен с ним, лишь бы нас не трогал и не мешал работать. Так нет же, достал уже всех. Не понимает, что у всех ребят оружие.

22 февраля 2000 г.

Развернули дежурную часть. Кое-как привели в порядок одно из помещений разрушенной школы. Установили в нем столы (парты), коммутаторы, радиостанцию. Завел необходимую документацию. Из разбитого здания ОВД привез старый сейф без замков. Получил у оружейника ракеты всех видов, карабин, сигнальный пистолет, дымовые шашки, патроны к АК-74 и снайперским винтовкам. Заработали.
В первый же день зарегистрировали 2 материала. В Беное морпехи двух «духов» завалили. Ездил туда вместе с СОГ (следственно-оперативная группа. - Ред.). В деревенской мечети на полу лежат двое бородачей. Один с виду араб, лет под 50. Второй моложе, лет 30. Глаза открыты, остекленели. Одна нога босая. При них нашли только медицинский рецепт. Хоронили местные.
Вообще на кладбищах тут могилы вахов видны издалека. Вместо традиционных каменных столбов, закругленных сверху, вахи ставят высоченные трубы метров по 10 со всякими финтифлюшками и флажками со своей символикой на конце. Черт-те что. И таких труб в каждом селе торчит множество. Будет еще больше. Уверен.

23 февраля 2000 г.

Сегодня снайпер обстрелял воина, который поднимал над взорванным зданием пионерлагеря наш флаг. Не попал, но страху напустил. Скатился парень с третьего этажа кубарем.

24 февраля 2000 г.

Сегодня ходил с ребятами на рынок. Это в честь праздника. Вчера нас поздравил нач. ОВД Ганьжин (начальник Веденского ВОВД, снят после расстрела Пермского ОМОНа 29 марта 2000 г., сейчас работает в милиции в Перми. - Ред.). Был праздничный обед. Выдали на троих банку компота, пачку печенья и шоколадку. «Наркомовских» не давали. Сами вышли из положения, купили у местных за 200 руб. литр спирта и вечером отметили. Понемногу, конечно, но приятно.
На рынке одни женщины и дети. Мужчины собираются на противоположный стороне улицы группами по 6 - 10 человек, покуривают. Рынок дикий. Мелочь тут не в ходу. Цены в 2 - 3 раза выше, чем в России. Так ведь и тут Россия. Купили лаваш, семечек и минералки.
Ведено сильно разрушено. Рядом с рынком комендатура местного ополчения, болтается зеленый флаг. Захотели на его фоне сфотографироваться. Тут же из ворот выползло больше десятка ополченцев, глядят на нас злобно. Вообще ходим, соблюдая все меры предосторожности. У меня рация, ребята бдительно смотрят по сторонам. По улицам летают помятые легковушки с чеченскими номерами либо вовсе без них.
Село было богатое. Дома основательные, каменные. Заборы металлические, узорчатые. Ресторан, кафе, почта, Дом культуры - все разбито. Ну чего им не жилось?

25 февраля 2000 г.

Ночью всех подняли по тревоге. На дворе штормовой ветер и дикая метель. Вытянешь руку - ладони не видно. Доплелся по грязи до штаба. Собрались все командиры подразделений. По радиоперехвату узнали, что Хаттаб прорвался в ущелье и хочет захватить Ведено. Ополченцы подтверждают информацию.
Усилили посты, легли не раздеваясь. Снега навалило по колено. С потолка течет. Спали остаток ночи, обняв автоматы. Утром обстановка не изменилась. Информация о предстоящем нападении идет отовсюду. Готовимся. Тяжелого вооружения у нас нет, только стрелковое. Из техники - три МЛТБэшки (малый легкий тягач бронированный. - Ред.) без пулеметов. Гранаты Алиев не выдает, выстрелы к подствольникам тоже. Гранаты достали сами у морпехов, сменяли на сгущенку. Отобьемся.
По рации часто говорят «чехи» на своем птичьем языке. Думаю, и они нас хорошо слышат.
Пожарные начали собирать привезенную баню. Наши тыловики с собой привезли массу ненужных вещей: щиты, палки резиновые, игрушки и велосипеды для детей. А вот одеял не хватает, ведер нет, тазиков тоже. Печек мало, фонарей керосиновых даже на дежурку не дали, хорошо, с собой привез. Вообще тыловая служба работает только на себя.

26 февраля 2000 г.

Отдел работает. Начали сначала робко, а потом даже в очередь приходят посетители. По большей части беженцы в паспортный стол. В день регистрируем уже по 5 - 7 материалов. В основном по изъятию оружия, кражам и убийствам.
С нами работает московский отряд «Вымпел». Начались «зачистки». Москвичи работают жестко. Нашли джип Басаева и взорвали. Если на машину нет документов - гранату в нее. Варварство. Они уедут, а нам работать с людьми. Местные и так настроены вовсе не дружелюбно.
Очень много работы докторам. Часто выезжают на прием в село, с 2 до 5 вечера ведут прием в отделе. Пациентов много, лекарств мало.

27 февраля 2000 г.

У Внутренних войск ЧП, пропал солдат с поста. Пока не нашли. Снова прошла информация о готовящейся провокации. С 11-го поста докладывают о передвижении боевиков в районе восточных склонов. В стереотрубы их хорошо видно. Выходят с седловины по 5 - 10 человек и спускаются в рощу. Дали координаты морпехам. Пока огня не открывают, уточняют обстановку.
К вечеру выяснилось, что это была разведка ВДВ. А если бы шарахнули? Тут, к сожалению, такое часто бывает.
----------------------------------------------

28 февраля 2000 г.

В расположении 21-го парашютно-десантного полка обнаружен труп. Выехала СОГ (следственная оперативная группа. - Ред.), но десантники его уже похоронили. По их данным, ни рук, ни ног у трупа нет. Голова скальпирована. Кем был этот горемыка? Теперь уже никто не узнает.
С «зачисток» везут много оружия. Автоматы, гранаты, запалы, ножи, боеприпасы. Встречаются интересные экземпляры. У пацана отобрали РПГ-24 (ручной противотанковый гранатомет. - Ред.), уже на боевом взводе. По кому хотел шарахнуть? Другой принес продавать на КПП штык-нож и снаряженный магазин. Отобрали.
Молодежь здесь шустрая, наглая. За ними глаз да глаз нужен. На рынке так и норовят магазин отстегнуть или что-нибудь спереть. Познакомился с одним пареньком. 14 лет, зовут Магомед. Басаева ругает, называет козлом. Семья большая, голодает. Сам обтрепанный. Дал ему по банке сгущенки и тушенки, он семечками угостил. Знает, что я майор, хотя звезд на погонах не ношу и по званию при нем меня никто не называл. Разведка работает.

29 февраля 2000 г.

Последний день зимы. Снег почти весь растаял. Днем можно загорать, ночью холодно.
Запустили дизель, вечером дают свет. Впервые побрился, вернее, подровнял бороду и усы. Отстирал и отгладил форму. Помылся в импровизированном душе. Хорошо. Хаттаб что-то не приходит в гости. Мы не в обиде.
У местного мужичка десантники сперли бычка. Регистрируем. Подходила старушка. Русская. Живет тут уже 30 лет. Сама пермячка. После окончания педучилища попала сюда по распределению. Голодает. Дали ей консервов, печенья, сахара и чая. Довольная ушла.
Алиев достает все больше и больше. Ребят с пятисменки перевел на трехсменку. Тяжело. Придирается к любым мелочам. Сам про себя говорит, что наполовину деревянный. Думаю, что именно на верхнюю.

1 марта 2000 г.

Весна. Ходили на стрельбы в ущелье. Отстрелялись все хорошо. Тепло, рядом речка (ручеек пока) журчит. Красиво. Вообще Ведено, как в чаше, среди гор стоит. Пока все серое, скоро зазеленеет.
Пока стреляли, подлетела «Черная акула» (суперсовременный боевой вертолет. - Ред.). Постояла над нами, покружилась и ушла по своим «акульим» делам.
Наконец-то начинает работать баня. Открывает помывочный сезон, конечно же, штаб.
По рации слышим, как в районе Дуба-Юрта «чехи» накрыли наших десантников. Туда выезжала СОГ. Очень много трупов, до восьмидесяти. Всех вынести не могут, постоянно идет обстрел.

2 марта 2000 г.

Ждем Пермский ОМОН. Он где-то застрял в Моздоке, и командир не хочет вести его в Ведено.
Днем хорошо прослушивалась информация по бою, который вел Московский ОМОН в Старопромысловском районе Грозного. Более двадцати 200-х («груз 200» - убитые. - Ред.). Бой был долгим и тяжелым. «Чехи» засели в элеваторе и били ребят на выбор. Жалко, ведь войне скоро конец.
Ходим на «зачистки». Начинаем с конца улицы, и, пока дойдем до середины, все «духи» уже уходят в горы. Так мы их никогда не «зачистим».

3 марта 2000 г.

Приехали корреспонденты из ТВ пермских «Вестей». Немного поснимали, в основном Алиева (в то время - начальник штаба Веденского временного отдела внутренних дел, в настоящее время уволен. - Ред.). Нес им такую чушь! Все у нас замечательно, больных нет, кормят отлично. Противно слушать было. Сам звонит домой по спутниковой связи ежедневно, а нам говорит, что минута разговора стоит 3 доллара. И поэтому никому звонить нельзя.
К вечеру подошла колонна ОМОНа. Встречать вышли все. Так надеялись, что будут земляки из Чернушки. Не было. Многим из отдела привезли посылки. Бардымцам (Барда - город в Пермской области. - Ред.) два мешка передали, хоть и не приехал никто. Нас забыли. Командир ездил к десантникам и подтвердил, что у них очень тяжелые потери. Опять работают авиация и артиллерия. Когда же их всех побьют?

4 марта 2000 г.

Баня. Какое это удовольствие! Прохладно, нет тазиков, но мы и этому рады. Безгранично. Моемся из ведра по очереди. Алиев уехал в Ханкалу, совсем красота.

5 марта 2000 г.

Утром наша колонна ушла в район Сельментаузена. Там окружены крупные силы боевиков, и, по предварительным данным, хотят сдаться около 150 «чехов». У них вчера было больше сотни трупов. Нам «чехи» решили сдаваться потому, что десантники их просто прикончат. Нашелся пропавший солдат Внутренних войск, лежит с оторванным черепом.

6 марта 2000 г.

Сегодня ходили под Сельментаузен. Сдалось только 57 «чехов». Кроме пяти, все раненые. В основном молодежь. Многим по 15 - 17 лет. Главарь банды Адаев Ахмед Мусаевич, 1975 г. рожд., уроженец Шали.
Когда колонна отходила от села, по ней открыли минометный огонь. Накрытий не было. Федералы сразу накрыли село огнем. Раненых в Ведено оставили в больнице под охраной ОМОНа. Шестерых во главе с Ахмедом привезли в отдел. Все в американском камуфляже, грязные... И воняет от них, как от собак. Смотрят затравленно, один косит под дурака.
1. Ириндиев Турнал Магомедович, 1970 г. р., Шали.
2. Исаев Аслан Султанович, 1978 г. р., ст. Атан.
3. Ингашев Арсен Джамардаевич, 1980 г. р., Грозный.
4. Ингашев Резван Джамардаевич, 1971 г. р., Грозный (братья).
5. Юрий М. из Вологодской обл.
Последний - наш десантник. Сдался в плен в ноябре 1999 г., принял ислам и воевал на стороне «чехов». Все плечо синее. Говорит, что в горы ушли с бандитами еще 15 десантников. Он ранен в ногу осколком. Так и хочется его добить, но нельзя... Сдался только балласт, основные силы ушли под Ведено.
Ахмед говорит, что воевать пошел потому, что думал: война будет такой же, как в 1994 - 1996 гг. Просчитался. По его словам, банда 11 дней бродила по горам, ночевала у костров, устали. Шизанутый ко всем лезет брататься. Рассказывает, не стесняясь, как резали уши и головы взятым в плен солдатам. Подарил дежурному миниатюрный радиоприемник.
Всех закрыли в автозак и продержали в нем до утра. Изъяли 21 автомат, 6 гранат и много боеприпасов. Оружие в основном старое, грязное. Хорошее они не сдают.

7 марта 2000 г.

Утром автозак с пленными с небольшим конвоем вышел в Червленую. Доехав до больницы, был остановлен группой ополченцев. На место выехал нач. ОВД с группой усиления, и они тоже были блокированы толпой женщин и вооруженных мужчин. ОМОН у больницы тоже окружен. Ополченцы имеют пулеметы, гранатометы и действуют очень грамотно. Перед собой пускают толпу женщин, сами действуют из-за укрытий, держат все под прицелом.
Обстановка накалилась до предела. Даже случайный выстрел спровоцировал бы настоящую бойню. Всех подняли по тревоге. Заняли позиции у бойниц, на блоках. Начались трудные переговоры... Ополченцы требовали, чтобы пленных и раненых оставили в Ведено и здесь проводили фильтрацию. Раненые взбунтовались, боятся, что их вывезут и расстреляют. Вокруг крепости в развалинах снуют ополченцы. Запросили помощь у морпехов, просили выслать коробочки (боевые машины пехоты (БМП). - Ред.). Отказали. Комендант уже хотел вызвать авиацию, но от больницы Ганьжин передал, что ситуация контролируемая. После долгих переговоров наша колонна, оставив пленных в больнице под «охраной» ополченцев, вернулась в крепость...
Солдаты привезли раба. Кольцов Владимир Михайлович, 26.06.1965 г. р., проживал в г. Грозный пос. Карпинский курган, ул. Карская, 6. В ноябре 1999 г. вышел из дома покурить. Проезжавшие мимо ваххабиты окликнули его и, когда он не смог им ответить по-чеченски, схватили и бросили в машину. Увезли в Урус-Мартан. Там рыл окопы. Потом в Шали, а когда и оттуда их выбили, увели в горы. Носил рюкзаки, рыл траншеи, питался объедками. В Грозном работал сварщиком, там у него остались отец и брат. Когда лагерь накрыла артиллерия и «духи» стали разбегаться, он ушел в лес. Бродил 6 суток. Дошел до полной степени истощения... С потухшим взглядом и рабским выражением покорности на лице. Рассказывает жуткие вещи. Накормили. Осмотрел его доктор. И... посадили под конвой. Вот так.
Весь день просидели в обороне. Я так и не понял, кто кого в плен взял. Пленные в больнице, наверное, уже разбежались. Мы не можем выйти из крепости, всюду вахи. Дорога заминирована, и помощь ждать неоткуда.

8 марта 2000 г.

Праздник. Нам он как для лошади свадьба: голова в цветах, задница в мыле. Всю ночь била артиллерия, снаряды летели через наш лагерь во всех направлениях. В горах видны разрывы. Лупят пулеметы и автоматы, все длинными очередями.
С утра роем окопы, набиваем мешки землей. Обстановка напряженнейшая. Отовсюду с постов идут доклады о передвижении вахов в развалинах вокруг крепости. За периметр никого не выпускают, тыловики с утра глушат спирт во главе со своим руководством. Ни праздничного обеда, ни ужина. Позвонить домой нельзя, минута разговора - 3 доллара, да и не разрешает командир.
По НТВ прошла информация о том, что под Сельментаузеном погибли 35 сотрудников МВД Веденского района. Чушь собачья. Все мы живы и здоровы. Дома, наверное, с ума сходят. А вот про десантников молчат. Их там наложили море.
К вечеру достали немного спирта у тыловиков и выпили по стопке за наших женщин.


----------------------------------------------

9 марта 2000 г.

У нас конфликт с тыловиками. Вернее, с пом. нач. по тылу Чепелем. В пьяном виде он оскорбил уже не одного сотрудника и продолжает хамить. Спирт, сданный на хранение, постоянно хлещет со своими прихлебаями. Ребята не выдержали и решили поставить вопрос ребром.
Собрали нас в дежурке и пытались запугать. Не получилось. Конфликт приглушил начальник СКМ (служба криминальной милиции. - Ред.). Ребята взволнованы. Тыловики разворовали все имущество, распродали еще в Перми. Спят на двух матрацах, жрут колбасу и прочие деликатесы, ведут себя развязно. Сегодня ночью устроили стрельбу ракетами. Отправили разбираться караул, но там все были пьяные. Командир наконец дал команду замполиту провести служебное расследование и наказать виновных. Мало что-то верится в это.
Ну а обстановка прежняя. По радиоперехвату и оперативной информации, Хаттаб где-то в Ведено. На горах срочно окапываются внутренние войска. По ночам бьет артиллерия и то тут, то там вспыхивает перестрелка. Дежурное подразделение не сомкнуло глаз. Между Ца-Ведено и пос. Октябрьский всю ночь шел бой. Кто с кем - непонятно.
По «Маяку» передали о гибели более 80 десантников. Наконец признались военные.
Холодно. Дров нет, топить нечем, дизель сломан, сидим без света. Кухня варит только кашу и суп. Терпим.

10 марта 2000 г.

Все у нас нормально, только дрова кончились и света нет. Надеемся на весну. Снег растаял, грязь подсохла, появилась даже зеленая трава. День длиннее и спать ложимся позже, при свечке. Тыловики не чешутся с ремонтом дизеля, свет дают только на дежурку и штаб.
«Уголовка» ездила на эксгумацию трупов боевиков, но федералы их не пропустили. На нас они озлоблены за то, что пленных мы из-под Сельментаузена так и не довезли до Червленой, отпустили. Из больницы все боевики тоже разбежались.
Ведено полно вахов, ходят днем, не скрываясь, многие с оружием. Попробуй отличи их от ополченцев. Да и ополченцы такие же боевики.
Начальник штаба загружает все больше и больше. Ребята, что в карауле, что в дежурке, просто ревут от бессилия и отсутствия возможности набить ему морду.
Из 345 человек в суточный наряд заступает 112. Многие, сменившись с караула, спят до обеда и снова в караул. Остальные роют окопы. Получили так называемые окопные деньги. По 100 рублей на бойца в месяц. Смех. Причем получили все, и штаб первым, хоть и близко никто из них к лопате не подходил.

12 марта 2000 г.

Масленица. Накануне нач. ОВД сказал, что под Ца-Ведено погиб Хаттаб. Координаты для артиллерии дали наши и у федералов есть якобы даже тело. Просили дать на опознание - не дали. Басаев ушел раньше на Бекой. Авиация и пушки лупят постоянно, особенно ночью.

13 марта 2000 г.

Прошла информация о том, что ночью через Ведено прошел отряд боевиков численностью 900 человек. Слабо верится. Правда, ночью канонада была сильнее обычной. Мелкими группами они, конечно, проходят, но по горам.
Спасибо ребятам-десантникам, погибшим под Сельментаузеном. Они нас собой закрыли. Теперь известно, что те 2000 боевиков хотели взять Ведено и уйти в Дагестан. Нас бы они раздавили, это точно. Кроме стрелкового вооружения, у нас ничего нет. Три МЛТБэшки (малый легкий тягач бронированный. - Ред.) даже пулеметов не имеют. Гранаты не раздают, сами у федералов покупаем или меняем на сгущенку.
Узнали, что пойман Радуев. Придурок, давно лишнее на свете живет.

14 марта 2000 г.

Всю ночь шел снег. Опять все засыпало, грязи будет море. Наша колонна ушла в Моздок. Может, наконец привезут почту. Так все переживают за домашних, я тоже. Соскучился. Второй месяц на войне. Удивляюсь, как до сих пор мы без потерь. Стреляют постоянно, но, слава Богу, обходится. Кормят одним супом и кашей с чаем. Надоело, выбрасываем кашу собакам.

15 марта 2000 г.

Вестей с Большой земли нет. Погода дрянь. Ночью опять сыпал снег. Бродим в нем по колено, а внизу жидкая грязь. Дров нет, в кубриках и особенно в дежурке жутко холодно. Ребята на постах и вовсе изнемогают.
Режим службы тяжелейший: сутки в карауле, утром меняются и спят до обеда, потом на окопы и снова в караул. Ни погреться, ни обсушиться, ни отоспаться. И конца и края этому не видно.
Опера ездили на «зачистку». Привезли несколько автоматов и ружей, 7 «мух», одну на боевом взводе и несколько десятков гранат. Подорвали их в ущелье рядом с нашей казармой.
Из Гудермеса вчера привезли ударно-спусковой комплекс «Горчак». Тут он вовсе не нужен, хоть и штука хорошая. Это бронеколпак, в котором устанавливаются 2 пулемета и гранатомет. Не боится кумулятивных снарядов, обстрел ведет вкруговую. Но, увы, из Перми его привезли без вооружения.
Кончился хлеб, кормят уже неделю сухарями. На рынке все очень дорого. Лаваш - 10 рублей, бутылка минералки - 15 рублей. Да и выход в село очень ограничен.
Банды рассосались по Ведено и, похоже, что-то замышляют. О выборах речь не идет, район не освобожден. Вахи пытаются выйти к голубому озеру, морпехи их держат с «черепахи» (так военнослужащие называли горы. - Ред.). Днем хорошо работают вертушки и штурмовики, откуда-то бьет залпами «Град». Ребята до того привыкли к канонаде и обстрелам, что совсем не обращают внимания на выстрелы и разрывы. Бдительность притупляется, а ведь нельзя расслабляться.
Что-то мне подсказывает, что из Ведено «чехи» просто так не уйдут, провокации будут обязательно. Ну что ж, мы готовы.

16 марта 2000 г.

Погода налаживается, но по-прежнему холодно. Днем все тает, и снова непролазная грязь. Утром часть отряда ушла на «зачистку». Из Моздока вернулась группа, привезла свежую (относительно) почту.
К вечеру командир объявил усиление, опять спать одетыми. В каждое расположение выдали дополнительно по 10 цинков с патронами. Уже в темноте поступила команда выдать личному составу премии за работу по оборудованию инженерных сооружений. У меня четверо удостоились такой чести, другим, наверное, обидно. А ведь пахали все.
Посмотрел по телевизору в штабе программу «Время». Опять штурмуют Комсомольское, Радуев в «Лефортово». Когда возвращался в кубрик, прямо у периметра заработал АГС (автоматический гранатомет станковый. - Ред.) Резкие хлопки словно рвут воздух. Разрывы легли где-то у комендатуры. Значит, бьют «чехи». В ответ огрызнулся башенный КПВТ (крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый. - Ред.), и началось.
Ночь лунная, звезды горят яркие. Горы в лунном свете кажутся голубыми. Что таят они в себе, кого скрывают? Со всех сторон с окраин Ведено нереально медленно тянутся серпантины трассеров. Заработала артиллерия, у подножия гор вспыхивают молнии разрывов. В небо то тут, то там взлетают ракеты всех расцветок. Пойди разберись, что они значат. У периметра сработала сигнальная мина, с воем уходит в зенит. С блоков бьют наши пулеметы. И так всю ночь. Утром эстафету подхватывают вертушки и штурмовики. Ну что ж, на то и война.

17 марта 2000 г.

Под вечер к КПП подъехала колонна СОБРа (сводный отряд быстрого реагирования. - Ред.). Ребята возвращаются с «зачистки» в Автуры. Две машины неисправны, и у блокпоста колонна попала под обстрел. Двигаться по ущелью ночью равносильно самоубийству. Попросились на постой к нам.
Ребят разобрали по кубрикам, накормили, напоили чаем. По такому случаю жжем последние остатки дров. Собры до того измучены и промокли, что даже у раскаленной «буржуйки» их бьет озноб. Спать уложили на свои нары, обувь и носки придвинули к печке. Утром командир поблагодарил нас необычным образом. Отсыпал десяток гранат разного типа, выстрелов к подствольникам и сигнальных ракет. Расстались тепло, пожелали друг другу удачи.
Сегодня ровно месяц, как мы окопались в Ведено. Много сделано за это время. Наши сменщики и представить себе не могут, с какими трудностями пришлось нам столкнуться. Район пока не освобожден и выборов здесь не предвидится. Ну что ж, по крайней мере совесть будет чиста, если в президенты пролезет какой-нибудь очередной авантюрист.

20 марта 2000 г.

Все по-прежнему. Нудная, рутинная, но нужная работа. После обеда л/с подняли по тревоге. Завтра прилетает Рушайло, надо готовиться. Как в былые времена в армии, начали большую приборку. Метем мусор, убираем с дорожек грязь, сгребаем в развалины битый кирпич и стекла. Кому это здесь нужно? А между тем моросит нудный дождь и холодно по-прежнему. Дров нет, хлеба нет, сигарет нет.

---------------------------------

21 марта 2000 г.

С утра снова уборка. Дана команда всем побриться, привести себя в порядок. Многие бреются, я - нет. И вот в половине двенадцатого прошел на бреющем боевой МИ-24, и за ним четверка транспортных «вертушек». Весь л/с задействован на оцепление. И, наконец, министр в сопровождении охраны, замов и кучи телевизионщиков входит на территорию крепости.
Начал с осмотра казарм. Заглянул и в нашу. Дневального за отсутствие погон (их приказали снять еще в поезде) назвал партизаном. Вчерашняя смена дежурных, несмотря на шум толпы и вспышки фотоаппаратов, так и не проснулась. Потом ребята сильно жалели, что не посмотрели министра. Наконец вся свита приблизилась к дежурке. Стою, жду. Окна заложены мешками, ничего не вижу. Открывается дверь, врывается телевизионщик, и важно входит министр. Подаю команду и докладываю оперативную обстановку. Министр подает руку, за ним его зам Федоров. Пара дежурных вопросов, и осмотр моей епархии закончен.
Больше часа министр совещается с командиром. Все собраны у фасада здания в ожидании выступления высокого гостя и награждения части л/с. На столе лежат часы, фотоаппараты, конверты с деньгами и два удостоверения к каким-то почетным знакам. Все замерзли, чертыхаемся. Наконец выходит Рушайло и очень буднично вручает несколько подарков и конвертов. Из чернушинцев 1000 рублей из рук министра получил прапорщик Галиев К. (после командировки уволен. - Ред.), снайпер группы огневой поддержки. Отделу вручили музыкальный центр, который очень украшает сейчас кабинет начальника.

22 марта 2000 г.

Сегодня у нас досрочные выборы. Голосовать ездим партиями по 20 - 25 человек на разбитом автобусе, который не заводится и не тянет в гору. На подъеме все выскакиваем на ходу и толкаем этот металлолом под облака.
Голосование в комендатуре, а она расположена на территории басаевской усадьбы. Вся усадьба обнесена высоченным забором из дикого камня под 6 м. На входе старый дом Басаева, хозблоки (в них избирательный участок), гаражи. Далее - сад с огромными воронками по всей площади и в глубине его новый дом. Махина впечатляет. Два этажа и кирпичная мансарда. По бокам арчатые галереи. Стены, выложенные прекрасным облицовочным кирпичом с разными прибамбасами, все побиты осколками. Дом цел, нет даже трещин. Рядом два бассейна с дохлыми рыбами и еще какое-то строение с решетками на окнах. Судя по всему, тюрьма. Комендатуру охраняют внутренние войска. Окопы полного профиля с многочисленными ходами сообщения прикрыты маскировочными сетками. В центре врыты БТРы, БМПэшки, стоят на прямой наводке зенитные установки. Техники хватает, в окопах и на блоках постоянно дежурят расчеты. Да, оборона не чета нашей.
Командир обещает выпросить у ВВ две БМПешки с экипажами. Скоро выборы, и «чехи» обязательно себя проявят.
Проголосовали быстро, ничего праздничного не было.

23 марта 2000 г.

Снова усиление. Ночью через Ведено прошла на Беной группа боевиков с оружием, человек 27. Непонятно, почему такие точные данные - и никто ее не остановил.
Уже 2 дня странная тишина. Артиллерия молчит, авиация не бомбит. Даже ночью перестрелка какая-то вялая. Изредка рванет где-нибудь, а кто и зачем - пойди разберись. Тревожно. Под канонаду спать спокойней.
26-го на выборах будут задействованы все, а участков 22. Войска, конечно, тоже помогут, но вся основная тяжесть будет на нас. Вот и крою постовую ведомость, как могу, все наряды на мне. А между тем наш отряд медленно, но неумолимо сокращается. Уже выбыли 9 человек. Вчера увезли в Моздок бойца ППС (патрульно-постовой службы. - Ред.). До поздней ночи доктора делали ему операцию, скрепляли в двух местах сломанную челюсть. Упал с лестницы, а может, и не упал.
Сегодня ночью участковый, стоя на посту, напился и открыл стрельбу. Теперь сидит в автозаке вместе с тремя солдатами из комендатуры. Ребята возмущаются тем, что из отдела комендант делает гауптвахту.

26 марта 2000 г.

Выборы состоялись. Первыми проголосовали летчики. Так с утра ударили по горам объемными бомбами, что остатки нашей крыши улетели до камбуза. Разгром довершил вертолет, севший прямо у нашей казармы. Оборвал провода, снес гостевой (фанерный) домик и палатки. Весь л/с нес службу на избирательных участках. Многим достались дикие горные селения, куда и проехать нельзя было на технике. Все прошло нормально. Ну и слава Богу.

28 марта 2000 г.

Прилетел генерал Сикерин (в то время - начальник ГУВД г. Перми, в настоящее время на пенсии. - Ред.). С ним мэр Перми и целая свита. Ждали и готовились круче, чем к приезду министра. В итоге полный облом. Генерал заглянул с вертолетной площадки в ОВД минут на 20 и сразу укатил в комендатуру обедать. У нас из-за этого на 3 часа обед задержали.
Гуманитарный груз такой: по караваю хлеба на 23 человек, по березовому венику на 3 человека, по бутылке минералки на 1,5 человека и по 4 пачки сигарет на бойца. Все. А мы-то ждали и надеялись.
Генерал покатался по Ведено, вручил книги и игрушки школьникам и на 30 минут снова заехал в отдел. Зашел в два кубрика, пока л/с строился и готовился к вручению наград. Подошел к строю, коротко поведал, что замена будет поэтапной и вообще все у нас тут нормально. Вручил погоны подполковника нач. СКМ (служба криминальной милиции. - Ред.) и при первых выстрелах минометов, огонь которых мы вызвали на поражение засеченной минометной точки на горе, заспешил к вертолету.

29 марта 2000 г.

Черный день, жуткий день. Еще накануне по радиоперехвату вахи пообещали нам вместо писем гробы. Так и получилось. По приказу генерал-майора Макарова (зам. командующего) утром отряд Пермского ОМОНа в сопровождении БТР комендантской роты на двух «Уралах» вышел на зачистку н. п. Центорой. Всего 45 человек. В 9 часов 02 минуты по радиостанции командир отряда ст. лейтенант Коньшин В. П. сообщил о том, что отряд попал в засаду в квадрате 58-96 у высоты 813°. Есть двухсотый и трехсотые (убитый и раненые. - Ред.). БТР и машины горят. «Чехи» заманили ребят в ловушку и били на выбор. Подробности узнаем потом (если узнаем), но и сейчас ясно, что операция с их стороны была тщательно спланирована. Есть предположение, что работала банда Гелаева.
Нач. ВОВД Ганьжин принял решение направить на помощь вторую колонну и возглавил ее сам. Отряд в составе 61 человека (31 - ВОВД, 20 - ОМОН, 10 - ВВ) на двух БТРах, «КамАЗе» и двух «уазиках» выдвинулся в район боя. При подходе к квадрату 58-94 колонна попала в засаду. В течение первой минуты появились три трехсотых. Огонь был очень плотным, и продвижение вперед стало невозможным. Люди залегли. Командир запросил помощь коробочками (боевая машина пехоты (БМП). - Ред.) и авиацией. Ребята лежали под обстрелом и ждали помощи. Ганьжин по рации просил братишек потерпеть, держаться, говорил, что помощь уже рядом. Но ОМОН все реже выходил на связь.
Подошли «вертушки», в район боя выехал комендант и возглавил руководство боем. Подтянули минометы, но корректировать их огонь было очень сложно. Еще сложнее корректировать огонь авиации. Связи с «вертушками» не было, целеуказание давать нечем. Не хватало зеленых ракет для того, чтобы обозначить свое место.
Подошли 4 БМП десантников. Под их прикрытием отряд попытался пробиться к окруженным. Не дошли до них всего 500 - 600 м. Огонь «чехов» был настолько плотным, что командир принял решение на отход. «Чехи» били не только из стрелкового оружия, но и из гранатометов и минометов. Несколько коробочек загорелось, появилось много трехсотых. «Чех» по рации заглушал переговоры наших групп, и приходилось постоянно менять каналы. Но у него сканер, и снова его собачий голос с угрозами забивал эфир.
В 14.40 ОМОН в последний раз вышел на связь. Команда была следующей: «Все, кто еще может стрелять, - огонь одиночными по склонам горы». Все. Патроны у ребят кончились, снайперы не давали поднять головы. Вторая колонна вышла из-под обстрела, имея 16 трехсотых. Вертолетом их эвакуировали в Ханкалу. Двое тяжелых. Похоже, не довезут. Из нашего отдела контузию получил прапорщик Лисицын Валерий Алексеевич из Добрянки. Еще ничего не соображая и шатаясь, как пьяный, у «вертушки» он уперся и отказался лететь в тыл. Усадили силой. Из БТРов ребят выносили на руках, с перебитыми ногами, окровавленных, обгоревших.
С ОМОНом в первой колонне был наш водитель ст. сержант Морозов Вячеслав Валерьевич. Судьба его неизвестна. Артиллерия, авиация и минометы били отсечным огнем, накрывая все новые квадраты, но чечен по рации продолжал издеваться над нами.
Было принято решение выдвинуть на помощь третью колонну десантников, и она пошла в район боя. Но тут поступила команда генерала Макарова вернуть ее в Ведено. Мы в шоке. Как можно бросить ребят? Ведь еще есть 2 - 3 часа светлого времени и надежда, что не все погибли. Но решения принимаем не мы, мы только выполняем приказы. Все понимаем, что предали ребят, но сделать ничего не можем.
Приближается ночь, и надежда на то, что ребят спасут, тает с каждой минутой. «Вертушки» уже в темноте наносят последние удары в районе боя. Без конца бьют минометы. Тяжелые снаряды самоходов с урчанием проносятся над нами в сторону гор. Больно и стыдно. Ребят предали, нас всех предали. Это понимает каждый - от майора до рядового.
По ОВД с утра готовность № 1. Караулы усилены. Бойцы все в окопах и на блоках. Ночь предстоит бессонная. Из штаба группировки постоянно требуют уточненных данных, как будто мы из крепости можем видеть поле боя и подсчитать потери. Пока 16 трехсотых. Это невозможно еще осмыслить и тем более смириться с мыслью о том, что молодые ребята лежат в ущелье и над ними издеваются бандиты. Может, кто и жив еще, а как помочь? Я, здоровый и крепкий мужик, сижу в дежурке обвешанный гранатами, снаряженными магазинами, ракетами и еще черт знает чем, и ничего не могу сделать, чтобы помочь землякам. Дико, обидно и стыдно.

-----------------------------------------

30 марта 2000 г.

В 2 ночи сообщили из комендатуры о том, что к ним вышли пятеро омоновцев и один солдат-контрактник. Радость большая, но чем заглушить боль потерь?!
Всю ночь и весь день проводится войсковая операция по уничтожению группировки. Радиоперехват разноречивый. ФСБ доказывает, что перехватили сообщение о гибели 07-го. По их позывным это Масхадов. А на связь выходил вчера с нами якобы сам Басаев, они опознали его голос. Может, и правда. А я его по рации послал...
Разведка под Джаной-Ведено обнаружила целый гадюшник, штаб Масхадова. Села уже нет, его сровняли с землей. А мы в обороне. Обидно. Есть у нас оружие, боеприпасы, а главное - просто бешеное желание отомстить. Четыре дня назад мы нашли в Ведено закопанные у больницы БМП-2 (боевая машина пехоты. - Ред.) и БМД-1 (боевая машина десанта. - Ред.). Откопали, притащили в отдел, отмыли. БМП неисправна, а БМД можно поставить на ход. И все это стоит без дела, как и наши МЛТБэшки (малый легкий тягач бронированный. - Ред.). Да еще никому не нужный «Горчак» - бронеколпак стоимостью 3 млн. без пулеметов и гранатомета. Сикерин обещал еще один прислать. Кому он здесь нужен?
Ребята без сигарет сидят, едят только суп да кашу, вместо хлеба сухари, а нам веники везут березовые. Спасибо хоть не кресты.
Сейчас поступило сообщение о том, что войска отошли от Джаной-Ведено, т. к. встретили очень упорное сопротивление. По предварительным данным, боевиков больше тысячи. Все равно мы их «сделаем». Обязательно!

31 марта 2000 г.

С утра томительное ожидание. Мысли только о судьбе омоновцев. Федералы пошли вперед после интенсивной обработки местности с воздуха и огнем артиллерии. Пока новостей нет.
Прилетел полковник Аронин, нач. ГУВД Чеченской республики, еще какие-то генералы. Ждем прилета Рушайло. Все усилия руководства ВОВД сводятся к одному - спихнуть вину за происшедшее на кого-то. Опять команда всем привести себя в порядок, сбрить бороды. Об этом сейчас думать надо? Уроды! Ганьжин (начальник Веденского ВОВД, снят с должности после расстрела Пермского ОМОНа, сейчас работает в милиции в Перми. - Ред.) не появлялся перед л/с, укатил в комендатуру. Всех все-таки побрили.
Следственно-оперативная группа выехала к месту боя, с ней и наша корреспондентша Марина Мальцева с видеокамерой. Весь день прождали министра, но он остался в Ханкале. Вызвал туда Ганьжина и военного коменданта. По данным разведки, мы блокированы с двух сторон ущелья. Крупная группировка численностью до 1200 человек перекрыла дорогу у Сержень-Юрта. Со стороны Дагестана у Дарго ущелье занято группировкой до 800 боевиков. Мы в мешке. В Ведено нас осталось вместе с ОМОНом 396 человек. Еще комендантская рота и батальон 66-го парашютно-десантного полка у Джаной-Ведено. В Автурах еще стоят собровцы, но сколько их, мы не знаем. Все.
Федералы, конечно, будут давить «духов» с обеих сторон и додавят до Ведено. Поэтому весь л/с снова роет окопы и ходы сообщения. Зарыли в землю «трофейные» БМП и БМД, весь БК (боекомплект. - Ред.) из оружейки роздан на руки. По расчетам, его хватит максимум на полдня интенсивного боя. А что дальше? На «вертушки» и артиллерию надежды мало, им еще надо правильно цель указать.
Уже в темноте с места боя вернулась СОГ (следственно-оперативная группа. - Ред.). Худшее подтвердилось. На одном склоне горы обнаружили 27 трупов наших ребят, на противоположном еще 7. Наш водитель Морозов сгорел в кабине «Урала», когда пытался его развернуть. Опознали всех, а вывезли пока только 19 парней. Один труп был заминирован. Саперы все трупы сперва дергали кошками. Марине сразу стало плохо, и съемку до конца она провести не смогла.
Погибшие почти все березниковцы. «Чехи» добивали раненых в упор выстрелами в лоб или шею. У одного раненого мальчишки (на ноге был затянут жгут) отрезано ухо и брошено рядом, прикладом проломлен череп, а во рту торчит иконка. Нелюди, паскуды! Ребят били на выбор. Причем снайперы сначала целились по ногам, а потом добивали. Лежат целыми группами, видно, побили их, когда перевязывали друг друга. У одного разворочено все тело прямым попаданием из подствольника. Другой прошит в спину насквозь, и пуля застряла в пробитом магазине, лежавшем в разгрузке. У всех вывернуты карманы, взято все. Многие раздеты и разуты. Оружие «духи» забрали с собой. Похоже, что нескольких раненых ребят, кто еще мог идти, взяли с собой. По следам видно, что ребят уводили босиком: нашли их сапоги и окровавленные бинты и носки. Тех, кто идти не мог, - добили. Жутко и невыносимо больно. На душе такой груз, что, кажется, он будет давить на нас все оставшиеся годы. Нашли и артиллерийского корректировщика, его накрыли свои мины. Вот так.
Есть и радостная весть. Нашли раненного в ногу и контуженного прапорщика ОМОНа. Почти трое суток пролежал он на камнях под дождем, голодный и чуть живой. Что довелось пережить этому парню?
А ведь, по оперативной информации, было давно известно о наличии бандформирований в этом районе. Наша уголовка секретной шифровкой передала эту информацию еще накануне боя в штаб группировки. Но оттуда требовали от нас активных действий - и вот получили их...
Сейчас все валят на наших командиров. Не организовали прикрытие, разведку, не отработали маршрут. Все это так. Бросили они ребят в мясорубку. Но в то же время прикрытия никакого никто и никогда нам не давал, тем более воздушного. Даже на выборах ребята мотались по диким горным аулам на «уазиках», БТР, охраняли комендатуру да пару избирательных участков в Ведено. Зачем надо было выводить войска? Что, война уже кончилась? Лишь бы отрапортовать.
В средствах массовой информации мелют такую чушь, что слушать тошно. Мы и сами тут на месте не владеем в полном объеме всей информацией, а там все знают на ТВ. Маразм.
Откопали и труп араба, наемников «чехи» закапывают, своих уносят. Дырка у него прямо во лбу. Туда гниде и дорога. Вчера в Ведено еще двоих хоронили. Наверное, тоже оттуда.

1 апреля 2000 г.

Роем окопы. Все. С утра до темноты. СОГ вновь выехала на место боя. Пришла «вертушка» за погибшими. Прилетел какой-то генерал-полковник вместе с Ганьжиным. Снова идут разборки. Замполит выехал проститься с ребятами-омоновцами. Нам не дали и вообще все держат в какой-то дикой обстановке секретности. От кого? От своих.
По радио передали, что обнаружены трупы 32 омоновцев. Вывезли 19, остальные заминированы. Марина, наш спецкор, привезла кассету с записью боя. Я ее посмотрел у связистов. Оказывается, у ОМОНа была видеокамера. Они снимали окрестности, как встала колонна, как командир пошел к кошаре и зашел в нее. Потом выстрелы, и камера падает. Картинка постоянная, но звук перестрелки очень четкий. Судя по выстрелам, огонь очень плотный. Зафиксировано и время. Как «духи» камеру не нашли?
Вернулась СОГ. Вывезли еще 13 ребят. Погрузили на «вертушку» и вместе с замполитом и представителем ОМОНа отправили в Ханкалу. На месте боя откопали еще двух арабов.
Обстановка напряженнейшая, все в томительном ожидании штурма. Авиация продолжает долбить по горам. «Вертушки» постоянно висят над нами, с ними веселей. Что будет ночью? Вахи подъехали на машине и стали снимать на видео наше расположение. Отогнали. Значит, готовятся. Ладно, встретим.


-----------------------------------------

2 апреля 2000 г.

Роем, роем, роем. Получили по 100 рублей «окопных» за апрель и все их отдали семьям погибших омоновцев.
Разбор полетов идет полным ходом. Ганьжина (начальник Веденского временного отдела внутренних дел, снят после расстрела Пермского ОМОНа, сейчас работает в милиции в Перми. - Ред.) не сняли, и он стал появляться на людях. Злой, на всех орет без причины. Приезжали корреспонденты с РТР, ОРТ, НТВ. Алиев (в то время - начальник штаба Веденского ВОВД, в настоящее время уволен. - Ред.) интервью любого характера давать запретил и вообще через 15 - 20 минут отправил всех восвояси. Из трагедии делают фарс. Все до того засекретили, что мы и сами начинаем верить, что ничего и не было.
Завтра наша колонна собирается в Моздок. Пропустят ли? Есть уже нечего. Хорошо хоть потеплело и обходимся без дров.

4 апреля 2000 г.

В Перми траур, у нас тоже. В 13.00 построился весь отдел. Подъехали остатки омоновцев. На вековом дубе прибили доску с фамилиями погибших. Под доской свеча, вставленная в фонарь «летучая мышь», сигареты, стопка водки с кусочком хлеба сверху и, конечно же, цветы. Приспустили флаг. Ганьжин сказал короткую речь. Призвал отомстить бандитам, но не срывать свой гнев на мирных жителях.
Командир ОМОНа дал команду тремя одиночными отсалютовать погибшим. Все сдернули с плеч орудие и по команде дали залп, второй, третий, а дальше все в едином порыве продолжали нажимать на курки до тех пор, пока не опустошили магазины. Канонада из почти 400 стволов поднялась такая, что в Ведено с рынка, с улиц всех «чехов» как ветром сдуло. На головы, на обнаженные головы нам градом сыпались раскаленные гильзы, а мы стреляли и стреляли. Казалось, что тысячи пуль, выпущенных в сторону проклятых гор, раскалились не от стрельбы, а от нашего гнева. Эхо отразило рев залпов от гор и покатило его по ущелью. Пусть «вахи» знают, что мы здесь, мы стоим и стоять будем. И пусть их волчьи сердца содрогнутся от нашего гнева.

5 апреля 2000 г.

Вчера вечером прилетал Рушайло. Быстро собрал командиров и провел совещание. Улетел уже в сумерках. Утром узнали, что Ганьжин отстранен от руководства отрядом, но ехать в Пермь отказался. Отстранен и новоиспеченный подполковник Меркушин, начальник СКМ (служба криминальной милиции. После гибели ОМОНа Меркушин был отстранен. - Ред.), вечно пьяный и неопрятный. Я не берусь судить о степени их вины во всем происшедшем, но в нас все сильней и сильней зреет уверенность, что ребят просто сдали. Без прикрытия ну никак они не должны были идти на «зачистку». И не хотели идти, но их послали.
Басаев предлагает обменять пленных на полковника, изнасиловавшего и убившего чеченскую девушку. Может, это и слухи, но я бы обменял не задумываясь.
Тяжелый Ми-26 привез продукты, хлеб (мы так устали от сухарей), патроны. Другой борт привез топливо для техники. Так что блокада не полная. Авиация и артиллерия продолжают обрабатывать ущелье и горы, особенно ночью.

6 апреля 2000 г.

Ганьжин объявил о своем отстранении. Завтра ждем Сикерина (начальник ГУВД Перми, сейчас на пенсии. - Ред.) с новым начальником ВОВД. Подлесный из Чусового. Что-то ребята плохо о нем отзываются.
Ну а мы все роем и роем. Уже всю территорию крепости изрыли, как кроты, траншеями и ходами сообщений. Даже из дежурки в камне пробили тоннель в соседний окоп. К нам переселился ОМОН, и теперь переезжает комендатура. Конечно, силы будет собраны в один кулак, да и у них, особенно в комендантской роте, вооружение лучше и бронетехника есть. Но такое скопление людей на такой маленькой территории при любом обстреле неизбежно повлечет потери.
Подселяют к нам федералов. Нас население в отличие от них и ОМОНа уважало, и «чехи» старались не беспокоить особенно. Теперь ситуация в корне изменится. Мы роем лопатами, федералы пригнали экскаватор. Тесно, очень стало тесно.
Нахлынула жара. Ну никак мы не подстроимся под местный климат. У многих пневмония, и я кашляю с первого дня своего приезда сюда. Лечиться будем дома. Далеко, очень далеко дом, и уже не все туда вернутся живыми. А я обязан вернуться и привезти с собой всех своих ребят живыми и здоровыми. По-другому нельзя.

7 апреля 2000 г.

Вчера вечером прилетел Сикерин с новым нач. ВОВД полковником Подлесных. Говорят, пробудет с нами неделю. Слабо верится. А сегодня с утра новый переполох. Летит Квашнин (начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ. - Ред.). И вот целая толпа генералов появляется в крепости. Все на ушах. Нам от этих визитов одно беспокойство. Ну, привез Сикерин несколько писем, и все. Нам от него больше ничего и не надо.
Нам с контрактниками будет много хлопот. Уже вчера в автозак закрыли сразу четверых пьяных. Один даже устроил стрельбу. Слава Богу, никого не задел с пьяных глаз. Узел связи федералов забивает все переговоры по нашим рациям, включая радиосвязь с Пермью. Еще омоновцы переселились. Теснотища. Жара. При таком скоплении и антисанитарии можно ждать вспышек любых болезней. Надо продержаться.
Сикерин обещал поменять нас в 2 этапа. Первый будет 10 мая, потом 17-го. Кому-то повезет меньше.
Генералы постоянно совещаются. Штурмовая авиация обрабатывает горы. Всю ночь била артиллерия. Приезжие полковники удивляются, как мы тут спокойно относимся к постоянным обстрелам.
Получил письмо от жены. Это здесь единственная радость. Очень важно знать, что дома все хорошо.
Прошло по радио сообщение о том, что в Аргунском ущелье освобождены четверо наших омоновцев. Может, и освободили, только, наверное, не наших. А так хочется верить в лучшее. Надежда умирает последней.

8 апреля 2000 г.

Вчера группа хотела выехать на поиск тел омоновцев, но чуть не попала в засаду.
Сикерин забраковал все наши окопы и заставил все переделывать. Мы в шоке. Столько труда - и все коту под хвост. Каждый по его подсчетам должен в сутки выкопать по 17 куб. м земли. И это генерал говорит совершенно серьезно. Маразм! А рыть все-таки начали. У нас и так уже рук нет. Мозоли полопались, и лом причиняет нестерпимую боль. В довершении всего пошел дождь, и вновь мы месим грязь по колено.
Нужно разобрать все блоки, все бойницы и перестелить по-иному. Зачем? Ведь и ребенок понимает, что это ничего не даст. Над нами просто издеваются. Но весь дебилизм состоит в том, что от нас требуют ходить наглаженными и в начищенной обуви. Ладно, и это стерпим.
Сейчас по рации получил информацию, что тела все-таки найдены. Их сейчас эвакуируют.

9 апреля 2000 г.

Вчера нашли только одно тело нашего омоновца. Парень, кажется, из Усть-Качки. Его ополченцы якобы обменяли на тела троих «вахов». Парень искалечен, голова почти отрублена. О судьбе остальных вновь информация противоречивая. По радио говорят, что ребята живы и ведутся переговоры об их освобождении или обмене. Верится, но слабо.
Новый нач. ВОВД летал на совещание в Ханкалу. По решению командования в Ведено будет сформирован горно-стрелковый батальон из местных жителей в количестве 748 бойцов. Им дают 40 единиц техники, бронетехнику, тяжелое вооружение. Мы поражены. Мы разоружаем, Ханкала вооружает. Ведь и наших омоновцев били амнистированные боевики. Против кого с таким-то вооружением пойдут эти «чехи», ясно и ежу. Уже прибыли 8 полковников из республиканского военкомата и начали набор. Ну и соседи у нас теперь!
Крепость гудит, все роют и роют. Мои ребята из кубрика пробивают ход сообщения в траншею за территорию казарм. Наткнулись на фундамент из дикого камня глубиной три, а может, и больше метра, а шириной 2 м. Ни лом, ни кирка его не берут. За 4 часа работы отковырнули 5 камней. Начальство торопит, боится приезда Сикерина. Все измотаны до предела. Здоровые парни, сменившись с постов, падают на бетонный пол и сразу засыпают. Стреляй над ними, пинай - не проснутся.
Федералы установили батарею 83-мм минометов (6 стволов) и сразу начали пристрелку. Грохот жуткий, барабанные перепонки болят. У многих не выдерживают нервы, и, по словам замполита, завтра на родину будут отправлять 28 самых уставших. С ними едет и один чернушинец из огневого взвода. Честно говоря, мы им завидуем. Уже через 2 - 3 дня будут дома, увидят родных, отмоются, отоспятся. А что ждет нас? Одному Богу известно.

---------------------------------


Льет дождь, грязь по уши. Комендатура продолжает переселяться к нам. Большегрузные машины и БТРы вдрызг разбили и без того изрытую и раскисшую территорию городка. Спаренную зенитную установку разбирают, чтобы установить на крыше разрушенной трехэтажки. Позиция там, конечно, отличная, вот только сам расчет - лакомая добыча для снайпера.
Перенаселенность территории уже негативно сказывается на настроении наших сотрудников. Очереди за водой, очереди в туалет и т. п. Сегодня новый конфликт. Часовые с поста № 4 сообщили о том, что двое контрактников у забора из колючки пытаются продать местным подросткам велосипед. Велосипед наш, привезенный в качестве гуманитарной помощи, для подарка школьникам. Сперли его из палатки тыловиков по недосмотру нашего часового. Задержали обоих, велосипед изъяли. Контрактники начали угрожать нашим ребятам расправой, оба пьяные. Посадили в автозак, материал зарегистрировали. Плохо, все плохо. До добра это не доведет.
Из Автуров сообщили собровцы о том, что у них лежат наши письма и посылки. Мы это знаем давно, но колонны не ходят, ведь мы пока в блокаде. Сообщил об этом замполиту. СОБР снимается 17-го и не видать нам писем как своих ушей. Замполит ничего вразумительного не сказал. Решай, мол, сам. Здорово. Сейчас соберусь и поеду. Плевать всему руководству на нас. Только о своей заднице и пекутся.

11 апреля 2000 г.

Прилетел нач. Генштаба Квашнин. Взгрел коменданта, всех наших, забраковал всю систему обороны. Сам обошел все позиции и показал, как нужно делать укрепрайон. Вечером собрали всех командиров и вновь вывели л/с на окопные работы. Дурдом, да и только.
По оперативным данным в Ведено скопилось до 800 боевиков. Вчера ночевал Хаттаб со своим штабом. Ну почему узнаем об этом только сегодня?
Комендантский час не действует, патруль только днем. Горючего для техники нет, продовольствие кончается. Узнали о том, что в нападении на ОМОН участвовали 400 «духов», 350 из них арабы.
В расположении появился странный гражданский. Живет в палатке с федералами, вечно пьян. Оказался отцом десантника, сдавшегося бандитам под Ботлихом в 1999 г. Дома он числится пропавшим без вести. Отец ищет его и даже видел на местном рынке, но тот, увидев отца, убежал. Гнида.
Пьяный контрактник открыл из палатки стрельбу по нашей казарме. Отобрали оружие, набили морду.

12 апреля 2000 г.

Рацион резко уменьшили. Едим сухари и сечку. Колонна комендантской роты попыталась вчера выйти в Ханкалу, но сразу под Ведено попала под обстрел и вернулась. Блокада продолжается. Дизель не заводим уже неделю, сидим без света. Авиация и артиллерия долбят по «зеленке». По ночам сильная перестрелка вспыхивает в разных направлениях. Кто в кого - неизвестно.
По приказу Трошева (командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. - Ред.) взорвали дом Басаева. Совершенно непонятно, для чего. Ведь в нем можно было устроить детский сад, интернат, да бог весть что еще. Ведь он почти достроен и такая красивая махина. Просто обозлить этого ублюдка? Так он выместит злобу на нас. Дурдом.
Есть нечего. Федералы вообще оголодали. Перестреляли и съели всех наших собак в городке. «Вертушки» возят только генералов, а их есть не будешь.

13 апреля 2000 г.

Опять окопные работы. Всю ночь была сильная перестрелка рядом с ВОВД. Готовность № 1. Надели «броники» и каски. Утром совсем вымотались, но лопаты и ломы в руки и по траншеям. Нам легче! После обеда пошли в баню. Святое дело. Натопили. Жарко, напарились и теперь разомлевшие лежим на нарах. Ждем борт с письмами и посылками. Что-то нет его. Часть федералов уходит в горы и там займет позиции. «Чехи» провели в Харагое свой съезд и решили на нем сделать нас 15 - 18 апреля. Хрен что у них получится. Мы уже не новички. Весь БК в окопах и кубриках, и просто так их нам не взять. Зазеленена «зеленка». Ее постоянно обрабатывает авиация. Особенно стараются штурмовики, разрывы встают стеной. Население нам доверяет и просит, чтобы не уходили. Начали формировать горноштурмовой батальон из местных. Уже привезли документы, форму и продукты для них. Колонну для своих чехи пропустили беспрепятственно. Продержимся.

15 апреля 2000 г.

Получили наконец почту. Я - сразу 5 писем. А еще посылку от родного отдела. Собрал ребят, они сидят и уже слюни пустили. Открываю и остолбенел. Это был шок, удар в спину. Вся посылка набита томиками Нового завета. Еще и подписали, что от Николаевской церкви. Наш батюшка до этого бы не додумался. Заветы от каких-то гедеоновых братьев. Но куда смотрел наш отдел?! Мы который день без хлеба и курева, на сухарях и перловке на воде, а нам Новый завет шлют. Это верх цинизма. Такой подлости от отдела никто не ожидал. Ну спасибо, век вашу доброту не забудем. Ребята плюются. Так нам в душу еще никто не плевал.

16 апреля 2000 г.

Ночью была лихая побудка. В 2.04 рядом с казармой грохнул первый разрыв, а за ним сразу серия. С потолка рушатся доски, сыплется земля. Забился в угол, ребята под нары полезли, а за окном бушует целый вихрь разрывов. Кое-как оделся, накинул «броник» и каску и перебежками в дежурку. Ребята уже оборону заняли. В это время в окно через сетку-рабицу влетает граната из подствольника. Мы из дежурки прорыли лаз в соседний окоп, и только это спасло ребят. Граната разорвалась на полу и посекла осколками все стены. Никого не задело из наших. А вот майору из комендантской роты осколок попал в голову. Утром отправили на «вертушке» в Ханкалу.
Обстрел был очень плотным, сразу с трех сторон. Часовые не могли засечь, откуда ведется огонь. С блоков начали огрызаться пулеметы, минометчики посыпались в свои круглые окопы. Я взял рацию и бегом обратно. Назад бежал через позиции минометчиков, и в это время они дали залп из шести стволов. С крыши трехэтажки бьет-захлебывается зенитка, пламя от ее 2 стволов озаряет всю крепость. Во всех направлениях проносятся целые рои трассирующих пуль, свистят осколки. Шум боя передать словами просто нельзя. Грохот разрывов и хлесткие выстрелы минометов, треск ломающихся и падающих деревьев, пулеметы на блоках просто осатанели, и к ним присоединился и автоматный огонь. Близкие разрывы режут слух, в воздухе стоит едкий запах сгоревшей взрывчатки, на зубах хрустит песок.
Добежал до казармы, все уже у бойниц. Минометы немного остудили пыл нападавших, зенитка лупит по «зеленке» на склонах гор. По рации «чех» спрашивает, заказали ли мы себе саваны.
Обстрел продолжался около часа. Отбились. У нас потерь нет, не напрасно, видно, зарывались в землю. Утром осмотрели территорию, насобирали осколков. Один разрыв в трех метрах от стены, за которой я спал. Много срезало деревьев, смело колючку, посекло стены. Но мы живы и стоим на своем месте. Я в общем-то добрый мужик, совершенно не согласен, что здесь меня все почему-то хотят убить. Хрен у них получится. Мы их самих уроем.
Тем не менее сегодня воскресенье и у нас спортивный праздник. Соревнования по подтягиванию, перетягиванию каната, теннису и шахматам. Конкурс на лучший кубрик. Кое-как прибрались после обстрела. Я сбегал в ущелье и наломал яблоневого цвета. Красиво. Победителям призы - бутылка пива. Если хорошо будем себя вести, обещают прислать «вертушку» с хлебом, крупой и тушенкой.
Интересная вещь. Колонны к нам пробиться не могут, а вот колонну из 72 грузовиков с оружием, боеприпасами, обмундированием и продуктами для горнострелкового батальона вахов «чехи» пропустили свободно. Вечером все машины вошли в Ведено.

---------------------------------

17 апреля 2000 г.

Ну вот и дождались мы на свою голову. Сегодня один из федералов в колонне, идущей на Бекой, застрелил в Ведено местного «чеха». Колонну сразу блокировали местные теми машинами, которые вчера передали им. Вооружены они лучше нас. Все с «Мухами», 17 РГСов, «шмели» (все это разновидности гранатометов. - Ред.), и хрен знает чего только у них нет. Кругом бегают дети, берут у взрослых гранаты и подбегают с ними к нашим машинам.
Выехала следственно-оперативная группа, нашли гильзу. Колонну развернули, и она подошла к нашей крепости. Сразу сюда стянулся весь «батальон» «чехов» - человек 500 - 600 и еще ополчение. Все в новом камуфляже и с оружием. Гранаты вставлены в гранатометы, на машинах установлены станковые пулеметы. «Чехи» построились буквой Г возле нашего КПП, шумят, галдят, настроены более чем враждебно.
Оказывается, застрелили 16-летнего мальчишку Салатханова Аюба Мовлидовича. Какой урод мог это сделать, предстоит выяснить нам. Работают сразу две СОГ (следственно-оперативные группы. - Ред.), осматривают машины, оружие, допрашивают свидетелей и солдат. «Чехи» грозят ворваться на территорию ВОВД и требуют выдать убийцу на свой самосуд. Введена готовность № 1, все в брониках, касках, заняли оборону.
Переговоры с авторитетами, командованием «батальона», старейшинами ничего не дают. Близится вечер, но вахи не расходятся. Подошли толпы женщин и детей. Обстановка накалена до предела. Выхожу с комендантом и нач. ВОВД за ворота. Стали вновь уговаривать толпу разойтись - впустую. Солдаты из прибывшей колонны измотаны до предела, грязные, оборванные. От усталости попадали на еще теплый бетон, привалились к стене дежурки и спят. Кто из них мог пойти на этот жестокий шаг?
К отбою наши опера и следователи нашли-таки гильзы и глушитель к автомату в кузове одной машины. Круг подозреваемых сузился до 3 человек. Наступила бессонная ночь.
Днем в комендантской роте капитан-связист прострелил себе из автомата ногу, когда якобы чистил оружие. Ранение тяжелейшее, а вертушка не пришла. Наш доктор сказал, что через 2 - 3 часа ногу придется ампутировать, если не хуже. Федералы звонили в Ханкалу по поводу раненого майора. У него тоже тяжелое проникающее ранение головы. И он до сих пор без сознания.
Каждый день кого-нибудь теряем. А по радио бубнят, что боевые действия закончились. Вот вам и закончились. Мы продолжаем закапываться, уже все понимают, что без этого нам здесь не выжить. Нет стройматериалов, чтобы делать перекрытия, а просто в окопах усидеть трудно. На ночь делаем запасы воды на случай пожара, ящики с гранатами прячем под нары. Не дай Бог попадет в них граната или даже осколок. Чем ближе к дембелю, тем все тяжелее и тяжелее.

18 апреля 2000 г.

Ночь прошла относительно спокойно. «Чехи» немного успокоились, а троих подозреваемых мы от греха подальше отправили в Моздок на вертушке.
Сейчас из Москвы снова должен прилететь генерал Макаров (начальник Главного управления внутренних дел по Чечне. - Ред.). Как они нам все надоели! Снова начнется проверка инженерных сооружений, новые указания. Лучше бы отменил приказ о вооружении чеченского батальона.
Вчера прилетал полковник из Ханкалы и сказал, что вооружают их для того, чтобы специально спровоцировать конфликт. Тогда, мол, можно будет стереть с лица земли все Ведено. Спросил его: а как же мы? Ответ шокировал. На то, мол, и война, и на ней без потерь не бывает. Вот гад! Никому мы не нужны. Сидим голодные, уставшие. Измотанные душевно до предела, а нам то Новые заветы шлют, то колючую проволоку вместо хлеба. И еще недовольны, что мы не можем полностью контролировать ситуацию. Остались бы да научили сами, как ее контролировать.

19 апреля 2000 г.

Вместо Макарова нас посетил Трошев (командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. - Ред.). Я глубоко уважаю этого генерала, всю войну умело руководящего всей войсковой группировкой. Однако и он удивил меня своим отношением к нам, милиционерам. Зайдя на территорию крепости, сразу налетел на группу наших ребят за то, что они были без головных уборов. На дворе жара под 20°С, а нам, кроме зимних шапок, ничего не выдавали ведь. В чем наша вина? Пробыл недолго. Все это время над Ведено пара боевых Ми-24 (крокодилов).
В бане доктор обнаружил чесотку. Ни фига себе! Скоро наша очередь на помывку, а баню закрыли. Вечером плюнул на все и вместе с ребятами пошел мыться в ручей. Взяли автоматы и спустились втихаря в ущелье. Наверху оставили прикрытие и с удовольствием нырнули в воронку от бомбы. В самом ручье не искупаешься, он очень мелкий, да и воронка небольшая, но зато какое удовольствие хоть как-то смыть с себя пот и грязь даже в ледяной воде!

20 апреля 2000 г.

Каждую ночь стрельба. Чаще всего стреляют с постов военные. Они же бросают гранаты за территорию. Вот сегодня нашли одну такую РГО (ручная граната оборонительная. - Ред.), не разорвавшуюся. Граната оборонительная, радиус разлета осколков 200 м. Я предложил наехать на нее на МТЛБ (малый легкий тягач бронированный. - Ред.), для его гусениц это просто щелчок. Однако командир ОМОНа решил расстрелять ее из снайперской винтовки. Разогнали любопытных, и снайпер с первого выстрела попал в гранату. Взрыва нет. Взрыватель у нее пластмассовый с уже выдернутой чекой. Так вот, он разлетелся пополам и остатки его просто выкрутили из корпуса.
Вечером ходили смотреть, как в ущелье пристреливали «Утесы». Страшная вещь. Прошивает кирпичные стены навылет, так же и бронетехнику. А ведь это пулемет со снайперским прицелом. Так вот 17 таких штук хотели передать местному «батальону», да еще и АГСы (автоматический гранотомет станковый. - Ред.). Трошев распорядился тяжелое вооружение им не выдавать, что мы с большим удовольствием и сделали. Уже смеркалось, когда по «зеленке» лупанула зенитка, а за ней и АГС. В роще сплошная стена разрывов. Красиво.

-----------------------------------


Обстреляли ночью блокпост 66-го ПОН (полка особого назначения. - Ред.). 7 человек ранены. Жалко. Все солдаты-срочники, шейки грязные, тонкие, уши большие, глаза печальные. Только-только от мамкиных сисек. Все были без «броников» и наловили осколков. Отправили «вертушкой».
Мы уже до того зарылись в землю (если этот камень можно назвать землей), что достать нас можно только прямым попаданием. Вероятность такого - ничтожная.
Сегодня объявили, что менять нас будут сразу всех, эшелон из Перми выйдет 11 мая. Это значит, что маяться нам здесь еще больше месяца. Как осточертела эта война! У нее жуткое лицо.
А весна берет свое. Кругом цветут яблони, персики, алыча, зазеленели пирамидальные тополя. На мягком зеленом травяном ковре так хочется поваляться. Горы днем зеленые, а ночью в лунном свете голубые. Ущелье просто великолепное! Кучевые облака цепляются за вершины гор и, возмущенные, начинают клубиться. Звуки разрывов отражаются от скал, и мне кажется, что это просто гроза и вот-вот хлынет проливной дождь. Но то тут, то там среди буйства природы уродливые следы войны. Среди листвы торчат разрушенные, обгорелые строения, изумрудный ковер травы словно язвами покрыт свежими воронками, по всей территории в неестественных позах застыли сгоревшие, проломленные танки и бронетранспортеры, а могучие стволы столетних буков и цветущих яблонь иссечены осколками. О войне здесь напоминает буквально все. И в центре мятежного Ведено маленькая территория нашего РОВД, где действуют наши человеческие законы, где от писем и посылок пахнет родными руками, их приславшими, где говорят на родном языке и где над развалинами гордо реет наш российский флаг. И мы стоим и будем здесь стоять сколько будет нужно.

23 апреля 2000 г.

Ночью федералы обстреляли наш пост 14 и бросили в часовых гранату. Ребята услышали щелчок сработавшего запала и успели спрыгнуть в окоп. Обоих контузило. К счастью, не сильно.
Контрактники - сплошные отморозки. Продают «чехам» все, начиная от полных цинков с патронами, гранат, формы, не брезгуют даже бензином и бухтами колючей проволоки. Зарегистрировали уже несколько материалов по этим фактам. Комендант ничего со своей стороны, чтобы пресечь этот беспредел, не предпринимает.
Мне по всем фактам приходится ежедневно проводить по 1-2 служебные проверки. В смежное с нашим кубриком помещение подселили взвод разведчиков. Пока инцидентов с ними не было, но воины курят коноплю и, похоже, вообще неуправляемые.
Солдата, застрелившего чеченского мальчишку, все-таки нашли. Умеем работать. Он сейчас в Ханкале. Ночью ранило еще одного пацана при обстреле.
Группировка войск в окрестностях Ведено наращивается с каждым днем. Не дремлют и боевики. Сейчас идет тяжелый бой под Сержень-Юртом. Это у входа в Веденское ущелье. Есть потери.
Сегодня чеченский батальон должен был принимать присягу, но Квашнин (начальник Генштаба Вооруженных сил РФ. - Ред.) не прилетел. Был только Бабичев (военный комендант Чечни. - Ред.). Как они все надоели!

24 апреля 2000 г.

Трое федералов, обстрелявших наших часовых, арестованы. Прилетал генерал-лейтенант Бабичев и порадовал нас тем, что служить мы здесь будем ровно год и менять нас никто не будет. Ловко. Также в самом Ведено он отдал приказ расположить все пять рот чеченского горного батальона вокруг наших ВОВД, выдать им тяжелое вооружение, в том числе «Утесы». Надо побыстрей отсюда ноги уносить, или будет полная труба.
Нас заставляют носить головные уборы (у нас только зимние шапки) и снять кроссовки (у нас только зимние берцы). Дебилизм!
Бабичев объявил еще о снятии с должности коменданта района полковника Тонкошкурова и о назначении полковника Васильева комендантом зоны безопасности. Этого героя мы знаем по прошлому прилету. Тогда он сказал, что оружие «чехам» нужно выдать обязательно для того, чтобы спровоцировать конфликт и уже тогда смело стереть с лица земли все Ведено. На наш вопрос - а что же будет с нами? - он спокойно ответил: «На войне без жертв не бывает». Вот и поменяли шило на мыло.
Завтра Рушайло в Гудермесе (туда из Ханкалы перебрался штаб) будет проводить совещание, и вопрос о сроках нашего пребывания здесь будет решен окончательно. Ну а сегодня узнали, что под Сержень-Юртом погибли 14 десантников и много ранено. Вот и «кончились боевые действия». Басаев грозит с 1 по 5 мая устроить по всей Чечне широкомасштабные террористические акции. Будем готовиться.

25 апреля 2000 г.

Нач. ВОВД полетел на совещание в Гудермес. Перед отлетом просил успокоить л/с по поводу сроков замены.
Ночью лил дождь, и мы опять утопаем в грязи. Почты нет, спутниковую связь отключили. Хлеба дают по кусочку в день.
Следственно-оперативные группы по приказу генерала Макарова без прикрытия бронетехники выпускать за территорию ВОВД запрещено. А как же работать тогда? Где мы эту броню найдем? Комендант, даже чтобы сопроводить до «вертушки», берет с нас солярку на БТРы. Один приказ противоречит другому. Вот и поработай в таких условиях.

26 апреля 2000 г.

Дикий случай. Один из ополченцев зашел к родственникам попить чая. Четырехлетний пацаненок взял его автомат, в патронник которого был загнан патрон, и выстрелил в спину своей 6-летней сестренке. Девочка скончалась на месте.
По приказу военного командования все тяжелое вооружение мы должны передать чеченскому батальону. Это же прямое предательство. Все бойцы этого батальона нас просто ненавидят и только ждут случая, чтобы напасть на расположение. В батальоне никакой организации службы. Хоть и приняли они присягу и формально считаются контрактниками, все живут дома с оружием и, по оперативным данным, занимаются провокациями.

27 апреля 2000 г.

Снова крутая побудка. В 2.05 проснулись от сильных разрывов на территории ВОВД. Обстрел велся со всех направлений из гранатометов, подствольников и стрелкового вооружения. С потолка начали рушиться доски, сыпаться земля. По стенам казармы с тупыми шлепками секут пули и осколки. Ребята по ходу сообщения ушли в окоп, и оттуда поднялась сильная стрельба. С блокпостов и бастионов застучали пулеметы. Шум стоял неимоверный.
Я с большей частью личного состава занял оборону в расположении казармы. С трехэтажки заработала зенитная установка, комендантская рота открыла огонь из пулеметов и минометов. В зеленке сплошные всполохи разрывов. Бьем из автоматов по вспышкам выстрелов из подствольников на той стороне ущелья. Трассирующие пули полосуют ночной мрак, в воздухе кислый запах взрывчатки. В стороне штаба несколько мощных взрывов, похожих на работу «Града». По разрушенным домам бьет почти в упор «Утес» с крыши казармы ППС. Все расположение ВОВД тонет в вихре разрывов и поднятой пыли и гари.
Утром с удивлением узнаем, что пострадавших нет. Бог нас бережет. Вахи обстреляли нас под занавес из самодельных установок настоящими реактивными снарядами от «Града», но попали в расположенные рядом жилые дома. Их просто разнесло. Жители из домов, очевидно, были предупреждены и покинули их заранее. Одного, правда, задело осколком в ногу. Собрали целые фрагменты реактивных снарядов, и один неразорвавшийся подорвали на месте. Весело.

-----------------------------------

28 апреля 2000 г.

Ночь прошла спокойно. Скоро Пасха, а мы сидим без воды. В водосборнике в горах нашли четыре полуразложившихся трупа коров. Сколько дней мы пили и умывались этой отравленной водой! А на ручей в ущелье ходить запрещено. На тропе нашли растяжку. Сделано профессионально хитро. Лежит пачка сигарет, на ней коробок спичек. Только дотронься и полетишь к праотцам.
Ущелье от Сержень-Юрта до Дарго блокировано Хаттабом и Басаевым. Где-то рядом скрывается и Масхадов. Радиоперехват их постоянно засекает. С 30 по 10 мая замышляют крупномасштабные операции по всей Чечне.
Сейчас отправляем на «вертушке» опергруппу в Хануки по убийству федералами трех местных жителей. Обстановка очень серьезная. Продержимся.

29 апреля 2000 г.

Предпраздничный день. Завтра Пасха. Получили сегодня на складе по 4 яйца, немного сухого молока и муки. Попробуем изобразить что-нибудь из этих продуктов праздничное. Собирается гроза, вершины гор закутаны черными тучами.
Ходил стрелять из ПКМС (пулемет Калашникова модернизированный станковый. - Ред.) и «Утеса» (гранатомет станковый. - Ред.). Вот это машины. С такими можно и повоевать. «Утес» пробивает бетонные стены толщиной 50 см как бумагу.
Воды по-прежнему нет, а я с удовольствием искупался в воронке. «Чехи» обещают веселую ночь. Может, и повеселимся.

30 апреля 2000 г.

Пасха. Напекли пирогов с рисом, луком и яйцами. Полный таз. Вкусно. Но праздников здесь видно не бывает. Нашли тела оставшихся омоновцев из первой колонны. Трупы уже разложились и опознали по наколке только одного. У всех перерезано горло, много колотых ран.
Еще неизвестна судьба одного из группы. От чеченцев узнал страшную версию: этот омоновец якобы мусульманин, он резал горло у своих ребят и ушел с бандой в горы. «Чехам» верить, конечно, нельзя. Только вдруг это окажется правдой? Паршиво на душе.
Настроение окончательно испортил вечно пьяный Галиев Кадым из огневой группы. Как я не хотел его брать с собой. Комиссию он поехал с нами проходить вдрызг пьяный и не прошел. Так нет же. Борцов позвонил в Пермь и уговорил кадровиков взять его. Вот теперь расхлебываю я. Пьет запоем. Оружие у него уже отбирали, и все равно неймется. Завалился в наш кубрик и стал хватать из таза пироги. Потом накинулся на ребят. Вытолкнул его. Убежал и вернулся с ножом и гранатой. Вышвырнул снова.

1 мая 2000 г.

Вот и наступил ласковый май. Льет мелкий нудный дождь. В окопы можно нырять. Дров нет, обсушиться негде. Кухня ничего праздничного не готовит и даже наоборот. Суп - одна вода. И тем не менее настроение отличное. Получил наконец целую пачку писем из дома. Перечитываю каждую строчку по нескольку раз. Узнал, что в кадры пришло представление на присвоение мне звания подполковника. Завтра мой день рождения.

2 мая 2000 г.

Не думал, что свои 48 лет буду встречать на войне. Ребята с утра поздравили, подарили красную ракету. На разводе вручили открытку и кулечек конфет. Весь строй дружно захлопал. Связисты позвали на сеанс переговоров по КВ (cвязь в коротковолновом диапазоне. - Ред.) с Пермью. Говорили жена с дочерью. Я расстроился. Связь паршивая. Я их слышу - они нет. Стоило им тащиться в такую даль, чтобы так и не поговорить.
Взял двух ребят и пошел на рынок. Купили мяса, зелени и водки. Зашли в чеченское кафе. Раздавили бутылочку и поели котлет. Пьяный «чех» полез к нам брататься. Послали куда положено. В кубрике ребята напекли блинов, сварили мясо, наделали салатов. Сходили в баню и после вечерней оперативки сели за стол. Все нормально и даже весело. Ребята начали меня качать. Подбросили 48 раз, укачали совсем. Ближе к отбою пришли поздравить чернушинцы. Им тоже налили. Я уже лег и стал перечитывать письма, когда притащился Галиев. Принес бутылку и полез целоваться. Выгонять не стал и пить с ним тоже. Пил Борцов с ним.
Потом пошли покурить. Я тоже вышел после них. Ночь темная, дождь моросит. Вдруг слышу их голоса на скамейке. Эта гнида говорит Борцову, что в Чернушке опозорит мою дочь. Я просто озверел!!! Бил его долго даже тогда, когда он упал в грязь и завизжал, как заяц. Бил сапогами по этой жирной наглой харе. И Борцов никак не мог меня оттащить. Избил жестоко, и все равно казалось, что мало. Огневики утащили его в кубрик замертво. Вот такие у меня подарки.

3 мая 2000 г.

Утром написал рапорт на Галиева по поводу его пьянок. Он написал на меня заявление о том, что искалечил его. Харя у него действительно вся разбита, но жить будет. Начальник ВОВД его заявление порвал, мне все офицеры пожали руку. Оружие у него изъяли, командировку закрыли. Теперь он будет находиться здесь как «почетный гость». Ни зарплаты, ни «боевых» ему не начислят. Приставили даже двух человек, чтобы в туалет его водили под конвоем. Скотина! Опозорил всю Чернушку. В милиции он больше работать не будет. Ребята здесь три месяца пластались в окопах, в карауле, под обстрелами, а он водку праздновал, и «боевые» ему начисляли наравне со всеми. Доигрался, подлец!
Но и здесь есть приятные минуты. В дежурку перед обедом зашел Алиев (в то время - начальник штаба Веденского временного отдела внутренних дел, в настоящее время уволен. - Ред.) и поздравил меня с прошедшим днем рождения. Подарил бутылку пермской водки, блок «Золотой явы» и банку кофе. Я был сильно удивлен и тронут. Спасибо.

4 мая 2000 г.

Дождь льет и льет. Утром запороли последний дизель. До конца командировки будем сидеть без света. Продержимся. Лишь бы «дикий» батальон не успел опробовать на нас тяжелое вооружение. В ущелье вахи обстреляли колонну 66-го ПОН (полк особого назначения. - Ред.). Потерь нет. Артиллерия бьет по горам.
Ребята пакуют вещи. Мне и собирать-то нечего. У меня здесь есть щенок. Он маленький и больной. Назвал Нохчей (чеченец). Без меня пропадет, съедят контрактники. Начальник ВОВД приказал его убить во избежание распространения заразы. Я не дал и спрятал в разбитом помещении. Кормлю остатками каши. Щенок весь в лишаях, и я его не трогаю. Жалко его, может, выживет.

5 мая 2000 г.

С удивлением узнал, что у Алиева день рождения. Долг платежом красен, а у меня всего 200 рублей. Взял охрану - и на рынок. Ничего подходящего. Кое-как сторговался с одной чеченкой на 210 рублей за махровое большое (красивое) полотенце и туалетную воду «Кобра». Вручил все это от имени л/с деж. части, и не в меру суровый Алиев даже растрогался.
Ополченцы, пристреливая в ущелье оружие, снова нас обстреляли. Вся стена нашей казармы, как оспинами, покрыта следами от пуль.
Вечером подогнали машину с громкоговорящей установкой и врубили музыку. От скуки потанцевали с ребятами на броне БТРа. На земле нельзя, сплошное грязное месиво.

6 мая 2000 г.

Ночью шел бой у Ца-Ведено. Один из снарядов попал в жилой дом уже под утро. В доме спали отец с восьмилетней дочкой, а жена с семимесячным сыном вышла доить корову. Все получили ранения. Девочку привезли к нам, и прямо на столе у дока она скончалась. Страшная правда войны. Но не мы ее начали.
Вчера между Элистанжи и Дарго в засаду попала колонна 51-го ПДП (парашютно-десантного полка. - Ред.). Один двухсотый и три трехсотых (один убитый и двое раненых. - Ред.). В вертолете скончался еще один солдат. Колонны обстреливают практически каждый день, несмотря на прикрытие броней и с воздуха. Обстрел и мгновенный отход в «зеленку». А долбить ее все равно что из пушки по воробьям.
Опять прилетел Трошев (командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. - Ред.). Ругал начальника за то, что тот потакает «чехам» и из-за каких-то расстрелянных коров возбуждает уголовные дела на военнослужащих. А между тем именно военнослужащими совершается от 80 до 90% всех преступлений. Мы не армия, мы милиция и законы соблюдать обязаны. Трошев в грубой форме посоветовал закон засунуть в...

7 мая 2000 г.

Сорок дней со дня гибели ОМОНа. День инаугурации президента. Но Путин далеко, а ребята наши погибли здесь. В 10.00 короткий траурный митинг. Минута молчания. Левая рука сжимает берет, правая - ремень автомата. Салют давать не стали. Настроение под стать погоде. Пасмурно. То и дело сыплет нудный мелкий дождь. Утром дали по кусочку колбасы, этак граммов по 30. Все. В кубриках холодно. Дров дают по полену в день на подразделение.
В горах канонада. То тут, то там спорадически вспыхивает перестрелка из автоматического оружия. Войска почему-то вновь выводят. Сегодня через Ведено прошла целая колонна, растянувшаяся на 3 км. В ней танки, САУ (самоходная артиллерийская установка. - Ред.), БМП, БТР, «Грады». Непонятно, с чем мы останемся. А «чехи» налетают. Нападения на колонны и блокпосты происходят ежедневно.

-----------------------------------

8 мая 2000 г.

Ночью не стреляли в нас, хотя информация по всем каналам идет самая тревожная. Даже дети на КПП говорят постовым, что скоро всех нас перережут. Наша разведка все это подтверждает. Похоже, «чехи» нас просто так отсюда не выпустят. А настроение дембельское. Уже кое-кто стал упаковывать сумки. А зря. Некоторые выковыривают тол из гранат Ф-1, разбирают взрыватель, выпиливают в корпусе прямоугольное отверстие, и вот готова оригинальная пепельница. Так скоро все гранаты на них изведут. Дождь. Грязь. Холодно. По данным военных, где-то пропал самолет-разведчик. В районе Дышне-Ведено частая стрельба. Завтра праздник. Не чувствуется.

9 мая 2000 г.

Ночью на территории взорвалось две гранаты РГО (ручная граната оборонительная. - Ред.). Одна из подствольника или РПГ (ручной противотанковый гранатомет. - Ред.) попала в сарай за территорией ВОВД (временный отдел внутренних дел. - Ред.).
Дождь лил до утра, а когда утром вышел из кубрика - не узнал горы. Вся юго-западная часть горного массива покрыта снегом. «Зеленка» седая. Очень холодно. В кубриках сыро и темно. В дежурке узнал, что ночью по территории ВОВД должен был выстрелить снаряд из гранатомета, установленный на самодельном пусковом устройстве с часовым механизмом. Снаряд был установлен у почты и направлен на нас. Принесли его ополченцы, и сейчас взрывотехник ОМОН подорвет его в ущелье. Самое интересное, что выстрел должен был прозвучать ровно в полночь и пусковой заряд сработал. Однако не заработал маршевый двигатель заряда.
На разводе почтили минутой молчания павших на фронтах Великой Отечественной войны. Погода жуткая. Зачитали приказ на построение. Получил премию 400 рублей. За победу просто грех не выпить фронтовые 100 грамм. Тыл выдает по банке шпротов, конфеты, абрикосы в компоте и по чурке дров на кубрик. Ну что ж, будем гулять.

10 мая 2000 г.

Вчера новое ЧП. Трое сотрудников в пьяном виде вышли за КПП, сели в машину к «чехам» и укатили в неизвестном направлении. Всех подняли по тревоге. Начальник МОБ (милиция общественной безопасности. - Ред.) на БТРе уехал на поиски и нашел беглецов в одном из домой в Ведено. Те мирно сидели в гостях и квасили. Построили весь отдел. Штрафники стоят перед строем, и их снимают на видеокамеру. Льет проливной дождь. Всех троих посадили в «зиндан», автозак. Утром на оперативке и разводе нач. ВОВД ругался на чем свет стоит. Тут же этих троих и еще Галиева, Мирошниченко и Смирнова вместе с начальником МОБ отправили на вертолетную площадку для убытия в Моздок. Оттуда будут добираться на родину своим ходом.
Галиев на прощание прошипел: «Буду тебя встречать». Пусть встречает, буду очень рад снова набить ему морду. А вот Мирошниченко учудил так учудил. У него и раньше было немало залетов. Галиев постоянно спаивал его. И вот вчера на построении он стал хвататься за автомат. Ребята сказали, что если он выстрелит, то они его затопчут насмерть. После построения он подошел к начальнику МОБ и отдал ему автомат. Сказал при этом, что хочет домой. Видно, поехала крыша. Остались считанные дни, и можно было бы потерпеть. Оба опозорили Чернушку.
Погода отвратительная, слякоть, дожди. В горах лежит снег. Воду отключили, и плакала сегодня наша баня. За питьевой водой ходили в ущелье на родник. Далеко, а что делать? Да. Всему уже наступает предел.

11 мая 2000 г.

Штрафники вчера вечером вернулись обратно. «Вертушка» их не взяла. Будут сидеть «гостями» с нами до общей отправки.
Утром на строительство инженерных сооружений на разводе выделили 15 человек - ставить столбы и натягивать колючку за территорией ВОВД, чтобы расширить зону безопасности. В 10.55 за КП-1 раздался взрыв. Пока выясняли через посты, что произошло, в здание управления вбежал, держась за голову, старший лейтенант Лядов из ОУР (отдел уголовного розыска. - Ред.) и побежал в медпункт. На полу дорожка крови. Подорвался на мине. Хотел углубить уже вырытую под столб лунку, ударил лопатой и подорвался. «Чехи» все рассчитали и установили в лунках растяжки. Ранение тяжелое. Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, осколочное ранение левой височной области и правого уха, множественные осколочные ранения обоих предплечий, кистей рук, левого плеча и левого бедра. Сразу вызвал «вертушку» из Ханкалы, и через 30 минут она уже села у школы. Отправили в сопровождении доктора.
Работы все прекращены. Колонна, вышедшая за водой, тоже вернулась обратно. Вторые сутки без воды. На завтрак только чай с сушками. На обед суп и кусочек хлеба. Умыться негде. Про баню вообще молчу.
Только что на КПП-2 ополченцы привезли труп последнего омоновца Шайхрадиева Марата Марсовича. Где обнаружен - пока неизвестно. Он тоже из Березниковского ОМОНа. «Вертушка» за телом уже вышла. Значит, погиб весь ОМОН.
Смена нам уже выехала. Скорей бы сесть в поезд и забыть весь этот кошмар. Да разве забудешь? Это с нами теперь на всю жизнь.

12 мая 2000 г.

По-прежнему нет воды. На завтрак хлеб с чаем. Обед - суп и чай, на ужин - каша с чаем.
Погода налаживается. Обстрелов не было. Все готовятся к отъезду, перетряхивают сумки. Под дембель отличился мой дежурный Шкляев. Допек-таки Алиева, и тот отстранил его от несения службы. Ну это их дело, мне уже надоело их мирить и проводить служебные проверки. Если все будет хорошо, то через два дня смена будет в Моздоке.
Звонили в госпиталь, ранение у Лядова не- тяжелое. Это хоть порадовало.

13 мая 2000 г.

Задержали преступника, находящегося в федеральном розыске. Тут же начался прессинг, причем очень жесткий, на руководство отдела с целью выдачи его обратно. Сразу на вертушке отправили задержанного в Ханкалу.
Звонил из Моздока нач. штаба ГУВД полковник Микляев. Сказал, что прибудет к нам с первой партией замены на вертолете. Будет это 14 или 15 мая. Замена будет вертушками.
Ну а ночью все мы не спали. Еще вечером собрали весь начсостав и объявили, что готовится нападение на ВОВД с целью захвата и удержания в течение нескольких суток всего Ведено. На ушах были все. Заняли оборону в кубриках и окопах. На наиболее вероятных местах прорыва установили БТРы и БРДМы (бронированные разведывательно-дозорные машины. - Ред.), зенитные установки, расчеты минометов и гранатометчиков. Получили осветительные ракеты и всю ночь подсвечивали территорию. Стрельба из автоматического оружия шла всю ночь где-то рядом, но нападения не было.
«Чехи» обещают устроить нам веселую смену. В Ингушетии разгромили колонну дембелей. Не доехали до дома 19 ребят. Надо бить гадов до полного конца, иначе все повторится вновь.
Дали воду, и сегодня пойдем в баню. Перед отъездом это просто необходимо. Получил премию 700 рублей и знак «За отличие в службе ВВ МВД России». Заслужил, наверное. Буду отрабатывать. Из дома сообщили, что пришло представление на присвоение звания подполковника. Посмотрим, может, и присвоят. Не в кабинете на паркете я свои звезды зарабатываю, и носить их будет не стыдно.

----------------------------------


Объявили о том, что завтра будет замена. Ночью всех подняли по тревоге. Объявили даже предполагаемое время нападения на ВОВД. Спали в одежде. Стрельба была вокруг расположения, но нападение не состоялось.
Меняться будем «вертушками» Ми-26. Такая «корова» берет до 100 человек сразу. Эшелон вот-вот должен прибыть в Моздок. Погода улучшается. Это обнадеживает. Мы должны улететь третьим рейсом.
Приехали корреспонденты во главе с Павлом Шереметом. Я с ним даже сфотографировался. Настроение приподнятое и вместе с тем очень тревожно на душе. Назавтра составил «солянку» из караула. Пойдут все, вплоть до подполковников, из тех, кто полетит 3-м и 4-м рейсами. Оружие будем передавать сменщикам на вертолетной площадке. Вещи упакованы. Все как на иголках.

15 мая 2000 г.

Вчера вечером «чехи» сбили Ми-8. Летчикам чудом удалось совершить очень жесткую посадку. Восемь человек ранены, летчик - тяжело. Сейчас СОГ (следственно-оперативная группа. - Ред.) едет на осмотр вертолета.
Ну а ночью очередной обстрел НУРСами (неуправляемые реактивные снаряды. - Ред.). Всю ночь на ногах в окопах. Снаряды попали в расположение ополченцев. Там пять «300-х» (раненых. - Ред.). Промахнулись «чехи» немного. Один снаряд вошел в землю и не разорвался. Ну а сами снаряды кассетного действия ростом с меня. Только что привезли 3 такие штучки, и ребята фотографируются с ними рядом.
Обнаружили мину в доме главы администрации Ведено. Послали туда саперов и СОГ (следственно-оперативную группу. - Ред.).
Из Моздока сообщили, что эшелон прибудет только в час дня, и замены сегодня, наверное, уже не будет. Обрадовали. Нервы на пределе. А если завалят «вертушки»? Вот будет каша.
Кухня уже не работает, едим сухой паек. Хреново. Хоть погода радует. Держаться, держаться, держаться!

16 мая 2000 г.

С утра льет проливной дождь. О какой эвакуации может быть речь? А между тем вчера вечером все-таки ушел один борт с 69 нашими ребятами. Ушла вся огневая группа, взвод ППС (патрульно-постовой службы. - Ред.) и тыл. Караул ослаблен. На некоторых постах стоит по одному человеку без смены на завтрак и обед. Вот такие дела.
А дождь льет и льет. Службу тянем из последних сил. К обеду тучи постепенно рассеиваются, и к вечеру, к великой радости, одна за другой приходят 4 «коровы» Ми-26. На отправку комплектуем партии по 70 человек. Дежурка уходит последней. Но на смену никто не летит. Уже ушли две «коровы» с нашими, а замены все нет и нет. Караул нести некому. Я уже с ног сбился, уговаривая людей, стоящих на постах вторые сутки, держаться.
Сам пошел в ДП (дежурное подразделение. - Ред.). Взял туда и всю свою свободную смену, включая отстраненного неделю назад от несения службы капитана Шкляева. И вот результат. Только прилег, в 23.20 прибегает посыльный и вызывает в штаб. Мигом оделся и явился к Алиеву (в то время - начальник штаба Веденского ВОВД, в настоящее время - уволен. - Ред.). Тот на меня глаза таращит и понять ничего не может. Оказывается, вызывал меня Шкляев. Недоволен тем, что я сплю, а его поставил в ДП. Объясняю ему популярно, что он уже неделю службу не нес и не его это дело обсуждать приказы. В ответ - поток ругани. Вмазал ему от души, но он схватился за автомат и передернул затвор. Отобрал автомат, он схватился за ПМ (пистолет Макарова. - Ред.). Отобрал и его, намял бока и вызвал конвойную службу. Закрыли до вытрезвления в автозак. Ну и придурок! Не зря его Алиев от службы отстранил.
«Коровы» привезли только 59 человек, но среди них начальник деж. части. Хватаю его и начинаю лихорадочно вводить в курс дела. Вновь прибывших сразу ставлю в караул вместе со своими. Ночь лунная, погода будет. Что мог, объяснил прибывшему сменщику. Он очень устал и еле на ногах держится. Рассказал, что в Моздоке «огневики» передрались меж собой, и их загоняли в вагон собаками. А еще наш участковый Воробьев якобы стрелял из ПМ и ранил двух местных жителей. Арестован. Сил нет, надо поспать.

17 мая 2000 г.

Чуть свет - на ногах. Погода хорошая. С утра пошли «коровы». Первой же отправляю всех своих, кроме двух дежурных помощников. Сдаю имущество, боеприпасы, документацию и спецсредства. И вот Алиев говорит, что у нас в воздухе последняя «корова» и мы уйдем на ней. Передаю остатки имущества сменщику, отдаю все «левые» гранаты, ракеты и прочую уже ненужную амуницию. Снимаю ребят со смены - и на взлетную площадку.
Там уже ждут транспорта прилетевшие опера. Меня окликает Лешка Красноперов. Обнимаемся. Времени на рассказы нет. Вот в воздухе появился тяжелый Ми-26 в сопровождении «крокодила» Ми-24. Быстро разгружается новой сменой, и вот мы поднимаемся в огромное брюхо летающей «коровы». Натужно взревели двигатели, заработала все быстрее мясорубка лопастей, «корова» набычилась, подпрыгнула и стала набирать высоту. Идем низко по ущелью. Вот совсем рядом промелькнул наш ВОВД, мы висим над самыми верхушками деревьев. Вертолет то резко проваливается, то вновь взмывает вверх. Ущелье извивается, как змея, и летчики мастерски ведут тяжелую машину почти по руслу реки. Сверху хорошо видны разрушенные дома аулов. Война, кажется, не пощадила ни одного селения.
Но вот горы становятся положе, и мы вырываемся на равнинную часть Чечни. Внизу Гудермес. Он не так сильно разрушен. Поля вспаханы, по ним ползают трактора. Вертолет набирает высоту, и Чечня остается далеко внизу. Прощай, негостеприимный, суровый и опасный край. Сколько товарищей полегло на твоих просторах! Но мы летим домой.
Для нас война закончилась. Теперь - в эшелон. Еще суток пять мучений - и мы дома. На этом и закончу свой дневник. Домой! Домой! Пора домой!!!


-----------------------------------

Точки зрения на дневники майора:

Константин СТРОГИЙ, подполковник милиции, замначальника Веденского отдела внутренних дел (сейчас замначальника УВД г. Перми):
- Я не слышал доброго слова о публикации Порта ни от одного сотрудника первой смены. Неточностей много. Начиная с мелочей (технических, военных, бытового свойства) и заканчивая трагическими моментами.
Порт приехал в командировку, чувствуя себя супергероем. Попав в ситуацию, он потерялся. И самореализовался в этой статье. Маленький, самовлюбленный человек нашел отклики в прессе.
Попав в полевые условия на голое место, чего он ожидал? Спать на белых простынях? Трехразовое горячее питание было с первых дней. Я считаю дневник Порта сочинительством.
Марина МАЛЬЦЕВА, подполковник милиции, бывший начальник пресс-службы УВД Перми:
- Порт как профессионал далек от идеала. Он переврал даты. Мне обидно за ребят. В частностях Порт поступил не по-офицерски и не по-мужски.
Дмитрий ЧЕПЕЛЬ, майор милиции, заместитель начальника Веденского ВОВД по тылу:
- Снаряжать отряд мы должны были любыми правдами-неправдами. Это ложь, что тыловики все разграбили в Перми. И разворовывали и продавали в пути движения. Спирт? Пусть мне кто-нибудь покажет эти «наркомовские». Я не знаю таких! Порт сказал тыловикам, что они все разворовывают и продают в пути движения колонны. Ему сказали: не веришь силовикам, водителям, бойцам охраны - возглавь колонну. Ответа от Порта я так и не услышал. Если я разворовал пол-эшелона, где все это? Судите меня! Все было растащено по закуткам. В первую ночь у тыловиков не оказалось ни подушек, ни матрацев.
Юрий ГАНЬЖИН, полковник милиции, начальник Веденского отдела внутренних дел:
- После Чечни многие проходят реабилитацию. Может, и Порту надо? Более 30 лет я любил и читал «Комсомолку». Но выплеснуть на всю страну, что там написано? «Комсомолка» преследовала коммерческие цели. Забить страницу - и все!..
Сергей ГАБА, полковник милиции, командир Пермского ОМОНа:
- Порт не совсем здоровый человек. Потому вопрос к тем, кто его раскручивает: зачем это делать? Пишет ненормальный человек.
Виктор ПОДЛЕСНЫХ, полковник милиции, начальник ОВД г. Чусовой (был начальником Веденского ВОВД в 1-ю и 2-ю смены):
- Я на «Комсомолку» не обижаюсь. Люблю, читаю и буду читать. Увижу Порта - дам в морду. Дневник - литературное произведение, но называются в нем конкретные люди. И мы должны теперь реабилитироваться. У нас семьи. Очень серьезная боль. Извращенное о нас представление. 350 человек «опомоены» этой статьей.
Татьяна НАЗАРЕНКО,
Александр КОВЫЛКОВ.
(«КП» - Пермь»).

ЗВОНОК АВТОРУ ДНЕВНИКОВ
- Владимир Валентинович, вы сейчас далеко от Перми, отдыхаете в Сочи и, наверное, не слышали, что пермское милицейское начальство вознамерилось разжаловать вас в майоры?
- Пока об этом не знаю, но догадываюсь, что очередная выволочка по службе меня ждет. Первая была, когда я опубликовал небольшую заметку в местной газете «Звезда».
- В чем вас упрекали?
- В том, что не надо было выволакивать на свет Божий то, что пришлось пережить в Чечне. Из-за этого тормознули очередное звание.
- Ваши критики-сослуживцы говорят об ошибках и неточностях в публикации, грозят даже подать в суд.
- Я отвечаю за то, что написал. Никакой критики и никаких судов не боюсь.
Виктор БАРАНЕЦ.

Пермский омоновец Владимир КУРАКИН:
Чеченцы нам кричали: «Мы вас убьем небольно!»
Майор Порт поведал о потрясшей весь мир гибели Пермского ОМОНа, опираясь на боевые донесения и свидетельства сослуживцев.
В редакцию обратился лейтенант милиции Владимир Куракин.
Он участвовал в этом бою и чудом остался жив. Вот его рассказ...

Засаду нам готовили серьезную. Вырыли окопы полного профиля. Хорошо замаскировали. Такое укрытие не возьмешь ни из РПГ, ни «мухой». Но... мы не дошли до основных сил засады. Сломался автомобиль. Спустя время мы узнали, что прошли через 8 - 9 постов чеченов. Они нас передавали «с рук на руки» и «вели» колонну.
Мешок захлопнулся.
Тут и началось. Автоматы и пулеметы ударили со всех сторон. БТР пошел в голову колонны, поддержать ребят огнем. «Духи» подожгли первый «Урал». Потом подожгли БТР. Экипаж вывалился из горящей машины, занял оборону. Один парнишка вернулся в горящую машину. И из башенного пулемета поливал «духов». Стрелял, пока второй раз не сработал гранатомет. Я видел, как от башни полетели куски металла. Солдат сгорел...
Мы, несколько человек, забрались под «ЗИЛ». Заняли круговую оборону, отстреливались. «Духи» изрешетили всю машину. Из бензобака на землю вытекала горючка. Мы лежали в луже бензина. Могли вспыхнуть в любой момент. Решили выползать на небольшое возвышение. Там, на высотке, оказались несколько наших ребят. Кто-то был уже убит, кто-то ранен. За тонким деревцем лежал Сергей Малютин. Он был со снайперской винтовкой. Ствол деревца иссечен пулями. Откуда стреляют - не видно. Сергей кричит нам: «Ничего не видно!..»
Видим, окружают со всех сторон. Кричат: «Сдавайтесь! Мы вас убьем небольно...»
Во весь рост встал Виталий Епифанов. Бил из пулемета по «чехам». Несколько минут ему везло. Но одна очередь его достала. Упал замертво.
Тут «духи» переключили свое внимание на вторую колонну, которая шла нам на выручку. Мы воспользовались этим и скатились в ущелье. Решили выходить из окружения по воде. Вода шумит, завалы камней и кустарник скрывают.
Вышли к небольшому мостику. Дальше - по дороге. «Духи» заметили нас. Мы залегли в ложбинке и приготовились принять последний бой. Оставалось метров 15 - 20. Засвистели мины. Шесть раз громыхнуло - по мине на каждого из нас. Но минометчики нас не задели. «Духов» разметали и нам помогли. Я приказал отходить к нашим. Мы слышали и даже видели, как вторая колонна ведет бой. И тут по рации я услышал: «Мы попали в окружение, отходим!» Бой начал стихать.
Мы скатились в обрыв. Повисли на ветках и корнях деревьев. Как елочные украшения. Провисели так несколько часов.
Тут прилетели «вертушки» и начали работать по расположению боевиков. Первый залп пришелся... по нашим позициям. Я дал зеленую ракету - «здесь свои». И красную - в сторону чеченских позиций. Их хорошо потрепали вертолетчики, штурмовая авиация и минометчики. Но на горы спустилась ночь.
Я шел первым, остальные цепочкой за мной. Каждый держал руку на плече товарища. Я остановлюсь - все встали. Я сел - все сели.
Нервы были уже на пределе. Вдруг слышим русский говор. Наши? Не наши? Я спрашиваю: «Пароль?» Мне в ответ: «Рязань! Отзыв?» А мы его не знаем. Случайно не перестреляли друг друга. Оказалось, что это разведка ВДВ. Ребята нам на подмогу шли.
Вышло нас из той мясорубки пятеро омоновцев и один контрактник. Через два дня, когда наши пришли на место боя, обнаружили раненого, полуживого Александра Прокопова. У него было ранение в ногу. Потерял много крови, но наложил себе жгут. Доктор в горячке боя успел бросить ему ампулу промедола. Вот он и продержался до прихода наших.
Эти шакалы ходили по месту боя и добивали наших. Всем ребятам были сделаны контрольные выстрелы или в голову, или в шею. А десятерых ребят «вахи» захватили в плен. Скорее всего, ребята были сильно контужены и не могли оказать сопротивления. Разведчики потом нашли бинты, окровавленные носки и ботинки... Уводили ребят босиком. Похоже, пытали. Когда их казнили, неизвестно. Их тела позже обнаружили далеко от места боя.
Когда мы забирали тела погибших, видели всякое. Одному прикладом размозжили череп. Другому в нос засунули нательный крестик. Измывались даже над погибшими. А уж живым как досталось...
Александр КОВЫЛКОВ.

«Трус и паникер» или «будущий министр МВД»?
В течение последних дней мы принимали отклики наших читателей на военный дневник Владимира Порта.
Ахмед Умаров, Сочи:
- Я чеченец. Чувствую, что Порт - очень порядочный человек. Такого человека я бы назначил министром внутренних дел Чечни! Чем больше будет таких дневников, тем быстрее закончится братоубийственная война.
Александр Вавилин, Владимир:
- Полностью поддерживаю Порта. Зря пермские милиционеры ополчились на него, он мог бы написать и гораздо больше. Это портрет нынешнего состояния милиции и армии в Чечне. А вообще правильно предупреждала политиков в 1994 году «Комсомолка»: бойтесь «черных тюльпанов в ангарах».
Офицер контрразведки Игорь, Москва:
- Я тоже был в Чечне, и мне хорошо знакома картина, которую описал Порт. Написано жестко, но правдиво. А если бы он участвовал в «зачистках», то наверняка написал бы еще откровенней. И то, что Порт рассказал о контрактниках, - сущая правда. Это действительно сброд со всей России.
Капитан медицинской службы Валерий, Челябинская область:
- Я сам только что из Чечни. Был ранен, сейчас долечиваюсь и снова поеду воевать. Дневник читал только в двух номерах газеты, но очень хочется прочесть все, что написал Порт. По-моему, очень хорошо и правдиво. Такой бы правды побольше!
Да перед Портом я на колени бы встал за его смелость. Только вот увидите, ему обязательно отомстят свои же люди в больших погонах. Они такое не прощают.
Капитан Олег Иванов, сотрудник ФСБ из Томска:
- Я был в Чечне примерно в то же время, которое описывает Порт. И многое из того, о чем он говорит, меня удивило. И прежде всего сам автор. Мне кажется, что он истерик, трус и паникер!
Сотрудник милиции Владимир выразил желание назваться Ивановым, испытывая опасения, что Владимир Порт его убьет:
- Я считаю, что в дневнике лишь одна треть правды. Но кому она нужна? Чем захотел удивить нас Порт? На любой войне много грязи и на чеченской тоже, так зачем ее выносить на всеобщее обозрение?
Александр Владимиров, боец ОМОНа:
- Я был в Чечне четыре раза. И то, о чем рассказал Порт, меня не удивляет. Дневник показывает всю степень разложения нашей милиции, которой в Чечне нужен не мир, а двойной оклад.

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 мар 2014, 21:13 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1124
Команда: FEAR
Склонен верить Порту.
Спасибо за пост с его дневником.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 мар 2014, 21:57 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
Только нужно учитывать, что Порт пишет о ВОВД и СОМе, который его комплектовал. В большинстве ОМОНов и СОБРов все же была более здоровая атмосфера

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 сен 2014, 09:39 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
Цитата:
В расположении появился странный гражданский. Живет в палатке с федералами, вечно пьян. Оказался отцом десантника, сдавшегося бандитам под Ботлихом в 1999 г. Дома он числится пропавшим без вести. Отец ищет его и даже видел на местном рынке, но тот, увидев отца, убежал. Гнида.


Долго думал, писать или нет, но пусть знают. Имя гниды - Юрий Меновщиков. Уничтожили его только в Нальчике в 2004, ЕМНИП.

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 мар 2015, 17:46 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4040
Команда: A-344
http://www.youtube.com/watch?v=SPtRFkg7XYY

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 13 ]  Модератор: chlorum

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB