Текущее время: 01 окт 2023, 12:55


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 11 мар 2023, 15:50 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Изображение

Первые шесть глав и пролог былы переведены другим переводчиком.
Почитать их можно здесь - https://dart-stepius.livejournal.com/829.html

Глава 7. Неудачная попытка
12 февраля 2010
ПОБ «Тодд»

Пришло время уходить. Я закончил набивать свой рюкзак как можно большим количеством снаряжения для холодной погоды и завязал ботинки. Снежная буря приближалась к долине, и ребята хотели выполнить задание до того, как она прибудет, и превратит долину в морозилку. Погода была довольно мягкой, когда я вышел из палатки, чтобы пойти навестить Энди в ТОЦ. Там была бутылка из-под «Гаторейда», набитая камнями и землей, которая использовалась в качестве противовеса для деревянной двери. Было слышно, как она поднималась по стене, когда я открывал ее.
— Готовлюсь к отъезду, Энди. Тебе еще что-нибудь нужно от меня?
— Нет, у нас здесь все хорошо. Я только что объявил старт в SOTF, так что ваши ребята готовы идти - ответил Энди.
— Хорошо, увидимся завтра.
— Сегодня вечером должно быть по-настоящему холодно, надеюсь, ты собрала свой седьмой уровень - сказал он со смехом.
Седьмой уровень был предметами, выданными всем нам как часть нашего снаряжения для холодной погоды от «Патагорнии». Все началось с первого уровня, легкой ветровки, и шло до седьмого уровня, куртки и брюк большого размера, предназначенных для низких температур. Я много раз использовал свое снаряжение седьмого уровня, от нашего конвоя до BMG, на холме Следопыт, а теперь и в предгорьях у Людины.
— Спасибо. Пожалуйста, присмотри за Медведем для меня - попросил я.
Бутылка издала глухой звук, когда дверь захлопнулась. Схватив с земли свой рюкзак, я направился в командный оперативный центр 82-й, чтобы повидаться с Дэнни. Медведь пытался последовать за мной, мне пришлось несколько раз останавливаться и прогонять его.
— Нет. Возвращайся, Медведь.
Примерно после третьего раза он неохотно побрел обратно к нашим палаткам.
Внутри командного центра было темно, в основном его освещал большой телевизор с плоским экраном на стене и ноутбуки, выстроившиеся вдоль U-образного стола, сделанного из фанеры и бруса два на четыре дюйма.
— Что случилось, Дэнни? - сказал я, кладя руку ему на плечо.
— У вас, ребята, все готово? Сегодня вечером я оставлю минометы на Корвете в готовности для вас, ребята. У них есть инфракрасные мины, если там станет слишком темно из-за надвигающегося атмосферного фронта - сказал Дэнни.
При выстреле инфракрасные минометные мины выглядят как очень тусклые свечи, парящие в небе. Для тех, кто носит ПНВ, земля освещается как днем, сохраняя эффект и преимущество видимости ночью на нашей стороне.
— Звучит заманчиво, брат. Я свяжусь с вами по радио, когда мы будем готовы выступить, - сказал я, направляясь к двери.
— Я надеюсь, вы, ребята, готовы отморозить свои задницы сегодня вечером - сказал он со смешком - И не порви мой комок, это моя единственная запасная пара.
Остальные ребята из команды уже стояли у машин, когда я совершил короткую прогулку от КОЦ к месту стоянки транспортных средств, проходя под выцветшей деревянной вывеской с надписью «ПОБ «Тодд», в память о сержанте первого класса Дэвиде Джеймсе Тодде». Дэвид был первой жертвой среди американцев в Бала-Мургабе, и желтая вывеска, подвешенная над аркой разрушающейся российской текстильной фабрики [1], напоминала всем об опасностях, которые таились сразу за воротами.
— Это чертовски странно - сказал Пэт, пока мы кружили вокруг, ожидая, когда уедет колонна с пополнением запасов.
— Да, это так. Цветовой узор этих камуфляжей чертовски дурацкий - сказал Джордж.
Нас было всего несколько человек, отправившихся на эту спешную миссию в аванпост Корвет — только Пэдди, Марк, Пэт, Билли, Джордж, Райан и я. На этот раз не было солдат АНА, и большинство из нас удивило, что миссия даже была одобрена SOTF, когда Пэдди отправил ее.
В ответ на смерть Фокса Пэдди и Марк предположили, что мы могли бы помочь, отправившись туда и организовав две снайперские операции в районе, где были установлены самодельные взрывные устройства, наблюдая за холмами в надежде подстрелить кого-нибудь в процессе установки еще одного. Это была бы довольно простая и прямолинейная миссия, и Пэдди привел аргумент, что взять с собой представителей АНА в данной ситуации просто невозможно. Эта миссия заключалась в оказании помощи другим силам США, а не в обучении афганских солдат. Энди согласился, поэтому Пэдди составил план действий и направил его в SOTF на утверждение.
За день до этого было решено, что нам нужно скрыть наше передвижение к Корвету. Мы могли бы сесть на один из обычных конвоев с пополнением запасов, которые обходили все аванпосты Коалиции. Талибы уже привыкли к трехцветным камуфляжам, и миссия провалилась бы, если бы информаторы талибов на базаре передали о нашем передвижении в этот район. Они прекратили бы любые операции до тех пор, пока не смогли бы выяснить, что мы там делали.
Так что мы надели необычный камуфляж. Не пиксельный MARPAT Корпуса, а ACU, армейскую боевую униформа. Что может быть лучше для того, чтобы слиться с армейским конвоем, чем выглядеть как солдат? Энди понял рассуждения и разрешил нам надеть такую форму. Мы попросили Дэнни и первого сержанта Заппалу помочь нам раздобыть семь комплектов комка у солдат на ПОБ.
Заппала был первым сержантом батареи 82-й и старшим десантником на базе. Он был человеком самоотверженным, уважаемым и верным. В долине не было никого, кто не уважал бы его и не доверял бы ему; он рискнул бы своей жизнью ради любого из нас. Как и в случае с капитаном Перри, многие ребята в команде подружились с ним и знали, что он будет рядом, если мы когда-нибудь попадем в затруднительное положение.
Не желая проявлять неуважение к униформе солдат, мы сняли с них все нашивки подразделений и звания, заменив их единственной синей нашивкой Морских рейдеров на плече. Гордость превзошла любое разумное тактическое решение, и мы не думали, что кто-то из наблюдателей заметит эту тонкость.
— Эй, Райан, ты не мог бы нас сфотографировать? - спросил я, потянувшись за маленькой камерой, которую хранил в верхнем подсумке на передней панели моего жилета.
— Конечно, подойди поближе.
— Срань господня, вы просто шайка уродов - сказал Райан, нажимая на кнопку, чтобы запечатлеть этот момент.
— Я видел морды и поприличнее, чертова кучка уродов - сказал Марк со смехом.
Настроение было хорошим; мы были счастливы вырваться с ПОБ, чтобы немного поработать. Но надвигающиеся заморозки и возможность наступить на нажимное СВУ тяжело давили на всех. Мы снова шли по лезвию бритвы, прекрасно зная об опасностях, но были уверенны, что это не повлияет на наше решение выполнить поставленную задачу.
— Отлично, они готовы двигаться - крикнул нам Пэдди.
— Марк и я поедем в кузове с нашими рюкзаками - сказал Джордж.
Остальные заняли пустые места в других автомобилях, когда они забрались в кузов армейского LMTV [2].
Когда все погрузились в машины, они медленно покатились по грязи и выехали за главные ворота ПОБа. Густые серые облака вдалеке выглядели зловеще, медленно приближаясь к долине. Я сидел на заднем пассажирском сиденье HMMWV и слегка приоткрыл дверь, когда машина подъехала к Старому мосту, который вел в сердце Базара. Сделанный из металлолома и больших стальных труб диаметром в три фута, мост заскрипел под весом навалившегося на него транспортного средства. Грязно-коричневая река Мургаб быстро текла на глубине примерно двадцати футов под шатким мостом.
Я не возражал пересекать этот мост пешком, но в бронированной машине весом в несколько тонн прочность его примитивной конструкции была под вопросом. Если мост рухнет или прогнется под тяжестью груза, единственным способом выжить на реке будет ваша способность выбраться из транспортного средства, когда оно упадет, как валун, в русло реки. Если бы дверь была полностью закрыта, это гарантировало бы отсутствие выхода из нее.
Дверь издала щелкающий звук, когда я потянул ее внутрь, достигнув дальнего конца моста. Мне пришлось пригнуться, уткнувшись подбородком в грудь, чтобы заглянуть в маленькое окошко из пуленепробиваемого стекла толщиной в четыре дюйма. Вид не был ничем особенным — сквозь брызги грязи и искаженный толстым стеклом — просто лица прохожих на базаре, тусклые, ожидающие наступления заморозков. Они знали, что в их глинобитных жилищах будет суровая ночь, по-настоящему тяжелое существование усугублялось еще и отсутствием в регионе пригодной для сжигания древесины.
Зрелище было мрачным, полностью противоположным по сравнению с пышным и плодородным ландшафтом лета. В этом регионе мира возраст не учитывается в днях рождения; это просто общее количество прожитых зим. Предстоящий снегопад не только затруднит проведение операций в долине, но и может сорвать мои усилия по возвращению Медведя в Штаты.
Недавно я отправил по электронной почте несколько фотографий Медведя Сабрине, которая жила со своими родителями в Нью-Йорке, пока я был в командировке. Она показала фотографии нашей трехлетней дочери Девлин, которая сразу же влюбилась в него, говоря «мой Мишка, мой Мишка». Прошло совсем немного времени, прежде чем Сабрина тоже влюбилась в него.
— Мы можем оставить его? Ты можешь привести его домой? - спросила Сабрина.
Привезти собаку домой из Афганистана?
Я слышал о людях, сделавших это в Ираке, но не из отдаленных районов Афганистана.
Как вообще мы могли бы это сделать?
Я сказал Сабрине, что, если она сможет найти надежный и осуществимый способ перевезти его обратно в США, мы могли бы оставить его у себя.
Что ж, это все, что ей нужно было услышать. Она потратила недели на поиск в Интернете и контакты с группами, которые занимаются спасением животных из зон боевых действий. Сабрина почти потеряла надежду, когда получила ответ от организации под названием Nowzad Dogs.
Основатель группы, Пен Фартинг, был бывшим британским королевским морским пехотинцем, которому удалось перевезти своего пушистого афганского приятеля домой после дислокации в районе Навзад в провинции Гильменд. Теперь Пен помогал другим делать то же самое, налаживая отношения с приютом для животных, расположенным в Кабуле.
Единственная проблема заключалась в том, что нам пришлось собрать около трех тысяч долларов, чтобы вернуть его домой. Это должно было покрыть его перелеты, прививки, документы и содержание в питомнике во время путешествия. Это была довольно непростая задача для быстро растущего щенка, а приют в Кабуле находился далеко.
Медведь рос, рос быстро, как страшный волк, и скоро он станет слишком большим, чтобы его можно было перевезти в Кабул. Первым препятствием был сбор денег, Сабрина начала кампанию пожертвований онлайн, чтобы «Помочь вернуть Мишку Майкла домой из Афганистана». Она собрала необходимые деньги за две недели; я был просто поражен щедростью людей со всего мира.
— Пен сказал, что все, что вам нужно сделать, это доставить его в приют в Кабуле, и они смогут перевезти его оттуда - написала Сабрина по электронной почте.
— Это здорово, но Кабул находится за тысячи миль отсюда, а в Афганистане не самая надежная автобусная система – сумничал я в ответ.
Мы были уверены, что на этом наша благородная попытка спасти Медведя закончилась.
Сабрина снова связалась с Пеном и рассказала о затруднительном положении, в котором я оказался. Пен сделал несколько телефонных звонков в приют и людям, которым он доверял в Кабуле. Несколько дней спустя я позвонил Сабрине по своему спутниковому телефону.
— Хорошо - сказала она - Пен нашел парня, который может поехать аж в город Герат.
— В самом деле? Герат? Возможно, я смогу туда добраться.
— Пен даст номер мобильного телефона парня, чтобы вы могли договориться о месте встречи и передать Медведя. Как у него дела? - спросила Сабрина.
— Хорошо, но он становится больше с каждым днем. Я постараюсь что-нибудь придумать, но это должно произойти в ближайшее время. Напишите мне номер телефона Пена, и я свяжусь с ним, если смогу найти способ добраться до Герата, - сказал я, когда телефонный сигнал начал пропадать - Ладно, мне нужно идти. Я люблю тебя.
— Я тоже люблю тебя, Майкл. Пожалуйста, береги себя.
— Я так и сделаю, не волнуйся.
Даже по замерзшей грязи поездка до аванпоста Корвет на южной окраине Людины заняла всего около двадцати минут. Небольшая колонна транспортных средств остановилась перед комплексом, и ее приветствовали несколько солдат, живущих там. Мы вышли из машин и сразу же начали выгружать наши рюкзаки и оружие из грузовика снабжения. Джордж передал последний ящик с оружием Марку, в то время как остальные ребята из команды быстро пробрались на территорию комплекса, ограничивая попадание в поле зрения жителей деревни, проходящих там через контрольно-пропускной пункт.
Один из сержантов «Корвета» направил нас к палатке, расположенной в глубине комплекса. Солдаты использовали палатку как импровизированный тренажерный зал, но они были достаточно любезны, чтобы расчистить там немного места, чтобы мы могли разложить наше снаряжение, сохранить относительное тепло и дождаться наступления темноты.
Мы действовали наугад. Шансы оказаться в нужном месте, с правильным оружием и иметь в пределах досягаемости кого-то, устанавливающего самодельное взрывное устройство, были почти нулевые. В данном случае расклад был не в нашу пользу, но после смерти Фокса мы должны были попытаться.
Мы ждали; было около 23.00, когда мы с Пэтом вышли из палатки, чтобы выкурить по сигарете. Температура опустилась уже значительно ниже нуля, и ветер усилился в преддверии атмосферного фронта.
— Это будет отстой - сказал Пэт, затягиваясь своей дешевой импортной сигаретой.
— Так... Это значит, что никакой краски для лица? - сказал я со смехом и дрожа от ветра.
Мы быстро докурили свои сигареты и нырнули обратно в палатку, чтобы начать готовиться.
— Срань господня, на улице холодно - объявил я комнате.
Члены команды были заняты подготовкой своих комплектов и рюкзаков для выхода в горы. Пэдди и Марк уже поговорили с сержантом взвода на Корвете, который отказался от четырех своих людей, чтобы пойти с нами в качестве третьей оперативной группы. Джордж, Билли и Марк с «большой пушкой» составили бы одну оперативную группу, в то время как Пэт, Райан, Пэдди и я составили бы другую, с Пэдди с «большой пушкой». План был прост: переместиться от Корвета к восточным холмам, где, как было известно, талибы устанавливали самодельные взрывные устройства. Разделитесь на три оперативные группы с ночной оптикой и высокоточным оружием и наблюдать. И ждать.
— Примерно через пятнадцать минут мы собираемся выхода - сказал Пэдди, входя в палатку, сопровождаемый ледяным бризом.
Я снял куртку, которая была на мне, свернул ее и засунул в свой патрульный рюкзак. Возможно, тогда мне было холодно, но как только мы начали двигаться и взбираться на эти холмы, я собирался выделять много тепла телом. Если на вас надето слишком много утепляющих слоев, вы вспотеете, а это то, чего вы не хотите делать, сидя на улице в погоду с отрицательным градусом.
Лучше замерзнуть сейчас, чем потом словить переохлаждение.
Последняя проверка наших ПНВ и оружия, затем, надев шлемы, мы закинули на плечи наши рюкзаки и гуськом вышли из палатки. Ночь была темная, и ветер теперь был ровным.
— Удачи, ребята - сказал темный силуэт солдата, когда он проходил мимо, направляясь к сторожевой башне вдоль стены.
Оказавшись у двери, семеро мужчин из Кинжала 22 и четверо с аванпоста Корвет выстроились в линию и начали опускать и закреплять свои ПНВ. Было видно, как мягкий зеленый свет от оптики рассеивается по бокам от глаз.
— С этого момента поддерживайте дисциплину шума и света - прошептал кто-то из первых рядов.
— Хорошо, мы выдвигаемся.
Я тихо заговорил в гарнитуру, давая Дэнни понять, что мы уходим и что мы свяжемся с нашими наблюдательным постом, как только все будет готово.
Взводный сержант придержал дверь из листового металла и спокойно пересчитал каждого человека, когда те выходили на дорогу. Больше не скрываясь за ветрозащитными стенами, можно было полностью ощутить леденящий эффект. Большие полосы серых облаков были освещены тусклой луной. Это было похоже на передний край волны, которая вот-вот перекатится через долину.
— Выдвигаемся - тихо сказал Пэдди, следуя за одним из десантников, который должен был провести патруль по самому прямому маршруту через Людину к холмам.
Это был их задний двор. Кто лучше всех укажет путь?
Я уже мог сказать, что это выдвижение будет сложным, когда перепрыгнул через небольшую траншею, идущую вдоль дороги, и чуть не упал. Когда вы носите ПНВ, вы почти теряете все восприятие глубины. Это все равно, что смотреть на два маленьких телевизионных экрана. Так что прыжки и попытки определить, куда приземлятся ваши ноги, требуют дополнительной координации.
Мы шли через узкие полосы деревьев и поля, намерзшие как камень, держась на расстоянии добрых пятнадцати футов друг от друга. Если бы кто-то привел в действие самодельное взрывное устройство, мы могли бы свести к минимуму наши потери, предоставив друг другу немного дополнительного пространства. Было такое чувство, что мы шли по минному полю. Мне пришлось перефокусировать очки, чтобы разглядеть детали на земле, но даже при этом обнаружить что-то закопанное или затаившееся в засаде было почти невозможно.
Итак, мы просто продолжали идти и надеялись, что никто не вытащит еще одну смертельную карту из колоды.
К тому времени, как мы достигли последнего ряда поселений на восточной окраине Лудины, мое оружие было уже холодным как лед. От холодного металла мои руки начало сводить судорогой, а открытая кожа на указательных и больших пальцах, где я срезал перчатки, уже онемела от боли. Шеренга змеилась - все страдали в тишине - в большой овраг у подножия холмов.
— Хорошо, у каждого есть свое местоположение, это место будет нашим местом сбора», - приглушенно произнес Пэт.
Три группы тихо разделились и начали свои индивидуальные походы в горы. Четверо солдат должны были занять самую дальнюю северную точку, затем команда Марка и, наконец, мы. Каждая точка находилась примерно в шестистах метрах друг от друга, что позволяло стрелкам перекрывать свои зоны наблюдения. Две другие оперативные группы ушли и растворились в ночи и ветре.
— Пошли - прошептал Пэдди Пэту, Райану и мне.
Один маленький шаг за другим, мы медленно поднимались по крутому склону. Мои ноги и руки онемели от мороза, который легко проникала сквозь тонкие армейские камуфляжи. Когда мы остановились недалеко от гребня холма, я обернулся и посмотрел на долину. В деревнях, окружающих район базара, виднелся дым от нескольких согревающих костров. В остальном в долине было тихо. Ничто не двигалось, просто тысячи жителей деревни, укрывшись одеялами в своих домах, ждали, когда сон принесет новый день.
— Так, Пэдди и я перейдем и займем позицию - сказал Пэт.
У нас с Райаном действительно были не главные роли в этой миссии, поскольку он был медиком, а я авианаводчиком (JTAC). Наша работа состояла в том, чтобы обеспечивать безопасность с тыла, пока они наблюдали за районом действий, следя за тем, чтобы никто не подкрался к нам сзади.
— Ски, я возьму вот эту сторону - сказал Райан, медленно отходя примерно на двадцать футов.
Я подошел ближе к вершине холма и положил свой рюкзак на землю. Высоко на вершине холма можно было ощутить всю силу ветра, когда снежные тучи покрыли последние несколько миль до долины. Температура уже измерялась однозначными цифрами, а ветер опустил ее до отрицательных величин. Мне нужно было быстро надеть больше слоев, иначе я рисковал переохлаждением.
Опустившись на колени рядом со своим рюкзаком, я вытащил штаны седьмого уровня и натянул их поверх своего холодного камуфляжа и ботинок. Следующей была безразмерная куртка, которая надевалась поверх моего комплекта и шлема. Я оглянулся и увидел, что Райан делает то же самое. Мы понятия не имели, как долго пробудем тут, неподвижные и замерзшие. Капюшон немного прикрывал мои уши и не позволял ветру проникать в шлем. Сидя там со своим оружием в одной руке и радиотелефоном в другой, я поднес его к уху и прислушался.
Оперативные группы начали передавать Дэнни по радио координаты своих мест расположения. Я едва мог разобрать произносимые цифры из-за завывания ветра. Слой снаряжения для холодной погоды мало помогал поддерживать тепло моего слабого тела. Я решил завернуться в небольшую водонепроницаемую штормовку, чтобы защититься от пронизывающего ветра. Полностью прикрытый, я мог только представить, что выгляжу так же, как Райан — неподвижный большой камень, сидящий на склоне холма, выставив напоказ только свои очки ночного видения.
Примерно в десяти футах от меня была небольшая траншея. Я сопротивлялся желанию устроиться в ней, чтобы укрыться от ветра, но эта траншея служила напоминанием о том, что случилось с Фоксом и почему мы оказались здесь. Она просто была там, пустая, темная и почерневшая, как могила без надгробия.
Тридцать минут превратились в час, пока мы сидели на замерзшей земле, чувствуя, как последние крупицы тепла покидают наши тела. Это было физически больно. Никто не говорил по радио. Я никогда не чувствовал себя таким одиноким. Одним из первых признаков гипотермии является сосредоточение внимания вовнутрь. Когда температура вашего тела начинает падать, вы устаете и перестаете разговаривать. С этого момента вы начинаете уходить в себя, перестаете двигаться и погружаетесь глубже в свой разум.
Это то, что медленно происходило с нами. Мы буквально замерзли до смерти.
Прошло три часа, а на холмах не было никаких признаков жизни. Марк держал щеку на прикладе своей винтовки М40 и неустанно смотрел через прикрепленный к ней оптический прицел ночного видения PVS-24, сканируя вершину холма и тропинку, которая петляла между холмами внизу. Пейзаж был мертв.
Грозовой фронт наконец достиг BMG и прошел над головой. А потом внезапно ветер просто прекратился. Было жутковато тихо, так как густые серые снежные тучи погасили весь звездный свет.
Начал падать легкий снег. Долина была тихой и замерзшей.
— Варварские огни, это Джордж. Можем ли мы попросить вас выстрелить осветительным по окрестностям? - запросил Джордж по радио.
— Вас понял, я прикажу минометчикам выпустить инфракрасный снаряд, будьте наготове - ответил Дэнни.
Несколько минут спустя я услышал глухой звук, донесшийся со стороны Корвета. Выстрел прозвучал так, словно хлопнула бутылка шампанского, когда сработал запал замедленного действия, высвободив маленький парашют и вызвав химическое свечение.
Мои очки загорелись от вспышки, падающей позади меня, отбрасывая длинные тени вниз по склону в Людину. Это освещало падающий легкий снег и только подтверждало то, что мы уже знали — здесь никого не было.
Инфракрасная вспышка ослабла и потемнела, дрейфуя и приземляясь где-то глубоко среди холмов.
Затем все снова погрузилось во тьму.
— Мы здесь закончили. Сворачивайте свои команды и встречаемся на месте сбора - сказал Пэдди по радио.
Его голос звучал хрипло и слабо из-за борьбы с пронизывающим холодом.
Наступает момент, когда вам приходится столкнуться с реальностью ситуации. Здесь мы были, едва держась от жестокого мороза. Факт был в том, что никто не выживал здесь в этих условиях, не говоря уже о каком-то самодельном взрывном устройстве, бегающем в мужской одежде и шлепанцах талибов. Он не продержался бы и пяти минут, и ему понадобилась бы кирка, чтобы вонзиться в землю.
После быстрого подсчета всех на месте сбора мы начали медленное и болезненное движение обратно к аванпосту. Я больше не чувствовал своих ног, только жгучую боль от замерзших ботинок и носков. Снегопад усилился, а звезды скрылись за облаками, и мы едва могли разглядеть человека впереди и позади вас. Двое солдат АНА стояли на страже на дорожном контрольно-пропускном пункте, прижавшись к использованной пятидесятипятигаллоновой бочке из-под топлива, в которой горели дрова, чтобы согреться, когда мы молча вошли обратно на территорию аванпоста.
Вернувшись в палатку, я разделся до шорт, прежде чем скользнуть в свой холодный как лед спальный мешок. Потребовалось около тридцати минут, чтобы тепло моего тела впиталось в теплоизоляцию, но к тому времени я уже потерял сознание.
Мы потерпели неудачу; это была пустая трата времени, которая не принесла облегчения солдатам на Корвете. Устранение одного самодельного взрывного устройства привело бы к обратному эффекту для талибов в Буриде, заставляя их сомневаться каждый раз, когда они думали бы о том, чтобы под покровом ночи отправиться, чтобы устроить ловушку.
Утро наступило быстро, дав поспать всего несколько часов. На земле уже лежал фут снега, когда мы собрали наше снаряжение и направились к автомобилям, ожидавшим нас снаружи, чтобы отвезти обратно на базу. Я посмотрел на солдат, когда мы проходили мимо. Мне казалось, что мы бросаем их на произвол судьбы. Мы хотели помочь — это была единственная причина, по которой мы пришли сюда. И все же мы ничего не могли сделать, кроме как отправиться в Буриду и встретиться с ними лицом к лицу. SOTF никогда бы на это не пошел, они бы сказали, что это не наша миссия.
* * *
Три короткие недели спустя, в отместку за смерть сержанта Фокса, бойцы 82-й, афганские и итальянские солдаты заняли позицию на северной оконечности Лудины возле взорванного моста, и между ними и деревней Бурида не было ничего, кроме ничейной земли. Установив пулемет в небольшом углублении в земле, коалиционные силы смогли склонить талибов к полномасштабной перестрелке.
Используя железнодорожную линию, которая проходила на юг от Буриды до взорванного моста, талибы смогли маневрировать в непосредственной близости, сократив разрыв между двумя силами до менее чем двухсот метров.
С ПКМ в руке боевик «Талибана» скрытно пробрался на небольшую насыпь по крысиной тропе [3]. Установив оружие на сошки, он выпустил длинную очередь прямо по позиции пулеметчиков 82-й. Харт, который работал с сержантом Фоксом радистом, был зажат между двумя молодыми солдатами с Корветта — один управлял пулеметом М240, а другой был его помощником. Град пуль на их позиции обрушился неожиданно и прошел прямо сквозь них, смертельно поразив обоих молодых солдат, оставив Харта в центре нетронутым. Пули попали обоим солдатам в головы.
Специалисты Мэтью Хьюстон и Джосайя Крамплер были срочно доставлены в больницу, где их прибытия ожидала бригада хирургов. Они неустанно работали более тридцати минут над двумя павшими десантниками, но не смогли реанимировать ни одного из них.
Наша команда быстро погрузилась на технику и помчалась на место в качестве сил быстрого реагирования (Quick Response Force). Мы обнаружили, что обе стороны оказались в тупике, ни одна из них не хотела продвигаться по разделявшему их открытому полю.
— Я действительно рад, что вы, ребята, здесь - сказал Марку молодой десантник, проходя мимо, чтобы лучше рассмотреть зону боя из своей SASR [4] 50-го калибра. «Элвису» нужно было немного времени на сцене.
— Не волнуйся. Мы всегда прикроем спины ваших парней - ответил он, когда команда спешилась и вытолкнула наши машины на открытое место, чтобы ввести миниган в бой.
Талибы разорвали контакт после того, как использовавшаяся ими крысиная тропа была разнесена пулями калибра 7,62 мм, но ущерб уже был нанесен.
Трое мужчин с одного и того же небольшого боевого поста — только что исчезли. После этого солдаты на Корвете впали в спячку. У них не было никакого желания видеть, как убивают кого-то еще. Они не были напуганы; это было больше связано с психическим истощением из-за потери трех братьев и не имело ничего общего со страхом перед врагом. Солдаты «Корветта» придут в себя, но сначала им нужно было найти свой собственный способ справиться с болью. Все сплоченные подразделения проходят через эту фазу после потери парней. Но именно ради них — павших — они встают, отряхивают пыль с колен и перезаряжают свое оружие. Талибам пришлось бы сделать гораздо больше, чтобы вывести этих десантников из боя.
Солдатам просто нужен был небольшой импульс, чтобы заставить маятник качнуться в другую сторону.
Им нужна была помощь, и наша команда была единственной, кто мог это сделать.
Мы бы не подвели их... Любой ценой.
__________
[1] Так в оригинале (прим. переводчика)
[2] Light Medium Tactical Vehicle – легкий 2,5-тонный грузовик из семейства Средних Тактических Машин (MTV) на базе австрийского военного грузовика Steyr 12M18 (прим. переводчика).
[3] Ratline – в данном контексте узкая траншея, арык, ложбина, сухое русло ручья, любое другое протяженное укрытие, позволяющее скрытно перемещаться.
[4] SASR (англ. Special Applications Scoped Rifle, «винтовка специального назначения с оптическим прицелом»), винтовка Barret M82A1 калибра .50 BMG (прим. переводчика).


Последний раз редактировалось raven999-13 25 мар 2023, 10:35, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 11 мар 2023, 18:02 

Зарегистрирован: 21 ноя 2020, 00:28
Сообщений: 336
Команда: Нет
Вторая его книга вроде?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 11 мар 2023, 20:57 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Garul писал(а):
Вторая его книга вроде?

Да, первая "Level Zero Heroes" 2014 года, а в 2016 вышла "Dagger 22".


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 18 мар 2023, 09:57 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 8. «Объект Аваланш»
8 марта 2010
Перекресток дорог
Деревня Людина

— Хорошо, мы встретимся с вами, ребята, в целевом здании. Если вы вступите в контакт, просто сообщите об этом по радио - сказал Джо Пэту и Джорджу, когда две маневренных группы разъехались на перекрестке с четырьмя полосами движения в Людине.
Прошло восемь дней с тех пор, как были убиты Крамплер и Хьюстон, а также Фокс; солдаты, обслуживающие аванпост Корвет, были эмоционально на взводе. Они ограничили свое присутствие в этом районе, потребовав времени, чтобы оправиться от своих потерь. Солдаты не побоялись вернуться в патруль. Это были десантники 82-й воздушно-десантной дивизии, и они знали, что поставлено на карту и что нужно сделать. Взвод получил тяжелый удар, и ему требовалось время, чтобы оправиться и перегруппироваться. Им просто нужна была небольшая помощь.
После того, как наша запланированная снайперская миссия провалилась, Пэдди и Пэт вместе разработали замысел операции[1], чтобы доставить команду к месту с пометкой «Объект Аваланш[2]» в деревне Бурида. Это был бы еще один случай попадания в ситуацию, которая дала бы нам гибкость для маневра, точно так же, как мы это делали во время нашего патрулирования в Хасадаре.
Энди знал, что, отправив в SOTF замысел операции, в котором излагался наш план отправиться прямо к «Объекту Аваланш» под покровом ночи, проникнуть и очистить территорию от боевиков Талибана, он никогда не получит одобрения. Замыслел был бы мертв по прибытии, не дойдя до стола командира SOTF, если бы даже зашел так далеко. И чтобы еще больше осложнить ситуацию, тактическая позиция в войне снова изменилась. Командующий ISAF в Афганистане генерал Стэнли Маккристал издал еще одну тактическую директиву, в которой говорилось, что силам больше не разрешается проводить ночные рейды по комплексам зданий и жилым домам. Энди должен был прочитать нам эту директиву вслух во время одного из наших ночных собраний команды в TOЦ.
Для ребят это был еще один из тех моментов «какого хрена», когда нам пришлось поставить под сомнение причину, по которой мы вообще там оказались.
Как и в случае с патрулем в Хасадаре, который завершился победой команды на «Объекте Фиеста», мы намеренно не вводили SOTF в заблуждение относительно наших намерений. Мы просто знали, что, если ситуация будет развиваться в определенном направлении, нам придется реагировать соответствующим образом. Но эта миссия была другой. Это была прямая попытка помочь нашим коллегам-военнослужащим и дать понять талибам, что если они убьют одного из нас, мы будем охотиться на них, как на собак.
Эта операция много значила для команды и семьи BMG, именно поэтому мы были готовы предпринять такую миссию. Наше вышестоящее командование не жило и не действовало в Бала-Мургабе; для них это была просто квадрат на карте или фрагмент спутниковых снимков на экране. А для нас это была повседневная реальность, где у людей были лица, имена и семьи дома. Мы не ожидали, что они полностью поймут нашу ситуацию; они могли бы расследовать действия нашей команды после завершения миссии.
Мы послали в SOTF следующую информацию - команда собирается провести ночное патрулирование с нашими афганскими коллегами в деревне Людина и вокруг нее, чтобы обучить и ознакомить их с работой в условиях низкой освещенности, уделяя особое внимание шумо- и светомаскировке.
Это было одобрено без каких-либо вопросов. Именно так, как мы и думали.
Что команда планировала на самом деле: мы планировали отвезти наши транспортные средства на Корвет и двинутся пешком в деревню Людина. С нашими афганскими солдатами команда должна была разделиться на два отдельных элемента, «Альфа» и «Браво». Отряд «Браво» возглавлял Пэт, он должен был взять Джорджа, Билли и еще нескольких операторов, чтобы очистить скопление сооружений, расположенных на северной стороне разрушенного моста. Было известно, что талибы использовали этот район для наблюдения за северной оконечностью Лудины на предмет активности. Очистив эти территории, «Браво» должна была скрытно выйти и направиться на север, в Буриду.
«Альфа» состояла в основном из членов группы управления. Джек отвечал за то, чтобы справиться с нашей половиной афганских солдат. Марк был с нами, чтобы обеспечить безопасность на дальних дистанциях во время нашего движения на север. Наш элемент использовал бы узкую грунтовую дорогу, которая прижималась к холмам и вела прямо к «Объекту Аваланш». Но перед этим нам пришлось бы очистить дорогу от любых самодельных взрывных устройств. По данным разведки, талибы уже заминировали ее в ожидании такого наступления. Как только они достигнут целевого комплекса, Альфа ворвется и зачистит его, надеясь застать всех боевиков спящими внутри.
Заключительной частью миссии было обеспечение безопасности района и ожидание, когда элемент «Браво» поднимется, чтобы присоединиться к нам. Если все пойдет хорошо, оба элемента покинут комплекс до восхода солнца и воспользуются дорогой для быстрого возвращения в Людину к ожидающим нас машинам.
В этой миссии было много движущихся частей[3], и мы знали, что это будет опасно. Мы надеялись на лучшее, но должны были быть готовы к худшему.
Джордж, Джей и Пэт потратили день до этого на создание нескольких зарядов для взлома, которые будут использованы. Некоторые были маленькими, предназначенными для взламывания металлических дверей, в то время как другие были больше. Они взяли металлические трубы и набили их по всей длине С4. В целом, эти большие разрывные заряды содержали почти четыре фунта взрывчатого вещества; достаточно, чтобы пробить точку входа через толстые, похожие на цементные, стены, которые окружали соединения.
Это было слишком много; Пэт понятия не имел о термине «перебор».
Наши GMV[4] — наземные мобильные транспортные средства — были установлены на дороге перед Corvette; солдаты там стояли на страже у них. Руссо и Флойд, механик команды, управляли единственной машиной, которая должна была ждать в Людине и двигаться к «Объекту Аваланш» после того, как Альфа элемент очистит дорогу от СВУ. Пока Флойд был за рулем, Руссо находился в турели с новым MK47, который был доставлен в BMG несколькими днями ранее.
MK47 представлял собой 40-мм гранатомет с электрическим приводом, намного более легкий и функциональный, чем его предшественник MK19, который был громоздким и не самым безотказным оружием в арсенале США. В багажнике машины находились два пулемета М240 на сошках и дополнительные боеприпасы, а также «Элвис» и один из наших 60-мм минометов[5]. Если дерьмо попадет в вентилятор, у нас должен был быть план Б.
Во время брифинга команды перед выходом мы пригласили наших новых соседей по ПОБу, пилотов и команды вертолетов медицинской помощи, которые теперь постоянно находились там. Наличие DUSTOFF[6] (позывной санитара) на ПОБ «Тодд» значительно увеличивало шансы каждого из нас на выживание в случае тяжелого ранения.
Эта передислокация стала прямым результатом трех недавних смертей, что еще раз продемонстрировало региональному командованию нашу потребность в оперативной медицинской помощи.
Команда DUSTOFF и наша команда быстро подружились. Они разместили свои два вертолета UH-60 Black Hawk в зоне рядом с ПОБом, прямо рядом с нашим расположением. Нам нечего было предложить, но то, что было нашим, принадлежало им. Они жили в маленькой палатке рядом с нашей, обслуживая радиостанции и mIRC[7] двадцать четыре часа в сутки, просто ожидая звонка, чтобы отправить своих птичек на задание.
Вокруг ПОБа было много новых лиц. За капитаном Перри теперь следил его сменщик на посту командира батареи, молодой офицер по имени Зак. Время Перри на посту командира подходило к концу, и ему нужно было убедиться, что его замена полностью соответствует ситуации в BMG, прежде чем доверить ему жизни своих людей.
За три дня до этого наша команда получила нового члена, назначенного нам SOTF. Его звали Трэвис, и он был специалистом SOWT[8] ВВС. Поскольку BMG представляла собой обширную долину, расположенную рядом с крутой горной местностью, у нее был свой собственный микроклимат и погодные условия, которые было почти невозможно предсказать. Присутствие Трэвиса в долине означало, что он мог предоставлять нам точные прогнозы погоды в режиме реального времени, что облегчало определение наилучшего времени для проведения миссий. Его официальное представление команде состоялось как раз перед тем, как мы начали нашу миссию в Буриде.
Трэвис представился, предоставив команде их первый реальный прогноз погоды.
— Освещенность будет около шестидесяти процентов, так что видимость ПНВ хорошая. Температура будет чуть выше нуля, и мы можем ожидать, что густые низкие облака переместятся в регион незадолго до рассвета - сказал Трэвис, ссылаясь на свои заметки в небольшом справочнике.
Густые низкие облака — это то, чего я не хотел слышать для этой миссии.
— Я надеюсь, ты хороший стрелок - серьезно сказал Билли.
— И захвати боеприпасы дополнительно - добавил Джордж.
Мы все были впечатлены тем, как Трэвис представил себя. Уверенный в себе и готовый помочь любым возможным способом, от прогнозирования погоды до нажатия на спусковой крючок. У Трэвиса не было времени приспособиться к команде или к ситуации в BMG —речь шла о том, чтобы его сразу бросить в замес. Но у меня с самого начала было действительно хорошее предчувствие относительно него. Казалось, что он был с нами уже несколько месяцев. Странно.
Трэвис держался поближе к Энди, пока Джо в последний раз разговаривал с Пэтом, прежде чем разойтись в разные стороны. Перекресток был темным, и тени, отбрасываемые окружающими стенами и зданиями, не помогали нашим ПНВ. Из-за ограниченной видимости было сложно управлять афганскими солдатами и направлять их, поэтому мы держали их поблизости, когда оба подразделения отправились в путь.
— Дэнни, мы выдвигаемся - передал я по радио. Было сразу после 01:00; Дэнни просидел всю ночь в командном центре, чтобы следить за нашим продвижением.
До этого момента афганским солдатам предоставлялась ограниченная информация о том, в чем именно заключалась наша миссия. Это было просто ночное патрулирование вокруг Лудины. Мы держали в секрете наши истинные намерения отправиться в Буриду. Это была попытка уменьшить вероятность утечки информации в «Талибан». Не то чтобы мы не доверяли нашим афганским коллегам; мы просто предпочитали держать их в неведении относительно деталей, пока не придет время. Это было безопаснее для всех участников.
Парню с РПГ не нужно знать все детали миссии, только основы того, что мы делаем, и оглядываться назад, прежде чем он выпустит свою единственную ракету.
— Флойд, отойди примерно на пятьдесят метров, пока мы не доберемся до дороги - проинструктировал Энди по радио, когда «Альфа» начала марш от перекрестка четырех дорог к подножию восточных холмов.
Джек возглавил строй вместе с афганскими солдатами и остановил их, когда они достигли холма. Энди и Лайкон, наш сапер, прошли через строй, чтобы соединиться с ним. Стоя возле группы темно-серых деревьев, все трое тихо разговаривали, глядя на север вдоль грунтовой дороги, по которой мы собирались идти. Лайкон опустился на колено и достал из рюкзака маленький ручной металлоискатель. Когда он начал разворачивать его и включать, я подслушал разговор афганских солдат между собой. Наш переводчик, Хайбар, был вовлечен в разговор вместе с Джеком. Солдаты казались немного встревоженными.
Джек сказал Хайбару сообщить им, что мы направляемся на север, в Буриду, чтобы очистить территорию, где, как мы думали, находятся талибы.
Хайбар перевел солдатам, которые слушали его очень внимательно.
Я не говорил на дари, но мог сказать, что они были недовольны новым местом назначения. Они не были тупыми. Они знали, что происходит в Буриде, и о возможных самодельных взрывных устройствах на дороге, и о гарантированной перестрелке, в которую мы попадем, если пойдем туда. Афганские солдаты не хотели в этом участвовать, они начали спорить между собой.
Подошел Джо, давая знать о своем присутствии.
— Хайбар, скажи этим парням, что они, блядь, идут с нами. Если мы идем, то и они идут - приказал он на повышенных тонах.
Солдаты притихли, но было очевидно, что они не были полностью согласны с этим и лишь неохотно согласились бы даже после того, как высказали свои опасения.
— Что, у нас здесь гребаный мятеж? - спросил Марк, подходя ко мне.
К этому времени Лайкон уже начал медленно подниматься по дороге, идущей с севера на юг, водя металлоискателем в нескольких дюймах от земли перед собой. Больше всего его беспокоил первый участок дороги, первые двести метров от Людины, потому что это был район, который, скорее всего, посетят силы коалиции, и там уже было обнаружено самодельное взрывное устройство.
Нам предстояло преодолеть большое расстояние, около полутора километров, и нашему отряду нужно было занять позицию, чтобы сначала прорваться и очистить «Объект Аваланш», прежде чем элемент «Браво» сможет начать свое движение на север. Наш подрывной заряд сработал бы первым, что дало бы нам элемент неожиданности по сравнению с любым, кому посчастливилось залечь на дно внутри обнесенного стеной комплекса.
Поскольку Лайкон медленно шел впереди, остальные из нас тащились за ним примерно в тридцати метрах. Мы позаботились о том, чтобы не сбиваться в кучу, на всякий случай, если он пропустил один заряд, зарытый на дороге. Вдоль дороги тянулась неглубокая траншея глубиной по колено, отделявшая ее от открытого поля, представляющего собой ничейную землю. Мы могли бы легко просто пройти по траншее или обойти дорогу по полю. Единственная проблема заключалась в том, что они оба представляли одинаковый уровень угрозы. Но нашим приоритетом было убедиться, что дорога свободна от самодельных взрывных устройств, если нам понадобится перейти к плану Б и подтянуть тяжелое вооружение.
Флойд загнал GMV под группу деревьев и заглушил двигатель, в то время как Руссо повернул и зафиксировал башню, направляя MK47 на север, в сторону Буриды. Они подождут, пока дорога не будет расчищена и территория не будет охраняться, прежде чем тащить задницы в Буриду, чтобы присоединиться к нам. GMV также был нашим единственным средством наземной эвакуации раненых, если до этого дойдет. Наши братья DUSTOFF делали то же самое, что и Дэнни, слушая нашу командную радиосеть на ПОБ. Если их могли вызвать, они хотели быть в курсе нашей ситуации.
Это была очень напряженная ночь для всех участников и для всех, кто был готов прийти на помощь.
Лайкон внезапно остановился.
Пройдя всего около ста метров вверх по дороге, он медленно опустился на колени и положил руку на землю. Мое зрение на расстоянии было ограничено из-за моих очков ночного видения, и я не мог разглядеть, что он делал или обнаружил ли он что-то.
Джек жестом приказал солдатам опуститься на одно колено, пока мы ждали, когда Лайкон подаст нам сигнал. Я опустился на колено в небольшой траншее и оглядел ничейную землю в поисках каких-либо следов подразделения «Браво», которое уже занимало позицию возле разрушенного моста, ожидая нас.
Я задавался вопросом, приходилось ли «Браво» сталкиваться с такой же ситуацией с ANA, когда им сообщили об изменении миссии. Почему-то я не думаю, что Пэт, Джордж или Билли потерпели бы с их стороны такое малодушие.
Прошло несколько напряженных минут, прежде чем Лайкон встал и снова начал движение.
«Объект Аваланш» представлял собой большое сооружение, окруженное сплошной стеной. Стены были по меньшей мере десять футов высотой и два фута толщиной. Со временем сухой воздух на этой высоте высосал из них всю влагу, сделав их твердыми, как камень. Примерно с расстояния пятисот метров я начал различать его очертания.
Первый комплекс слева, точно такой, как выглядел на спутниковых снимках.
Как только Лайкон закончил проверять первый участок дороги, мы смогли наверстать упущенное расстояние и время. Двигаясь длинной колонной в шахматном порядке, мы тихо приблизились к одинокому поселению по грунтовой дороге. До этого момента вдоль дороги не было никаких укрытий — ни деревьев, ни кустарников, только неглубокая траншея. Когда «Альфа» приблизилась к целевому зданию, неглубокая траншея превратилась в большое углубление в земле. Ряд здоровых деревьев, впавших в зимнюю спячку, тянулся вдоль края, ближайшего к комплексу.
Как и в случае с обычными подразделениями, радиосвязь вышестоящего командования с нашим текущим местоположением была важной и частой задачей. К счастью для нас, у SOTF был более сдержанный подход, когда дело касалось групп наблюдения во время патрулирований и миссий. От нас не требовалось регулярно сообщать о нашем местоположении до тех пор, пока мы не отклонялись слишком далеко от маршрута и информации, которую мы предоставили в замысле операции. Только случае контакта с противником мы начнем передавать больше информации в SOTF, чтобы они могли лучше выделять нам силы и средства. Мы это называли «Правилом больших мальчиков», и это хорошо подходило к нашей нынешней ситуации.
Если бы Энди сообщал о местонахождении команды, SOTF мог бы легко увидеть, что мы находимся не в той зоне, которую наметили в замысле.
Было ли это глупо? Может быть.
Было ли это рискованно? Да.
На данный момент мы были единственными, кто подвергался опасности, и в том место, где мы решили быть. Если шел один человек в команде, то шли и мы все.
Протоптанная тропинка вела от дороги к северо-восточному углу комплекса, где находилась закрытая двойная металлическая дверь. Дорога и прилегающая территория были пусты, тихи и неподвижны. В том районе, который мы могли видеть, не было ни одного пешего патруля.
Комплекс был окружен открытыми полями с трех сторон. Через дорогу был массивный покатый холм, который поднимался на север и имел небольшое плоское плато на вершине. Глядя вверх сквозь голые ветви деревьев, я мог видеть его темный силуэт, возвышающийся на двести футов над нами. Звезды в ночном небе мерцали за ним, придавая ему зловещее ощущение. Основная часть деревни находилась менее чем в трехстах метрах к северу от целевого комплекса, отделенная только большим плоским участком бездействующей сельскохозяйственной территории. Я мог видеть первый полный ряд зданий через свои очки ночного видения: прямую линию стен, крыш и дверных проемов. Они заполнили пространство между холмами и линией, которую будет использовать «Браво».
Я подошел к небольшой группе деревьев и встал на колено в углублении, в то время как Джей и Марк подкрались к краю территории с оружием наготове. Джек и Хайбар руководили афганскими солдатами, ожидая сигнала следовать за отрядом зачистки на территорию после того, как взорвется пробивной заряд. Мы не собирались взламывать главную дверь из-за возможности того, что она может быть заминирована. Наилучшим вариантом действий было использовать один из инженерных зарядов, чтобы пробить точку входа прямо через восточную стену, обращенную к дороге.
Джей опустился на колени и вытащил запал замедленного действия из кармана, в то время как Марк снял подрывной заряд, прикрепленный к верхней части его рюкзака. Расположившись примерно на полпути вдоль большой стены, Марк осторожно прислонил к ней трубу и поднял свое оружие, чтобы прикрыть Джея, пока тот снаряжал заряд. Он медленно опустил серебряный капсюль-детонатор в глиноподобную консистенцию C4 и осторожно провел по шнуру запала обратно к колпачку воспламенителя на другом конце.
— Браво, приготовьтесь, мы собираемся взорвать пробойный заряд, две минуты - передал Джо по радио.
— Вас понял, две минуты - ответил Джейми.
Джей взялся за маленькое круглое кольцо в верхней части воспламенителя, а другой рукой, крепко сжимая его корпус, сильно потянул. Колпачок хлопнул, за ним последовал слабый шипящий звук, когда искры внутри шнура медленно направились к капсюлю-детонатору. Джей бросил воспламенитель на землю, и они с Марком поспешили обратно к группе деревьев.
Марк прошел мимо меня, когда я прижался к одному из деревьев. Мы были менее чем в двадцати метрах от заряда, и меня беспокоила только труба, летящая в нас, когда заряд взорвался.
Минуту спустя я опустил голову, направив верхнюю часть шлема в направлении взрыва.
Вот и все. Как только этот заряд взорвется, пути назад уже не будет. Подразделение «Браво» стояло наготове, ожидая звука взрыва, чтобы начать зачистку территории к северу от разрушенного моста.
Последняя пауза.
БУУУУМ!
Заряд взорвался, направив весь окружающий его воздух в нашу сторону и заставив голые деревья содрогнуться. Я почувствовал, как от взрыва земля завибрировала. Едва дым в месте прорыва рассеялся, как я увидел Джека, Марка, Джея и бойцов АНА, спешащих к нему. Заряд проделал в толстой стене брешь шириной в три фута. Они пробегали сквозь него, исчезая в большом облаке грязи.
БУУУУМ!
Вдалеке мы услышали, как сработал первый заряд «Браво». Он отдавался сильным эхом по всей длине долины. Это звучало как маленькая ядерная бомба. Не было никаких сомнений в том, что жители маленького туркменского городка по ту сторону границы, в четырех километрах к северу от нас, слышали это.
Снова эти шумные афганские соседи... Отец снова опускает голову на подушку.
Энди, Трэвис и я подошли к полуразрушенному входу. Слыша крики «чисто … чисто...», я вошел в комплекс. Непосредственно справа находилось небольшое здание, используемое для хранения или, возможно, для содержания скота. В центре комплекса находилось единственное большое одноэтажное здание. Я пристроился в хвост афганским солдатам, когда они последовали за нашими парнями в него. Они зачистили его за считанные секунды. Внутри были две большие пустые комнаты, но дома никого не было.
— Все чисто - крикнул кто-то изнутри здания.
Лайкон подошел, чтобы осмотреть внутреннюю часть двойных входных дверей на предмет взлома. Он ничего не нашел и щелкнул замком.
— Это чертовски сухая дыра - сказал Джо, когда они с Марком подошли к Энди.
БУУУУМ!
Вдалеке взорвался еще один разрывной заряд.
— «Браво», как продвигаются дела с вашей стороны? - крикнул Энди по радио.
— Медленно, но верно, пока ничего. Нам нужно зачистить еще несколько зданий, прежде чем отправиться к вам - ответил Райан. Было слышно, как Джордж и Пэт кричат афганскому солдату на заднем плане, чтобы он, блядь, продолжал двигаться.
Пока Джек был занят инструктажем АНА по обеспечению безопасности на территории комплекса, я связался по рации с Дэнни, чтобы сообщить ему последние новости о нашей ситуации.
— Принято. Я боялся этого. Скорее всего, они спят где-то в деревне - ответил Дэнни на мою новость.
— Что ты об этом думаешь, Джо? - спросил Энди.
— Мы ничего не можем здесь сделать, и мы не собираемся сворачивать в деревню. На данный момент просто обеспечивайте безопасность здесь и ждите, пока «Браво» проберется к нам. Мы можем вместе вернуться отсюда до восхода солнца
— Ты прав - согласился Энди.
До того, как взойдет солнце.
Если бы талибы были в непосредственной близости, и мы попытались бы выехать после восхода солнца, мы были бы полностью беззащитны на всем километровом участке важнейшее решение до восхода солнца.
Охрана была установлена на трех входах в комплекс – у пробитого входа, у двойной двери и у единственной двери в стене, обращенной на запад к крысиной линии. Это был вход, которым воспользуется «Браво», как только они двинутся на север и окажутся параллельно нашей позиции. Это был бы примерно тридцатиметровый рывок через поле от укрытия до двери.
Вся эта ситуация начинала вызывать у меня неприятное чувство. Вся местность была лишена жизни, и казалось, что нас почти загнали в ловушку. Я держал свои тревоги при себе.
— Эй, Ски, ты не хочешь пойти посмотреть на тот холм со мной? - спросил Энди, когда все остальные начали сбрасывать свои рюкзаки и устраиваться поудобнее, в то время как «Браво» продолжал приближаться к нашему местоположению.
— Подождите, я иду - сказал Марк, когда мы втроем направились к двойным дверям.
Марк хотел посмотреть, сможет ли он оттуда лучше рассмотреть деревню. Вид с того места, где мы находились, состоял в основном из первого ряда зданий через поле к северу.
Я нажал кнопку на креплении ПНВ и зафиксировал очки в верхнем положении на шлеме, чтобы дать глазам отдохнуть от искусственного зеленого свечения. Было около 04.00, когда мы начали постепенный подъем по обратному скату холма к плато. Ночное небо было освещено ровно настолько, чтобы видеть землю у наших ног и плавные очертания вершин холмов на востоке.
Достигнув вершины, мы могли видеть на многие мили во всех направлениях мягкое свечение электрических фонарей на севере через границу на Туркменистан и зубчатые очертания Врат Ада на юге. Это был великолепный вид. Единственная проблема заключалась в том, что там не было никакого укрытия, только крошечная низинка, на которой можно было лечь. Мы могли видеть примерно три четверти деревни. Другая часть была скрыта другим холмом к северу от нас.
— Мы здесь совершенно беззащитны - сказал Марк с осторожностью в голосе.
Он был прав.
Мы все встали на колени, чтобы найти решение.
— Мы могли бы поставить несколько бойцов АНА здесь и на вершине вон того холма - сказал Энди, указывая на идентичный холм позади нас на юге — Они могут немного окопаться и прикрыть наш восточный фланг, чтобы никто не подкрался к нам через холмы.
— Чтобы я мог выстрелить в деревню отсюда, мне пришлось бы встать просто для того, чтобы получить приличный ракурс — сказал Марк — Я пойду скажу Джеку и Хайбару, чтобы они прислали сюда несколько бойцов.
Он встал и направился обратно к комплексу, чтобы передать план Энди.
До этого момента я никогда не подвергал сомнению суждения Энди или его лидерство. Нутром я чувствовал, что Марк принял правильное решение спуститься с холма. Но на этот раз что-то было по-другому. Энди чувствовал себя отстраненным, как будто он реагировал во сне.
Звезды начали тускнеть по мере того, как небо становилось немного менее темным.
БУУУУМ!
Последняя пробивающая брешь атака «Браво» отозвалась глубоким эхом вверх и вниз по долине. Если кто-то и спал на ПОБе, то этот взрыв наверняка их разбудил.
Прошло несколько минут, и по радио поступил вызов.
— Джо, это Пэт. Мы зачистили последний комплекс, ничего. Мы выходим на крысиную линию и направляемся к вашей позиции. Пожалуйста, скажите АНА, чтобы они, блядь, не стреляли в нас - сказал он.
Я услышал какой-то разговор, приближающийся к холму позади нас. Это были Трэвис, Пэдди и Хайбар с двумя афганскими солдатами на буксире.
Думаю, внизу, на территории комплекса, становилось немного тесновато, и Пэдди захотелось полюбоваться видом из своей снайперской винтовки М40.
— Они сказали прислать сюда немного АНА - сказал Трэвис, добравшись до нас.
— Да, нам нужно, чтобы они усилили охрану на нашем фланге - сказал Энди.
Теплое неприятное ощущение разлилось по моему телу. Сейчас у нас на холме было слишком много людей, но я держал эту мысль при себе.
— Какой у нас план, Энди? – спросил я.
Нет ответа. Он просто смотрел на деревню.
Эта ситуация имела все те же характеристики, что и наш бой на холме Патфайндер. Вершина холма, полностью открытая, ожидающая, чтобы стать мишенью для непрерывного шквального огня из стрелкового оружия и РПГ.
Трэвис опустился на колено рядом со мной, а Пэдди двинулся к Энди.
— Здесь не так уж много укрытий - сказал Пэдди.
Он бросил свой рюкзак на землю и опустился на колени рядом с ним, достав маленькую лопатку.
— Если мы собираемся пробыть здесь какое-то время, то могли бы попробовать немного окопаться - сказал Пэдди, начиная скрести твердую землю.
Она все еще была твердой, как камень, из-за глубокой заморозки в долине. Он смог только процарапать небольшое углубление, всего в несколько дюймов глубиной, но лучше, чем ничего. Пэдди собрал столько земли, сколько смог разломать, и насыпал ее в крошечный холмик, чтобы положить на него свой рюкзак и оружие.
— Можешь мне одолжить ее, Пэдди? - спросила я, потянувшись за лопатой.
Мне повезло примерно так же, как и ему; почва была твердой, но попытаться стоило.
Проходили минуты, пока мы сидели там в тишине и наблюдали за окрестностями. Осматривая хребет к востоку от нас, я заметил какое-то движение. Две черные фигуры поднялись из-за холма, пересекая линию горизонта и выделяясь на фоне фиолетового неба и слабых звезд на заднем плане.
— Я вижу двух парней, идущих в нашу сторону - тихо объявил я всем. Хайбар перевел это двум афганским солдатам, лежащим на земле.
Трэвис, встав на одно колено, поднял свое оружие и прицелился в них. Было трудно судить об их расстоянии от нас, но по размерам их черных силуэтов я определил, что они находятся примерно в пятидесяти метрах.
— Ты видишь какое-нибудь оружие? - спросил Трэвис.
— Нет, только их силуэты, и похоже, что они направляются прямо к нам.
Мы только что вступили в розовое время[9]. Небо было красивого темно-фиолетового цвета, идеальный фон для предрассветной перестрелки.
Они были на верном пути, чтобы пройти мимо нас по пути вниз по склону к комплексу, где был расположена «Альфа». Они казались расслабленными, шагая бок о бок, как будто вышли на прогулку. Не похоже было, что они пришли проверить шум, который произвели наши подрывные заряды.
Могло ли это быть утренней сменой талибов для охраны придорожного контрольно-пропускного пункта на «Объект Аваланш»? Больше здесь ничего не было. Неужели эти два парня собирались неожиданно нагрянуть к нам? Это неприятное чувство снова охватило мое тело.
— Я угадал - прошептал Трэвис.
Я прицелился в центр массы человека слева.
— Что ты хочешь, чтобы мы сделали? - тихо сказал я Энди, который стоял позади меня.
Нет ответа.
— Энди, ты хочешь, чтобы мы вступили в бой?
Пауза.
— У них есть оружие? - спросил Энди.
— Я не могу сказать, но они идут прямо на нас.
— Хайбар, скажи АНА, чтобы они сделали по ним предупредительный выстрел - сказал Энди.
Когда Энди заговорил, его голос звучал отстраненно — как будто его мысли были где-то в другом месте, где-то далеко отсюда.
— Хайбар, скажи им, чтобы они, блядь, не стреляли в них, просто отпугнули - сказал я приглушенным тоном.
Трэвис и я ждали с нашим оружием; если они откроют ответный огонь, мы должны были поджарить их.
КЛАЦ… КЛАЦ… КЛАЦ…
ПКМ издал громкий металлический звук, когда солдат быстро нажал на спусковой крючок, отправив в полет пригоршню пуль калибра 7,62 мм. Трассирующие пули ударили в землю и срикошетировали высоко в темное небо, когда две черные фигуры ненадолго упали на землю, прежде чем на полной скорости помчаться обратно через гребень холма в Буриду.
Если они были талибами, то это был только вопрос времени, когда они разбудят всех и предупредят о нашем присутствии. Мы молча ждали, как на холме, так и внизу, в комплексе, куда только что прибыли «Браво» и сбрасывали свои рюкзаки. Теперь мяч был на стороне талибов. Команда была готова к бою. До восхода солнца оставалось еще тридцать минут, но небо было сплошным, бархатно-голубым. Это должен был быть прекрасный день.
Все, что мы могли делать, это сидеть и ждать.
Так или иначе, все это должно было привести к развязке.
__________
[1] В оригинале CONOPS – сокращение от concept of operations, дословно «концепт операции» (прим. переводчика).
[2] Avalanche (англ.) – лавина (прим. переводчика).
[3] This mission had a lot of moving parts – в значении «слишком сложная» (прим. переводчика).
[4] GMV - Ground Mobility Vehicle, «наземный мобильный транспорт», модифицированный для Сил специальных операций HMMWV (прим. переводчика).
[5] Судя по тексту (в большинстве мест автор употребляет словосочетание «mortar tube» ), речь идет о M224 (Lightweight Company Mortar, 60mm, M224) — американском 60-мм ротном миномёте в его облегченной версии – без сошек и с легкой опорной плитой (прим. переводчика).
[6] DUSTOFF – или Dustoff – кодовое слово для вызова вертолетов 57-ое медицинского звена (первого во Вьетнаме вертолетного подразделения медицинской эвакуации), ставшее нарицательным для вертолетов Medevac (прим. переводчика).
[7] mIRC - Microsoft Internet Relay Chat, ранняя система обмена мгновенными сообщениями, в России известна как «Мирка» (прим. переводчика).
[8] SOWT- Special Operations Weather Team, команды специальных операций ВВС США, которые занимаются сбором и анализом критически важных метеорологических данных для поддержки специальных операций (прим. переводчика).
[9] Pink time – розовое время, момент, когда солнце еще не вышло из-за горизонта, но уже освещает небо (прим. переводчика).


Последний раз редактировалось raven999-13 08 апр 2023, 09:25, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 18 мар 2023, 13:01 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 522
Команда: Нет
Спасибо, очень интересно)


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 25 мар 2023, 11:04 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 9. Падение орла
9 марта 2010
Вершина холма, Бурида

Небо на востоке разгоралось все сильнее, но территория под холмом все еще была окутана тьмой.
Я бы солгал, если бы сказал, что не хочу спускаться с этого холма.
В воздухе чувствовалось, что назревает драка. То, что пули начнут летать, было лишь вопросом времени.
— Энди, какой у нас план? – спросил я.
Нет ответа. Я мог видеть, что он думал - взвешивал варианты и наши риски.
— Энди, нам нужно принять решение.
Стресс начал накапливаться внутри меня.
— Если мы собираемся идти, нам нужно идти сейчас. Если мы остаемся, все здесь, наверху, должны начать копать как можно глубже. В любом случае нам нужно сообщить.
— У нас движение - крикнул Пэдди, не отрываясь от приклада своего оружия с оптическим прицелом.
Похоже, мы остаемся.
КРАК! КРАК! КРАК!
Длинная очередь из АК-47 прошла над нашими головами, все на холме упали на землю.
— Ищите укрытие, ищите укрытие! - закричал Джордж, когда члены команды внизу открыли ответный огонь из двух дверных проемов по обе стороны комплекса.
— Сообщи об этом в SOTF - сказал Энди Джо по радио.
— Рейдер 8-1, Рейдер 8-1, это Кинжал 2-2, у нас контакт с противником. Я повторяю, контакт с противником - передал он по спутниковой связи.
— Вас понял, Кинжал 2-2, контакт с противником. Мы в готовности.
— Флойд, иди вперед и начинай подтягивать GMV - крикнул Джо по радио.
— Мы выдвигаемся - ответил Руссо, когда Флойд нажал на акселератор.
Бронетранспортер достиг нашей позиции за считанные минуты, таща задницу вверх по дороге, которую мы расчистили в темноте в ожидании той самой ситуации, в которой мы сейчас оказались. Лайкон направлял машину, перекрыв ей проход между дорогой и комплексом, который мы охраняли. Выставив гранатомет MK47, Руссо выпустил длинную очередь осколочно-фугасных гранат через поле навстречу приближающемуся огню из стрелкового оружия.
Как только Марк услышал выстрелы гранатомета, он убрал свое оружие из дверного проема и побежал к GMV, где «Элвис» ждал, когда его распакуют. Флойд выпрыгнул из машины и начал таскать на территорию дополнительные цинки с боеприпасами.
— Эй, Флойд, помоги мне - позвал его Лайкон в тусклом свете лагеря.
Вжууух... БУМ!
РПГ, выпущенный из деревни, прожужжал над верхней частью комплекса, прежде чем взорваться в воздухе дальше к югу. Лайкон и Флойд начали брать маленькие кусочки С4 и раскладывать их на уровне колен вдоль сплошной стены, обращенной на север.
— Подрыв, подрыв, подрыв!
БУМ!
Большая белая вспышка вспухла у стены, отправив пыль и обломки обратно в комплекс.
Один за другим они спускались по стене, проделывая дыру за дырой, в то время как трассирующие пули продолжали пролетать над головой, как светлячки в последние оставшиеся мгновения темноты. Каждый маленький кусочек С4 проделывал дыру размером с баскетбольный мяч в стене толщиной в два фута. По мере создания каждого импровизированного огневого рубежа морские пехотинцы занимали на них боевые позиции. Пять созданных отверстий превратили северную сторону комплекса в укрепленный бункер. Используя оптику на своем оружии, операторы начали сканировать трехсотметровое поле, выискивая любое движение.
Как только появилась дульная вспышка, был открыт ответный огонь с указанием его местоположения в соответствии с тем, где он находился из центра ряда зданий.
— Я поймал одного парня, он только что перебежал через дверной проем в крайнем левом углу - объявил Джордж после того, как выпустил несколько пуль в этом двустороннем тире.
Вернувшись на вершину холма, талибы продолжали вести непрерывный огонь из стрелкового оружия, чтобы прижать нас к земле. Мы были единственной реальной целью, которую они могли видеть, когда мы вставали, чтобы открыть огонь, наши тела, очерченные рассветным сиянием на востоке, придавали нам силуэты, в которые можно было целиться. Это стало вопросом времени: встать на одно колено, быстро просканировать деревню, найти цель, выпустить несколько пуль, прежде чем снова упасть на землю, чтобы избежать ответного огня.
Мы буквально лежали друг на друге в самой низкой части плато: Трэвис и две двое из АНА охраняли нас с востока, Энди, Пэдди и я смотрели в сторону Буриды, а Хайбар был где-то посередине.
— Ски, они высылают нам воздушную поддержку - крикнул кто-то по радио из комплекса.
Как бы сильно я ни хотел убраться с того холма, я не собирался оставлять их там без одного ствола.
— Энди, мне нужно добраться до какого-нибудь укрытия, где я мог бы начать работать с сетками целей - объяснил я, перекатываясь на бок. Вытащив одну руку из лямки рюкзака, я поднял ее, чтобы выставить маленькую радиоантенну, торчащую из верхней крышки, надеясь установить контакт с приближающимся самолетом до того, как он достигнет долины.
— Любая станция, любая станция, это Ореол 1-4, прием.
Ничего.
— Нам нужен кто-нибудь с два-о-три[1], чтобы начать забрасывать деревню гранатами - предложил я Энди, имея ввиду подствольный гранатомет M203 - Он займет мое место, чтобы я мог спуститься в комплекс и быть готовым до прибытия самолета.
— У кого есть два-ноль-три, которые можно принести сюда? - Пэдди окликнул команду.
Нет ответа.
— У кого там, внизу, на оружии два-ноль-три, поднимайтесь сюда - снова сказал он.
— Я вас понял, ребята, я сейчас подойду - ответил голос.
— Энди, я дам тебе знать, когда все устроится - сказал я, медленно отползая назад, чтобы освободить место для человека, который придет, чтобы заполнить пустоту справа от Энди и Пэдди.
Небо на востоке становилось все светлее, поскольку густые тяжелые облака быстро начали сгущаться над долиной, как и предсказывал Трэвис. Когда я начал спускаться обратно в черную холодную тень окружающих холмов, появилась темная фигура.
Это был Роб.
Держа свой М4 с установленным М203 поперек груди, он поспешил вверх по склону ко мне.
— Ореол 1-4, это Кость 1-1, прием - раздалась прерывистая передача через маленький микрофон на моем снаряжении.
Когда мы приблизились друг к другу, наши глаза встретились. Ничего не было сказано, только одобрительные кивки. Я думаю, у нас обоих было ощущение, что ситуация развивается не так, как мы предполагали. Когда мы проходили мимо друг друга, я ненадолго обернулся, чтобы убедиться, что он идет в правильном направлении, чтобы соединиться с Энди и остальными парнями сверху.
— Кость, это Ореол 1-4, сообщите, когда будете готовы принять координаты.
— Ореол, передавай.
Читая из своего маленького блокнота, я перешел по сетке к «Объекту Аваланш».
— Выходите в этот квадрат, и я свяжусь с вами, как только доберусь до укрытой позиции - сказал я на запыхавшемся дыхании, когда я побежал обратно через дорогу, позади GMV, и через двойные двери, ища место, чтобы бросить свой рюкзак.
— Вас понял. Кость 1-1, нахожусь в готовности.
Роб добрался до плато и обнаружил Энди и Пэдди, лежащих ничком на вершине холма и наблюдающих за деревней внизу, Трэвис и остальные охраняют восточную часть. То, как им удалось чуть-чуть окопаться, вряд ли можно было назвать приятным зрелищем. Он опустился на колени и подкрался к свободному месту.
— У нас есть еще парни с оружием - объявил Пэдди всем на холме, видя, как еще два бойца вбегают в этот район.
КРАК! КРАК! КРАК!
Как только эти слова слетели с губ Пэдди, по склону холма ударила очередь из АК-47, заставив всех снова распластаться на земле, когда летящие пули взметнули пыль перед ними. Кто-то в деревне, должно быть, точно определил их местоположение.
Роб подполз к гребню холма, менее чем в десяти футах справа от Энди и Пэдди. Перекатившись на правый бок, он сдвинул ствол М203, вставил 40-мм осколочную гранату и защелкнул ее.
— Где ты их видишь? - спросил Роб, поднимая голову, чтобы посмотреть на деревню внизу.
— Они вбежали во второе здание, тот, что с маленьким двориком - ответил Пэдди, не отрывая глаз от оптического прицела.
Когда Роб выдвинулся на позицию, он дождался быстрого перерыва в огне, чтобы встать на одно колено и запустить гранатой в здание.
Короткая пауза в суматохе.
Как раз в тот момент, когда Роб прицелился в свою цель, раздалась длинная тяжелая очередь из ПКМ.
С моей новой позиции внизу на территории комплекса я мог видеть оранжевое свечение трассирующих пуль, когда они осыпали вершину холма.
КРАК! КРАК! КРАК!
Энди и Пэдди прижались к земле и отступили в ложбину. Роб упал вперед, прижав шлем к земле, Энди начал кричать, перекрикивая трескотню команды, открывающей огонь по деревне.
— Все в порядке? Пэдди, Роб, вы, ребята, в порядке?
— Я в порядке - ответил Пэдди.
— Роб, с тобой все в порядке? - снова спросил он, видя Роба в том же положении, что и они, головой в грязь.
Но Пэдди мог сказать, что что-то было не так; Роб издавал тяжелый звук всасывания воздуха.
— Роб!
Лежа на животе, Энди подполз к Робу, в то время как пули продолжали проноситься над головой.
— Пэдди, подави!
Пэдди бросил свою самозарядную винтовку и вернулся на гребень холма с полностью автоматической М4 Энди и начал вываливать все, что у было в магазине, на территорию комплекса.
— Роб, ты в порядке?
Энди крутанул шлем Роба в сторону, обнажив его лицо, покрытое густой темной кровью. Пошарив одной рукой вокруг шлема, он обнаружил небольшое отверстие в переднем углу. Расстегнув подбородочный ремень, Энди осторожно приподнял шлем Роба, обнажив большую рану на голове.
— Роб сильно пострадал! Трэвис, помоги мне спустить его обратно с вершины!
Трэвис быстро двинулся на помощь, потянув Роба за ноги, чтобы стащить его с гребня холма обратно в укрытие, в то время как Пэдди перезарядил оружие и продолжил стрелять в ответ.
Но Роб застрял; его снаряжение зацепилось за камни. Трэвис быстро схватил тактические ножницы из передней части своей разгрузки, подполз ближе к Робу и начал разрезать его снаряжение сбоку. Энди продолжал тянуть его за ноги, пока Роб не соскользнул в неглубокую траншею. Они оба быстро работали, чтобы освободить его от снаряжения, разрезая и стаскивая все, что могли.
— Райан, Роб тяжело ранен, ты нам нужен - раздался голос Пэдди на частоте команды.
— Иду прямо сейчас!
Райан выбежал из комплекса со своей групповой аптечкой[2] к подножию холма, ненадолго остановившись позади GMV.
— Руссо, прикрой меня! – передал Райан в турель.
Руссо выпустил непрерывный поток 40-миллиметровых гранат из MK47, чтобы обеспечить подавляющий огонь, пока Райан не оказался через дорогу и за холмом.
Ожесточенная перестрелка в радиусе трехсот метров была оглушительной.
— Пэдди, ему нужна медицинская помощь - сказал Энди, когда они с Трэвисом начали готовить Роба к спуску с обратной стороны холма.
— Ски, Робу срочно нужна медицинская помощь.
— Он уже разговаривает с командным центром - ответил Джо, пока я общался с Дэнни на ПОБе.
— Дэнни, Роб серьезно ранен, нам нужна медицинская помощь прямо сейчас, черт возьми - умолял я его с настойчивостью в голосе.
Он уже отправлял запрос на медицинскую эвакуацию через mIRC вышестоящему командованию, чтобы начать процесс одобрения запуска птичек с ПОБа.
Команда DUSTOFF уже отслеживала нашу радиочастоту и, не теряя времени, услышав эту радиопередачу; они немедленно выбежали к своему борту и запустили двигатели. Оба бортовых стрелка положили ленту с боеприпасами поперек лотка для подачи своих пулеметов М240, захлопнули верхнюю крышку и вернули рукоятку заряжания в положение открытого затвора.
— Ладно, Трэвис, поднимай его ноги - сказал Энди, просунув руки под руки Роба и положив его голову на грудь.
— Пэдди, возьми его оружие и аптечку. Хайбар, останься здесь с АНА и убедись, что они контролируют восточную сторону.
Они медленно понесли Роба вниз по крутому склону; земля была каменистой и неровной. Трэвис споткнулся, упершись коленом в землю, но тут же поднялся на ноги и продолжил нести. Райан и Ликон уже ждали на небольшой поляне у подножия холма, когда они пронесли Роба и положили его на землю.
Райан сразу же принялся за Роба, а Энди и Трэвис опустились на колени, чтобы помочь, все еще тяжело дыша после спуска с холма. Подбежал Джейми, неся складные носилки «Тэлон», которые он прихватил с GMV. Он открыл их рядом с неподвижным телом Роба.
Райан протянул Энди компрессионный бинт в форме пончика, чтобы он приложил его к открытой ране. Удерживая голову Роба прямо, Энди немного надавил на нее, чтобы помочь остановить кровотечение, в то время как Райан провел крик (крикоконикотомию) на его горле, чтобы вернуть ему способность дышать. Райан сделал небольшой надрез у основания шеи Роба, вставив трубку из набора реаниматологов.
— Ликон, возьми сумку и следи за его дыханием - проинструктировал Райан, передавая ему сумку для реанимации.
Трэвис наклонился поближе, чтобы расслышать инструкции Райана сквозь звуки продолжающейся перестрелки. Он помог Энди наложить еще бинты, чтобы остановить кровопотерю.
— Дэнни, каков статус медицинской помощи? Они уже ушли? — спросил я.
— Отрицательно, они все еще ждут одобрения.
— Ты, блядь, издеваешься надо мной? Робу нужна медицинская помощь прямо сейчас!
Пока лопасти винта вращались на холостом ходу, ведущий пилот слушал по радио, как разворачиваются наши тяжелые испытания. Он быстро связался по рации со своим наземным экипажем, который следил за тем же каналом mIRC, что и Дэнни, ожидая разрешения на запуск.
— У нас все хорошо?
— Пока ничего, все еще ждем одобрения - ответил солдат.
Пилот крепче сжал ручку управления.
— К черту это, мы запускаем. ОРЕОЛ один-четыре, это DUSTOFF, осталось три минуты.
Резко нажав на газ, ведущий вертолет Black Hawk, разгоняясь, оторвался от земли и поднялся в небо, сразу же за ним последовала вторая птичка, которая должна была совершить посадку в «горячей» посадочной зоне.
— Медэвак в пути - крикнул я через дорогу, роясь на дне своего рюкзака и доставая зеленую дымовую гранату.
Джейми, Трэвис и Энди осторожно подняли Роба с земли, когда под него подвинули носилки. Райан был занят заполнением карточки пострадавшего, которая должна была отправиться с ним к хирургической бригаде, которая уже была готова к его прибытию на ПОБ. Черные ремни были застегнуты на его груди и бедрах, прежде чем поднять носилки и перенести его на дорогу.
— Ски, дай нам знать, когда вертолет прибудет, чтобы мы могли их прикрыть - крикнул мне Пэт, когда я выбежал из комплекса, чтобы посмотреть на посадочную зону.
Я направился к южному углу комплекса, ближайшему к дороге. Оглядываясь назад через ничейную землю, я мог слышать и смутно видеть вертолеты, когда они поднимались из воздуха, две черные птицы начинали обретать форму по мере их приближения.
— Птички подлетают, начинайте его поднимать! - крикнул я на дорогу.
Держа дымовую шашку в правой руке, я выдернул чеку и позволил рычагу отскочить. Держа ее, я ждал, пока не почувствую вибрацию горящего внутри воспламенителя, чтобы убедиться, что он сработал. Отойдя от стены, я бросил гранату в поле.
— DUSTOFF, DUSTOFF, зона, отмеченная зеленым дымом. Имейте в виду, это горячая зона посадки. Я повторяю, это горячая зона с вражеским огнем с севера.
— Все понял, вижу зеленый дым. Одна минута.
Зеленое облако начало подниматься вверх, перекрывая вид на вертолет.
— Готов. Раз, два, три, подъем - сказал Райан, когда они подняли и медленно понесли носилки к зоне временной посадки.
Головной вертолет совершил низкий пролет с востока на запад прямо над нашим комплексом, открыв стрелку М240 доступ к позиции противника. Птица медленно дрейфовала, пока стрелок выпускал трассирующие пули из боковой двери. Звуки двигателя и винта наполнили пространство, когда сверху, как маленькие блестящие капли дождя, посыпались горячие латунные гильзы.
Транспортный вертолет приближался к LZ низко и быстро. Пилот резко задрал нос вверх на ста метрах, чтобы замедлить снижение аппарата. Крутящийся винт всасывал зеленый дым сверху и толкала его вниз, когда колеса касались земли. Начальник экипажа выпрыгнул из самолета и выбежал навстречу Райану, чтобы быстро получить информацию о состоянии пострадавшего, пока поднимали носилки.
Командир экипажа помахал парням, несущим Роба, и повел их к боковой двери. В общей сложности вертолет находился на земле менее трех минут. Как только носилки были загружены, вертолет оторвался от земли и помчался обратно на ПОБ, где хирургическая бригада будет работать над стабилизацией раненного. Зеленый дым рассеялся и исчез, как и звук вращающихся лопастей вертолета.
Снаряжение и оружие Роба были быстро проверены и помещены в заднюю часть GMV, его пропитанный кровью шлем положили сверху. Все вернулись на территорию комплекса, и стрельба почти прекратилась. Я прошел через двойные двери и увидел, что все стоят у бойниц вдоль стены. Настроение было суровым, чувствовалось, что все там были взбешены и готовы продолжать борьбу до тех пор, пока нам не прикажут отступить.
Энди подошел к маленькой хижине и сел. Он держал трубку спутниковой связи, его руки и снаряжение были покрыты кровью. Он был утомлен и в шоке. Я опустилась перед ним на оба колена.
— Энди, у меня над головой бомбардировщик, но я не могу использовать его камеры для сканирования деревни из-за облаков - объяснил я медленным и успокаивающим тоном - Ты хочешь, чтобы я начал готовить координаты для ударов?
По его рации и моей поступали отдельные передачи, его от SOTF, а по моей - от самолета, зависшего высоко в небе. Это создало хаотичный момент, когда мы пытались обдумать наш следующий шаг.
БУМ!
Марк выстрелил из «Элвиса», за которым последовали Джордж и Пэт, стреляющие 40-миллиметровыми гранатами через высокую стену в сторону Буриды. Я приказал бомбардировщику оставаться наготове, пока я работал над получением координат — просматривая спутниковые снимки на моем маленьком компьютере Gobook MR-1 —основного компаунда, из которого мы были обстреляны.
GoBook MR-1 представлял собой небольшой портативный ноутбук со встроенным GPS размером примерно с цифровой будильник. Я хранил его в маленьком мешочке на боку своей разгрузки и доставал, когда мне нужно было просмотреть спутниковые снимки или построить сетку.
— Ски, SOTF спрашивает, можем ли мы подтвердить, что в этом районе нет гражданских лиц - спросил Энди, убирая трубку от уха.
Он уже знал ответ на этот вопрос.
— Как, черт возьми, я собираюсь это подтвердить? Может быть, мне стоит просто, блядь, подойти туда и посмотреть - ответил я разочарованным тоном.
— Каков план, шкипер, мы собираемся пробыть здесь какое-то время? - спросил Билли, стоя рядом - Если так, я собираюсь взять минометную трубу и установить ее.
60-мм миномет в багажнике GMV был нашим единственным реальным вариантом, поскольку SOTF не собирался одобрять какие-либо бомбардировки, не имея гарантии отсутствия гражданских лиц в квадрате.
— Помогите мне донести боеприпасы для миномета - крикнул Билли Кингу и Флойду, направляясь к GMV, стоявшему сразу за двойными дверями.
БУМ!
Марк выстрелил еще раз.
— Марк, ты видишь коричневое пятно внизу стены? Справа от него - крикнул Джордж от своей бойницы, расположенной в нескольких метрах от того вдоль стены.
Выставив ствол «Элвиса» через отверстие, Марк медленно переместил его вправо, туда, где стена дувала встречалась с дорогой. Там был большой открытый дверной проем, который был частично скрыт с левой стороны толстым стволом дерева перед ним. Он осмотрел пространство вокруг дверного проема на предмет любого движения. К этому времени Марк уже точно определил расстояние в оптическом прицеле, и на расстоянии трехсот метров прямой наводкой сила пули 50-го калибра были сокрушительной.
Фигура появилась из-за стены в дальнем левом углу; она бежал к открытому дверному проему, держа ПКМ сбоку за рукоять ствола. Используя засадную технику, Марк быстро навел перекрестие прицела немного левее дерева и дверного проема. Он нажал на спусковой крючок как раз в тот момент, когда мужчина достиг центра прицела.
БУМ!
Большой кусок свинца попал боевику «Талибана» в верхнюю часть спины, в результате чего вся верхняя часть его тела взорвалась, и мгновенно убил его. То, что осталось от его тела, продолжило двигаться вправо и провалилось в дверной проем, увлекаемое его инерцией и силой удара.
— Минус один - объявил Марк.
Джордж, Пэт и Марк продолжали стрелять во все, что двигалось. Ощущение было такое, что у нас было много боеприпасов, и больше некуда было деваться. Билли начал устанавливать 60-миллиметровый миномет позади них, в то время как Кинг открыл ящик и начал вытаскивать мины, раскладывая их в ряд на земле.
— Джордж, какова дальность стрельбы? - крикнул ему Кинг.
— Триста метров.
Кинг начал извлекать излишки пороховых зарядов, которые имели форму маленьких пончиков, из нижней секции стабилизаторов мин. Это был основной заряд, который запускал снаряды на дальность примерно в триста метров. Билли вручную регулировал расстояние и отклонение влево и вправо, крепко держа ствол одной рукой, а другую держа на спусковом крючке рядом с маленькой опорной плитой на земле.
— Кинг, ты готов? Заряжай.
Встав на одно колено, Кинг вставил хвостовик минометного снаряда в верхнюю часть ствола и отпустил его. Снаряд размером с кеглю для боулинга скользнул вниз, упираясь в спусковой механизм.
— Парни, готовы? Я просто собираюсь бросить один, чтобы посмотреть, куда мы целимся - крикнул Билли Джорджу и Пэту, которые наблюдали за дальней стороной поля через свои отверстия в стене.
— Давай- сказал Джордж.
БУХ!
Билли нажал на спусковой крючок, в результате чего боек ударился о нижнюю часть мины, воспламенив метательный заряд и запустив ее в небо.
Мина с глухим стуком ударилась о землю и взорвалась.
— Недолет, прибавь метров тридцать и немного вправо - сказал Пэт, пытаясь уговорить Билли перейти к основному комплексу, из которого они вели огонь.
Кинг зарядил еще одну мину.
БУХ!
Снаряд разорвался недалеко от стены комплекса, обдав ее осколками и грязью.
— Навелись нормально. Просто добавь еще десять метров, чтобы он оказался внутри.
БУХ!
БУМ!
Снаряд попал прямо внутрь забора, ранив одного бойца, в то время как другие пытались выбраться, оставив его лежать там.
— Все, насыпай им - крикнул Джордж, наблюдая за темно-серым дымом, поднимающимся над стеной через оптический прицел ELCAN на своем оружии.
Билли держал ствол в том же положении, в то время как Кинг заряжал в него мины одну за другой, посылая в цель еще пять осколочно-фугасных снарядов.
К этому моменту команда полностью раскололась; казалось, каждый действовал сам по себе. Энди проявлял признаки шока и не давал особых указаний, Джо нигде не было видно, а Пэт подходил и управлял стрелками вдоль стены. Афганские солдаты, которые не находились на двух холмах, обеспечивая безопасность, все собрались внутри небольшого здания. Они не хотели принимать никакого участия в том, что происходило, и просто выжидали, пока мы не уберемся из этого района.
Я сел на землю рядом с Энди, прислонившись спиной к стене. Я чувствовал себя бесполезным, когда бомбардировщик сжигал топлива на тысячи долларов, кружа над облаками. Присутствие и лидерство Роба отсутствовали в команде; нынешний беспорядок был свидетельством этого. Все в команде восхищались Робом и относились к нему с большим уважением.
Без него команда начала трещать по швам.
Наша ситуация совершенно вышла из-под контроля.
— Ски, они перевозят Роба в госпиталь в Герате - сказал Дэнни по радио.
— Спасибо, Дэнни, я передам остальным - ответил я с упавшим голосом.
Я знал, что его состояние было тяжелым. Я был просто благодарен, что они смогли вывезти его из долины на более высокий уровень. Это была бы его единственная надежда выжить.
Перестрелка продолжалась с разной интенсивностью в течение следующих двух часов, пока не сократилась до нескольких выстрелов со стороны талибов. Они были либо ранены, либо мертвы, либо у них заканчивались боеприпасы. В любом случае, ущерб был нанесен. Мы больше ничего не могли сделать, кроме как сломя голову ломиться через открытое пространство в самое сердце деревни.
К девяти утра бой превратился в спорадическую патовую ситуацию. Мы не знали всех последствий перестрелки в течение дня или двух, когда начали бы поступать разведданные. Команда быстро загрузила оборудование обратно в машину и собрала все снаряжение, чтобы подготовиться к нашему отходу.
Казалось, что мы пробыли там несколько дней. Я был в психическом шоке от того, что случилось с Робом, но держался на базовых моторных навыках. Если бы вы попросили меня вспомнить что-то, что произошло час назад, я бы не смог. Это расплывчатое ощущение было чем-то новым для меня, не похожим на чувство сильной усталости, которое я испытал там, у реки, после управления самолетом в течение тридцати шести часов подряд во время операции «Hero Recovery». Нет, это было по-другому. Как будто мой мозг не мог справиться со всем эмоциональным стрессом и запихивал его в затылок, заключая в туманный сон.
Все, кто возвращался пешком, вышли из комплекса и заняли оборонительную позицию у дороги. Оставаясь рядом с Энди, я готовил бомбардировщик к демонстрации силы, чтобы дать нам небольшую передышку, когда мы начнем двигаться на юг.
— Ты готов, Флойд? - спросил Энди по радио.
— Готово - сказал он с водительского сиденья GMV.
— Кость 1-1, мы готовы начать наше движение из зоны боевых действий. Идите вперед и проведите демонстрацию силы, сейчас самое время. Заход с юга на север, высота на усмотрение пилота, прием - передал я бомбардировщику, зависшему в тысячах футов над головой.
— Кость 1-1, разворачиваюсь. Сообщу по сближению.
Слабый гул бомбардировщика над облаками затих.
— Мы выдвигаемся - крикнул Джо, когда мы начали долгий марш на юг, в Лудину.
Марк и Джордж управляли двумя пулеметами М240 в кузове GMV. Флойд медленно покатил машину за нашей колонной, чтобы обеспечить как можно большее прикрытие с тыла на случай, если оставшиеся боевики решат снова атаковать нас, когда мы будем перемещаться по открытой местности.
Все начали двигаться, шустро перебирая ногами. Нам нужно было сохранять устойчивый темп, чтобы быстро преодолеть километр открытой местности. Чем дольше мы были незащищены, тем больше была вероятность того, что по нам снова начнут стрелять.
— Ореол 1-4, это Кость 1-1, заходим с юга для демонстрации силы, прием.
— Понял, Кость 1-1, продолжайте.
Бомбардировщик выпал из облаков. Я мог видеть его зловещий черный силуэт в пяти километрах к югу. Он был похож на ворону, упавшую с неба, когда выровнялся относительно земли и медленно опустился еще ближе ко дну долины, мчась на север прямо к нам.
Вот дерьмо, как он низко.
Распрямив крылья и переведя двигатели на форсаж, B-1 Lancer проплыл над Базаром, волоча за собой свой оглушительный грохот. Направляясь прямиком к Буриде, самолет достиг минимальной высоты, на которой пилот чувствовал себя в безопасности, снижаясь.
За время нашего пребывания в BMG я видел, как многие самолеты демонстрировали силу, но это был, безусловно, самый низкий проход, который я когда-либо видел. Я понятия не имел, как можете вести самолет такого размера так низко к земле, не разбив его. Когда бомбардировщик промчался мимо нашей позиции, он был идеально ровным и прямым, как стрела. Менее чем в двухстах футах от земли я мог разглядеть остекление кабины пилота.
Звук двигателя был таким громким, что причинял боль ушам.
Я проследил глазами за самолетом, когда он с гудением пролетел над крышами в Буриде, затем сделал резкий вираж, включив форсаж, чтобы быстро набрать высоту и не вторгнуться в воздушное пространство Туркменистана.
Громоподобный звук затих, растворившись в толстом слое серых облаков, возносясь, подобно темному ангелу, к небесам.
— Кость 1-1, закончил демонстрацию силы, возвращаюсь на прежнюю высоту.
— Принято, Кость, сообщите, когда ее займете.
Все было тихо, но мы знали, что это ненадолго. Талибам потребовалось всего около пяти минут, чтобы понять, что мы уходим из этого района. Несколько выстрелов то тут, то там - и стволы, установленные на GMV, яростно зарычали на них в ответ. Марк и Джордж осыпали местность пулями, пока мы продолжали движение в направлении Людины, где итальянцы и 82-я воздушно-десантная дивизия уже обеспечивали безопасность в ожидании нашего возвращения на территорию, контролируемую дружественными силами.
— Продолжайте двигаться, не останавливайтесь - приказал Джо, пока парни боролись с желанием развернуться и выстрелить.
Последнее, что мы хотели сделать, это увязнуть на открытом месте. Если они не били по нам точным огнем, нам нужно было продолжать двигаться вне досягаемости их оружия.
Оставшиеся бойцы «Талибана» предприняли последнюю отчаянную попытку отомстить за то, что мы осмелились зайти к ним на задний двор, используя ту же линию связи, по которой несколько часов назад прошел элемент «Браво», пытаясь сократить расстояние между нами. Несколько хлопков выстрелов и дульных вспышек, направленных в нашу сторону, донеслись от линии деревьев — под углом — через поле. Когда Марк и Джордж поняли, что они ползут к нам по крысиной тропе, их реакция была бурной.
Звук их двух пулеметов продолжал греметь позади нас, пока мы продвигались вперед. Я чувствовал, как каждый удар бойка стучит по задней части моего шлема. Прогулка проходила как в замедленной съемке; вся миссия была размытой — туманный сон без реального начала или конца.
— Прекратите стрелять, там Алказай - крикнул Руссо с башни.
Он имел в виду аванпост АНА в деревне Алказай (произносится как А-ка-зие), который находился через реку под тем же углом, но на большем расстоянии.
— Расслабься, Руссо, мы знаем, во что, черт возьми, стреляем - крикнул ему в ответ Марк.
Они продолжали поливать из пулеметов по крысиной тропе. Добив один короб патронов, они перезаряжали другой и сразу же снова принимались за дело, осыпая градом пуль все, что дергалось или двигалось. Каждая вспышка или звук выстрела, направленный в нас, встречался яростным десятикратным ответом.
— Так, все, закончили - приказал Джо по радио, когда команда остановилась недалеко от Людины.
М240 замолчали. Вся долина погрузилась в тишину.
Было ли все кончено?
— Лайкон, поднимайся сюда - крикнул кто-то из передней части строя.
Я мог видеть итальянских солдат, охранявших дорогу на въезде в деревню, рядом с тем же большим скоплением деревьев, где мы ночью устроили GMV.
— У нас СВУ, всем стоять смирно - крикнул кто-то по радио.
Лайкон вышел на пустой участок дороги между нашим строем и итальянскими солдатами и опустился на колени, ощупывая землю. В утреннем свете он мог разглядеть короткую полоску дерева, использованную для изготовления нажимной пластины. Тот был слегка покрыт грязью, но все еще был виден любому, кто его искал. Осторожно, используя только свои пальцы, он раскопал и обнажил часть провода, который вел от замыкателя к обочине дороги, где был зарыт маленький кувшин, наполненный HME[3]. Используя кусачки для проволоки, которые он носил в переднем подсумке своей разгрузки, Лайкон аккуратно перерезал один из двух проводов, соединяющих спусковой механизм со взрывчаткой.
— Все норм - крикнул он Джо и Энди.
Лайкон проследил за проволокой до взрывчатки и снял детонатор, сделав самодельное взрывное устройство безопасным. Он собрал материал, пока мы продолжали идти последние пятьдесят метров в Лудину. Десантники и гантраки 82-й обеспечивали безопасность на главной дороге, ведущей к разрушенному мосту, их Ma Deuce (на военном сленге обозначающий пулемет 50-го калибра) были наведены на нейтральную зону вокруг Буриды.
— Прошлой ночью мы остановились в этом же самом месте - сказал мне Джек, проходя мимо места, где Ликон откопал маленькую нажимную пластину СВУ.
— Черт.Кто-то из нас мог легко привести эту штуку в действие - ответил я.
— Да, мы были повсюду в этом районе.
Добравшись до двух итальянских солдат, стоящих на страже, команда медленно въехала в Людину, направляясь обратно к перекрестку с четырьмя полосами движения, который мы покинули десятью часами ранее. Итальянцы и бойцы 82-й дивизии вперемешку выстроились вдоль всего маршрута до Корвета, где нас ждали наши машины.
Оказавшись за стенами деревни, я ослабил бдительность. Убрав руку с цевья моего М4, я опустил оружие на бок. Свободной рукой я расстегнул подбородочный ремень шлема, чтобы немного облегчить головную боль. Когда адреналин, циркулирующий по моему телу, начал уходить, усталость нахлынула, чтобы заполнить эту пустоту. Казалось, что мой рюкзак весит тысячу фунтов и вот-вот повалит меня на землю.
Никто не произнес ни слова, просто молча проследовали до перекрестка и на юг, обратно к Корветту.
Я был убит горем из-за Роба, с которым уже работали в испанском госпитале в Герате, где его стабилизировали для транспортировки из Афганистана. Рана на голове Роба была тяжелой, и им нужно было доставить его в американский медицинский центр недалеко от авиабазы Рамштайн в Германии.
Я разрывался, скорбя о Робе и одновременно очень гордясь тем, чего мы хотели достичь. Взгляды мужчин, мимо которых мы проходили, говорили сами за себя. Они знали, что нам больно за нашего раненного брата, и знали, как команда охотно пошла сражаться с талибами на их собственной территории. Это был взгляд уважения, сострадания и благодарности. Взгляд, который я никогда не забуду.
С точки зрения морали команда попала в очень мрачное место (very dark place -используется для описания состояния страха и тревоги). В последующие дни начала поступать разведывательная информация, давшая нам лучшее представление о нанесенном нами ущербе. Большая часть информации поступала в режиме реального времени через источники полковника Нордина в северной части долины. В ходе перестрелки было убито от четырех до пяти боевиков; раненые — около трех — были вывезены из долины. Среди раненых был лидер ячейки, который координировал установку самодельного взрывного устройства, в результате которого погиб сержант Фокс, и руководил нападением, унесшим жизни Крамплера и Хьюстона. Он получил единственное огнестрельное ранение в живот. После пяти дней мучений от боли и медленной потери крови он умер. Никакая медицинская помощь не могла бы его спасти. Он лежал там на холодном полу маленькой лачуги, как собака, и умер.
Два или три бойца оставались в Буриде в течение следующих нескольких дней, чтобы попытаться удержать то, что осталось от их линии фронта. В конечном счете их жизни были оборваны парой ракет FGM-148 Javelin, которые были выпущены десантниками 82-й с аванпоста АНА в Алказае, уничтожив последние остатки ячейки талибов в Буриде.
Команда каждый день ждала новостей о состоянии Роба. Его перевезли из Германии в военно-морской госпиталь в Бетесда, Мэриленд[4], где его семья могла быть рядом с ним. Новости о Робе приходили к нам ночью, и тот, кто в это время дежурил по радио в ТОЦ, записывал информацию на доске, которая висела на стене. На четвертое утро напечатанное сообщение гласило: «Роб открыл глаза».
На краткий миг, читая эти слова, я подумала, что, возможно, еще есть надежда увидеть Роба еще раз. К сожалению, это был мимолетный момент; Роба временно вывели из медикаментозной комы, чтобы оценить его состояние сознания. Доктор сказал, что его тело было живым, но то, что делало Роба тем, кто он есть, исчезло.
Перед отправкой Роб оставил отцу нераспечатанное письмо, чтобы тот прочитал, если с ним случится худшее. В письме Роб написал своему отцу, выражая свою любовь к нему, его семье, близким друзьям и товарищам по команде. Роб говорил о том, как ему нравилось то, что он делал, нравилось быть морским пехотинцем и нравилось помогать людям, которые не могли постоять за себя. Он не боялся умереть. Он знал, что его мать будет ждать его с распростертыми объятиями в загробной жизни — ободряющие слова его отцу, когда он без чувств лежал в постели.
Через восемь дней после того, как Роб был ранен на вершине холма в Буриде, его отключили от системы жизнеобеспечения, и он умер на руках у своего отца.
Было 16 марта, день рождения Роба. Ему было тридцать два года, и он уже получил звание комендор-сержанта[5] морской пехоты. На следующее утро команда собралась в командном центре, где Энди сообщил нам новость, изо всех сил сдерживая слезы. В маленькой комнате, где находилась вся команда, царила тишина.
Я откинул голову назад и плотно закрыл веки, когда из уголков глаз потекли слезы.
Весь день под темным облачным небом шел дождь. Это место никогда не казалось таким одиноким.
Было ли это все? Был ли это конец команды, нашей борьбы?
Как Джо уже много раз говорил раньше: «Ничто здесь, на краю нигде, не стоило ни одной из наших жизней. Единственное, за что стоит умирать — это парень слева и справа от тебя».
Возможно, Джо был прав с самого начала.
Вернувшись на базу, ребята особо не разговаривали. Все в значительной степени держались особняком, что придавало нашим жилым палаткам и командному центру печальную тишину.
Команда была внутренне расколота, и я не был уверен, что это можно исправить.
Я вспомнил подготовку команды к развертыванию и время, проведенное на тренировках в Дикси-Вэлли, штат Невада, где мы научились доверять друг другу и зависеть от них. Казалось, все это было так давно.
Я боялся, что это было место, куда мы никогда не вернемся.
__________
[1] Two-oh-three – «два-о-три» - подствольный гранатомет M203 (прим. автора).
[2] В оригинале trauma bag. (прим. переводчика).
[3] HME (homemade explosives) – самодельная взрывчатка (прим. автора).
[4] Национальный военно-медицинский центр имени Уолтера Рида, Бетесда, Мэриленд (прим. переводчика).
[5] Gunnery sergeant - комендор-сержант, воинское звание сержантского состава корпуса морской пехоты США категории E-7. Аналог звания сержанта первого класса в армии США (прим. переводчика).


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 25 мар 2023, 20:55 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1592
Команда: FEAR
Спасибо, интересно


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 01 апр 2023, 19:19 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 10. Скатывание вниз
12 марта 2010
Расположение Кинжала 22
ПОБ «Тодд»

Смерть Роба тяжелым грузом легла на душу каждого. В какой-то мере мы все разделяли горе и вину за его смерть. Я прокручивал события в голове, задаваясь вопросом, был бы Роб все еще с нами, если бы я просто сделал одну вещь по-другому.
Если бы я остался на холме еще на десять минут, его бы там не было, когда ПКМ выстрелил.
Если бы я сделал неглубокий окоп всего на несколько дюймов глубже, у него было бы больше укрытия.
Если бы у Роба никогда не было М203 на винтовке, он бы не вызвался добровольцем.
Если бы я так не боялся оказаться на вершине того холма, Роб был бы все еще жив.
Что, если.
Я винил себя.
В дни, последовавшие за смертью Роба, было трудно мыслить здраво. Энди, Джо и я часами сидели в тишине в ТОЦ. Обычно мы отпускали шуточки, высмеивали Джо или что-то в этом роде. Но мне просто казалось неправильным смеяться над чем бы то ни было. Раны на наших сердцах были еще слишком свежи, чтобы наслаждаться юмором. Большинство парней держались особняком. Не было никаких разговоров о новых миссиях или возвращении в долину.
Казалось, что мы закончили работать. Хватит драться.
Даже со всеми тренировками, снарягой от High-Speed Gear и оружием, мы все еще были уязвимыми, когда дело касалось нашей братской связи. Это была наша единственная настоящая слабость.
Энди видел, что команда разваливается на части. Мы все еще были физически способны выполнять эту работу, но пали духом в миссии, в которой пришлось пожертвовать одним из нас. Я, наконец, понял, к чему клонил Джо.
Команде нужно было сойти с дистанции и вернуться в долину; работа была единственным способом сохранить нашу сосредоточенность и сплоченность. Энди разработал план провести простое пешее патрулирование в дневное время в деревне Алказай. К северу от ПОБа, на западном берегу реки, эта деревня была дружественна ISAF и афганским силам, и тамошние старейшины проделали хорошую работу, не давая талибам проникнуть внутрь. Старейшины в Алказае имели большой вес в долине из-за размера их деревни и того факта, что они контролировали единственную автомобильную дорогу, ведущую в Кал-э-Нау и город Герат.
Миссия состояла в том, чтобы провести базовый патруль присутствия по деревне, чтобы встретиться с местными жителями и старейшинами, поместив наших солдат ANA в среду, где они могли взаимодействовать, быть замеченными и поддерживать своих соотечественников.
За несколько дней до этого SOTF отправил капеллана ВМС на FOB, чтобы он был доступен, если кто-нибудь захочет поговорить о том, что случилось с Робом, или ему будет трудно справиться с этим. Ребята справлялись с этим по-своему, но все равно это был приятный жест со стороны SOTF. Прежде чем сесть в машины и отправиться в школу в Алказае — где мы их парковали, а затем пешком отправлялись в деревню, — команда положила все свое снаряжение на большую цементную плиту рядом с ТОЦ, точно так же, как мы делали это много раз раньше. Все собрались в большой круг вокруг капеллана, который хотел поговорить со всеми нами, прежде чем лететь обратно в Кэмп-Стоун в Герате.
Он встал в центре и кратко рассказал о Робе и об удивительной связи, которую мы разделяли с ним и друг с другом; это было то, что капеллан незаметно наблюдал во время своего короткого пребывания среди нас в FOB. Он попросил нас молча склонить головы и вспомнить Роба — вспомнить его как друга, товарища по команде, лидера, но самое главное, понять, что он не ушел, а теперь живет в каждом из нас.
Это был душераздирающий момент, когда вся команда впервые собралась вместе, чтобы постоять в тишине.
— Капеллан, не могли бы вы сфотографировать команду, чтобы мы могли отправить это отцу Роба? - спросил Энди.
— Это было бы честью для меня - ответил он.
— Эй, Джо, давай сделаем это перед птицей - предложила Пэт.
UH-60 Black Hawk, использовавшийся для транспортировки Роба с поля боя, был припаркован по другую сторону стены «Хеско»[1] от нас. Была середина марта, и температура в течение дня неуклонно поднималась выше нуля. Это позволило замерзшей грязи оттаять и превратиться в мягкую грязь, которая прилипала к нашим ботинкам, когда мы шли к самолету.
— Хорошо, вы знаете, что делать. Встаньте в два ряда, передний - встаньте на колени - сказал Джо.
Это была единственная групповая фотография, когда-либо сделанная командой, и если бы не Роб, этого бы никогда не случилось. Даже после смерти Робу все еще удавалось собрать нас вместе.
— Ладно, поехали - сказал Джо после того, как фотография была сделана.
— ТОЦ, сообщите в SOTF - обратился Энди по рации к Коксу, специалисту по обработке данных команды, который стоял на вахте, пока команда была на патрулировании.
— Рейдер 8-1, это Кинжал 2-2. Мы начинаем - передал Кокс по спутниковой связи.
— Парни, заботьтесь о себе и друг о друге - сказал капеллан, расставаясь, когда команда двинулась к GMV.
Мы ничего не имели против капеллана, но для него было лучше вернуться в Герат. Возможно, он и был священнослужителем, но он все еще был из SOTF, и мы предпочитали сохранять дистанцию между нами и ними. Кроме того, шутки Джорджа о членах казались еще более неуклюжими и веселыми, зная, что священник находится в пределах слышимости. Юмор в зоне боевых действий может показаться немного бесчувственным и будет считаться откровенно оскорбительным для большинства гражданских лиц, заставляя даже самых грубых людей сомневаться в нашей чувствительности и сострадании.
На FOB у нас было не так уж много всего: место для сна, бесконечный запас Rip Its[2] и тоска. Но именно наше чувство юмора помогало нам оставаться в здравом уме и, что более важно, не давало нам убивать друг друга, когда начиналась палаточная лихорадка[3].
Самые незначительные вещи могут заставить вас улыбнуться, и вы никогда не должны упускать возможность пошутить. В нашем маленьком лагере не было никаких удобств, о которых можно было бы говорить. Единственное, что хотя бы отдаленно напоминало комфорт - это возможность посрать в относительном уединении в одном из наших биотуалетов. Но даже это иногда уничтожалось непредвиденными силами. Например, вертолет Ми-8 российского производства, управляемый парой современных наемных подрядчиков, осуществлял доставку припасов на FOB и решил использовать грунтовую площадку рядом с нашим комплексом в качестве посадочной площадки. При касании колесами земли волна воздуха от несущего винта перевернула над однин из наших сортиров. Увидев синий контейнер, лежащий на боку с широко открытой дверцей, Джордж воспользовался моментом.
— Марк, сделай снимок - сказал Джордж, вручая ему маленькую цифровую камеру и подбегая к поверженному сральнику.
Спустив штаны до лодыжек, Джордж прилег лицом вниз на земле, изображая себя жертвой, безвинным засранцем, оказавшимся в неподходящем месте в неподходящее время. Фотография появилась на телевизоре с плоским экраном в ТОЦ позже тем же вечером во время нашего ежедневного собрания команды.
Мы не могли удержаться от смеха. Роб не хотел бы, чтобы мы потеряли чувство юмора. Он всегда был не дурак посмяться, глотнуть виски и потрепаться.
За неделю до миссии команды в Буриду у меня была возможность пообщаться с Робом в Кэмп-Стоуне в Герате. Это был первый раз, когда я покинул долину с тех пор, как приехал в конце октября. Пэдди и Роб прилетели в Кэмп-Стоун, чтобы провести несколько дней в разведывательном отделении нашей роты. Наша рота занимала небольшой комплекс, зажатый между SOTF и командованием 82-й ВДД. У них обоих был плотный график встреч, чтобы предоставить офицеру разведки и командиру информации нашей роты время для обсуждения сложности запутанной сети сторон, игроков и информационного ландшафта Бала Мургаб.
Мой визит в Герат был немного менее формальным, чем их.
Саперу нашей команды, Лайкону, пришлось съездить в финансовый офис SOTF, чтобы вручить квитанции и собрать больше денег для команды. Он отвечал за финансы команды. Каждой команде в рамках SOTF была выделена ежемесячная надбавка на покрытие операционных расходов. Для нас это включало ежедневную оплату нашим местным рабочим за то, что они вручную делали глинобитные кирпичи, заливали бетон и возводили сооружения, которые в конечном итоге стали нашим постоянным жильем в расположении, освободив следующую команду, размещенную в BMG, от палаточной жизни, от которой мы страдали.
Эти деньги можно было бы использовать для покупки одеял для наших афганских солдат, чтобы согреться, козы для приготовления тушеного мяса или одноразовых мобильных телефонов для передачи информаторам, которые работали с нами. Нахождение в удаленном регионе означало, что команда должна была иметь возможность совершать подобные покупки на месте, а нам для этого нужны были деньги.
На базаре не было банкоматов, а наличные в этих краях говорят громче слов.
Так что же я делал, направляясь в Герат?
Одно слово. Медведь.
Когда я пронюхал, что Лайкон направляется туда, я понял, что это мой единственный шанс. Я выполнил задачу и смог заставить Энди показать мне большой палец, чтобы я исчез с Лайконом на несколько дней. Он знал, что я пыталась усыновить Медведя и вывезти его из страны, но мне нужна была законная причина для поездки в Герат. Лайкон был этой причиной.
Каждая покупка, сделанная на деньги команды, должна была сопровождаться квитанцией с отчетом о каждом потраченном афгани. В дополнение к этому, каждая покупка должна была иметь две подписи, два человека, подтверждающие, что покупка соответствует строгим рекомендациям о том, что мы могли приобрести, а что нет. Это была попытка удержать команды от того, чтобы выходить на улицу и покупать мопеды и выпивку, и это лишь некоторые из возможных трат.
Я был второй подписью на всех этих квитанциях.
Прежде чем получить наличные и запросить следующие финансы, Лайкон должен был сесть и просмотреть каждую квитанцию и убедиться, что каждый афгани был учтен. Технически Лайкон мог бы совершить поездку сам, но я смог уговорить Энди отпустить меня на всякий случай, если возникнут какие-либо непредвиденные проблемы в финансовом отделе. Этой небольшой части правды было достаточно, чтобы Энди отпустил меня на несколько дней. Миссия в Буриду на данный момент даже не разрабатывалась, поэтому у команды не было никаких планов на ближайшие несколько дней.
Мы с Ликоном ждали, пока погода улучшится и вертолеты с пополнением запасов прибудут на базу. Вечером я связывался с Дэнни, чтобы узнать, какие рейсы есть в расписании на следующий день.
— Завтра американских птичек не будет, но около полудня прибудут два итальянских «Чинука», чтобы привезти припасы — возможно, вы, ребята, сможете этим воспользоваться - написал мне Дэнни через mIRC.
Я схватил свой спутниковый телефон Iridium и вышел за пределы TOЦ. Кнопки и экран телефона мягко светились зеленым в темноте долины, когда я набирал номер Пена из организации по спасению животных.
— Пен, это Майкл из Афганистана - сказал я - Я могу отвезти Медведя в аэропорт города Герат завтра, но я пробуду там всего один день. Твой парень может встретиться со мной там?
— Да, я попрошу его выехать из Кабула сегодня вечером. Я дам вам номер его мобильного, чтобы вы могли координировать свои действия с ним, как только вы оба окажетесь в этом районе - ответил он со своим британским акцентом.
— Что он будет делать с Медведем? Он будет в безопасности? - спросил.
— Как только у него будет Медведь, он поедет обратно в приют в Кабуле. Оттуда мы можем начать работать над тем, чтобы вернуть его в Штаты.
Путешествие обратно в Кабул из Герата означало, что курьеру придется всю дорогу ехать по Кольцевой дороге[4]. Провинция Гильменд в юго-западной части Афганистана по-прежнему оставалась очень опасной. Водитель почти наверняка наткнулся бы на контрольно-пропускной пункт талибов в этом регионе. Они бы вытряхнули из него налог или откуп. И если бы они узнали, что он помогал американскому солдату перевозить собаку, они бы наверняка забрали Медведя.
Это было рискованно со всех сторон. Я верил, что звезды сошлись не просто так. Поиски Медведя, Сабрина, сумевшая найти кого-то, кто мог бы помочь его транспортировать, итальянский вертолет, направляющийся в аэропорт Герата, водитель - я не думал, что его удастся спасти, но все, казалось, складывалось удачно. Я очень нервничал из-за того, что передал Медведя незнакомому человеку для его поездки в Кабул, но Пен, который служил в британской Королевской морской пехоте, доверял парню. Для меня этого было достаточно.
На следующее утро команда попрощалась с Медведем и пожелала ему благополучного путешествия в Землю Обетованную. Я связал для него поводок из паракорда и повел его к вертолетной площадке на южном конце ПОБа.
Лайкон уже ждал меня там, и он взял с собой Хайбара, чтобы тот переводил для него при покупке некоторых труднодоступных предметов для команды. Он пригодился бы, когда пришло бы время позвонить и согласовать действия с водителем.
Итальянский «Чинук» приземлился, и припасы были выгружены. Мы стояли в стороне, пока командир экипажа не подал сигнал пассажирам начинать погрузку на борт. Ступив на задний пандус, я понял, что для Медведя пути назад нет. Это должно было сработать.
Медведь вырос большим, но мне все же удалось засунуть его в свою куртку, чтобы он не привлекал слишком много внимания со стороны итальянских солдат. Громкий звук авиационных двигателей напугал его. Я прижал его к своей груди и заткнул ему уши. Вертолет медленно оторвался от ПОБа и повернул в сторону западных холмов, оставив вдалеке долину BMG. Жизнь на ПОБе и в долине — это все, что я знал за последние несколько месяцев. Это было так, как будто я забыл, что за пределами его стен существует больший мир.
Несколько итальянцев в задней части вертолета мельком увидели Медведя. Они все знали, кто он такой. Он был бродячим псом, поэтому исследовал небольшую базу, получил много подачек и завел много друзей за последние несколько месяцев. Они тоже были рады услышать, что он собирается в США.
После короткой остановки на крошечной взлетно-посадочной полосе в Калайи-Нау для заправки топливом вертолет продолжил полет в международный аэропорт Герата, где размещалось командование НАТО в регионе. Там Лайкон, Хайбар, Медведь и я остановились на ночь в небольших временных казармах, которые держал там SOTF. Мы могли бы прокатиться с одним из ежедневных американских конвоев, преодолевающих короткое расстояние между командным пунктом НАТО и Кэмп-Стоуном, где располагались SOTF, итальянское командования и командования 82-й Воздушно-десантной.
— Хайбар, не мог бы ты позвонить этому парню от меня и узнать, когда, по его мнению, он доберется до Герата? - спросил я после того, как тайком провел Медведя в здание временного жилья и устроился в маленькой комнате, которую они нам выделили.
Прошло несколько минут, прежде чем Хайбар вышел на улицу, чтобы позвонить по телефону.
— Хорошо, я поговорил с ним. Он будет здесь поздно вечером. Мы можем встретить его у главных ворот утром - сказал Хайбар, вернувшись в комнату из патио.
— Я думаю, это все. Сможешь ли ты прийти со мной к воротам утром, чтобы перевести?» Я спросил.
— Конечно, брат, все, что тебе нужно.
Хайбар был хорошим человеком, храбрым перед лицом опасности и всегда готовым помочь, когда мог. Все переводчики команды были надежными и лояльными. Они представляли самое лучшее в своей стране и верили в то, за что боролись. Хайбар питал особую ненависть к талибам, может быть, даже большую, чем мы. Во время перестрелок он иногда впадал в словесную истерику по поводу талибов.
— На хер этих парней, гребаные талибские трусы - громко орал он на ломаном английском.
Самое смешное, что он говорил по-английски лучше, чем Лайкон. Мы шутили о том, чтобы нанять переводчика специально для него, чтобы мы могли понять, что, черт возьми, он говорит, когда он возбуждался и начинал переходить на густой спанглиш[5].
Сегодняшняя ночь была бы моей последней ночью с Медведем, спящим на полу рядом со мной. Завтра он отправится в свое путешествие, не зная, где окажется в конце. Я просто надеялся, что Пен и этот местный житель знали, что они делают; у меня было бы разбито сердце, если бы он попал в руки талибов. Это было бы все равно, что оставить кого-то позади, так и не узнав его судьбы. Я принес ему большую тарелку горячей еды из испанской столовой, прежде чем лечь и впервые за пять месяцев заснуть в кровати.
Я потерял сознание через несколько минут после того, как моя голова коснулась подушки, держа Медведя на руках, возможно, в последний раз.
Утро наступило быстрее, чем я хотел. Хайбар снова связался с водителем, и они договорились встретиться с нами в 09.00. От импровизированного отеля, где мы остановились, до главных ворот комплекса НАТО было несколько минут ходьбы. Проход охранялся албанскими солдатами. Это был первый раз, когда я вообще их увидел. Их присутствие на базе НАТО было крошечным, около сотни человек личного состава. У них не было сил, средств и материально-технического обеспечения для работы в сколько-нибудь значительном объеме, и их участие ограничивалось только обеспечением безопасности базы.
Мы ждали с внутренней стороны ворот, пока водитель не позвонил и не сказал, что ждет снаружи.
Зазвонил мобильный телефон Хайбара, и они обменялись несколькими словами на пушту, другом широко используемом языке Афганистана.
И я думал, что я умный. Хайбар мог говорить на трех разных языках.
— Он ждет нас снаружи, он смог пройти через ворота афганской полиции.
Между афганцами, охранявшими внешние ворота, и албанским контрольно-пропускным пунктом была небольшая буферная зона. Местные граждане, которые работали на базе, должны были следовать этим маршрутом, и их досматривали у обоих ворот, прежде чем им разрешали доступ на базу.
— Мы можем выйти здесь - сказал я Хайбару, когда начал идти по выездной пешеходной полосе с Медведем в одной руке, моим M4, перекинутым через спину, и 45-м калибром на боку. Проходя мимо албанца-часового, я показал свою карточку[6] и сказал ему, что просто выйду на несколько минут за ворота, чтобы кое с кем встретиться.
Он не задавал мне вопросов. Возможно, дело было в бороде, бейсболке и гражданской одежде. Вероятно, он просто подумал, что я еще один американский подрядчик, а его переводчик собирается иметь дело с местными жителями.
Мы прошли по огороженной металлическим ограждением дорожке к тротуару, который был переполнен утренним наплывом рабочих.
— Как, черт возьми, мы узнаем, кто этот парень?
Хайбар достал свой телефон и позвонил водителю.
— Он сказал, что стоит рядом с деревом».
Оглядев толпу, я увидел пожилого, опрятно выглядящего мужчину, стоящего на тротуаре рядом с деревом.
Я помахал ему, чтобы привлечь его внимание.
Он кивнул мне в знак подтверждения.
— Вот он, Хайбар. Вон там.
Медведь становился все более беспокойным среди толпы.
Когда мы приблизились к нему, Хайбар начал с ним разговаривать.
— Да, это тот самый парень. Он отвезет Медведя в Кабул - сказал он.
— Спроси его, когда он планирует уехать.
— Как только мы закончим здесь, он собирается ехать обратно - перевел Хайбар.
— Хорошо. Он возвращается по Кольцевой дороге?
— Да.
Я вздохнул.
Это было все. Я притянул Медведя поближе, чтобы еще раз обнять и почесать за его коротко подстриженными ушами.
Я передал его водителю.
Он начал сходить с ума, извиваясь, пытаясь освободиться и его рук. Медведь начал громко скулить, зная, что теперь он в объятиях незнакомца.
Водитель развернулся и направился обратно к афганским воротам. Медведь продолжал визжать. Я все еще мог слышать его, когда мы с Хайбаром возвращались к часовому у ворот.
— С ним все будет в порядке, Ски, ты увидишь его снова. Я знаю это - сказал Хайбар успокаивающим и честным тоном.
Он мог сказать, что это расстраивало и Медведя, и меня.
— Ты делаешь для него доброе дело - добавил он, когда мы отправились на поиски Лайкона и поймали попутку в Кэмп-Стоун.
Нам троим удалось найти попутку, и к концу дня Лайкон уже закончил сдавать квитанции и выбивать дополнительные операционные средства для команды. В результате нам ничего не оставалось делать, кроме как сидеть сложа руки и ждать следующего борта 82-й обратно в ПОБ «Тодд». На данный момент нам нужно было найти какое-нибудь жилье для нашей компании. Это было не то, чего я с нетерпением ждал. Лайкону, Пэдди и Робу удалось найти несколько свободных кроватей в тамошнем командном домике, в то время как Хайбар остался с другими переводчиками в их маленьком здании.
Что касается меня, то я чувствовал себя как дома на раскладушке во временном ротном здании, маленькой фанерной лачуге с подогревом, расположенной рядом с душем. Скука навалилась довольно быстро. Единственное, что было стоящим - это доступ к трехразовому питанию в столовке 82-й и горячему душу. Пэдди и Роб закончили свои дела с нашей ротной разведкой и были в одной лодке с нами, пытаясь сесть на обратный рейс в BMG.
На второй день в Кэмп-Стоун я смог проверить свою личную электронную почту, чтобы узнать, нет ли каких-нибудь вестей от Пен или Сабрины о том, где находится Медведь. Он уже должен был добраться до Кабула. Сабрина переслала сообщение от Пена, в котором говорилось, что Медведь был в безопасности в приюте в Кабуле после короткой поездки на самолете. Оказалось, что водитель также беспокоился о риске наткнуться на контрольно-пропускной пункт талибов, поэтому Пен устроил ему перелет.
Медведю пришлось бы пробыть в Кабуле около шестидесяти дней. Ему должно было исполниться не менее пяти месяцев, прежде чем его можно было легально перевезти в приют в Пакистане, где он будет ждать рейса в международный аэропорт имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке.
Медведь теперь находился под опекой и заботой Пена и его сети приютов. Сабрине и Девлину пришлось бы терпеливо ждать его прибытия в США, что касается меня, то я просто ждал, когда меня отвезут на вертолете обратно на край мира.
Каждый день мы вставали рано, переносили все наше снаряжение на вертолетную площадку и ждали списка прибывающих бортов, чтобы посмотреть, есть ли свободное место для нас, бродячих военных кочевников. Большинство вертолетов перевозили припасы, а это означало, что автостопщики были в самом низу списка тех, кто мог попасть на них. Один день превратился в два, потом в три. Из-за плохой погоды в Бала-Мургабе и необходимости транспортировки груза возникла задержка с персоналом, пытающимся добраться до ПОБ «Тодд».
Пэдди удалось втиснуться в вертолет, направлявшийся в BMG, пока остальные из нас хватали свое снаряжение и возвращались к своим жилищам. Я старался максимально использовать время простоя, которое у меня было в Кэмп-Стоуне. Находясь на большой базе, я чувствовал себя совсем по-другому. Там было намного меньше стресса, и люди казались такими далекими от ежедневных опасностей, с которыми нам пришлось жить в BMG.
Должно быть, я принимал душ три-четыре раза в день. Наличие доступа к горячей воде - это то, что я никогда больше не буду считать само собой разумеющимся. Я даже не принимал душ, чтобы привести себя в порядок; просто было приятно наконец-то понежиться в горячей воде и позволить теплу проникнуть в мое тело. В промежутке между этим и трехразовым питанием я рисковал стать слишком мягким, чтобы вернуться к унылой жизни в BMG, но это было время, которым я стал дорожить.
В течение дня я отправлялся в командный дом и тусовался с Робом в их комнате отдыха. Там были красивые удобные диваны и телевизор с большим экраном и игровой системой Xbox 360; это был «Хилтон» по сравнению с палатками на ПОБе «Тодд». Мы с Робом часами сидели без дела, играя в «Call of Duty: Modern Warfare 2». Непрерывный поток ошеломляющего игрового экшена - единственное, для чего мы делали перерыв, это обед и ужин.
Нуждаясь в отдыхе от двумерных перестрелок, мы с Робом время от времени выпивали по чашечке эспрессо в маленьком кафе, построенном итальянцами на базе куонсетовского ангара[7]. Сидя и наслаждаясь крепким напитком, мы говорили о всяких пустяках, вспоминая время, проведенное командой в Неваде. Роб все говорил и говорил об охоте с луком и о том, как бывать на свежем воздухе, в то время как я рассказывал о своей прежней жизни в Колорадо и о том, как я с нетерпением жду возвращения к ней. Мы не очень много говорили о BMG или о том, через что нам пришлось пройти. Мы знали, что наша работа там не закончена и что мы все еще далеки от конца радуги.
Еще в феврале Роб впервые столкнулся со смертью в BMG. Это было во время одного из патрулей группы в деревне Данех Пасаб. Мы брали наших афганских солдат на дневное пешее патрулирование, чтобы попробовать альтернативный маршрут в деревню, который привел бы к центру деревни, просто чтобы посмотреть, окажут ли талибы сопротивление.
Они это сделали.
Группа смогла продвинуться в северную часть деревни, оттесняя талибов, дом за домом. Пэт, Билли, Джордж и Марк были начеку и вошли в деревню в поисках места, где можно было бы закрепиться. Небольшая дорога, по которой они ехали, была узкой, около пятнадцати футов шириной. По обе стороны были высокие стены домов, которые фактически превращали ее в переулок.
Они выломали двойные двери с левой стороны переулка, вошли внутрь и зачистили территорию, в то время как остальная часть команды двинулась в сторону деревни. Узкий переулок изгибался примерно на восемьдесят метров вниз по дороге, создавая глухой угол. Мы с Энди заняли скрытую позицию у правой боковой стены — прямо напротив теперь уже открытого дверного проема - обеспечивая прикрытие до тех пор, пока комплекс не будет безопасным.
Талибы были близко. Мы могли слышать их крики из следующего ряда домов к югу. Это был лабиринт; все помещения имели общие стены, но между ними не было проходов. В каждый комплекс нужно было входить через главные ворота вдоль переулка; только у нескольких были двери на противоположной стороне, в стене, обращенной к реке.
БУМ!
Взорвалась осколочная граната, и небольшое облачко грязи поднялось над верхом стены, где мы слышали голоса.
Глядя через переулок через двойные двери, я мог видеть, как Джордж и Пэт вытаскивают чеки из гранат и перебрасывают их через стену. Энди и я бросились на территорию комплекса, в то время как остальная команда последовала за ними и занялась охраной.
БУМ… БУМ… БУМ!
Роб прикрыл переулок, когда вошел последний из нас. Он стоял сбоку от дверного косяка, выставив наружу лишь небольшую часть правой стороны своего тела. Не сводя глаз с юга, к центру деревни, Роб увидел, как одинокий боевик метнулся справа налево, направляя на него свой АК-47. Роб отреагировал быстро, оттащив свое наполовину незащищенное тело обратно в помещение, когда пули срикошетировали от стены рядом с ним и у его ног.
Это было чудо, что он не пострадал.
— Я засек одного на дороге, только что перебежал ее с АК - громко крикнул Роб, возвращаясь к дверному проему, чтобы продолжать удерживать оборону с поднятым M4.
Марк, Билли и другие члены команды закончили зачистку территории, которая включала в себя небольшой одноэтажный глинобитный домик в центре. В большинстве домов была бы узкая лестница, ведущая на крышу. В жаркие летние месяцы жители деревни обычно спали на крыше в прохладном ночном воздухе.
Этот дом ничем не отличался.
Марк знал, что ему нужна более высокая точка обзора, чтобы видеть следующие несколько рядов зданий. Его высокоточное оружие не приносило никакой пользы, стесненное стенами. Он вошел в глинобитное жилище и поднялся по лестнице со своим MK11 в одной руке и ракетной установкой SMAW-D[8] в другой.
Он вышел на крышу через яйцевидный глинобитный купол, который предотвращал попадание дождя в дом. Вид с верхней части крыши был идеальным. Со своего места, которое было немного выше стен, Марк мог видеть переулок до глухого угла и все окна в зданиях прямо на юг. Он опустился на колено, положил винтовку на землю и взвалил на плечо одноразовую пусковую установку. SMAW-D выпускает единственную 83-мм ракету. Боеголовка была спроектирована как разрушитель бункеров, идеально подходящий для разрушения толстостенных конструкций.
Выровняв трубу, Марк направил оружие на окно напротив. Несомненно, талибы искали укрытия в помещении, чтобы защититься от шквала гранат, которые бросали в их сторону.
БУУУУУМ!
Ракета вырвалась из пусковой установки, подняв мощный поток грязи и обломков с крыши, когда она врезалась в стену здания-цели. Она не попал в маленькое окно, но создала большую зияющую дыру, отправив большие куски камня и шрапнели в жилище.
В отличие от пусковой установки Carl Gustaf, которую можно непрерывно перезаряжать, SMAW-D можно было выстрелить только один раз. Но сама пусковая установка представляет собой номерное вооружение, и ее необходимо сдавать после выстрела. Это означало, что после того, как оружие было использовано, кому-то придется нести бесполезную пусковую установку обратно на базу.
Не знаю, кто счел это хорошим решением, но я могу гарантировать вам, что это был кто-то без опыта ведения наземных боевых действий.
— Хит! Лови - крикнул Марк с крыши, бросая отработанный гранатомет. Поймав его, Хит понял, что теперь ему придется нести его до конца миссии. Он не был взволнован; выражение его лица ясно говорило об этом. Хит исполнил свое желание и собирался вернуться в нашу роту в Герате, и они прислали ему замену. Эта миссия ознаменовала конец его пребывания в этом жалком месте.
Отдав SMAW-D, Марк схватил свою винтовку и обогнул выступ купола. Теперь, лежа на животе, он начал осматривать местность через оптический прицел. Пуля за пулей, он начал подавлять местность, стреляя в любое отверстие, которое он мог найти, от небольших окон до маленьких дырок, проделанных в стене, которые мы называли «дырками для убийств».
Солнце уже спускалось по своей дуге в предвечернем небе, его яркий свет падал на крышу. Правая щека Марка прижалась к прикладу оружия, когда он отвел свой стреляющий глаз примерно на два дюйма назад от оптического стекла. Это позволяло ему смотреть вниз по оси прицела, но при этом обеспечивало хорошее периферийное зрение по сторонам.
Когда он продолжал стрелять, его внимание привлекло легкое движение за пределами прицела справа. Мужчина с РПГ, уже вскинутым на плечо, появился из-за глухого угла в конце переулка и целился прямо в Марка.
В одно мгновение Марк направил на него свое оружие, расстояние было настолько близким — менее шестидесяти метров, — что его тело заполнило весь обзор прицела. Марк выпустил один патрон, прежде чем получил возможность прицелиться, попав мужчине прямо в грудь. Пуля попала в цель за миллисекунду до того, как он нажал на спусковой крючок. Сила пули отбросила его верхнюю часть тела назад, когда РПГ выстрелил под углом сорок пять градусов в воздух, пролетев над нашей позицией.
БУМ!
Вдалеке взорвался РПГ.
Теперь, когда территория, в которой мы находились, была полностью зачищена, маневренная группа был свободен, чтобы продолжить борьбу и переместиться в следующий ряд на юг. Нам нужно было наступать талибам на пятки, не давая им нигде обосноваться. Сумерки надвигались быстро, и команде нужно было воспользоваться дневным светом, пока он у нас еще был.
— Мы уходим, Марк - крикнула ему Пэт на крышу.
Марк поднял свое оружие и спустился по лестнице им навстречу, никому не говоря о том, что в него чуть не попали из РПГ. Маневренная группа выбила заднюю дверь в сторону реки и двинулась вдоль внешней стены с оружием наготове. Звук перестрелки американского оружия и автоматов АК-47 был слышен, когда они продвигались к следующему ряду зданий.
Должно быть, это был напряженный день боевых действий в Афганистане; SOTF испытывали трудности с поиском самолета для поддержки нас в боевом столкновении. Мы вели напряженный бой, сражаясь с врагом на расстоянии от сорока до ста метров. Сброс бомбы не был решением вопроса. Нет, это была перестрелка с близкого расстояния.
Талибы продолжали отступать вглубь деревни, умудряясь удерживать по крайней мере один ряд укреплений между собой и маневренной группой. Следы крови на земле и стенах указывали на то, что они выносили своих раненых района боя, скорее всего, перенося их в двухэтажное здание и гараж, которые были основной занятой ими территорией в центре Данех Пасаб.
БУУУУУУМ!
Мощный заряд взорвался в узком переулке, когда Пэт, Джордж, Марк и Билли входили в следующий ряд зданий, надеясь сократить дистанцию. Энди, Роб и я вернулись на дорогу, прижимаясь к стене, которая тянулась вдоль правой стороны, не отставая от нападавших и выставив охрану на глухом углу. Я медленно пополз вдоль стены, пока не оказался прямо напротив пробитого дверного проема. Марк вернулся к дверному проему, чтобы поговорить с Энди, который стоял позади меня. Как и Роб до этого, Марк частично высунулся в дверной проем, когда тот же стрелок пробежал мимо него — на этот раз слева направо — выпустив длинную очередь, которая ударила в стену рядом с ним, когда он быстро рванулся обратно на территорию комплекса. Я выпустил несколько пуль, надеясь попасть в стрелка рикошетом от стены, когда он исчезнет за глухим углом.
— Нахер этого парня - сказал Марк, оглядываясь по сторонам.
В нескольких футах от него в углу была небольшая глинобитная ступенька. Она была похожа на маленькое сиденье, встроенное в стену. Марк встал на нее, подняв винтовку над верхней частью стены, и начал оглядывать местность из своего MK11.
— Где этот ублюдок? - спросил Билли, подходя к нему сзади.
— Я смотрю.
Марк мог видеть поверх стены, которая создавала глухой угол в переулке. Он мог видеть территорию комплекса, куда убежал стрелок, менее чем в тридцати метрах от него. В нем, на дальней стороне участка, находилось двухэтажное здание. С левой стороны у него была неровная лестница, ведущая на второй этаж. Пока он осматривал местность, раздалась еще одна очередь из АК. Марк быстро навел прицел на лестницу, как раз вовремя, чтобы увидеть, как чья-то голова нырнула за нее.
— Я поймал его
— Где? - спросил Билли.
— Ты думаешь, я тебе скажу? Этот - мой.
Глядя в оптический прицел, он навел перекрестие прямо над ступенькой, куда нырнул мужчина, и стал ждать, когда его цель появится снова. Палец на спусковом крючке, он чувствовал легкую пульсацию своего сердца... Ожидание.
БАХ!
Марк выпустил единственную пулю калибра 7,62 мм.
— Ты поймал его? - спросил Билли.
— Ага.
— Ах ты сукин сын! - ответил Билли, когда Марк снял свое оружие со стены и спрыгнул обратно на землю.
Голова бойца снова поднялась вверх, прямо в перекрестие прицела Марка. Как только он сделал движение, чтобы поднять АК-47, чтобы выстрелить еще одной очередью поверх лестницы, Марк мягко нажал на спусковой крючок, отправив ударник в капсюль патрона. Пуля попала в лицо бойца чуть ниже глаза, в результате чего его затылок лопнул, как воздушный шарик с водой, и его тело рухнуло на землю.
Команда собралась на последнем участке, зачистив его и взвесила все варианты. Солнце быстро садилось, и Энди решил, что нам нужно дождаться наступления темноты, прежде чем углубляться в деревню. Итак, мы обеспечили безопасность и ждали, но темнота ночи оказалась невыносимой. Мы попытались пробраться в темноте в одно из известных мест расположения талибов, но быстро поняли, что непроглядная тьма ночи не позволяет направлять солдат АНА, у которых не было ПНВ. Даже с очками ночного видения я не мог разглядеть свою руку перед лицом. К тому моменту отступление из деревни было нашим единственным реальным вариантом. Афганские солдаты спотыкались, когда мы возвращались по своим следам на ПОБ.
После того, как команда вернулась в наш лагерь, Роб начал разгружать свое снаряжение и понял, насколько близок был выстрел в него в дверном проеме на самом деле. Вынимая боеприпасы из передних подсумков своей разгрузки, он обнаружил единственную пулю калибра 7,62 мм, застрявшую в боковой части магазина. Пуля полностью разорвала другой магазин, прежде чем потерять скорость и остановиться всего в нескольких дюймах от его груди.
— Не, ну бывает же такое – только и сказал Роб в ТОЦ, обнаружив это.
Пока мы ждали в Кэмп-Стоун, чтобы сесть на обратный рейс в BMG, нам сообщили, что еще двое солдат с Корвета были убиты, что вызвало эффект домино, который в конечном итоге привел к смерти Роба - но в этом тихом кафе будущее выглядело светлым и полным возможностей. Миссия в Буриду уже была в разработке, когда мы наконец добрались до ямы с говном, известной как ПОБ «Тодд». Судьба Роба была предрешена, и это был всего лишь вопрос нескольких дней, прежде чем он будет застрелен.
Сидеть в том импровизированном кафе с Робом - это то, что я никогда не забуду, наслаждаясь тишиной и покоем момента, хотя это был всего лишь вкус полу-нормальной жизни, которую мы оба когда-то знали.
Я только надеялся, что в те дни он нашел такое же утешение, как и я.
Две недели, последовавшие за смертью Роба, были самой низкой точкой для морального состояния команды. Энди хорошо поработал, вернув нас на базу. Пеший патруль через Алказай был хорошим местом для начала. Было обнадеживающе сознавать, что мы все еще можем действовать как единое целое.
Весь опыт смерти Роба в конце концов заставил меня понять, что я не боюсь врага. Чего я боялся, так это потерять одного из нас.
Видя, как такие парни, как Пэт, Марк и Билли — парни, которыми я восхищался, — возвращаются в игру, я преисполнился гордости. Снова идя в патруль рядом с Энди, его вездесущая тень напомнила мне о моем долге и ответственности перед командой. То, что случилось с Робом, было неописуемой трагедией, но сейчас было не время скорбеть. Горе - это тяжелый груз, который носят на шее все воины.
Команда могла бы легко просто сказать «на хер все» всей ситуации и сидеть за столом, смотреть фильмы, дрочить, пить, жалеть себя и выжидать, пока мы не уедем из страны.
Это не то, чего Роб хотел бы для нас — видеть, как команда катится вниз и теряет доверие друг к другу.
Он верил в команду и миссию, и этого было достаточно для нас.
Теперь наша миссия состояла в том, чтобы закончить то, что было начато. То, что, как мы все знали, заставило бы Роба гордиться. Он неустанно работал, помогая составить общую разведывательную картину Бала-Мургаба - определить ключевых игроков, их тактику и степень их влияния по всей долине. Роб был тем, кто предположил, что где-то в долине должен был быть третий мост, которым пользовался враг. Пришло время перенести бой туда, где они чувствовали себя в наибольшей безопасности.
Теперь мы обратили наши взоры на Данех Пасаб и командную ячейку Талибов.
Палаточная лихорадка снова начала распространяться, и единственный способ удержать группу альфа-самцов от растерзания друг друга состоял в том, чтобы дать им кого-то еще, чтобы разорвать его на части.
__________
[1] Hesco – складные проволочно-тканевые контейнеры для создания габионов (прим. переводчика).
[2] Rip Its – американский брэнд энергетических напитков, поставлявшихся для американского контингента в Афганистане и Ираке. Отличается низкой ценой (прим. переводчика).
[3] Tent fever – точного или устоявшегося перевода не нашел, но по смыслу это напряжение от долгого пребывания с замкнутом пространстве с одни и теми же людьми, которое может привести к конфликту (прим. переводчика).
[4] Кольцевая дорога (Ring Road) - Национальная автомагистраль 01 или NH01, кольцевое шоссе протяженностью 2200 километров, соединяющая большинство крупных городов Афганистана (прим. переводчика).
[5] Спанглиш (spanglish, espanglish, espaninglish, el Spanish broken, ingléspañol, ingleñol, espan’glés, espanolo, также «jerga fronteriza» приграничный жаргон) — собирательное название для целой группы смешанных языков и диалектов мексикано-американского приграничья, которые объединяют в себе черты английского и испанского языков в самых разнообразных комбинациях в зависимости от близости к границе, индивидуальных особенностей говорящего и т.д. (прим. переводчика).
[6] Government ID – личная карта военнослужащего армии США, что-то типа удостоверения личности или военного билета, но в формате карты с биометрическим чипом (прим. переводчика).
[7] Куонсетовский ангар (в оригинале - Quonset hut, хижина Куонсет) - легкая быстровозводимая сборная конструкция из гофрированной оцинкованной стали, имеющую полуцилиндрическое поперечное сечение, используемая армией США с 1941 года. Наиболее распространенный стандартный размер 20 на 48 футов (6,1 м × 14,6 м) с радиусом 16 футов (4,9 м) (прим. переводчика).
[8] SMAW (англ. Shoulder-launched Multi-purpose Assault Weapon — «запускаемое с плеча многоцелевое штурмовое оружие», индекс морской пехоты MK 153 Mod 0) — американский ручной гранатомёт, предназначенный для уничтожения фортификационных сооружений, небронированной и легкобронированной техники. Принят на вооружение в 1984 году. Модификация SMAW-D (D от Disposable, «одноразовый») — облегчённая противобункерная модификация гранатомёта, одноразового использования. По конструкции близок к РПГ AT4 (прим. переводчика).


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 01 апр 2023, 22:01 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1592
Команда: FEAR
>Но сама пусковая установка представляет собой номерное вооружение, и ее необходимо сдавать после выстрела. Это означало, что после того, как оружие было использовано, кому-то придется нести бесполезную пусковую установку обратно на базу.

ну надо же, и здесь долбоебизм)


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 01 апр 2023, 23:33 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Bjorn писал(а):
ну надо же, и здесь долбоебизм)

Армия везде армия =)


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 08 апр 2023, 09:27 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 11. Желтый дьявол
18 марта 2010
К северу от Данех Пасаб

— Ты это видишь? - сказал Джордж.
— Нет, но Дэнни сказал, что они прибыли - ответил я, когда мы стояли на металлическом транспортном контейнере в нашем комплексе, глядя на юг мимо Данех Пасаб, в сторону Врат Ада.
— Варварские огни, это Ореол, они сказали, какая у них была высота?
— Нет, с ними разговаривает итальянский JTAC - ответил Дэнни.
— Я вижу - сказал Джордж, указывая высоко в небо.
— Реально? Эта штука находится примерно на высоте семи тысяч футов. Никто не собирается в него стрелять - сказал я.
В течение последних нескольких недель у итальянцев возникали проблемы с получением регулярных сбросов для пополнения запасов. В отличие от высадок нашей команды, которые проводились посреди ночи под покровом темноты, итальянский самолет C-130 доставлял грузы днем, регулярно облетая деревни на юге, в том числе Данех Пасаб, на высоте около тысячи футов. Их воздушные десанты для пополнения запасов стали настолько предсказуемыми, что талибы нагло открывали огонь по большому, медленно движущемуся самолету средь бела дня.
Попадание РПГ в крыло C-130, уже летящего на малой высоте через долину, было бы катастрофой. Это стало серьезной проблемой, настолько серьезной, что привлекло внимание командующего RC-W (Региональное командование Западного Афганистана), который хотел, чтобы проблема исчезла.
Полковник Бруно, командир батальона итальянских солдат в BMG, был назначен ответственным за устранение проблемы. Итальянцы были хозяевами зхоны боевых действий в долине Бала-Мургаб, что давало Бруно полномочия проводить более масштабные операции без необходимости перепрыгивать через множество обручей. 82-я воздушно-десантная и наша команда действовали в зоне ответственности итальянцев, но большая разница заключалась в том, что мы находились под командованием SOTF-W, а не RC-W.
Это темная схема того, кто что может где и как делать, и кто, в конечном итоге, отвечает, когда дела идут плохо, потому что в Афганистане именно так всегда и бывает.
Нам посчастливилось установить хорошие рабочие отношения и взаимопонимание с нашими смежными силами - 82-й воздушно-десантной дивизией и итальянцами. И полковник Бруно всегда делал все возможное, чтобы привлечь все заинтересованных к планированию операции, которая могла привести к необходимости задействовать каждый доступный ствол в долине. Нынешняя операция была именно такой.
КЛАЦ… КЛАЦ… КЛАЦ…
Вдалеке послышался звуки выстрелов АК-47, за которым последовала ответная стрельба.
— Поехали, они зовут нас наверх - крикнул Джо, когда команда начала надевать свои рюкзаки.
Джордж и я слезли с контейнера, чтобы присоединиться к ним, и приготовились выйти из ПОБ и направиться на юг.
Команда выехала из главных ворот, когда Бруно и командир его роты, капитан Аббате, выехали с другой стороны небольшой колонной разнокалиберных вооруженных машин. Мы все направлялись к Нью–Бридж-роуд, дороге, идущей с востока на запад примерно в пятистах метрах к югу от ПОБ, которая отмечала начало буферной зоны с Данех Пасаб.
Нас вызвали в качестве QRF для оказания поддержки итальянскому подразделению, которое действовало в горах к западу от Данех Пасаб. Бруно заручился помощью итальянского LRRP (взвод дальней разведки), который размещался на объекте НАТО в Герате. LRRP был чем-то вроде итальянской версии того, чем является Force Recon для морской пехоты. Их призывают для выполнения «особых» типов миссий, для выполнения которых обычные силы просто не оснащены или не обучены. Они прошли под позывным Task Force Victor (TF-Виктор).
Их миссия в BMG заключалась в устранении угрозы для самолетов в этом районе. Концепция операции была довольно простой. Мы все знали, что огонь из стрелкового оружия и РПГ, направленных по самолету для пополнения запасов, велся из деревни Данех Пасаб, скорее всего, где-то в районе Двухэтажки и Гаража, поскольку талибы круглосуточно контролировали эти места.
Накануне вечером подразделение итальянской LRRP, вооруженное оружием дальнего действия и оптикой, пешком продвинулось в холмы к западу от Данех Пасаб. Высокая точка обзора позволила им установить снайперские позиции в течение ночи, чтобы наблюдать за деревней на следующий день. Артиллеристы и корректировщики должны были подготовиться и обеспечить прикрытие самолету с пополнением запасов, когда он приблизится к зоне высадки. Если бы какой-нибудь талиб открыл бы огонь по самолету – скажем, с крыши – они могли бы быстро вступить с ними в бой.
В теории.
Но, как мы все знаем, любой хорошо продуманный план отлично смотрится, если тыкать пальцем в карту. Но когда приходит время падать лицом в грязь, реальность ситуации всегда будет диктовать исход.
Реальность в BMG заключалась в том, что «Талибан» было не так-то легко искоренить, особенно командную ячейку в DP (Данех Пасаб). У членов нашей команды были хорошие рабочие отношения с командиром TF-Victor капитаном Д'Алессио. В предыдущие дни такие парни, как Джордж и Пэт, давали ему столько советов, сколько могли, о работе в долине. Мы хотели убедиться, что они понимают, в какие ситуации им придется попадать. Быть застигнутым днем на вершине холма в этой долине может очень быстро обернуться большой проблемой. Но эти ребята были опытными воинами и оценили предоставленную нами информацию.
В рамках QRF мы заверили их, что, если дерьмо попадет в вентилятор, мы будем там, чтобы помочь. В BMG никто не делает ничего в одиночку.
Мы быстро преодолели короткое расстояние от ПОБа до Нью-Бридж-роуд. Перестрелка между «Талибаном» и TF-Victor резко участилась. Всего несколько часов после восхода солнца врагу потребовалось обнаружить, что на холмах к западу от них есть нежелательные наблюдатели. Дни снова начинали становиться теплыми. Я уже вспотел под своей снарягой из-за спешки на Нью-Бридж-роуд. Казалось, что мы уже были в точно такой же ситуации раньше, с теми же элементами в игре, просто переставленными в другом порядке.
Зак, заменивший капитана Перри на посту командира батареи 82-й, находился в головной машине и начал медленно продвигаться по Кольцевой дороге к западной стороне Данех Пасаб. Наша команда вместе с нашими афганскими солдатами начала продвигаться на юг пешком, используя узкую тропу, которая вела прямо в сердце района, контролируемого талибами. Это был тот же маршрут, которым мы пользовались, когда Марк и Роб оба пережили свои предсмертные переживания месяцем ранее. Оба элемента QRF остановились, едва не выехав на большую открытую площадку на северной оконечности Данех Пасаб.
Мы с Энди подошли к глинобитной стене высотой по пояс. Мы слышали стрельбу, но не могли точно определить местонахождение талибов в деревне. Встав на оба колена, я выпрямил верхнюю часть тела, чтобы получить четкий обзор через стену в мой бинокль Vector 21. Марк был в нескольких футах справа от меня, осматриваясь через оптический прицел своей верной винтовки MK11.
Глядя через поле, мы имели беспрепятственный обзор на всю северную оконечность Данех Пасаб, зеленый цвет уже начал возвращаться к растительности. Это был вопрос всего лишь нескольких недель, прежде чем природа вернулась бы к жизни, добавив еще один слой маскировки и запутанности к ландшафту. Распускающиеся листья на верхних ветвях деревьев начали частично закрывать вид на некогда полностью видимые крыши.
Это было предзнаменованием меняющейся среды, к которой нам предстояло адаптироваться. Таким должно было стать наше будущее, если мы не найдем способ остановить весеннее наступление талибов, не дав ему пустить корни.
Перестрелка между деревней и холмами прекратилась. Бойцы, нажимающие на спусковые крючки в этот самый момент, и люди, направляющие их, были ключевыми игроками. Мулла Джайлан и его ближайшее окружение были ответственны за организацию и координацию всех ячеек по всей долине. Это были те самые парни. Они представляли собой голову змеи в Бала-Мургабе.
Команда уже бывала точно в этом месте раньше, глядя на юг, в Данех Пасаб. Все держались в тени, пока мы обеспечивали безопасность вокруг себя. Энди поддерживал прямой контакт с Заком по радио, пока его техника стояла параллельно нам на дороге с работающими на холостом ходу двигателями. Вдалеке был слышен слабый звук вертолетов, эхом разносившийся от холмов в долину.
Мы сидели и ждали. Вся стрельба прекратилась.
— Мы, блядь, заходим внутрь или нет? - сказал Джордж.
По его тону я мог сказать, что он был раздражен. Наша команда была настроена и готова к отправке, гантраки стояли на позициях, а мы все просто сидели, засунув большие пальцы в задницы.
— Варварские огни, это Ореол 1-4, прием.
— На приеме, Ореол.
— Дэнни, ты знаешь, что происходит? Мы вроде как просто сидим здесь - спросил я, пока Энди связывался с Заком, чтобы узнать последние новости о ситуации.
— Я ни хрена не понимаю. Я знаю, что вертолеты прибывают, чтобы забрать их - ответил Дэнни.
Пэт придвинулась поближе, чтобы расслышать, о чем идет речь.
— В чем дело, Энди? - он спросил.
— Они уже вызвали вертолеты для эвакуации, чтобы они прилетели за ними - ответил Энди.
— Так это все?
— Если только полковник Бруно не захочет, чтобы мы сделали что-то еще - добавил он, когда Пэт встал, вернулся на свое место, и передал сообщение всем.
Парни из TF-Victor, не теряя времени, отступили за холм и вызвали птичек для эвакуации, когда поняли, что расстояние, на котором они вступали в бой, было слишком велико и что все преимущества были на стороне талибов. Их позиция могла быть обстреляна из любой точки деревни, и просто оказалось, что это слишком большая территория, чтобы эффективно прикрывать ее.
Они так и не вернулись в ПОБ «Тодд». Вертолеты для эвакуации должны были доставить их обратно в Герат, независимо от того, была ли миссия успешной или нет. Это оставило «семью ПОБ «Тодд» сидеть в ожидании решения полковника Бруно о том, что делать. Мы либо направлялись в Данех Пасаб, либо возвращались на ПОБ. Для операторов Dagger 22 решение было простым. Такие парни, как Билли, Пэт и Джордж, не зря так нарядились. Им не терпелось потанцевать, а талибы в Данех Пасаб всегда были хорошими партнерами по танцам.
У нас было все необходимое, чтобы сразу войти в Данех Пасаб. Техника могла бы двинуться на юг и обезопасить западную часть деревни, в то время как морпехи и АНА пешком атаковали ее центр. Мы были настроены на действие, и все были готовы.
Единственное, что нам было нужно — это чтобы кто-нибудь сказал нам идти.
Итак, мы ждали звонка, который так и не прозвучал.
— Энди, снимайся и начинай отступать к Нью-Бридж-роуд - сказал Зак по радио, передавая приказ Бруно.
Бруно знал, что это было важное решение - заставить нас войти в Данех Пасаб. Он командовал не только своими солдатами, но и войсками США и Афганистана. Риск того, что военнослужащие страны-партнера будут убиты под его присмотром, перевешивал любые выгоды, которые можно было бы получить в тот день. За некоторые вещи стоит умереть, в то время как за другие - нет. Это просто зависит от того, кто принимает решение.
— Джо, мы возвращаемся - крикнул Энди.
— Ты слышал его. Парни в тылу — идите вперед и начинайте вести нас назад - сказал Джо, вставая.
Один за другим мы начали вставать и следовать по тропинке обратно к дороге, где нам предстояло встретиться с машинами. Комментарии ребят из команды были менее чем восторженными, учитывая, что ни у кого не было шанса отыграть даже один раунд.
Все, что сделала эта маленькая прогулка - это подбодрила врага. Они могли видеть, как мы сидим там и ждем, чтобы двинуться через поле к ним. Но мы этого не сделали, и они восприняли это как победу. И это справедливо.
С наступлением теплых дней стало ясно, что мы не можем дождаться, когда итальянцы возьмут на себя инициативу по проведению крупномасштабной операции по расчистке в Данех Пасаб. 82-я уже была разбросана по всему периметру безопасности, и Зак еще не совсем был готов справиться с операцией такого масштаба. Необходимо было найти третий вариант. До тех пор нашей команде пришлось бы довольствоваться теми ресурсами и возможностями, которые у нас были. Пэдди, Кинг и остальная часть нашего разведывательного отдела продолжали собирать воедино всю имеющуюся у нас информацию о командирской ячейке талибов в Данех Пасаб, надеясь привлечь внимание SOTF, чтобы заручиться серьезной поддержкой.
Что нам было нужно, так это афганские коммандос.
Они были достаточно многочисленной силой с надлежащей подготовкой, опытом и экипировкой, чтобы выполнить эту работу. Единственная проблема заключалась в том, что им было трудно получить задание на миссию. Во многом это было связано с тем фактом, что приказы о постановке задач исходили от высокопоставленных лиц афганского правительства. Подразделений коммандос было немного — около десяти тысяч коммандос, разделенных на девять кандаков (батальонов) по всей стране — и их миссии должны были быть приоритетными.
Кандак Афганских Коммандос (4-й) (Afghan Commando Kandak (the 4th) из RC-W базировался в Герате и работал рука об руку с SOTF-W, которые объединяли их с группами специальных операций, которые обучали, наставляли и консультировали их во время миссий. В оперативной группе специальных операций взаимодействие с коммандос было настолько хорошим, насколько это возможно. Этой ролью в основном занимались Силы специального назначения армии, но MARSOC постепенно начинали осваиваться в миссиях с коммандос. Коммандос в основном проводили ночные налеты на особо важные цели (HVT) с помощью вертолета. Это помогло вывести их на передний план в борьбе с командной структурой талибов по всей провинции Бадгис.
Это был третий вариант. Но сначала нужно было подготовить район боевых действий в Бала-Мургабе, и необходимо было подготовить почву для проведения коммандос крупной операции по зачистке до начала весеннего сезона боев.
Нам нужно было бы провести наземную разведку, проверить обороноспособность талибов и разработать надежный план действий, чтобы вынудить SOTF и Kandak отправить коммандос в BMG. Кто может сделать это лучше, чем морские пехотинцы-разведчики? Дипломированным разведчикам пришло время вернуться к основам, и Энди предоставил полную свободу действий для разработки замысла операции, чтобы выполнить работу. Пэт, Джордж и Марк, не теряя времени, разработали несколько миссий, которые помогли бы сдвинуть дело с мертвой точки.
У нас, семьи ПОБ «Тодд», оставалось менее четырех недель до того, как лидеры движения «Талибан» объявят дату начала весеннего наступления 2010 года, массового призыва к оружию по всей стране. Несмотря на всю тяжелую работу, проделанную по всей долине — создание аванпостов Корветт, Приус, Патфайндер и ликвидацию ячейки в Буриде — BMG все еще ожидало очень опасное и смертоносное лето, так как талибам не терпелось возместить свои потери. Если бы мы могли уничтожить командную ячейку в Данех Пасабе, это оставило бы их не в состоянии начать какую-либо длительную борьбу против ПОБ «Тодд».
Первое, что нужно было сделать, это подтвердить все разведданные, которыми мы располагали о Данех Пасаб на тот момент, начиная с нашего первого опыта там в декабре. Нам нужно было бы убедиться, что мы идентифицировали всех игроков, размер их сил, места их ночлега и операций, а также то, как они перемещались по полю боя.
В течение следующих нескольких дней было проведено несколько миссий нулевого уровня с использованием аванпоста АНА высоко на вершине холмов к западу от ПОБа. Именуемый форпост Южный, он предлагал находящуюся на возвышенности точку обзора, откуда открывался вид на Данех Пасаб. Пэт взял туда нескольких морпехов и провел несколько часов, наблюдая за деревней с помощью мощных зрительных труб, в то время как Джеймс и один из терпов отслеживали радиопередачи в этом районе. Пэт отметил каждое поселение, из которого, по его наблюдениям, поднимался дым, и каждое здание, посещаемое отдельными лицами в деревне. Потребовалось терпение и часы работы, чтобы зафиксировать их устойчивый образ жизни.
Я помогал, где мог, запустив Raven B[1] в небо и отправив его кружить сверху над деревней. Просматривая трансляцию с камеры на большом телевизоре с плоским экраном в ТОЦ, я собрал скриншоты известных мест, с которыми мы уже были знакомы. Можно было видеть трех–четырех боевиков, слоняющихся по главной дороге, идущей с севера на юг (Main Street), рядом с Двухэтажкой и Гаражом, центром их операций и конспиративной квартирой. The Dick Building[2] (как мы назвали мечеть Данех Пасаб), расположенное дальше к югу вдоль Мейн-стрит, было еще одним сооружением, которое часто посещали вооруженные люди.
Вся деревня была лишена мирной жизни: ни местных жителей, разгуливающих вокруг, ни домашнего скота, ни фермеров, ухаживающих за своими участками. В течение дня через Данех-Пасаб проходило небольшое количество пешеходов. Несколько местных жителей направлялись на базар из деревень дальше к югу, но они всегда пользовались Мейн-стрит, а не Кольцевой дорогой на западной стороне. Самым безопасным маршрутом для них было проехать через КПП талибов рядом с Гаражом. Любой другой способ может быть неверно истолкован как попытка избежать или обойти вымогательства со стороны талибов, что в конечном итоге может обойтись дороже, чем они могли себе позволить.
Облет маленького беспилотника с винтовым двигателем над сердцем Данех Пасаб не выявил ничего нового. Это только подтвердило то, что мы уже знали. Пришло время продвинуть «Ворона» дальше на юг, в районы, которые мы еще не наблюдали, вниз по реке.
Держа пульт обеими руками, я наблюдал за большим экраном, но одним глазом следил за ноутбуком, который отображал текущее местоположение «Ворона» на карте. Маленький беспилотник скользнул к реке, примерно в двухстах футах над землей. Я управлял маленьким джойстиком, следуя лесной тропинке, которая тянулась вдоль края берега реки. Оставив деревню позади, «Ворон» полетел на юг, направляясь к большому одинокому поселению, расположенному вдоль быстротекущего водного пути.
Комплекс зданий попал в поле зрения камеры и был показан в полном цвете для всеобщего обозрения в ТОЦ. Пэдди с любопытством наблюдал за происходящим, поскольку это были первые снимки этого района, которые мы увидели. Комплекс располагался прямо к западу через реку от деревни Кибчак.
— Ски, ты можешь сделать круг, чтобы было хорошо видно? - он спросил.
— Конечно, дай мне сначала пролететь над ним, а потом я облечу по кругу.
Пролетая над рекой, я заметил большой объект на берегу. Это было похоже на перевернутую лодку.
Но в BMG не используют лодки. Река слишком бурная, чтобы безопасно плавать на небольшом судне.
Что, черт возьми, это было?
Я снова развернул беспилотник, чтобы получить лучший обзор. Объект был квадратным и лежал рядом с большим деревом.
Потом я увидел это.
Точность крошечной бортовой камеры была невелика, но ей удалось запечатлеть очертания тонкой линии, отходящей от дерева рядом с неизвестным объектом. Это было похоже на веревку или трос, протянутый через реку. Увеличив масштаб камеры для более широкого обзора, мы смогли увидеть, что линия соединялась с другим большим деревом на противоположном берегу реки. Земля вокруг него была изрыта, и узкая пешеходная тропа вела через поле к Кибчаку.
Это все? Это и есть тот самый «мост»?
Поскольку мы смогли разглядеть линь, протянутый через реку, это означало, что он был чем-то толстым, скорее всего, кабелем. Он была обернут вокруг обоих больших деревьев, что удерживало его натянутым на протяжении всего пролета. Предмет, лежавший на земле, был не лодкой, а какой-то коробкой из листового металла, используемой в качестве корзины. Он был прикреплен к кабелю. Система шкивов соединяла их вместе, а к корзине были прикреплены дополнительные веревки, которые использовались для того, чтобы тянуть ее взад-вперед.
Самодельная корзина была небольшой, возможно, вмещала одного или двух человек, и требовалось только, чтобы кто-то на берегу реки намотал дополнительную веревку, чтобы перевести ее через реку. Это не был «мост» в обычном смысле этого слова; это был вантовый мост, использующий корзину для переброски оружия, людей и припасов туда и обратно через реку.
Это было довольно остроумно.
Нажав маленькую кнопку под ручным контроллером, я сделал несколько снимков, пока «Ворон» продолжал кружить. В дополнение к этому ноутбук также записывал весь полет в виде видеофайла. Я пролетел на «Вороне» над комплексом, чтобы получить его полную планировку. Кто бы там ни жил, он был привратником этого вантового моста. Скорее всего, владелец комплекса был выселен, когда жители деревни были вынуждены покинуть Данех Пасаб много лет назад. Талибы, скорее всего, охраняли этот район одним или двумя бойцами.
«Ворон» сделал последний круг, пытаясь опознать кого-нибудь в комплексе. Бортовой аккумулятор начал разряжаться, а ему все еще предстоял долгий полет на север, обратно в FOB. Пэдди располагал информацией и изображениями, необходимыми ему для того, чтобы начать писать отчет разведки о Кабельном мосте.
Аргументы в пользу привлечения афганских коммандос к BMG уже выдвигались, и после провала миссии TF-Victor командир RC-W хотел результатов. Команда ODA (Оперативный отряд Альфа), которая в настоящее время сотрудничала с коммандос, уже была в курсе ситуации в BMG и искала возможность выступить. Они слышали все истории и были в поисках хорошей драки. Бала Мургаб завоевал репутацию места, способного обеспечить это в кратчайшие сроки.
Роб был прав насчет моста. Он использовался для беспрепятственной переброски боевиков и техники через реку между командным пунктом в Данех Пасабе и оккупационными силами в Кибчаке. Этот небольшой фрагмент информации вписался в общую картину и дал нам лучшее представление о том, как талибы могли передвигаться по долине.
Маленький самолет уверенно прокладывал себе путь обратно вверх по реке в сторону Данех Пасаб. Я повернул джойстик влево и выровнял «Ворон» так, чтобы он полетел прямо по Мейн-стрит, над Гаражом, снаружи которого стояли четыре человека. Опустив «Ворона» еще ниже — примерно на пятьдесят футов от земли — я провел его прямо у них над головами. Несколько мгновений спустя экран замерцал, а затем потемнел.
— Кто-то стреляет в Данех Пасабе? - спросил Джордж, открывая дверь в ТОЦ.
— Я думаю, они только что застрелили «Ворона» - сказал я.
— Ха-ха, ты, должно быть, херово подшучиваешь надо мной - ответил Джордж так, как мог только он.
— Они, наверное, думали, что это сбросит на них гребаную бомбу.
Я следил за местоположением «Ворона» на карте ноутбука, пока он не потерял сигнал. Он резко повернул налево и теперь направлялся на запад через холмы. Крошечный значок на экране застыл, означая, что Ворон, вероятно, все еще летал, получив какое-то структурное повреждение, которое мешало ему вернуться домой на ПОБ, но я потерял с ним всякий контакт.
— Эти ублюдки сбили мою птицу - подумал я про себя.
К счастью, в комплект Raven B входили три аппарата, и этот был списан как боевая потеря. Маленький пенопластовый самолетик выполнил свою работу и предоставил нам недостающий кусочек головоломки, соединив Данех Пасаб и Кибчак.
Район боевых действий был определен, а игроки и локации были известны. Нам просто нужно было собрать все это воедино. Часы обратного отсчета до Данех Пасаб уже начали тикать.
__________
[1] RQ-11 Raven («Ворон») — малый разведывательный БПЛА американского производства. Разработан на основе конструкции беспилотного аппарата FQM-151 «Пойнтер», выпускается в нескольких модификациях (прим. переводчика).
[2] Ввиду отсутствия адекватного перевода и во избежание оскорбления чувств верующих, оставлю это название на языке оригинала (прим. переводчика).


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 14 апр 2023, 20:08 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 12. Начало конца
0100
24 марта 2010
Зона высадки
На западе от ПОБ «Тодд»

Настроение внутри ТОЦ было напряженным. С момента последней радиопередачи прошло более тридцати минут. Мы могли только догадываться, где они находились на спутниковых снимках, высвеченных на настенном телевизоре с плоским экраном. Местоположение Джо и солдат АНА было отмечено значком; они находились чуть южнее Нового моста через реку. Они забрели туда с ПОБ после того, как расстались с разведывательной группой. Джо вышел на связь из этого квадрата после того, как устроился на ночлег в лесу и выставил охранение.
Это была теплая ночь, одна из первых, которые мы пережили. Долина медленно начинала оттаивать от глубоких зимних заморозков. Снаружи было темно, звездного света хватало только на то, чтобы осветить пейзаж с помощью ПНВ. SOTF одобрила нашу ночную миссию, чтобы отвести наших ANA к югу от FOB и провести с ними практическую подготовку по патрулированию в ночное время. Что ж… Вот так звучал замысел.
Готовилась более масштабная операция по зачистке всей деревни Данех Пасаб. Ей уже было присвоено официальное название «Своевременный удар», операция второго уровня. Материально-техническое обеспечение находилось в процессе согласования между SOTF и командованием Кандака. Оно включало координацию переброски вертолетом Ми-8 войск и снаряжения на ПОБ «Тодд». Дата не была назначена, но, похоже, все должно было произойти где-то в течение первой недели апреля. Это было сделано довольно близко к началу весеннего наступления талибов. Пейзаж уже превращался в пышное поле зелени, что делало долину еще более смертоносной.
Внутренний план сегодняшней вечерней миссии не имел ничего общего с обучением афганских солдат. Это было бесплодным трудом. Мы больше ничего не могли сделать, что бы заставило бы их захотеть сражаться за свою страну. Это было то, что они должны были выбрать как солдаты, как мужчины и как граждане Афганистана. Будущее принадлежало им, и только они могли решить, будет ли оно под властью талибов, головорезов и экстремистов, которые превратят страну в исламский халифат.
Команда взяла на себя личную ответственность за подготовку поля боя в ожидании подходящего удара. Уничтожение ячейки командования и обеспечение безопасности Данех Пасаб было единственной реальной мерой, которая обеспечила бы стабильность в долине в течение всего лета, предоставив GOIRA (правительству Исламской Республики Афганистан) больше времени и возможностей, чтобы показать народу Бала-Мургаб, что они могут управлять, защищать и помогать обеспечивать процветание там, где были только была бедность и боль. Это была трудная задача, но единственной альтернативой было бы возвращение к шариату (исламскому праву, арабский термин, означающий «путь» или «стезя»), который талибы жестоко применяли.
Теперь это было нашей миссией. Это служило постоянным напоминанием, которое таилось в подсознании операторов, когда они медленно подкрадывались к Данех Пасаб: в маскировке, с выключенными рациями, глушителями на оружии и извлеченными из магазинов трассирующими патронами. Намерение состояло в том, чтобы убивать.
Небольшой отряд из восьми человек собирался провести разведку маршрута в сердце деревни и потревожить любого, кому не повезло стоять на посту в ту ночь. Разведывательная группа состояла из основных стрелков команды, включая Трэвиса, который доказал свой характер и преданность команде во время миссии в Буриде.
Их главной задачей было наметить безопасный и удобный маршрут в деревню, который скрыл бы передвижение крупных наземных сил. На операцию в BMG прибыло около шестидесяти коммандос и пятнадцать членов ODA. Все вместе мы составляли группу зачистки примерно в девяносто спусковых крючков. На данный момент роль нашей команды в операции все еще была неизвестна. Нам пришлось бы ждать, пока передовая группа ODA прибудет на ПОБ. Но миссия на сегодняшний вечер была ясна.
Джо назвал местоположение своей группы, когда они направились к реке, чтобы сесть в засаду. Последняя радиопередача поступила от Пэта, когда они достигли форпоста Южный, примерно в шестистах метрах к юго-западу от ПОБ.
— В крысиной тропе, молчком, как аллигаторы. Сообщим, если что-нибудь случится, конец связи.
Густая роса повисла на высокой траве, промочив обувь и брюки операторов ниже колен, когда они спрыгивали на крысиную тропу. Она была неглубокой, высотой примерно по бедра, и достаточно широкой, чтобы идти гуськом. Тропа тянулась на юг вдоль подножия холмов к скоплению жилых зданий на западной стороне Данех Пасаб.
Все мы, сидящие в TOЦ со снаряжением, выставленным снаружи на случай, если им понадобится подкрепление, не знали точно, куда они направляются. Просто общий маршрут, который придерживался северной стороны деревни — это то, что Пэт и Джордж указали нам на карте.
Но все меняется.
Разведывательный отряд медленно полз вниз по тропе. Они установили громкость своих радиоприемников на ноль, полностью отключив всю связь с ними. Если бы им понадобилась наша помощь, им пришлось бы вернуться на связь или выпустить высоко в черное небо многозвездную сигнальную ракету. Это означало бы, что они попали в беду и по какой-то причине не могут связаться с нами по радио.
Разведчики был предоставлены сами себе. Позволяя ситуации развиваться самой и попутно внося коррективы в свои планы.
Было ли это опасно?
Да.
Знали ли мы, что делаем?
Конечно.
Стоил ли сок того, чтобы его выжимать?
Все зависит от того, какую марку водки вы планируете в него налить.
Большинство операторов были одеты в PVS-15, бинокулярные очки ночного видения. Они обеспечивают более широкий обзор и несколько лучшее восприятие глубины по сравнению с монокулярами, таким как PVS-14. Пейзаж был подсвечен зеленым, пока они продолжали медленно идти, покидая крысиную тропу и заходя в деревню. Зеленые лучи, которые исходили от PEQ-15, установленных на оружии каждого, можно было увидеть только через ПНВ. Эти невидимые указатели позволяли быстро идентифицировать и обозначать цели в темноте, не используя обычные прицелы.
Пригнувшись, Джордж показал дорогу, когда они огибали стену, направляясь к Кольцевой дороге. Они перегруппировались в глубокой траншее, которая тянулась вдоль западной стороны дороги, Джордж и Пэт ползли вверх по насыпи и обеспечивали контроль обоих направлениях, в то время как остальные один за другим переходили дорогу.
— Последний - прошептал Джей, двигаясь.
Пэт и Джордж последовали за ним через дорогу, где им пришлось перелезть через изгородь высотой по пояс, чтобы перегруппироваться вместе со всеми на небольшой поляне между двумя поселками. Опустившись на одно колено, они сидели молчаливым кружком и наблюдали. Это место было знакомым, команда попала в засаду недалеко от этого района еще в декабре во время нашего первого патрулирования в Данех Пасаб. Марк посмотрел на юг, чтобы сориентироваться в их местоположении. Он использовал массивный холм, который вдавался в деревню и возвышался в темном небе, известный ориентир на местности, называемый Кладбищенским холмом. Он мог только разглядеть очертания маленьких погребальных флажков, которыми был усеян верх, через свои очки ночного видения.
Они официально находились на индейской территории[1].
Используя сигналы руками, Пэт приказал Джорджу вести их на восток через поле, которое должно было привести их ближе к центру деревни. Они направлялись прямо к Двухэтажному зданию и Гаражу. Трава на широком поле была высокой, поэтому они ступали тихо, чтобы не потревожить травинки. Опасная зона, которую они пересекали, была шириной около трехсот метров, и через ПНВ стены комплекса на дальней стороне, казалось, сливались в длинное темное препятствие, над которым в случайных местах возвышались верхушки деревьев. Это начинало походить на тупик. Если не было никакого способа пройти сквозь стену или заглянуть за нее, им придется пересмотреть свои планы.
План, составленный на лету... иногда приходится менять на лету.
Джордж и Марк добрались до стены первыми и заметили сильный запах в этом районе.
— Ты чувствуешь запах травки? - Джордж беззвучно произнес эти слова одними губами.
Прямо по другую сторону стены находилось здание; они могли определить это по краю крыши, частично выступающему над ней. Посмотрев вверх, они увидели неровные узкие ветви деревьев, используемые для кровельных балок, которые выглядели как зазубренное лезвие пилы. К счастью, вдоль стены не было оконных проемов.
Кто-то был близко. Достаточно близко, чтобы почувствовать запах, как они курят на ночь местный афганский куш[2].
Подойдя к стене высотой восемь футов, остальная группа рассредоточилась вдоль нее и несколько минут сидела неподвижно, осматривая местность позади себя в поисках любого движения.
Ничего.
Им удалось пробраться вглубь деревни. Командный пункт талибов находился менее чем в двухстах метрах от другой стороны стены. Пэт двинулся вдоль шеренги, шепча:
— Рассредоточьтесь и попытайтесь найти место для наблюдения через стену.
Марк направился налево с Пэтом и Джорджем, в то время как Билли, Райан и остальные искали справа. У стены было несколько мест, на которые можно было заглянуть: большая рана в затвердевшей грязи и пара деревьев достаточно близко, чтобы использовать их в качестве ступеньки, чтобы заглянуть через нее. Билли удалось найти способ забраться на небольшую крышу, соединенную со стеной, и осторожно лечь на нее. Трэвис, Райан и Джей обеспечивали безопасность на большом открытом пространстве позади них. Они были полностью открыты со стороны поля.
Пройдя несколько метров вниз по стене, Марк наткнулся на отверстие. В преграде толщиной в два фута был выбит дверной проем, открывавший фермерам доступ к их полям. Он обвел края отверстия своим оружием и опустился на одно колено. Вид с другой стороны дверного проема был идеальным, когда он полз на животе, упираясь двумя резиновыми накладками сошки в грязь.
Местность от ПОБа до позиции Марка была относительно ровной, примерно в тридцати футах над рекой. Там была узкая тропинка, которая огибала другую сторону барьерной стены, а за ней земля начинала резко спускаться. Сердце Данех Пасаба находилось в низкой впадине, почти на одном уровне с рекой. Это означало, что когда Марк приложил глаз к оптическому прицелу — также подсвеченному прибором ночного видения, установленным перед оптическим прицелом — он смотрел примерно в тридцати футах от земли. Это было идеальное место, расположенное на возвышенности и выходящее окнами вниз, на территорию гаража. Можно было видеть главную улицу, идущую вдоль деревни, с Dick Building дальше к югу.
Пока Марк осматривал местность в поисках движения, Двухэтажное здание заметно выделялось на фоне пейзажа. На расстоянии менее четырехсот метров одинокий часовой на крыше был на виду, держа АК-47 обеими руками у пояса. Даже стоя на крыше второго этажа, вооруженный ночной сторож все еще был немного ниже, чем Марк, лежавший на животе. Часовой стоял рядом с самодельной деревянной лестницей, которая вела на крышу маленькой лачуги, так что технически она была трехэтажной, но название «Двухэтажный» уже было принято и широко использовалось среди подразделений.
— У меня на Двухэтажном здании парень с АК - прошептал Марк Пэту и Джорджу, которые теперь были по обе стороны от него.
— Принято. Не стреляй, пока все не займут свои позиции - ответил Пэт.
Для парней, которые могли найти огневую позицию, их лучи PEQ-15 тянулись от приподнятой стены вниз, в зону Гаража, выискивая движение в ночи. Этот район деревни обычно кишел боевиками, но большинство из них уже улеглись на ночь, что еще больше затрудняло определение их местонахождения.
Марк не сводил глаз с часового на крыше, направив центр прицела ему на голову. Внезапно двое мужчин вышли из-за хижины и обогнули лестницу. Это был еще один мужчина с АК-47 и тот, что постарше, с большой белой бородой.
— Еще двое только что вышли, теперь у нас трое.
Он слегка повел плечом, чтобы сфокусировать прицел на всех троих. Пожилой мужчина с белой бородой говорил, размахивая руками и указывая в их направлении. Марк не двигался, с уверенностью зная, что они зашли так далеко незамеченными. Старик определенно был главным; двое вооруженных людей не задавали ему вопросов.
Кем он был?
Оптический прицел, дополненный прибором ночного видения, не давал достаточной четкости, чтобы разглядеть его лицо, но это должен был быть Вакиль, старейшина деревни Данех Пасаб и известный пособник талибов. Он также был дядей муллы Джайлана (Хаджи Вакиля Джайлана), высшего командира движения «Талибан» в BMG. Старейшина Вакил все еще был заметен в местной политике и повседневной жизни, расхаживая повсюду как «неприкасаемый», играя на обеих сторонах поля. Разыскиваемые люди, такие как его племянник, Мулла Джайлан, и его близкие соратники, Мулла Муслим (Коротышка), Стрелок и горстка личных телохранителей, были слишком умны, чтобы попасться в постели в Данех Пасаб. Они знали, что для них безопаснее перемещаться по разным локациям, чтобы не попасть в рейд коммандос или CAG.
Но видеть Вакиля, того же самого человека, который высокомерно сидел за столом во время шур (собраний) в здании районного центра BMG, обсуждая усилия по изгнанию талибов, теперь открыто отдающего приказы вооруженным боевикам, было почти за гранью понимания. Но этот момент был бы мимолетным. Марк успел пристрелить только одного из них, прежде чем разразился настоящий ад.
Какую цель выбрать?
В правилах ведения боевых действий четко указано, что вы не можете атаковать невооруженный персонал, если он не демонстрирует враждебных действий или намерений. Если бы это была Германия 1944 года или Кхешань в 68-м, выбор был бы легким.
Убить Вакила.
Кто представляет большую угрозу на поле боя — одинокий солдат с винтовкой или змея, которая им командует?
Марк большим пальцем правой руки снял оружие с предохранителя и замедлил дыхание.
Это имело все предпосылки для международного инцидента. Заголовок гласил бы: «Морской пехотинец хладнокровно убивает безоружного афганского старейшину».
— Открываю огонь - сказал Марк Пэту приглушенным голосом.
Намереваясь выстрелить в голову одному из троих, он нажал на спусковой крючок и выпустил одну пулю.
КЛАЦ!
При выстреле винтовка издавала низкий хлещущий звук, похожий на то, как длинной палкой рубят высокую луговую траву.
Но пуля прошла высоко.
Марк промахнулся мимо своей цели.
Услышав свист пули рядом с ними, Вакил и второй стрелок пригнулись и побежали обратно внутрь, в то время как сторож упал на землю и начал бешено стрелять из своего АК в сторону севера.
Разверзся настоящий ад.
Звук стрельбы часового на крыше вызвал немедленную реакцию операторов на стене, которые выпустили непрерывный поток огня вниз, на прилегающую территорию.
КЛАЦ!.. КЛАЦ!.. КЛАЦ!
Оружие с глушителем издавало звук тяжелых дождевых капель, падающих в озеро.
Целью всех, кто использует глушитель, было не устранение звука выстрела из оружия — хотя это значительно снижает уровень шума, — а скорее сдерживание и ограничение вспышки. Это значительно уменьшает видимую сигнатуру выстрела из оружия.
В темноте сверкание дульной вспышки АК-47 было подобно вспышке стробоскопа и облегчало поиск целей. Разительный контраст с едва уловимыми импульсами оружия команды, из-за которых противник почти не мог его увидеть. Это вызвало истерию, в результате чего талибы открыли огонь по всему, что, по их мнению, двигалось в темноте. Первый залп оружейного огня пробудил всех в этом районе ото сна. Они схватили свое оружие и выбежали в ночь, усилив переполох и неразбериху.
Пули, летящие на север, издавали шипящие и потрескивающие звуки, ударяясь о ветви деревьев и рикошетя от стен. Операторы держали свои позиции, пригибаясь пониже к укрытиям, и продолжали стрелять в течение следующих нескольких минут. Любой, кого видели бегущим в зоне ведения огня с оружием, считался законной мишенью.
Вернувшись в TOЦ, мы могли слышать звуки перестрелки, эхом доносившиеся из Данех Пасаб, и ждали, готовые ответить. SOTF смог немедленно получить бомбардировщик B-1, который прибыл в течение нескольких минут после объявления контакта с противником. Я кратко проинформировал BONE о ситуации, но разочаровал их тем, что не могу сообщить им местоположение наших парней в деревне. Никто еще не вышел на связь по радио, что оставило нас в неведении относительно того, как разворачивался бой.
Были ли они скомпрометированы?
Застигнуты врасплох?
Были ли раненные?
Или все шло по плану?
Мы понятия не имели и с нетерпением ждали радиосообщения.
Я действовал вслепую; завеса высоких облаков не позволяла датчику бомбардировщика на высоте двадцати тысяч футов видеть землю. Если бы была ясная ночь, я мог бы легко засечь место перестрелки с помощью ИК-камеры. Я ничего не мог сделать, чтобы помочь. Я просто надеялся, что звук выстрелов был сигналом того, что все идет по плану.
Джордж снова укрылся за стеной, когда операторы прекратили стрельбу. Талибы сделали то же самое, как только поняли, что стреляют только они. Джордж услышал слабый звук разговора двух людей на дари.
Они прямо по ту сторону стены? подумал он про себя, когда звук их шагов прекратился, а они продолжали лихорадочно разговаривать.
Джордж полез в сумку на бедре и достал гранату. Он вытащил чеку и тихонько убрал рычаг другой рукой, чтобы не потревожить двоих по другую сторону стены. Граната оставалась в его руке в течение двух секунд после активации. Это называется «дрочением» гранаты[3] и очень опасно. Как только рычаг извлекается, а боек переворачивается и ударяется о капсюль, внутренний запал горит около пяти секунд, прежде чем взорваться.
Плюс-минус одну секунду.
Оттягивая две секунды, вы сводите к минимуму вероятность того, что противник бросит в вас гранату обратно, или успеет отбросить ее ногой, или нырнуть в укрытие.
Чрезвычайно опасно. Но это было не так, как если бы текущая ситуация уже не была таковой.
Он сосчитал в уме. Один... два …
Джордж дотянулся до гребня стены и бросил гранату в направлении голосов.
БУУУУУУМ!
Граната взорвалась в нескольких футах от него, толстая стена поглотила взрывную волну и осколки. Пэт присоединился, и они оба перебросили еще несколько гранат через стену, но теперь рисковали, что их позиция будет скомпрометирована белыми вспышками взрывов.
Послышались еще крики, когда над головой снова раздалась стрельба. Талибы целились туда, где они видели вспышки, не подозревая, что они, возможно, стреляют по своим собственным раненым людям.
— Выхожу из боя - сказал Пэт нормальным тоном, когда все приготовились двигаться прямо на север из деревни.
Пэт потянулся и вытащил из своего рюкзака гранату белого дыма, прежде чем закинуть ее за спину. Вытащив чеку, он изо всех сил швырнул ее через стену в сторону реки. Маленькая канистра ударилась о землю и заискрила, подпрыгнув и покатившись вниз по насыпи, прежде чем остановиться и изрыгнуть густое облако белого дыма.
Два бойца, стоявшие в этом районе, начали отчаянно стрелять по канистре, думая, что она используется для прикрытия движения. Пэт и Марк бросили последний залп гранат через стену за извергающимся дымом.
БУМ! БУМ!
Билли, который все еще был в процессе спуска с крыши, не мог поверить в то, чему он только что стал свидетелем. Эти два бойца теперь лежали на земле либо мертвые, либо тяжело раненные.
Искры и дым немедленно привлекли всеобщее внимание, поскольку боевики переключили свой огонь на отвлекающий маневр, не подозревая, что двое их товарищей по ячейке лежат на земле. Ребята из команды быстро начали покидать территорию, отслеживая изгиб барьерной стены к северу.
Но джига была окончена[4].
Другая небольшая группа боевиков начала стрелять через большое поле в их направлении. Было неясно, действительно ли они видели их или просто яростно стреляли в их направлении. Независимо от того, было ли это намеренно или случайно, пули попадали в грязь и стены вокруг них. Вспышки выстрелов доносились с юго-запада, где они первоначально остановились после пересечения Кольцевой дороги. Должно быть, небольшая группа боевиков расположилась на ночлег в одном из лагерей, мимо которых они прокрались.
Билли и Трэвис ненадолго опустились на колено и открыли по ним ответный огонь. Пэт и все остальные знали, что лучшее, что можно сделать - это убраться к черту из Доджа[5], пока их не загнали в угол или они не увязли в противостоянии. Их легко превосходили численностью три к одному, и они рисковали быть окруженными.
— Не останавливаемся, продолжаем двигаться!
Талибы попытались сократить разрыв, в то время как разведывательный отряд перепрыгивал через небольшие стены и шел по тропинкам, чтобы спастись. Они двигались тихо и быстро, растворяясь в тени. Наличие всего восьми парней означало, что они могли действовать быстро — они поспешили на север из деревни и соединились с Джо и АНА на границе зоны безопасности BMG.
Члены команды ПОБ стояли снаружи возле палаток, чтобы поприветствовать их, когда они вернулись, появившись из темноты.
Выражение их лиц одним взглядом подытожило всю афганскую войну: грязные, запыхавшиеся и все еще с напряженным взглядом, свидетельствующим о приливе боевого адреналина. Я думал о том, насколько другой была бы Америка, если бы такие люди, как эти, заполняли залы Конгресса вместо купленных и проданных политических писак. Это было одно из тех зрелищ, которое мгновенно запечатлелось в моей памяти.
— Подожди. Прежде чем кто-нибудь куда-нибудь пойдет, нам нужно сделать снимок - сказал Пэдди, попросив Райана запечатлеть момент. Маленькая камера вспыхнула в темноте и зафиксировала зернистое изображение.
Пэт и Джордж отправились в ТОЦ, чтобы рассказать Энди о том, что произошло, в то время как остальные попытались занять места и снять промокшие ботинки и носки.
Марк вернулся к своей палатке и начал снимать снаряжение, бросая его на пол рядом со своей койкой. Промах первым выстрелом тяжело лег на его плечи. Он чувствовал, что потерпел неудачу. В этот момент он понял, что сильно рисковал, не прицелившись своей цели в центр тяжести, чтобы гарантировать попадание. Единственным выходом было вернуться к винтовке и все исправить.
Разведданные, поступившие на следующий день от источников полковника Нордина, заключались в том, что талибы были полностью застигнуты врасплох и напуганы до такой степени, что они подумали, что мы воспользовались секретным туннелем для проникновения в этот район — или, что еще хуже, заставили человека из их группы провести нас, чтобы совершить нападение.
Иногда истерия, которую вы создаете, более эффективна, чем выстрелы, которые вы производите. Я уверен, что талибы сейчас тянули соломинку, чтобы узнать, кто будет стоять на страже на крыше в ту ночь, нервно высматривая тени в ночи.
Это была только вступительная сцена. Часы обратного отсчета до Данех Пасаб продолжали тикать.
__________
[1] Индейская территория (Indian country) – со времен Войны во Вьетнаме термин, используемый для описания неизвестной и опасной территории, контролируемой противником (прим. переводчика).
[2] Куш (Kush) – слэнговое наименование марихуаны высокого качества (прим. переводчика).
[3] В оригинале - «milking» a grenade.
[4] The jig was up (джига была окончена) – употребляется в значении «игра окончена, пришло время расплаты» (прим. переводчика).
[5] Get the hell out of Dodge - фраза «убирайся к черту из Доджа» - это идиома, которая означает «быстро покинуть опасную или трудную ситуацию, часто до того, как случится что-то плохое». Она взято из популярного телешоу «Дымок из ствола» («Gunsmoke»), действие которого происходило в вымышленном городке Додж-Сити, штат Канзас. Фраза «убирайся к черту из Доджа» стала популярной в 20 веке и с тех пор используется в разговорной речи для передачи срочности и важности выхода из ситуации (прим. переводчика).


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 22 апр 2023, 10:22 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 13. Повышение ставок
0300
27 марта 2010
Вершина холма
К западу от Данех Пасаб

Звук лопат, ударяющихся о землю, едва был слышен с вершины форпоста Южный. Они копали несколько часов, и им нужно было забраться как можно глубже, прежде чем рассвет раскроет их всему Данех Пасабу.
Джордж, Марк, Пэт, Майки и Билли заняли одну траншею, в то время как Хайбар вместе с четырьмя афганскими солдатами вырыл другую, чтобы прикрыть их южный фланг. Миссия была почти идентична той, которую выполнил TF-Victor. Это было одобрено SOTF как простая миссия на наблюдательном пункте Данех Пасаб, но по количеству боеприпасов, доставленных ребятами из команды, мы все знали, что это будет немного сложнее.
Майки вернулся в команду после того, как поменялся местами с Джеком в качестве представителя Кинжала 22 на SOTF. Его рана на голове зажила, и ему не терпелось вернуться в долину к ребятам. Джеку, с другой стороны, было действительно тяжело смириться со смертью Роба, и ему нужно было время вне поля боя. И Энди, и Джо заметили это, и Джеку потребовалось мужество, чтобы признать это. Джек был хорошим морским пехотинцем, и нам было грустно видеть, как он уходит, но это было для его же блага.
За несколько часов до рассвета оперативная группа установила оптические приборы, пулемет М240, который они принесли на спине, и принадлежащего Марку «Элвиса», устройство для решения проблем .50 калибра. Билли сбросил свой тяжелый рюкзак в траншею, и тяжесть вдавила его грязь. Рюкзак был наполнен патронами калибра 7,62 мм в лентах, и он тащил его на себе всю дорогу с юга и вверх по задней стороне массивного холма, который они занимали.
Как только полностью рассвело, в поле зрения появилась территория вокруг Гаража и Двухэтажного здания, и оперативной группе не потребовалось много времени, чтобы начать идентификацию вооруженного персонала. Марк произвел первые выстрелы за день, после чего M240 поразил цели на расстоянии около одного километра. В течение часа талибы определили свою окопанную позицию на вершине холма к северо-западу. Первые несколько часов велся в основном изматывающий огонь, поскольку талибы маневрировали по деревне, пытаясь подобраться поближе к холму.
БУМ! БУМ!
Звуки «Элвиса» эхом отражались от холмов, пока Марк стрелял выстрел за выстрелом. Джордж сидел за мощной оптической трубой слева от него, внося поправки и указывая новые цели. Обмены ударами продолжались в течение нескольких часов до полудня.
ЩЕЛК!
Одиночный выстрел просвистел над их головами.
— Срань господня, это было чертовски точно - сказал Марк, когда все в траншее опустились ниже уровня шлемов. Джордж снова подскочил к прицелу.
ЩЕЛК!
Он снова опустил голову.
— Да, я бы сказал, что это действительно довольно точно.
Эти выстрелы были произведены откуда-то близко. И кто бы это ни был, он не торопился делать меткие выстрелы. Ребята уже сталкивались с такой меткостью раньше, и это мог быть только один человек. Стрелок.
Мулла Джайлан (высший командир талибов в BMG), должно быть, вернул его в Данех Пасаб, чтобы помочь боевикам стабилизировать ситуацию после полуночной бойни, которая случилась несколькими днями ранее. Последняя встреча со Стрелком произошла во время командного похода на «Объект Фиеста». Если он вернулся в Денех Пасаб и действовал, означало ли это, что мулла Джайлан тоже вернулся в этот район? А Коротышка?
Целевая команда[1] начала собираться для «Своевременного удара», который был предварительно назначен на 5 апреля. Была подготовлена передовая группа из ODA 1314 и коммандос, и воздушная переброска основных сил из Герата в Калайи-Нау, а затем в BMG, находилась на завершающей стадии координации.
«Своевременный удар» должен был состояться.
Группа ан наблюдательном посту продолжала подавлять и поражать цели, и часы продолжали тянуться, но местонахождение Стрелка оставалось неуловимым. Скорее всего, он стрелял через маленькое окно, надежно укрывшись в задней части темной комнаты. Обнаружить его слабую вспышку дула в нужное время и в нужном месте было все равно что найти пресловутую иголку в стоге сена.
Стрелок был хорош. В этом не было никаких сомнений.
Энди, Джейми, Флойд и я находились на форпосте Южный весь день, в то время как остальная команда находилась в режиме ожидания на ПОБе на случай необходимости выехать и помочь эвакуировать оперативную группу, если ситуация станет слишком тяжелой. Окопанная позиция группы находилась менее чем в восьмистах метрах от нас, на вершине холма к югу. Как только было объявлено о контакте, SOTF направили нам непрерывный поток воздушной поддержки. Но в очередной раз BMG был затянут толстым слоем темно-серых облаков, что сделало камеры самолета бесполезными.
Когда каждое звено самолетов заходило в долину, я кратко информировал их о регистрации и назначал им эшелон, в котором они могли бы задержаться. Нет смысла держать их на малой высоте, сжигая топливо.
Я не мог просканировать деревню сверху, чтобы помочь определить цели для оперативной группы. SOTF уже ясно дали понять, что они не собираются позволять нам атаковать с воздуха, если ситуация не станет критической.
Что, черт возьми, я мог сделать, чтобы помочь им?
Ничего.
Так что я просто просидел там несколько часов, пока продолжавшаяся весь день перестрелка тянулась до раннего вечера.
Передовая группа продолжала обращаться к нам за поддержкой.
— Ты можешь вызвать минометы или что-нибудь в этом роде? - осведомился Джордж по радио.
«Отказано» было единственным ответом, который я мог им дать. Было ясно, что они не получали никакой внешней огневой поддержки, которая помогла бы воспользоваться ситуацией. Даже с юга мы могли определить цели вокруг Гаража и время от времени производить выстрелы.
Так что же мы здесь делаем?
Почему?

— Ски, они посылают вам беспилотник «Predator» - сказал Энди, передавая сообщение спутниковой связи от SOTF.
— Зачем? - сказал я со злостью в голосе - Я, блядь, ничего не могу с ним сделать. Скажи им, чтобы они даже не отправляли его, мы, блядь, не можем им воспользоваться.
Энди мог сказать, что я был крайне разочарован всей ситуацией.
Прошло мгновение.
— Они сказали, что отправляют, и мы его получим - неохотно сказал Энди, зная, что это не поможет моему разочарованию.
— Дай мне поговорить с гребаным офицером авиации - заорал я, подходя к рации.
Энди не собирался передавать мне трубку, чтобы мою тираду о правилах открытия огня можно было услышать по всему Афганистану через спутниковую связь.
— Просто выводите его, эшелонируйте и оставьте там - предложил он вместо этого.
Это было время, когда Энди и я были на высоте; мы были сдержками и противовесами друг для друга. Мы не могли позволить себе находиться в таком же психическом состоянии.
Если я был в депрессии, он отпускал шутку.
Если он проявлял нерешительность, я предлагал свои предложения.
Если мой мозг разгонялся до ста миль в час, то его - до десяти.
Я думаю, именно поэтому мы так хорошо сработались вместе. В то время я этого не понимал. Но, оглядываясь назад, я могу сказать, что это имело огромное значение.
— Форпост, это HALO, на приеме.
— Скажи им, Ски.
— Хорошо, вот что сказал SOTF. Я могу запросить удар «Хеллфайром», только если это облегчит ваш уход из этого района. Если нет, то вам, ребята, придется подождать до наступления темноты, чтобы выйти.
Эта мысль прозвучала еще более нелепо, когда я произнес ее вслух.
— Приготовьтесь - сказал Пэт.
Тишина в сети.
— Нет, мы просто, блядь, останемся здесь.
— Мы уже здесь больше шестнадцати гребаных часов. Мы просто подождем еще два и уйдем отсюда сами - сказал Пэт, передавая отвращение и неверие, которые испытывали все сидящие в траншее, по которой стреляли.
Последние выстрелы прозвучали на закате солнца, а затем все стихло. Они дождались окончания навигационных сумерек[2], когда местность полностью погрузилась во тьму, прежде чем покинуть свои боевые позиции и отойти обратно за гребень.
Была ли однодневная миссия успешной?
Зависит от того, с какой точки зрения вы смотрите.
Оперативная группа смогла держать командную ячейку талибов, все еще находящуюся на грани истерии из-за ночной миссии несколькими днями ранее, в напряжении. Пришло время вернуться на ПОБ и начать планировать следующий выход. Небольшая передовая группа от ODA 1314 и коммандос прибудет в течение следующих нескольких дней, и нам нужно было помочь быстро ввести их в курс дела. Ситуация в BMG ничем не отличалась от остальной части Афганистана, просто была более концентрированной и непрерывной.

1030
3 апреля 2010
ПОБ «Тодд»

Было утро, когда высадился передовой отряд. Несколько наших парней помогли разгрузить и перевезти их снаряжение в наш комплекс, где они должны были разместиться. Мы были рады их видеть; они были физическим доказательством того, что операция должна была состояться. Берни, руководитель группы ODA 1314 (позывной Snake Eyes 14), отправился в ТОЦ, чтобы официально встретиться с Джо и Энди. Хантер и АрДжей, два старших члена команды ODA, уже получили краткое описание этого места от Пэта и Джорджа из ТОЦ. Я тихо сидел в своем углу и слушал. Они уже получили достаточно информации, и меня интересовала только встреча с их JTAC, который прибудет с основным составом.
— Мы могли бы взять вас, ребята, сегодня вечером и ввязаться в перестрелку - сказал Джордж, смеясь.
— О да - сказал Берни, когда его осторожно втянули в их разговор на другом конце маленькой комнаты. Он немного скептически отнесся к поспешному предложению, но знал, что это будет лучший способ познакомиться с окрестностями.
— Это примерно в двадцати пяти минутах ходьбы. Мы можем начать контакт и сражаться около десяти минут, а затем отойти - сказал Джордж, глядя Берни прямо в лицо.
— Да, точно - сказал Берни, отмахиваясь от простого представления Джорджа о гарантированной перестрелке в такой короткий срок.
Пэт и Джордж быстро составили план миссии, и в течение нескольких часов она была одобрена SOTF. Я полагаю, что включение афганских коммандос в нашу миссию помог ускорить процесс утверждения.
Они дождались наступления глубокой ночи, прежде чем покинуть ПОБ пешком. С нами были все три члена ODA: Берни, АрДжей и Хантер, а также около двадцати коммандос. Джордж и Пэт должны были выступать в качестве боевых гидов на экскурсии, Райан выступал в роли медика, Билли нес пулемет M249, а Марк со своим M4 с глушителем замыкал группу.
Марк провел день, перенастраивая M4 с глушителем на свой новый оптический прицел NightForce 2.5x10. Он будет использовать оптический прицел ночного видения PVS-26, установленный на направляющей, перед мощным оптическим прицелом. Марк заменил аппер на новый с 14,5-дюймовым свободно вывешенным стволом от Daniel Defense, который обеспечивал меньшее колебание, и добавил складные сошки для создания более устойчивой платформы для стрельбы. Это стало бы его основным оружием на оставшуюся часть развертывания, при случайном появлении Короля в качестве гостя.
Марк не собирался позволять жадности взять над ним верх сегодня вечером; он собирался делать свою работу. В игре, где никто не получает второго шанса, ему собирались дать еще один.
О начале было передано по радио в SOTF, когда группа покинула ПОБ пешком. Джордж и Пэт повели их через зону высадки в направлении форпоста Южный. Они собирались использовать тот же маршрут и крысиную тропу, что и в предыдущей миссии. Это был самый безопасный способ проникнуть в деревню, и его можно было использовать для «Своевременного удара».
Было предприняты большие усилия, чтобы убедиться, что талибы не установили никаких самодельных взрывных устройств вдоль маршрута, и они укрепились в глубокой траншее рядом с кольцевой дорогой, готовясь снова пересечь поле и переместиться по направлению к Двухэтажному зданию и Гаражу. Коммандос отлично справлялись с поддержанием шумо- и светомаскировки на протяжении всего движения. Они определенно не были типичными бойцами АНА, и у большинства из них были ПНВ.
Достигнув большой стены, морпехи рассредоточились, чтобы найти позиции с хорошими наблюдательными пунктами. Билли и Джордж тихо забрались на низкую крышу, которой Билли пользовался раньше, в то время как Марк направился к дверному проему, заняв ту же позицию, что и в прошлый раз. АрДжей и Хантер смешались с ними и узнавали как можно больше об этом районе.
— Снова один парень с АК на крыше, в той же позиции - тихо сказал Марк, когда АрДжей подкрался к нему с SMAW-D.
Наверху, на низкой крыше, Билли и Джордж заняли свои позиции. Крыша была двухуровневой, что создавало идеальный выступ высотой по колено, на который Билли мог поставить сошки своего M249. Джордж остался сидеть на корточках, прижимая к груди гранатомет АТ-4. Ситуация быстро переросла в настоящий шквал артиллерийских залпов и ракет, и все это было направлено на Двухэтажное здание.
— Я собираюсь начать с первого выстрела - прошептал Марк Пэту.
— Подожди, подожди - сказал Берни, чувствуя, что ситуация развивается, по его мнению, слишком быстро - Позволь мне расставить всех коммандос по местам, прежде чем ты выстрелишь.
Берни распределил сектора огня коммандос, прикрывая все мертвое пространство у них в тылу. Как только полетят снаряды и ракеты, их местоположение станет скомпрометированным, и они должны быть готовы.
Ночь была еще теплее, чем предыдущая. Ноги и ботинки Марка промокли от движения, все покрылось росой. Его локти погрузились во влажную грязь, когда он уставился в центр прицела NightForce. Глаза одинокого часового на крыше загорелись, как у добычи, в свете прибора ночного видения.
Ситуация была нереальной. Ни у кого никогда не будет шанса сделать один и тот же точный выстрел дважды. Но Марк собирался сделать именно это.
— Ладно, они готовы, - сказал Берни, крадучись возвращаясь к дверному проему.
Они собирались начать перестрелку после того, как пробыли в BMG менее двадцати четырех часов. Берни все еще с трудом верилось, что это действительно должно было произойти. Но все было именно так, как сказал Джордж.
— Я могу открыть огонь? - спросил Марк.
— Действуй - ответил Пэт.
Воздух был неподвижен, а в деревне - тихо. Марк навел перекрестие прицела на грудь часового и замедлил его дыхание.
ЩЕЛК!
Глушитель модели NT4 приглушил звук выстрела, пуля попала часовому прямо в грудь, отчего у него подогнулись колени, и он упал навзничь на задницу.
ЩЕЛК! ЩЕЛК!
Марк отследил его и на земле, попав ему еще два раза в грудь, когда он упал на спину.
Услышав шум, второй вооруженный боец выбежал из маленькой хижины на крыше, чтобы посмотреть, что происходит.
ЩЕЛК! ЩЕЛК!
Он рухнул на землю после того, как Марк попал ему в боковую часть корпуса.
Тепло, поглощенное глушителем, немедленно привело к испарению конденсата на нем и запотеванию окуляра прибора ночного видения.
После выстрелов Марка Билли открыл огонь на полном автомате из своего пулемета, когда АрДжей и Джордж оба прицелились своими ракетами в окна двухэтажного дома.
БУУУУМ!
АрДжей выстрелил из SMAW-D первым, через дверной проем, из которого Марк только что сделал свои смертельные выстрелы.
БУУУУМ!
Ракета Джорджа сорвалась с крыши и попала в дверной проем как раз в тот момент, когда оттуда вышел боец и выстрелил из РПГ. Вспышка от его запуска смешалась со взрывом ракеты Джорджа. Было видно красное свечение РПГ, когда он выстрелил высоко в небо, взорвавшись в конце своего полета.
Выпустив ракету, Джордж помог Билли, передав ему новый короб с патронами, в то время как сам оставался на позиции, осыпая местность пулями.
ЩЕЛК! ЩЕЛК! ЩЕЛК
Несколько боевиков попытались открыть ответный огонь, ныряя в дверные проемы и выбегая из них, стреляя из окон. Но плотность огня, который они пытались открыть в ответ, был далек от того, который в них посылали операторы. Также оказалось, что талибы сменили места своих ночлегов. Никто не выбегал из случайных зданий в этом районе.
Вся вражеская активность была сосредоточена вокруг Двухэтажного здания и Гаража. Должно быть, они укрылись дальше к югу в деревне, чтобы уйти от линии фронта. Ночью в этом районе оставались только часовые, стоявшие на страже. И эти парни просто оказались невезучими ублюдками, работающими в сегодняшнюю смену.
Ствол М249 Билли продолжал извергать пули, быстро нагреваясь. Сильный жар расплавил клей Loctite, который не давал глушителю отвинтиться от ствола. Еще через несколько минут непрерывной стрельбы глушитель сорвался с оружия, полностью раскрыв пламя из ствола.
— Срань господня - сказал Джордж, падая назад, в то время как Билли продолжал удерживать спусковой крючок.
Дульный срез пулемета теперь был похож на огнемет. Изрыгающий огонь осветил всю крышу.
— Мы уходим - крикнул кто-то снизу.
Билли встал, кончик ствола светился оранжевым, когда они с Джорджем направились к краю крыши.
— Это было, наверное, самое крутое, что я видел до сих пор - сказал Джордж, смеясь, когда они слезли с крыши, чтобы присоединиться к остальным.
БУМ! БУМ! БУМ!
Вдалеке был слышен громкий стук крупнокалиберного пулемета ДШК. Ярко-оранжевое свечение его снарядов, направлявшемся на север, к ПОБу, было видно высоко в ночном небе. Должно быть, это была отчаянная попытка дать отпор, но в результате получилось только много шума и никакого ущерба. Стреляли откуда-то далеко на юге. Выстрелы были высоко в небе, возможно, нацеленные на юг. Бойцы, вооруженные пулеметом, выпустили всего несколько драгоценных патронов, прежде чем замолчать.
Перегруппировавшись, Пэт и Марк направились из деревни на север. Они двигались быстро и, не теряя времени, осматривали местность. После того, как они покинули зону непосредственного столкновения, все внезапно снова стихло. Талибы не собирались преследовать их в темноте и больше беспокоились о том, чтобы позаботиться о своих раненых и не быть застреленными самим.
— ТОЦ, это Пэт. Мы на пути обратно на ПОБ, прием.
Все в группе запыхались к тому времени, когда они вернулись в зону безопасности возле Нью-Бридж-роуд. Их темп замедлился до прогулочного, когда они преодолели оставшиеся четыреста метров до ПОБа, который уже был в поле зрения.
Пару слов о практическом результате вылазки на местность. Выход Берни, АрДжея и Хантера в Данех Пасаб на небольшую встречу с талибами был идеальным способом показать им, с чем мы имели дело последние пять месяцев. Одно дело рассказать кому-то об этом, но совсем другое дело, когда вы можете вывести их на улицу и позволить им пострелять. Передовой отряд ODA 1314 был мгновенно прописан в BMG.
— Ты, блядь, не шутил - сказал Берни, ноги которого все еще болели от многочисленных спотыканий, которые он пережил при быстром выходе из деревни.
— Как ты думаешь, какого хрена мы здесь делали последние несколько месяцев - ответил Джордж со смешком.
Сбросив все свое снаряжение и восстановив самообладание, АрДжей и Хантер отправились в TOЦ, чтобы позвонить руководителю своей команды Филу по защищенной телефонной линии. Они сами испытали Бала-Мургаб и были готовы сообщить о своих выводах.
— Фил, тут довольно оживленно. Мы только что ввязались в довольно хорошую перестрелку. Тащи все.
Часы обратного отсчета приближались к концу. Теперь это было уже не остановить.
__________
[1] В оригинале target deck – «целевая колода» (прим. переводчика).
[2] Навигационные сумерки (nautical twilight) — период времени после заката и перед восходом Солнца, в течение которого Солнце находится на высоте от −6° до −12° над уровнем горизонта. Во время навигационных сумерек естественное освещение позволяет судоводителю ориентироваться по береговым предметам при нахождении корабля вблизи берега. Однако такого освещения недостаточно для нормальной жизнедеятельности человека. Общие очертания наземных объектов могут быть различимы при нормальных атмосферных условиях. Навигационные сумерки играют важную роль в военном деле. При планировании боевых действий во внимание принимаются начало утренних навигационных сумерек (англ. begin morning nautical twilight, BMNT) и конец вечерних навигационных сумерек (англ. end evening nautical twilight, EENT) (прим. переводчика).


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 24 апр 2023, 09:11 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 497
Команда: Нет
Спасибо большое.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 29 апр 2023, 10:37 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 14. Змеиные глаза и Коротышка
2230
3 апреля 2010
Кольцевая дорога
Северная оконечность Данех Пасаб

— Ски, ты нужен им в ТОЦ прямо сейчас - крикнул Пэдди в спальную палатку.
Звук резко пробудил меня ото сна, когда я скатился с койки и принялся шарить по фанерному полу в поисках своих ботинок.
Который сейчас час? Похоже на полночь.
Внутри палатки была кромешная тьма. Используя свой налобный фонарь, я вышел в ночь и направился по дорожке из деревянных поддонов к ТОЦ. Свет был ослепляющим, когда я открыл дверь и вышел из темноты. Маленькая комната была полна; все уставились в монитор на стене. Энди сидел за своим ноутбуком и что-то печатал на mIRC. Пэт, Джордж и несколько других парней из команды стояли вокруг. Фил, руководитель группы ODA, стоял, скрестив руки на груди, и следил за трансляцией с камеры.
Ранее в тот же день первая волна вертолетов, перевозящих основную часть коммандос, начала прибывать на базу. Большинство членов команды ODA прибыли в первые несколько рейсов после того, как услышали о перестрелке по вызову, которую пережили Берни, АрДжей и Хантер.
У Фила была густая черная борода и он был высокого роста. Я еще официально не встречался с ним; в течение дня было много активности: прилетали люди и оборудование, а коммандос деловито строили импровизированный лагерь. Я сразу понял, что Фил мне понравится. Он говорил очень уважительным тоном, когда общался с другими. Он демонстрировал уверенность, подкрепленную опытом, и было совершенно очевидно, что его люди уважали его. Это все, что мне нужно было знать.
Кинжал 22 и Змеиный глаз 14 уже шутили друг с другом, как будто были друзьями много лет. Да, они были армейцами, а мы - морскими пехотинцами, но по большей части мы не видели себя такими. Мы были спецоператорами; вот что мы делали. И это то, что нас связывало, а не род войск.
Многочисленные разговоры в ТОЦ затруднили мне первоначальное понимание того, что происходит.
Очевидно, это было связано с видеопотоком с дрона, транслируемым на мониторе. Отдел разведки нашей роты обеспечил непрерывное ISR (разведка, наблюдение, рекогносцировка) освещение Данех Пасаб перед операцией.
Я был JTAC, а не аналитиком разведки. Я мог бы легко выполнить эту работу, но просто не хотел застрять на двенадцать часов, разглядывая видеозапись деревни с беспилотника, собирая по кусочкам информацию о жизни. Не то, что я называю захватывающим.
Я проверил беспилотник в воздушном пространстве над Бала-Мургабом и назначил оператору высоту, прежде чем передать их ребятам из разведки в Герате для мониторинга и постановки задач. Прежде чем отправиться спать, я вывел потоковое видео на экран, чтобы все могли его смотреть.
Разбудите меня, если им понадобится сбросить бомбу.
— Ски, Миллер на mIRC и ему нужно с тобой поговорить - крикнул мне Энди, когда я все еще протирал глаза от сна.
Я протолкался в свой угол и потряс мышью, чтобы вывести экран из спящего режима. В ТОЦ было шумно, слишком много людей на маленькой площади. Вдобавок ко всему, наш командир роты, Сассе, теперь находился в ПОБ Тодд, чтобы помочь контролировать операцию. Я расширил окно mIRC, чтобы прочитать личное сообщение, пришедшее от Миллера. Он был ротным географическим аналитиком (карты и изображения) и следил за трансляцией с беспилотника в Герате. Он отвечал за составление координатной стеки большого масштаба для операции, пронумеровав каждое отдельное здание в деревне. Их сотни.
— Ски, ты можешь снова связаться по радио с дроном? У нас на местах происходит кое-какая деятельность, которая может потребовать JTAC - напечатал Миллер.
Я все еще толком не знал, что именно происходит, но по болтовне в комнате я предположил, что беспилотник засек кого-то, занимающегося чем-то сомнительным. Быть JTAC означает, что вы всегда на связи. Диспетчер ODA все еще не прибыл в BMG. Надев гарнитуру PelТОr, я наклонился, чтобы лучше видеть плоский экран, и нажал кнопку передачи.
— Жнец 1-1, Жнец 1-1, это Ореол 1-4, прием.
При разговоре с дроном по радио всегда наблюдалась двух-трехсекундная задержка в передаче звука. Это связано с тем, что радиосигнал достигает дрона, а затем передается по спутниковой связи обратно в Штаты, и наоборот.
— Слышу вас, Ореол, вы в курсе ситуации, которую мы отслеживаем?
— Подождите, я только что пришел.
Я встал, чтобы присоединиться к разговорам и получить краткое описание того, что происходило. Сассе уже разговаривал по защищенной телефонной линии с SOTF, когда Фил и Энди начали объяснять мне ситуацию.
— Они засекли этих парней около десяти минут назад, очевидно, они копали посреди дороги» - сказал Фил.
Глядя на экран, это было ясно видно. Камера беспилотника была зафиксирована на трех людях, слоняющихся по дороге и над чем-то работающих. Черно-белое тепловизионное изображение было четким, но недостаточно хорошим, чтобы в деталях разглядеть, что именно они делали. Один человек стоял на коленях посреди дороги, в то время как двое других ходили взад и вперед к неглубокой траншее, которая проходила рядом.
Было около 23:00, снаружи царила кромешная тьма, а место, на которое мы смотрели, находилось менее чем в шестистах метрах к югу от ПОБа. Они находились на кольцевой дороге, на открытой местности на северной оконечности Данех Пасаб.
— Эти парни устанавливают самодельное взрывное устройство? - спросил я вслух, совершенно не веря своим ушам.
— Они буквально в полукилометре от нас - сказал я сам себе.
Вы, должно быть, издеваетесь надо мной. У этих парней чертовски большие яйца, чтобы делать это так близко к ПОБ. Все, о чем я сейчас думал — это получить шанс сбросить «Хеллфайр» прямо им на колени.
— Сассе пытается получить добро на сброс на этих парней, довольно ясно видно, что они делают - сказал Энди, вставая из-за складного стола.
Я бы солгал, если бы сказал, что не был слегка взволнован возможностью уничтожить несколько самодельных взрывных устройств. Теперь, когда я знал, что происходит, я был рад, что Пэдди меня разбудил.
— Ски, ты можешь заставить их увеличить изображение и отследить мелкого парня? - спросил Фил.
Я снова посмотрел на экран, он был прав — один из трех человек был явно меньше, вдвое меньше двух других, почти как ребенок.
— Это, черт возьми, должен быть он - сказал Джордж.
Смотрели ли мы на муллу Муслима, главного изготовителя самодельных взрывных устройств в регионе, устанавливающего одно посреди дороги на расстоянии окрика от ПОБ?
Это было нереально.
Невысокий человек явно отвечал за то, чем они занимались, бегая взад и вперед от обочины к мужчине, стоящему на коленях в центре, в какой-то момент отступив назад, как будто хотел проложить проволоку между двумя точками.
— Ты хочешь, чтобы я начал передавать данные о цели для дрона?
Энди и Фил посмотрели на Сассе, который все еще разговаривал по телефону.
— Я передам информацию дальше и сообщу им, что мы все еще пытаемся получить одобрение - добавил я.
— Звучит заманчиво - сказал Энди.
— Жнец 1-1, это Ореол 1-4, я буду контроллером второго типа[1], сообщите, когда будете готовы получить данные о наземной цели, прием.
— Жнец один-один, готов.
— Линии с первой по третью, сверху.
— Линии с четвертой по пятую, от вашего датчика.
— Отрицательная отметка, северо-восток четыреста, выход по усмотрению пилота. Сообщите, когда будете готовы, исходя из замечаний и ограничений.
— Принято, Ореол.
— Если вы хотите использовать один «Хеллфайр» с севера на юг, точка удара на всех трех индивидуумах, имейте в виду, что мы все еще ждем одобрения от SOTF.
Разговор, который Сассе вел по телефону, шел не очень хорошо, о чем свидетельствовали увеличение громкости и разочарование в его тоне.
— Это мулла Муслим, мы сидим здесь и смотрим, как он закапывает гребаное СВУ на дороге...
Каким-то образом я знал, к чему клонится разговор. SOTF не собирался позволять нам ударить по ним. Я чувствовал это нутром.
— Так это все? Мы просто позволим этим парням уйти?
Все в ТОЦ могли слышать разговор и представляли себе все слова, произносимые на другом конце защищенной линии. Реальность была такова, что все мы знали, что делали эти ребята, и этот маленький парень должен был быть муллой Муслимом, но в SOTF смотрели на это иначе. Для них не было никакой возможности быть на сто процентов уверенными в том, что эти три человека, дурачащиеся на дороге посреди ночи, устанавливали самодельное взрывное устройство. И мы не могли быть на сто процентов уверены в предположении, что невысокий человек на самом деле был муллой Муслимом, а не просто каким-то ребенком, помогающим своим отцу и брату.
Я не мог отделаться от ощущения, что мы уже бывали в такой ситуации раньше. Точно такой же разговор привел к такому же разочаровывающему ответу, который заставил меня спросить: «Какого хрена мы здесь делаем?» Мы знали эту местность лучше, чем кто-либо другой. Нет никакого гребаного Министерства транспорта Афганистана, которое бы заделывало выбоины в Бала-Мургабе в одиннадцать часов вечера.
Мы официально подошли к тому моменту, когда усомнились в собственном здравомыслии и усомнились в правильности того, что подсказывало нам наше чутье.
Несколько минут спустя трое мужчин закончили и направились на юг по кольцевой дороге в Данех Пасаб. Участок земли все еще выглядел раскаленным добела в тепловизионной камере.
— Жнец 1-1, запрос отклонен. Пожалуйста, продолжайте отслеживать их, пока мы не сможем придумать что-нибудь еще - сказал я в микрофон гарнитуры.
— К черту это, с меня хватит - сказал Джордж, вскидывая руки и выходя из ТОЦ.
— Зайдите за мной, если вам нужно кого-нибудь пристрелить - раздался его голос в комнате, когда дверь за ним закрылась.
Если бы это на самом деле был мулла Муслим, и мы позволили бы ему просто уйти, все, что он сделал с этого момента, можно было бы предотвратить. Я искренне надеялся, что мы только что не допустили критической ошибки.
— К черту это, давайте возьмем парней и отправимся туда прямо сейчас - настаивал Фил, чтобы противостоять иррациональной глупости, которая теперь охватила ситуацию.
Все посмотрели на Сассе, который был старшим по званию офицером в комнате.
— Соберите людей - сказал он, снова поднимая телефонную трубку, чтобы получить ускоренное одобрение на то, чтобы операторы отправили отряд коммандос для разбирательства на месте.
Лайкон будет на месте, когда они приблизятся к горячей точке. Если это было самодельное взрывное устройство, то мы только что упустили шанс испарить ценную цель и убрать с поля боя все его знания по изготовлению бомб.
— Ски, ты остаешься здесь и следишь за трансляцией с дрона, свяжись со мной по радио - сказал Энди, выходя вслед за остальными ребятами из ТОЦ.
Здесь где-нибудь есть кофе?
Операторы и коммандос были готовы к работе в течение пятнадцати минут. Пока они пробирались к выходу из ПОБ, радио в ТОЦ сошло с ума от передачи в последнюю минуту информации о персонале, отправляющемся в спешное патрулирование. Пока они двигались к возможному месту установки самодельного взрывного устройства, я отслеживал передачу с беспилотника, отслеживающего трех человек, когда они продолжали движение на юг. Они въехали на территорию, расположенную примерно в двухстах метрах от Данех Пасаб. Эти парни определенно были талибами; в том районе никто не жил.
— Энди, они только что вошли на территорию комплекса. У меня есть координаты, если они вам понадобятся - передал я по рации.
Они исчезли в единственном здании внутри комплекса. Камера беспилотника оставалась зафиксированной на здании, пока патруль приближался к возможному месту обнаружения СВУ.
— Ски, ты все еще видишь СВУ на дороге? - спросил Энди - Лайкон собирается этим заняться.
— Подожди секунду.
Я попросил оператора беспилотника снова направить камеру на опасный участок на дороге.
— Ок, теперь следуйте по дороге на север, пока не увидите наших парней - проинструктировал я.
Патруль светился ярко-белым из-за тепла, выделяемого их телами во время быстрого перемещения от ПОБа.
— Примерно в ста метрах. Скажи Лайкону, чтобы начинал спускаться по дороге.
Одинокая светящаяся фигура отделилась от группы и начала двигаться на юг. Энди продолжал передавать мою информацию Лайкону, когда тот приблизился к неизвестному объекту.
— Дайте ему знать, что он находится примерно в десяти метрах от этого, прямо посреди дороги.
Темп Лайкона замедлился, когда он опустился на колени, чтобы преодолеть последнее расстояние. Остальная часть патруля рассредоточилась по большому кругу вокруг этого района, чтобы обеспечить безопасность, сохраняя при этом безопасную дистанцию на случай, если это было самодельное взрывное устройство.
Сассе и я нервно смотрели телевизор, когда Лайкон, казалось, был прямо на объекте. Я больше ничего не мог сделать, чтобы помочь ему, поэтому я отправил беспилотник обратно к целевому комплексу, чтобы убедиться, что никто не ушел.
Используя свои руки, Ликон медленно начал отодвигать свежевырытую землю, пока не нащупал тонкую проволоку. Он осторожно проследовал по проводу к нажимной пластине у края дороги. Источник питания был спрятан в грязи на обочине дороги — маленькая 9-вольтовая батарейка, заряда которой хватило бы только на то, чтобы взорвать капсюль-детонатор в контейнере с самодельной взрывчаткой, который был закопан в центре дороги.
Лайкон несколько напряженных мгновений работал, отсоединяя смертоносный аппарат, прежде чем дать отбой.
— Да, это было самодельное взрывное устройство - сообщил Энди Сассе, который теперь знал, что шанс убить муллу Муслима ускользнул прямо у него на глазах, как и у всех нас.
Ликон разобрал все компоненты самодельного взрывного устройства, выкопав взрывчатку последней. Грязь все еще была рыхлой, и он легко смахнул ее руками. Был выставлен ярко-желтый пятигаллоновый кувшин, полный взрывчатки. Е более чем достаточно, чтобы вывести из строя транспортное средство или убить и покалечить горстку солдат или мирных жителей, идущих пешком. Он собрал детали для дальнейшего изучения на ПОБе. Как и на месте преступления, изучение компонентов самодельного взрывного устройства выявляет множество специфических и уникальных характеристик изготовителя бомбы. Методы, мастерство и используемые материалы — все это служило полезной информацией при попытке связать создателя с его смертоносным творением.
— Ски, какие координаты у комплекса, в который они направились? - спросил Фил.
Сассе уже снова разговаривал по телефону с SOTF, когда патруль перегруппировался и начал движение к месту расположения трех минеров.
Обнаружение самодельного взрывного устройства практически подтвердило присутствие муллы Муслима в этом районе.
Все были настороже, когда приблизились к комплексу на расстояние видимости. Сейчас район в северной части Данех Пасаба был заброшенным, темным и тихим. Патруль тихо установил периметр вокруг большого комплекса, пока они не получили зеленый свет на проведение рейда по нему. Джордж и Пэт обогнули стену и заняли позицию в юго-восточном углу, глядя по диагонали через поле в сторону Двухэтажного здания.
Из-за действующей тактической директивы им не было разрешено совершать набеги на территорию комплекса. Сначала им требовалось одобрение SOTF, даже после того, как мы наблюдали за установкой самодельного взрывного устройства и проследили за муллой Муслимом в здании. Для них было только два способа проникнуть в этот комплекс: либо с разрешения SOTF, либо если по ним начнут стрелять.
— Что вы хотите, чтобы мы сделали? - спросил Фил по радио.
К этому моменту Сассе орал по телефону, горячо беседуя с кем-то из дежурных. Он швырнул трубку и велел Коксу передать ему радио.
— Только что разговаривал с SOTF. Они сказали, что у меня есть два варианта. Первый - вернуть всех на базу, или второй - отвести патруль куда-нибудь еще, но мы не уполномочены совершать рейд на этот комплекс.
— Вы издеваетесь надо мной, да? - недоверчиво переспросил Фил.
— И, пожалуйста, имейте в виду, что все смотрят трансляцию с беспилотника, так что, ребята, пожалуйста, не делайте глупостей - добавил Сассе, имея в виду тот факт, что SOTF просматривал трансляцию в режиме реального времени в Герате.
Уровень нелепости достиг небывало высокого для войны уровня. Я действительно не мог поверить в то, что только что передали по радио. Наблюдая за трансляцией с дрона, я втайне желал, чтобы кто-нибудь выбежал из здания и начал стрелять в воздух. Это вызвало бы немедленную реакцию со стороны парней, окружающих его.
— Может быть, это потому, что мой член засунут мне в ухо, но правильно ли я только что расслышал? - тихо спросил Джордж.
Они с Пэтом просто уставились друг на друга. Они были так же шокированы, как и все остальные, кто слышал радиопередачу.
— Я мог бы легко перебросить светошумовую гранату через стену и начать это гребаное дело - сказал Пэт серьезным тоном.
Джордж сделал паузу, чтобы обдумать это на мгновение, но они оба пришли к одному и тому же выводу, что рисковать не стоило и, если кто-то узнает, наверняка последует расследование.
Увы, «глаз в небесах» сообщал не только о враге, но и о нас.
— Мы возвращаемся, нет никакой другой причины быть здесь, если мы не собираемся заходить - ответил Фил.
Кольцо вокруг комплекса рассыпалось обратно на дорогу и начало отодвигаться от Данех Пасаб. Настроение было недоверчивым, когда они проезжали мимо дыры от самодельного взрывного устройства на дороге и направлялись обратно к ПОБу.
Сассе поговорил наедине с Энди и Филом по их возвращении. Я передал управление дроном обратно Миллеру в Герате. Я был сыт ситуацией по горло и вернулся в безмятежность спальной палатки и своей койки.
Чего еще они (высшее командование) могли от нас хотеть? Это не гребаная игра, чтобы тешить самолюбие или продвигаться по службе.
Одно было ясно наверняка.
Операторы устали от этого дерьма, и когда им дадут следующий шанс нанести какой-то ущерб, это будет чистое насилие. Каждый боевик движения «Талибан», которому не повезло быть пойманными в Данех Пасабе, когда началась операция по зачистке, должен был стать свидетелями этого.
Операция «Своевременный удар» должна была начаться менее чем через сорок восемь часов.
Никто не покинет эту деревню живым.
__________
[1] Как я понял, type two controller – это ситуация, когда контроллер не видит ни цель, ни воздушное судно.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 06 май 2023, 10:56 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 15. 6 апреля, Данех Пасаб
0030
6 апреля 2010
Крысиная тропа
К западу от Данех Пасаб

Я пытался немного отдохнуть перед началом операции, но это было безнадежно. Атмосфера, предшествовавшая перестрелке, витала в воздухе. Снаряжение было проверено, а затем перепроверено. Все, что мы могли сделать, это сидеть и ждать, пока наземные штурмовые силы (GAF) выйдут из западных ворот ПОБ. Операция «Своевременный удар» официально началась. Насилие было единственным, что ожидало всех в нее вовлеченных, с обеих сторон.
Наземные штурмовые силы выглядели как длинная черная змея, когда они пробирались через посадочную зону в сторону форпоста Южный. Никто не произносил ни слова, были слышны только слабые звуки шагов по траве и лязганье амуниции. Один за другим бойцы уходили по крысиной тропе, это был третий раз, когда Марк путешествовал по району, который теперь он знал как свои пять пальцев. Он также знал, где следует быть осторожным, за какими районами следить и где выходить на Кольцевую дорогу.
Большая шеренга стрелков двигалась быстро, но осторожно. Поддержание свето- и звукомаскировки имело решающее значение для того, чтобы отряд такой численности — около семидесяти человек — добрался незамеченным до южной оконечности Данех Пасаб. Выбравшись из траншеи и пробираясь вдоль стены к дороге, Марк внимательно следил за землей. Поскольку этот маршрут ранее использовался дважды, он искал какие-либо признаки того, что талибы установили самодельное взрывное устройство в этом районе. Взрыв послужил бы ранним сигналом, предупредив их о том, что кто-то пытается проникнуть в деревню.
Небольшая стена высотой по бедро, разделявшая два участка сельскохозяйственной земли, создала неожиданное препятствие для коммандос, передвигавшимся в темноте. Направляясь от крысиной тропы к дороге, первая группа, перебравшаяся через стену, производила слишком много шума. Звук снаряжения и оружия, скребущего по верху стены, был неприятно громким.
— Подожди - прошептал Джордж, протягивая руку, чтобы остановить следующего коммандос от попытки перелезть через стену.
Джордж, Юрий (JTAC из ODA) и несколько коммандос положили руки на верхнюю часть барьера толщиной в один фут и начали толкать. Они медленно расшатывали затвердевший кусок из глинобитных кирпичей, прилагая к нему больший вес, словно вырывая расшатанный зуб. Стена в конце концов поддалась и рассыпалась, с глухим стуком ударившись о землю. Оставшиеся коммандос быстро преодолели брешь и перебрались на обочину дороги, где подразделение Марка уже обеспечивало безопасность.
Вглядываясь в дорогу через прицел своего оружия, Марк искал в темноте какое-либо движение или признаки жизни. Сейчас они находились глубоко в районе, контролируемом талибами, вдоль западной стороны деревни. Это была прекрасная весенняя ночь, теплая, со слабым шумом деревьев, шелестящих на легком ветерке. Время приближалось 01:00, и облачное ночное небо давало очень мало рассеянного света, чтобы помочь ПНВ проникнуть во тьму, которая скрывалась за каждым углом и густыми зарослями растительности. За прошедшую неделю долина снова ожила пышной зеленой травой по колено и раскидистыми кронами деревьев.
Это выглядело и ощущалось как другой мир по сравнению с суровой афганской зимой.
Наземные штурмовые силы должны были преодолеть сорокаметровый участок дороги, чтобы добраться до Кладбищенского холма. Это была самая опасная и решающая часть их действий по проникновению. Горстка зданий и сооружений, расположенных по обе стороны дороги, могла скрывать засаду или небольшую группу ночных сторожей. После последних двух рейдов в Данех Пасабе все были почти уверены, что охрана была только в Двухэтажном здании, в то время как боевики, ищущие спокойного ночного сна, укрылись в зданиях глубже к югу.
Прохождение этой опасной зоны незамеченным означало, что оставшаяся часть маршрута — вниз по дороге, вокруг задней стороны Кладбищенского холма — была свободным путем для вывода большого отряда коммандос и операторов на поляну, прилегающей к деревне Джой Кводжа (произносится Джой-и Квое-джу), небольшой деревеньки, примыкающей к юго-западному углу Данех Пасаб. Достижение точки сосредоточения без единого выстрела значительно увеличивало шансы захватить всех бойцов в пределах Данех Пасаб.
Минуты казались вечностью для всех нас, ожидавших в ТОЦ, пока кто-нибудь нарушит радиомолчание. Мы знали, что им потребуется около двадцати пяти-тридцати минут, чтобы совершить тактический марш к месту выброски, при условии, что они ни с кем не столкнутся. Воздушная поддержка была в режиме ожидания. Ночное небо должно было оставаться неподвижным и безветренным, позволяя талибам думать, что это будет просто еще одна тихая ночь на линии фронта.
— Рейдер 8-1, это Змеиный Глаз 1-4, мы в точке выхода. Мы готовы к игре, конец связи - раздался знакомый голос Фила из динамика, когда он передавал обновление по спутниковой связи в SOTF.
Я вздохнул с облегчением.
Они сделали это.
Они смогли незамеченными перебросить более семидесяти военнослужащих глубоко в тыл врага. Пэт и Кори (оператор ODA) снялись со своими пятнадцатью коммандос и заняли наблюдательную позицию на вершине Кладбищенского холма, в то время как Марк и Гуднайт — морские пехотинцы, приписанные к ODA 1314 — взяли свое разведывательное подразделение и покинули место сбора. Они собирались установить еще одну наблюдательную позицию на вершине холма к югу от Джой Кводжа. Их подразделение отвечало за отражение любых подкреплений, пытавшихся проникнуть в деревню с юга, как только начнутся боевые действия.
Оставшиеся коммандос и операторы уже были разделены на две группы зачистки. И как только они начнут рассредоточиваться веером по деревне, все боевики «Талибана» в деревне окажутся в ловушке: река Мургаб на востоке, стена холмов на западе, ПОБ «Тодд» на севере и крупные силы зачистки, сжимающие их с юга.
Пойманы в ловушку, как крысы.
Это должно было стать безобразной потасовкой, своего рода дракой в ближнем бою.
В двух подразделениях зачистки было пятнадцать коммандос и, по меньшей мере, два оператора ODA, выступавших в качестве хэндлеров[1]. У каждого элемента также был один член команды Кинжал 22. Было важно распространить знания об этом районе из первых рук среди всего подразделения.
Все были настроены и готовы к выходу. Все, чего хотел Джордж - это получить шанс попасть в Данех Пасаб и начать погром.
Джордж и АрДжей (оператор ODA) отвечали за один из отряд, в то время как Билли и Хантер (оператор ODA) возглавляли другой.
— Давай сделаем это - сказал Джордж, направляясь к Джой Кводже.
Фил и Юрий присоединились к отряду Джорджа и АрДжея, поскольку они собирались следовать самым западным маршрутом через Джой Кводжа в Данех Пасаб и, скорее всего, первыми вступили бы в контакт с врагом.
Было 01:20, когда две группы разделились и исчезли в темном лабиринте деревни. Приглушенные звуки шагов начали наполнять ночной воздух. У большинства коммандос были приборы ночного видения; тем, у кого их не было, приходилось довольствоваться тем, что они на ощупь передвигались в темноте и следовали инструкциям тех, кто мог что-то видеть. Они делали все возможное, чтобы ориентироваться в тенях, выискивая какие-либо признаки жизни. С позиции Пэта и Кори на вершине Кладбищенского холма нерегулярный рисунок ИК-стробоскопов, которые носили операторы, начал расширяться по мере того, как элементы веером расходились через Джой Кводжа.
Первые сто метров блуждания по узкому переулку ничего не дали — ни открытых дверей в жилые помещения, ни дыма, ни запаха готовящейся на костре еды, ничего. Сектор маленькой деревни превратился в сухую дыру; оба элемента продолжал движение. Отряд Джорджа и АрДжея начал продвигаться на север, в Данех Пасаб, в то время как Билли и Хантер продолжали двигаться на восток, в направлении реки. Пройдя еще несколько минут по темному лабиринту, они достигли восточной окраины Джой Кводжа.
Это был тупик. Большой открытый участок сельскохозяйственных угодий простирался на восток до реки. Примерно в 150 метрах прямо перед ними была узкая грунтовая дорога, скрытая высокой луговой травой. Это была исходящая часть Главной улицы, и она вела к следующей деревне дальше на юг.
Это не оставляло им другого выбора, кроме как начать движение на северо-восток в Данех Пасаб.
Ночью чрезвычайно трудно точно определить, где вы находитесь, особенно если вы не используете GPS или какой-либо другой тип карты. Глядя на северо-восток, на скопление стен и зданий, было бы очень легко неверно истолковать их местоположение и расположение других дружественных сил. ИК-стробоскопы, установленные на шлемах операторов, оказались неэффективными из-за высоких стен и толстых крон деревьев, блокирующих слабый импульс маяков. Всем нужно было быть особенно осторожными, чтобы случайно не пересечься друг с другом с обнаженным оружием.
Учитывая, что многие совместные операции проходили в труднодоступных местах ночью, идентификация цели имела первостепенное значение для предотвращения случаев братоубийства.
— Мы можем перебраться через эту стену и направиться вон к тому переулку - сказал Хантер, указывая через угол поля на первый ряд жилых комплексов в Данех Пасабе.
— Хорошо, поехали - ответил Билли, вставая и переваливаясь через стену высотой по бедро.
Он молча шел впереди. Трава на поле была высокой и влажной от ночной росы. Хантер последовал за ним, сопровождаемый медиком нашей команды Райаном, переводчиком и пятнадцатью коммандос. Билли приблизился к южной окраине Данех Пасаб и поискал переулок или тропинку, ведущую внутрь. Он осмотрел стену с помощью своего ПНВ, обнаружил узкий проход и направился к нему.
Перелезая через очередную козью изгородь, Билли покинул поле и шагнул ко входу в переулок. Там была кромешная тьма, даже с включенными очками ночного видения. Переулок был узким, около пятнадцати футов шириной, и с обеих сторон окружен высокими глинобитными стенами. С Хантером прямо за спиной Билли начал идти, в то время как коммандос были заняты тем, что перебирались через низкую стену и устанавливали охрану сзади.
Примерно в двадцати метрах Билли остановился.
Что-то привлекло его внимание вдоль правой стены. В дверном проеме стояла темная фигура с опущенным оружием на боку. Хантер и переводчик остановились в нескольких футах позади.
— Американцы, дружественные силы - мягко произнес Билли.
Неуверенный в том, кто это был, он крепче сжал свой М4, который был в положении «наготове» у него у плеча.
Случайно ли они уже пересеклись с другим элементом зачистки?
Может быть, это был один из коммандос, снимавший охрану?
Переводчик сделал шаг вперед и произнес несколько слов на дари. Одинокая фигура была частично видна в дверном проеме, их разделяло всего тридцать футов темного переулка.
Это было похоже на мексиканскую дуэль.
Человек отступил обратно на территорию комплекса, исчезая из виду.
Прошло долгих пятнадцать секунд.
Что, черт возьми, здесь происходит, подумал Билли про себя, медленно поднимая винтовку.
Темная фигура снова появилась в дверном проеме с оружием на плече…
КРАК! КРАК! КРАК!
Дульная вспышка зажглась несколько раз, когда стрелок выпустил пули в переулок.
Хантер встал рядом с Билли, и они оба немедленно открыли ответный огонь из своего оружия с глушителями.
ХЛОП, ХЛОП, ХЛОП, ХЛОП, ХЛОП!
Билли быстро нажимал на спусковой крючок до тех пор, пока стрелок не обмяк и не упал на землю. Все в переулке быстро начали пятиться, так как по другую сторону стены послышались голоса, доносившиеся из комплекса, из которого вышел стрелок.
Второй боевик высунулся из дверного проема и начал стрелять.
КРАК! КРАК! КРАК!
ХЛОП, ХЛОП!
Трассирующие пули просвистели мимо, когда они продолжали отступать из переулка, открывая ответный огонь. Билли завернул за угол и продолжил продвигаться дальше от проема, в то время как последние несколько трассирующих пуль вылетели из конца переулка на поле.
Все стихло.
***
Все услышали стрельбу, замерли на позициях и ждали, пока по радио доложат, что, черт возьми, происходит. Первые выстрелы операции раздались в темноте сразу после 02:00. Больше не было смысла скрывать тот факт, что они были в деревне. информация начала просачиваться в различные места ночлега талибов по рациям и посыльными.
Силы талибов в деревне, по оценкам, насчитывали от сорока до пятидесяти бойцов, и все они просыпались.
Джордж и АрДжей остановили свою группу, когда Фил получил обновленную информацию о ситуации. Они двигались вдоль высокой стены комплекса рядом с большим полем, не совсем уверенные, где они находятся внутри Данех Пасаб. Их отряд охватил большую территорию за короткое время. Джордж посмотрел на север через поле с помощью своего ПНВ и увидел одинокое здание с небольшой башней, возвышающейся над ним.
Это Dick Building? - подумал он про себя - Мы зашли слишком далеко. Мы почти дошли до середины Данех Пасаб.
За стеной послышались шаги…
— Тссс!.. Ты это слышишь? — прошептал Джордж АрДжею, приложив палец к губам.
Слабый звук разговоров людей доносился из большого комплекса зданий, рядом с которым они стояли. Судя по тихому шуму, по другую сторону высокой стены, менее чем в десяти футах, находилось, по меньшей мере, три или четыре человека.
— Это талибы - сказал Джеймс, переводчик ODA, выслушав болтовню за стеной — Они говорят о том, должны ли они остаться или убраться из деревни.
Услышав это, Джордж жестом пригласил Юрия подойти, а сам вытащил одну из пятнадцати гранат, которые у него были с собой. АрДжей стояла наготове с одной из них в руке, когда Джеймс жестом попросил Джорджа дать ему гранату.
Джордж выдернул чеку из своей гранаты, чтобы дать сигнал остальным приготовиться перебросить их через стену.
Теперь пути назад не было. Хорошо это или плохо, но как только эти гранаты взорвались, бой начался.
***
Билли и группа Хантера нашли укрытие и притихли, чтобы наблюдать за окрестностями.
Что-то снова привлекло внимание Билли, когда он осматривал местность. Четыре человека выбегали из деревни, направляясь на юг через большое открытое поле. Билли вскинул оружие на плечо и опознал одного из них с оружием в руке. Они были примерно в сотне метров от них и уносили свои задницы.
Приспособившись к скорости их передвижения, Билли навел прицел и быстро нажал на спусковой крючок четыре раза подряд. Пули попали вооруженному мужчине в верхнюю часть тела, заставив его рухнуть в высокую траву. Трое оставшихся людей пригнулись к земле в поисках укрытия и начали карабкаться в разных направлениях.
— Сваливаем нахер - сказал Билли коммандос.
Хантер проинструктировал переводчика сказать бойцам коммандос, что они собираются найти мертвое тело и оставшихся бегунов. Они быстро двинулись через поле к тому месту, где Билли видел, как упал стрелок. Когда они подошли ближе, Билли указал на юг, в поле, чтобы дать сигнал коммандос искать остальных. Но трава была слишком высокой, и коммандос отказались от поисков в темноте.
Но у них не было времени играть в прятки. Трое других ускользнули от них, прячась в высокой траве и неглубоких канавах.
Хантер сказал всем, чтобы они начали сворачиваться обратно из открытой зоны и снова направлялись к переулку. Он знал, что дерьмо вот-вот попадет на вентилятор, и им нужно было иметь безопасное место для обороны.
Хантер направился обратно в узкий коридор, держа оружие наготове. Приближаясь к дверному проему, который едва не оказался смертельным, он заметил, что тело стрелка исчезло.
Был ли он мертв? Кто-то утащил его тело, или он, пошатываясь, ушел тяжело раненный?
Большая лужа густой крови пропитала грязь у подножия дверного проема и растеклась обратно по территории. Билли подошел и направил свое оружие на дверь, пока Хантер пытался получить информацию по радио.
***
ДЗЫНЬ.
Металлический звук отлетающих от гранат рычагов, был едва слышен, когда они вытянули руки и перебросили гранаты через стену. Тон разговаривающих голосов сменился на испуг, когда предметы размером с бейсбольный мяч упали на землю у их ног.
БУМ! БУМ! БУМ! БУМ!
Над стеной поднялся большой столб дыма, дождем посыпались мелкие обломки. Джордж прошел вдоль стены до самого угла, где находился главный вход в большой укрепленный комплекс.
Двойные двери, выкрашенные в красный цвет, указывали, где они будут входить.
После взрыва гранат боевики «Талибана», находившиеся в доме, начали яростно обстреливать верхнюю часть стены из своих автоматов АК и ПКМ. Пули попадали в глиняный гребень, отбрасывая небольшие куски в АрДжея и Джеймса. Оранжевые трассеры выглядели как фейерверки, взрывающиеся изнутри комплекса.
Там было много бойцов.
***
Никто не выходил на связь по радио, когда Хантер пытался связаться с Филом или Джорджем.
Услышав град выстрелов и взрывов, они приняли решение начать движение в сторону места перестрелки, чтобы помочь. Оставив окровавленный дверной проем позади, они начали осторожно продвигаться по темному переулку в поисках тропинки или места, откуда они могли бы начать двигаться в направлении группы Джорджа и АрДжея.
На небольшом холме к югу от Джой Кводжа Марк, Гуднайт и их отряд были почти на месте, когда начался переполох. Они быстро поняли, что не смогут оказать поддержку со своей позиции. Группа Джорджа и АрДжея находилась слишком далеко к северу от деревни, и растительность загораживала весь обзор. Они приняли решение спуститься с холма и направиться в деревню навстречу стрельбе.
Две группы по отдельности двигались туда, где уже бушевала ожесточенная перестрелка. Обе двигались по темным извилистым переулкам и пешеходным дорожкам, ориентируясь только по вспышкам взрывов и трассирующему огню. Бой быстро перерастал в свалку.
***
Джордж сунул руку в правый грузовой карман и вытащил маленький кусочек C4, который он уже снарядил и подключил к нему кратковременный капсюль-воспламенитель. Сняв подложку и обнажив липкую полоску, он прижал маленький глиноподобный блок рядом с замком в центре двойных дверей.
— Отойдите - сказал он горстке коммандос, толпившихся в непосредственной близости.
Они сделали несколько шагов назад.
Неистовая стрельба изнутри комплекса прекратилась, но они все еще могли слышать крики людей и движение вокруг.
Джордж сердито махнул рукой коммандос, чтобы они продолжали отступать, борясь с желанием наорать на них. Он не хотел, чтобы талибы внутри знали, что они были у главного входа.
Фил, стоявший поперек узкой грунтовой дороги, по диагонали от дверного проема, мог видеть досаду Джорджа. Он также мог видеть, что коммандос не были на сто процентов согласны с тем, чтобы ворваться в комплекс, поскольку ситуация быстро развивалась.
— Убирайтесь к черту с дороги! - кричал на них Фил, пытаясь вывести их из нынешнего состояния замешательства.
КРАК! КРАК! КРАК! ДЗЫНЬ! ЩЕЛК!
Услышав голос Фила, талибы открыли огонь по двери с другой стороны. Она заискрилась, когда пули пробили тонкий листовой металл, заставив коммандос разбежаться.
— Прорыв, прорыв, прорыв!
Джордж потянул поршень на крышке воспламенителя и попятился вдоль стены в поисках укрытия.
БУУУУУУУМ!
Вспыхнула яркая вспышка, когда двери распахнулись внутрь. Район был покрыт густым облаком дыма от взрыва, когда АрДжей повел небольшую группу коммандос через брешь. Они исчезли, когда внутри комплекса началась перестрелка.
__________
[1] Хэндлер (англ. handler) –проводник служебной собаки в вооруженных силах США. Здесь употребляется в том же значении – проводники своры коммандос АНА.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 06 май 2023, 21:45 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4608
Команда: A-344
Цитата:
Джордж сунул руку в правый грузовой карман и вытащил маленький кусочек C4, который он уже снарядил и подключил к нему кратковременный капсюль-воспламенитель.


Безумству храбрых поем мы песню

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 12 май 2023, 19:32 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 16. Через брешь
0245
6 апреля 2010
Данех Пасаб

Марк и отряд Гуднайта медленно продвигались вперед, не зная, что уже было зачищено, и в том, перемещался ли враг — который теперь весь проснулся — вокруг деревни. Это был лабиринт; некоторые тропинки вели в тупики, в то время как другие вели в неправильном направлении.
Завернув за угол, они попали в узкий грунтовый переулок, направляясь на север, примерно через двадцать пять минут после того, как покинули свою позицию на холме. Теперь они были на тропинке, ведущей на север, к искрам и вспышкам перестрелки.
Марк и Гуднайт возглавили атаку, за ними последовали Берни, Райан и коммандос. Вглядываясь в узкий переулок, Марк заметил какое-то движение, за которым последовал взгляд Гуднайта. В темноте под высокими кронами деревьев видимость была плохой, но они смогли разглядеть трех человек, остановившихся посреди четырехстороннего перекрестка примерно в тридцати метрах перед ними. Марк поднял свои очки ночного видения, чтобы посмотреть в прицел ночного видения. Мужчина в центре, одетый во все белое, повернулся, обнажив силуэт РПГ в его руке.
— Оружие - сказал Марк Гуднайту, который стоял справа от него с винтовкой на плече.
ХЛОП, ХЛОП, ХЛОП…
Они оба выпустили по три пули из своего оружия с глушителем, попав в среднего мужчину и заставив его упасть на колени, а затем на бок. Двое оставшихся бойцов запаниковали, не понимая, что только что произошло.
Оба оператора отошли к стенам, обрамляющим узкую тропинку, Марк слева, Гуднайт справа. Пересекая свою цель, они оба вступили в бой с двумя оставшимися бойцами, когда те попытались убежать, поняв, что хлопающие звуки, которые они слышали, на самом деле были выстрелами из бесшумного оружия по ним. Марк завалил человека, выходящего из коридора направо, в то время как Гуднайт достал того, кто двигался слева. Оба мужчины исчезли за краями стены с обеих сторон.
В непосредственной близости воцарилась тишина, когда они медленно начали двигаться к перекрестку, чтобы осмотреть тело, лежащее посередине.
Кровь уже начала пропитывать землю вокруг мертвеца, державшего РПГ, дважды раненного в голову и несколькими выстрелами в верхнюю часть тела. Он был убит мгновенно. Они осмотрели обе стороны перекрестка в поисках остальных. Оба боевика «Талибана» лежали мертвыми в нескольких футах с многочисленными огнестрельными ранениями. Берни приказал коммандос обыскать тела и конфисковать все оружие, прежде чем покинуть этот район и продолжить движение на север.
В воздухе витало чувство замешательства. Поскольку все три элемента вступили в контакт, стрельба, взрывы гранат и РПГ звучали так, как будто они доносились со всех сторон, когда усиливались и отражались от холмов на западе.
Это был звук войны.
***
АрДжей и его коммандос закрепились в огромном комплексе, завалив двух боевиков и оттеснив остальных назад, и получили небольшую передышку, чтобы привлечь больше парней в этот район.
Уайатт (оператор ODA) держал наготове пятерых коммандос и бросился к взорванной двери в дыму, Джордж прыгнул к ним, когда они проходили мимо, и вошел вместе с ними.
— Рассредоточиться, блядь! - крикнул Фил, перекрикивая звуки перестрелки, бушующей внутри темного комплекса, не желая, чтобы слишком много людей оказались в одной замкнутой зоне.
Зеленое свечение их ПНВ медленно вернулось в фокус по другую сторону затянувшегося облака пыли от пробивного заряд. Джордж и Уайатт сразу же свернули налево, как только вошли в дверной проем, прижимаясь к стене по узкой тропинке. Внутри комплекса было большое открытое поле, около двадцати метров в ширину и тридцати метров в глубину.
Прислонившись спиной к стене, Джордж мог видеть, что АрДжей и его коммандос прошли со стороны реки через внутреннюю поросшую травой площадку к длинной центральной стене, которая отделяла территорию от жилых домов и построек на другой стороне.
Коммандос, стоявшие у стены, вели огонь из своего оружия по ней и вокруг нее, используя низкие участки и несколько узких отверстий в ней. Они в упор вели стреляли по талибам на земле и крышах одноэтажных зданий.
Джордж и Уайатт бросились по тропинке, по которой они шли, к небольшому дверному проему в стене, когда трассирующие пули ударили по поросшей травой поляне. Они подкрались к затемненному короткому дверному проему, спрятанному в углу, с оружием наготове, неуверенные, ведет ли этот проем в комнату или позволит им обогнуть стену и посмотреть вниз с вражеской стороны.
— Идем внутрь - сказал Джордж, когда он и Уайатт исчезли в темной дыре, в то время как АрДжей и коммандос продолжали вести ответный огонь вдоль центральной стены.
Как только они переступил порог, ПНВ Джорджа справа загорелся зеленым. Это была не комната, а просто поворот вправо с крышей над ним. Он опустился на колено, и теперь его оружие было нацелено прямо на другую сторону центральной стены.
Сидя в том, что казалось маленьким закутком, он мог видеть, что по эту сторону стены было два здания. Первое маленькое жилище находилось прямо рядом с ним; он мог буквально протянуть руку и коснуться его левой рукой. Другое здание находилось примерно в пятнадцати метрах от него, и между ним и стеной был узкий промежуток.
Этот участок был неподвижен, все, что Джордж мог видеть — это трассирующие пули по другую сторону узкой щели, которые летали взад и вперед, ударяясь о стену. Там, должно быть, был пролом или дверной проем. Было видно, как из него вырывается пулеметная очередь кого-то из группы АрДжея.
Во вспышке выстрелов что-то привлекло внимание Джорджа.
Раздалась еще одна вспышка, и он снова загорелся.
Сразу за узким проходом стоял мотоцикл, припаркованный рядом с центральной стеной, за ним была конструкция с небольшими стенами, похожая на загон для животных. Над всем этим росло раскидистое дерево с низко свисающими ветвями, скрывающими верхнюю часть мотоцикла.
Он снова двинулся.
Джордж едва мог разглядеть нижнюю часть тела кого-то рядом с мотоциклом, кто там прятался. Он либо попал под перекрестный огонь, либо поджидал, пока кто-нибудь не выйдет в этот район.
Перестрелка быстро затихла, обе стороны не были уверены, что другая все еще стреляет. У Джорджа уже была заряжена граната в M203, закрепленном на его оружии. Встав на одно колено, он выровнял винтовку и слегка наклонил ее влево, что позволило ему целится прямо в человека, стоящего рядом с мотоциклом.
Неуверенный в том, что он находится на минимальной дистанции срабатывания 40-мм гранаты, он убрал правую руку с пистолетной рукоятки М4, положил палец на спусковой крючок М203, прямо перед магазином, и нажал на него.
ХЛОП, БУУУУУУМ!
Граната размером с кулак врезалась в борт мотоцикла рядом с мужчиной. От взырва бензобак загорелся, пламя перекинулось на низко нависшее над ним дерево. Мужчина получил большую часть осколков от взрыва и был отброшен на землю, где лежал неподвижно.
Огонь осветил местность. Джордж смог поднять свои очки ночного видения и по-прежнему иметь хорошую видимость.
БАХ! БАХ! БАХ!
Взрыв и яркая вспышка, должно быть, напугали боевиков «Талибана», находившихся в зданиях напротив центральной стены, потому что они разрядились по территории вокруг разрушенного мотоцикла. АрДжей и его коммандос по другую сторону стены присели на корточки и позволили им тратить боеприпасы впустую.
Тем потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что это не было нападением на их позицию. Стрельба прекратилась, и на территории снова воцарилась тишина. Все, что осталось - это треск и хлопки горящих мотоцикла и дерева.
Фил и Юрий вошли на территорию комплекса после того, как разместили коммандос за пределами места прорыва для обеспечения безопасности. Фил связался с АрДжеем и быстро оценил ситуацию. Он уже мог видеть проблему, поднимающую свою уродливую голову.
Коммандос потеряли самообладание.
Некоторые сидели на земле, скрестив ноги, с винтовками по бокам. Некоторые обеспечивали охрану в слабой темноте, но все равно было легко разглядеть, что многие из них не были заинтересованы в том, чтобы умереть сегодня ночью.
— Джеймс. Подними их к чертовой матери и попроси помочь снять охрану. Мы, блядь, не собираемся здесь сидеть сложа руки - сказал Фил, пока Джеймс переводил старшим коммандос.
Две противоборствующие силы, обе в одном комплексе, ждали, когда другая сделает ход. Джордж зарядил еще одну 40-миллиметровую гранату в гранатомет, когда они с Уайаттом приготовились сделать рывок вперед от закутка, где они сейчас находились, ко рву, который был примерно в десяти метрах прямо перед ними.
— Готов - тихо сказал Джордж Уайатту, чтобы не нарушать тревожную тишину в округе.
— Идем.
Держа оружие наготове, они быстро двинулись по открытой местности к безопасному рву. В этом положении они находились всего в нескольких футах от Фила и АрДжея, которые находились по другую сторону стены.
Джордж подошел к углу здания, чтобы в первый раз взглянуть на район расположения талибов. Запах топлива и жар от мотоцикла, горевшего прямо напротив него, был удушающим. Мерцающий огонь освещал все вокруг. Теперь Джордж мог видеть, к чему стремились талибы. Там было отверстие, прорезанное в центральной стене в пространстве между канавой и горящим мотоциклом. Талибы могли легко по прямой стрелять по нему со своих позиций внутри здания.
Джордж и Уайатт могли бы легко пробежать через него — он было всего в нескольких футах — и укрыться за стеной вместе со всеми остальными, но нет. Патовая ситуация не привела бы к победе в этом бою.
Джордж выглянул из-за угла, чтобы осмотреть окрестности. Это был большой открытый, двор с ровной, покрытой твердой грязью верандой. Здание было в форме перевернутой буквы L. Стена, к которой он прислонялся левым плечом, была верхней частью буквы. Часть здания, которую он мог видеть из-за угла, была бы нижней частью буквы L, выступающей вправо.
Во внутренней части L-образного здания было в общей сложности около трех дверей и четырех окон. Внешние глинобитные стены пылали от огня, но окна и двери оставались черными, скрывая вооруженных бойцов внутри.
Джордж направил свое оружие за угол и выстрелил из М203 в одно из отверстий.
ХЛОП.
Ничего.
40-миллиметровая граната ударилась о стену и упала на землю.
«Черт».
Граната не сработала. Это означало, что они были менее чем в пятнадцати метрах от него.
БАХ! БАХ! БАХ!
Одно из окон озарилось вспышками от ПКМ, выплевывающего пули в угол и с шипением вылетающего через отверстие в центральной стене. Джордж отступил за угол, врезавшись в спину Уайатта, который прикрывал тыл с другой стороны зоны небольшой канавы.
Трассирующие пули попали в угол стены, отколов куски, которые попали Джорджу в лицо, когда он заряжал еще одну 40-миллиметровую гранату, чтобы сделать еще одну попытку. Он дождался короткой паузы в стрельбе, пока боевик перезаряжал пулемет.
Джордж снова высунул свое оружие из-за угла и нажал на спусковой крючок.
ХЛОП!
Граната пробила одно из окон, попав во внутреннюю стену комнаты.
Ничего.
«Блядь».
БАХ! БАХ! БАХ!
Стрелок прицелился в угол здания и снова начал бить по нему, как молотком, зная, что его цель находится прямо за ним.
Джордж попятился еще дальше, когда пули начали пробивать угол земляного сооружения. Можно было видеть маленькие вспышки оранжевых трассирующих пуль, вылетающих из-за угла и ударяющихся о стену.
— Это не сработает, мы слишком близко - сказал Джордж Уайатту.
— Фил! Мы входим через отверстие с вашей стороны! Пожалуйста, убедитесь, что никто, блядь, в нас не выстрелит! - Джордж кричал, перекрывая стрельбу и держась за стену с другой стороны.
— Как только этот мудак снова остановится, чтобы перезарядить оружие, мы убегаем.
Осколки перестали лететь, и во дворе быстро воцарилась тишина.
— Пошел.
Джордж и Уайатт выбежали из щели и через отверстие в центральной стене преодолели короткое расстояние в несколько футов.
Теперь, находясь в укрытии с Филом, АрДжеем, Юрием и остальными коммандос, Джордж дал им краткое описание здания, которое занимали талибы. Над головой пронесся рокот самолета с неподвижным крылом. Юрий был на связи с ними, но не мог использовать их сенсор для сканирования местности из-за плотного покрова облаков в ночном небе.
Уайатт и Джордж оба схватили M72 LAW (light antitank weapon) и приготовились стрелять в район, где находился стрелок с ПКМ. Джордж прицелился через отверстие в ограждающей стене, в то время как Уайатт поднялся на плато — приподнятую садовую площадку высотой около двух футов — откуда открывался вид поверх стены и вниз, во внутренний двор.
— Готов!
— Ракета, ракета, ракета!
БУУУУУУМ! БУУУУУУМ!
Оба снаряда сработали с большой вспышкой, и оба врезались в стену L-образного здания. Ударившись о твердую поверхность, обе ракеты сдетонировали, разрушив фасад и забросав внутреннее помещение шрапнелью и обломками.
Столб густой коричневой пыли заполнил двор, когда они пытались оценить ущерб с помощью все еще тлеющего огня.
БАХ! БАХ! БАХ!
На этот раз два пулемета открыли огонь из двери и окна во внутреннем углу L-образного здания, всего в десяти футах от того места, где взорвались две ракеты. Они отступили за стену в поисках укрытия.
— Блядь! - закричал Уайатт.
— Ты в порядке?
— Только что получил пулю в ногу!
Выстрел один на миллион - одна пуля прошла через дыру в центральной стене. Отверстие размером в один глинобитный кирпич, извлеченный из нижней части стены, позволило одной пуле пройти насквозь, попав в верхнюю часть ступни Уайатта и выйдя через пятку. В то же время был ранен коммандос на стене. Пуля попала ему в плечо, в то время как стоявший рядом с ним мужчина получил осколками в лицо, ослепнув его на один глаз. Другие коммандос подбежали к ним на помощь, пока Фил вышел на спутниковую связь, чтобы вызвать медицинскую помощь.
— Нам нужно закрепиться внутри этого здания - сказал Джордж Филу, когда он предложил себя и схватил трех ближайших коммандос, чтобы они вошли с ним.
Талибы окопались и сновали по району, как крысы. Они знали каждую заднюю дверь и проход в комплексе. Джордж приказал коммандос пройти прямо через отверстие в стене и войти в первую дверь слева, в то время как остальные будут вести огонь на подавление.
Расстояние менее пятнадцати футов.
Это было все, что им нужно было преодолеть, чтобы добраться до открытого дверного проема в верхней части L-образного здания, ближайшего к ним.
— Начинайте подавление - крикнул Джордж, пока Джеймс переводил это коммандос, стоящим вдоль стены.
Трое коммандос ворвались во двор, двигаясь уступом, а Джордж последовал прямо за ними. Как только первый коммандос достиг темного дверного проема, по ним в упор ударила автоматная очередь. Пули попали среднему спецназовцу в верхнюю часть горла и челюсть, отправив осколки костей и ткани в лицо Джорджа, как от выстрела из дробовика. Спецназовец в дверном проеме продолжил движение в комнату, в то время как другой побежал обратно через отверстие в центральной стене.
Временно ослепленный, Джордж попятился за тот же угол, из-за которого вышел несколькими минутами ранее. Стоя один в проеме с мертвым коммандос, лежащим на земле в нескольких футах от него, он крикнул в темноту.
— Мы потеряли одного коммандос, и я думаю, что я ранен.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 17 май 2023, 12:00 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 497
Команда: Нет
Спасибо большое.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 19 май 2023, 19:58 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 36
Команда: нет
Глава 17. Растравленные крысы
0320
6 апреля 2010
Основное целевое здание
Данех Пасаб

Одну сторону его лица жгло, и он ничего не видел правым глазом. Джордж воспользовался моментом, чтобы вытереть густую кровь с лица, и ощупал рану.
Ничего.
— Нет, нет, я в порядке. Плевать - сказал Джордж вслух.
— Но у нас действительно убит один коммандос - добавил он.
Юрий уже связался с ДАСТОФФОМ на базе и координировал эвакуацию раненых. В открытом поле на южной стороне комплекса была создана временная зона высадки (HLZ). Пилоты и экипаж знали, что это будет горячая зона, и им нужно было, чтобы их бортовые стрелки были готовы открыть ответный огонь в случае столкновения.
— Джордж, мы посылаем двух коммандос помочь тебе оттащить тело обратно за стену. Мы обеспечим подавляющий огонь - спокойно сказал Фил по радио, поскольку ситуация продолжала все больше скатываться к насилию.
АрДжей и Джеймс вернули коммандос на центральную стену, выставили их в проемы и начали обстреливать здание, когда двое коммандос вбежали во двор. Джордж выскочил из щели, когда увидел, что они бросились к ней. Он помог схватить упавшего коммандос за снаряжение и быстро оттащил его безжизненное тело обратно через отверстие под прикрытие стены. Еще двое коммандос на стене были ранены в перестрелке с близкого расстояния; теперь они тоже были в списке нуждающихся в медицинской помощи.
Уайатт собирался улететь первым же рейсом. Он едва мог ходить, и боль становилась все сильнее. Убитые и раненые коммандос были выведены из комплекса и ждали «Блэк Хоук» возле HLZ. С учетом раненых и тех, кто обеспечивал безопасность периметра, у них заканчивались коммандос, и ни один из двух других отрядов еще не добрался до их расположения. Все выглядело так, будто первому борту предстоял полный перелет обратно на ПОБ. Им также нужно было бы совершить последующий перелет на небольшую взлетно-посадочную полосу в Калайи-Нау — в восьмидесяти километрах отсюда — чтобы передать тяжелораненых для транспортировки в Герат.
— Джордж, подожди здесь, пока я схожу поищу еще несколько коммандос - сказал АрДжей и побежал к месту прорыва, оставив Джорджа, Фила и коммандос с М249 SAW у центральной стены.
Фил охранял ход, ведущий во внутренний двор, в то время как Юрий передавал последние новости о приближающемся медэваке. Все, что проходило через этот вход, было скошено. Джордж и спецназовец двинулись вдоль удерживающей стены, все дальше от пролома и внутреннего двора к другому концу комплекса.
В центральной стене был еще один узкий пролом, а с торца его прикрывала небольшая пристройка. За этим сортиром находилась главная внешняя стена комплекса. Между сортиром и внешней стеной была большая щель, около пяти метров шириной. Они заняли позицию на небольшом участке, откуда могли прикрывать дальний конец комплекса, пока АрДжей не вернется с еще несколькими коммандос.
* * *
Машины Кинжал 22 стояли на холостом ходу вдоль Нью-Бридж-роуд. Все, что мы могли сделать, это стоять в стороне и ждать сигнала от Фила, чтобы начать действовать. Мы слышали, как к югу от нас бушует перестрелка. Радиостанции в автомобилях транслировали передачи, поступающие из района боевых действий.
— У них есть раненые. Девятистрочный запрос на эвакуацию[1] направлен. Приготовьтесь двигаться! - крикнул Джо.
Через несколько мгновений стало слышно, как лопасти несущего винта «Блэк Хоуков» вращаются на северном конце ПОБ. Мы с Энди загрузились обратно в MRAP, когда пара темных силуэтов вертолетов прожужжали прямо над головами, в пятидесяти футах от земли. Они направлялись прямиком к Данех Пасаб.
— Энди, это Фил, начинай движение к Кладбищенскому холму.
Флойд нажал на пневматические тормоза MRAP, когда машина тронулась с места. У нас оставалось достаточно членов команды, чтобы управлять тремя транспортными средствами, одним MRAP и двумя GMV, загруженными боеприпасами для пополнения запасов и медицинским снаряжением. Зак и его небольшая команда десантников следовали за нами на своем одиночном MRAP, чтобы он мог наблюдать за битвой на случай, если нам понадобится ввести в бой 82-ю.
Когда все вернулись в машины, мы завернули за угол и направились на юг по Кольцевой дороге. Мы планировали остановиться недалеко от въезда в деревню, чтобы спешиться, чтобы Ликон, Риддл — новый кинолог К9, назначенный в Кинжал 22 — и его собака Факс могли начать подметать дорогу перед нами в поисках самодельных взрывных устройств. Мы не знали, сколько времени нам потребуется, чтобы добраться до Кладбищенского холма. Это могло занять двадцать минут или два часа, если бы на нашем пути лежали бомбы.
***
Вращающиеся лопасти «Блэк Хоук» издавали низкий глухой звук, который эхом отражался от холмов, когда он огибал Кладбищенский холм по пути к HLZ, отмеченной оранжевым сигнальным полотнищем. Точно так же, как они это сделали во время эвакуации Роба в Буриду, DUSTOFF, не теряя времени, спустился на землю, чтобы начать погрузку раненых и мертвых. Вертолет сопровождения продолжал кружить над головой, обеспечивая прикрытие, пока первый вертолет не бдет готов снова взлететь.
Только несколько раненых смогли попасть на первый рейс. Остальным придется подождать следующего запуска. Наличие такого количества раненых за такой короткий промежуток времени ошеломило коммандос, а вид их безжизненных братьев, которых несли к самолету, никак не повлиял на повышение морального духа. Большинство из них не захотели возвращаться в главный комплекс после того, как увидели, что из этого вышло. Но АрДжей сумел собрать лейтенанта и четырех коммандос и повел их обратно.
Двух коммандос поставили охранять то место, где находился Фил, в то время как все остальные переместились в маленький сортир, чтобы разработать план действий по уничтожению боевиков в здании.
— Джеймс, скажи ему, чтобы он выключил радио - сказал Джордж, когда из-за шума готовящегося к взлету вертолета было слышно рацию лейтенанта.
— Другие подразделения все еще находятся на пути к нашей позиции, но нам нужно закрепиться внутри этого здания - сказал Фил, поскольку все еще были слышны звуки переговоров афганцев по радио.
— Выключи свое гребаное радио - снова сказал Джордж, когда лейтенант посмотрел вниз, чтобы убедиться, что оно выключено.
Вертолет медэвака взмыл в темное небо, в то время как оба «Блэк Хоукса» помчались на север, обратно к ПОБу. Джордж и АрДжей вызвались закрепиться в здании, чтобы коммандос могли войти внутрь. Было очевидно, что на тот момент у них не было средств сделать это самостоятельно.
Никто из них не проявлял никакого интереса к возвращению во двор, и это было справедливо. Большинство не видели веской причины заходить в это здание. Лучшим выбором было уйти из этого района и дожить до следующего дня. Учитывая травмы, насилие и то, что операторы кричали на них, чтобы они шли туда и дрались, обеспечение безопасности было пределом того, что они были готовы сделать.
— Хорошо, мы обеспечим прикрывающий огонь, пока вы двое продвигаетесь к…
— Эй, придурок. Выключи свое гребаное радио - сказал Джордж в третий раз, когда передача зазвучала еще громче теперь, когда вертолеты ушли.
Джеймс перевел.
Лейтенант спецназа был явно раздражен, когда еще раз проверил свою рацию, чтобы убедиться, что она выключена.
И она была выключена.
— Он сказал, что его радио выключено - заговорил Джеймс.
— Стоп, стоп, стоп. Все заткнитесь и послушайте минутку - сказал Фил.
Прошло несколько минут тишины, пока они прислушивались к шуму.
Снова ожил звук двусторонней радиосвязи.
Он доносился прямо с другой стороны центральной стены.
Думая, что кто-то приближается к ним, они направили оружие в узкую щель рядом с сортиром. Но никто не вышел на связь, только продолжающийся звук голоса на дари, говорящий по радио.
Джордж подошел к отверстию и приготовился осмотреть стену с помощью своего оружия. Присев на одно колено, уперев приклад своего М4 с внешней стороны правого плеча, он медленно высунул дуло оружия и голову из-за угла.
На земле по другую сторону удерживающей стены лежал мертвый боец движения «Талибан». Он лежал лицом вниз в грязи, менее чем в четырех футах от него, вытянув руки вдоль тела. Должно быть, это был один из тех, кто был убит при первом проникновении на территорию комплекса. У него все еще была двусторонняя рация в кармане и снаряженный ПКМ на боку. Джордж отступил за стену и сказал: «Ты, черт возьми, никогда в это не поверишь...», прислонил свое оружие к стене и приготовился выползти наружу и схватить ценный предмет — рацию талибов.
Опустившись на живот, он пополз за угол к телу, в то время как все остальные прикрывали вход и другую сторону сортира. Джордж перевернул окровавленное тело на бок, чтобы найти рацию, которая лежала в переднем кармане куртки. Отступая, Джордж также схватил ПКМ, в котором все еще оставалось около семидесяти пяти патронов.
Вернувшись за стену, Джордж передал рацию Джеймсу, чтобы тот мог перевести то, что говорили талибы.
— Они говорят, что многие из нас только что улетели на вертолете - сказал Джеймс небольшой группе, которая теперь состояла из Фила, Джорджа, Юрия (который был между санитарами), АрДжея и нескольких коммандос.
— Фил, это Берни.
— Мы приближаемся к вашей позиции, где вы находитесь?
— Внутри главного комплекса. Свяжись с подразделением безопасности снаружи, они знают, где мы находимся - сказал Фил в микрофон своей гарнитуры Peltor.
Это означало, что Марк, Гуднайт и их пятнадцать коммандос скоро будут здесь, чтобы помочь заменить тех, кто был госпитализирован, и тех, кто пал духом перед битвой. Как руководитель команды, Берни мог бы помочь снять часть нагрузки с Фила и контролировать ситуацию за пределами непосредственной близости. Это позволило Филу сосредоточиться на предстоящем бою.
— Хантер, Билли, это Берни. Где вы находитесь?
— Все еще в движении, должно пройти всего несколько минут. Мы ищем маршрут - ответил Хантер, в то время как Билли и остальная часть их группы продолжали ориентироваться по темному извилистому деревенскому пейзажу.
Марк и Гуднайт взяли группу коммандос и переместились в охраняемый комплекс к северу от основного района боевых действий, чтобы помочь отразить любое подкрепление, пытающееся спуститься с Двухэтажного здания и Гаража. Это удерживало всех от скопления и помогало обеспечить маршрут отхода на запад, к Кладбищенскому холму, который они использовали бы для объединения с ГБР (QRF).
— Нам нужно здесь что-то предпринять - сказал Джордж, когда они с АрДжеем миновали сортир и быстро пробежали по открытому пространству, прижимаясь к главной внешней стене комплекса.
Фил попросил Джеймса проинструктировать коммандос, что они будут вести прикрывающий огонь, когда будут приближаться к зданию, но должны прекратить огонь, когда им скажут, чтобы Джордж и АрДжей случайно не попали под пули своих же парней.
Вдоль главной стены комплекса, где находились Джордж и АрДжей, тянулся красивый и идеально выровненный ряд небольших деревьев. Они стояли примерно в шести футах от стены и были посажены в неглубокую траншею глубиной в один фут. Два оператора использовали редкую растительность для маскировки, тихо продвигаясь вдоль внешней стены. Заглянув сквозь ветви, они смогли разглядеть внутренний двор и L-образное здание. Они быстро добрались до дальнего бокового угла комплекса, противоположного от первоначальной основной точки прорыва, что сделало это место самым дальним из всех, до которых они смогли добраться. Джордж и АрДжей теперь находились в дефиладе за небольшим участком выступающей стены. Это скрывало их от глаз находившихся в здании боевиков.
В стене было два дополнительных отверстия, которые вели от их места нахождения к L-образному зданию. Одно отверстие было прямо рядом с Джорджем и АрДжеем, оно вело за пределы комплекса на большую поляну, где Юрий расположил HLZ. Второй дверной проем находился между ними и L-образным зданием. Он был чрезвычайно узким, едва в рост одного человека, и открывал доступ к соседнему комплексу.
План состоял в том, чтобы Джордж и АрДжей подбежали к краю L-образного здания со своей позиции прикрытия — на расстоянии двадцати пяти футов — и вошли в первый дверной проем, зачищая всех, кто находится внутри. Фил приказывал коммандос обстреливать здание из стрелкового оружия по мере продвижения вверх, прекратив огонь, прежде чем они доберутся до дверного проема. Юрий и Фил должны были сменить их и продолжать стрелять уже в непосредственной близости от Джорджа и АрДжея.
Это был поспешный план с множеством неизвестных факторов. Будет ли кто-нибудь ждать в первом дверном проеме? Сколько боевиков находится в здании? Есть ли подкрепление в соседнем комплексе? Но в подобных ситуациях решения принимаются легко, когда у вас нет других вариантов. Иногда нужно просто пойти на это и разобраться с этим на лету, и надеяться, что насилие восторжествует.
— Мы готовы, Фил - сказал АрДжей по радио.
— Джеймс, скажи им, чтобы начали стрелять в двери и окна.
КРАК, КРАК, КРАК!
Горстка коммандос начала стрелять, поражая стену строения, которое находилось менее чем в пятнадцати метрах от Джорджа и Арджи. Они побежали к зданию и теперь были беззащитны перед врагом, продвигаясь мимо узкого дверного проема справа от себя, который вел в соседний комплекс, и продолжали сокращать расстояние. С Джорджем слева и АрДжеем справа они оказались в нескольких футах от первого проема в здании, когда Джеймс крикнул коммандос прекратить огонь.
Один человек с ПКМ в руках выбежал из здания во двор, лицом к центральной стене, и не сразу увидел двух нападавших всего в нескольких футах слева от себя. Как только АрДжей ступил на твердую утрамбованную землю двора, пулеметчик широко повернулся влево — и в это время все трое подняли оружие для стрельбы.
Но ПКМ сработал первым, когда боец нажал на спусковой крючок, все еще держа оружие у бедра.
КЛАК, КЛАК, КЛАК!
Дульная спышка пулемета была ослепительной. Джордж начал быстро нажимать на спусковой крючок. Пять пуль были выпущены в стрелка с расстояния менее трех футов, в то время как инерция продолжала нести его вперед. Когда боевик «Талибана» упал на землю, Джордж оттолкнулся вправо и, спотыкаясь, направился к стене. Не доходя до здания, Фил и Юрий продолжили стрелять, чтобы никто больше не смог высунуться.
Джордж упал на бок, приземлившись на очень узкий лестничный пролет, который был частью главной стены и вел на крышу L-образного здания. Новые вспышки выстрелов осветили окно, как будто количество бойцов внутри увеличилось в несколько раз.
Он ударился лицом о заднюю часть шлема АрДжея, который уже лежал на ступеньках. Джордж лег сверху и ухватился за плечевой ремень разгрузки АрДжея.
— На счет «три», отступаем! Три!
БУУУУУМ!
С крыши соседнего комплекса был произведен выстрел из РПГ, который пролетел над внутренним двором.
Джордж оттолкнулся от АрДжея и поспешил обратно в укромный уголок, который они только что покинули. Запыхавшийся и сгорбившийся, он заметил, что АрДжея с ним нет. Он оглянулся из-за угла и увидел, что тот неподвижно лежит на земле рядом с лестницей.
— АрДжей!
Ответа не было.
— Фил, АрДжей ранен! Я возвращаюсь за ним!
— Нет! Подожди секунду - сказал Фил, зная, что Джордж наверняка пострадает от пулеметных очередей, вылетающих, казалось, из каждого окна в здании, оставляя его с двумя сбитыми операторами в зоне поражения во внутреннем дворе.
Филу потребовалось менее десяти секунд, чтобы организовать оставшихся коммандос, вернутся на стену и прикрыть Джорджа, чтобы он мог забрать АрДжея, которая не двигался.
— Вы, черт возьми, останетесь на своей позиции - сказал Фил тоном, который нельзя было неправильно истолковать.
Джеймс перевел.
— Ладно, давай!
ХЛОП! ХЛОП! БАХ, БАХ, БАХ!
Джордж выбежал обратно на открытое место и бросился к АрДжею, когда обе стороны снова обменялись выстрелами в упор. Он рухнул на колени, чтобы помочь АрДжею подняться.
— Ты можешь двигаться?
АрДжей ничего не ответил.
Он был без сознания, совершенно не реагируя.
— Блядь.
Джордж знал, что должен вывести его из зоны поражения.
Когда стрелок ПКМ развернулся и начал стрелять, пуля попала АрДжею в верхнюю часть бедра рядом с тазобедренным суставом. К счастью, пуля не задела артерию, но раздробила его бедренную кость, из-за чего он потерял сознание от боли. Инерция бега АрДжея к зданию и удар пули развернули его, и он приземлился на лестнице.
Джордж знал, что нести его было невозможно; со всем своим снаряжением АрДжей весил более трех сотен фунтов, а Джордж уже сам тянул на около 275.
Нести его было не вариант, но им обоим нужно было убираться оттуда к чертовой матери.
Опустившись на одно колено, Джордж схватил обе лямки разгрузки АрДжея и встал. Он подтянул тело так высоко, как только мог, к груди, прежде чем упасть назад, протащив тело АрДжея на несколько футов.
Вечность может показаться долгим сроком. Следующие двадцать футов, которые преодолел Джордж — таща тело Арджи со двора прямо обратно к центральной стене комплекса и аккуратно посаженным деревьям, — показались ему длиннее вечности, вокруг были пули и рикошеты, в ушах стучал удары его сердца, готового взорваться. Джордж боролся с ощущением, что вот-вот потеряет сознание. Адреналин, хлынувший в его тело, замедлял ощущения движения до скорости ползка.
Каждое движение - вечность.
БУУУУУУМ!
Еще один РПГ просвистел над головой, за ним последовали новые выстрелы с крыш соседнего здания. Звуки перестрелки доносились со всех сторон. Коммандос делали все возможное, чтобы дать отпор в темноте. Еще трое получили огнестрельные ранения, в то время как еще один был убит и лежал на земле за ограждением.
Ситуация стала ужасной, и лишь несколько стрелков могли выстоять против сил, которые продолжали сопротивляться и пополняться. Казалось, они появились из ниоткуда, несгибаемые бойцы, окопавшиеся по всему району. Около половины были убиты или тяжело ранены. Остальные были полны решимости и не проявляли никаких признаков того, что перестанут нажимать на спуск.
Джордж снова подтянул обмякшее тело АрДжея к своей груди и упал навзничь. Его тело приземлилось между ног Джорджа, когда он ударился о землю и перевел дыхание. Боевик с автоматом АК-47 влез в окно и начал вести ответный огонь по спецназовцам. С выстрелом М203, уже заряженным в патронник, Джордж упер свое оружие на правое плечо АрДжея и выпустил гранату.
ХЛОП, БУУУУУУУМ!
Если для взведения 40-миллиметровой осколочно-фугасной гранате требовалось шестнадцать оборотов, то эта сработала в шестнадцати и одной десятой.
Ударившись о стену рядом с окном, граната сдетонировала, осыпав их осколками. Джордж был ранен в щеку и нос; он чувствовал, как теплая кровь стекает по его лицу. Маленький кусочек металлической шрапнели или камня попал АрДжею в рот, когда он лежал без сознания, от удара у него сломались два передних зуба.
Взрыв оглушил стрелка, дав Филу шанс прицелиться в него.
ХЛОП, ХЛОП.
Джордж знал, что он должен продолжать идти, продолжать пытаться и продолжать уводить АрДжея подальше от двора и здания.
Джордж снова ненадолго остановился, чтобы его не вырвало, и разрядил магазин в здание. Все еще находясь в нескольких футах от линии деревьев и относительной безопасности неглубокой траншеи, АрДжей начал кричать.
— Аааааааааааааааааааааааааа!
Он ненадолго пришел в себя и испытывал невероятную боль. У него был раздроблена бедренная кость, правая нога и ступня были вывернуты в сторону, когда Джордж изо всех сил пытался перетащить его через последний участок земли.
Теперь, ненадолго придя в себя, АрДжей смогл помочь ему оттолкнуться левой ногой, которая получила проникающее огнестрельное ранение, но он все еще был в состоянии двигать ею.
Сердцебиение Джорджа и его глубокие вдохи были почти на грани потери сознания, когда он затаскивал АрДжея в поросшую деревьями траншею. Он рухнул рядом с ним и его чуть не вырвало от одышки.
Снова встав на колени, он лихорадочно начал обыскивать тело АрДжея в поисках огнестрельного ранения. Кровь пропитала его штаны, когда Джордж сунул руку под бедро, чтобы нащупать выходное отверстие, но не смог его найти. В бреду он пытался наложить жгут на ногу АрДжея, чтобы остановить кровотечение, когда его правый глаз уловил движение сразу за дверью на поле и в зоне посадки.
Одинокая темная фигура ворвалась внутрь с криком …
— Дьявольский пес! Дьявольский пес! Дьявольский пес![2]
Это был Билли.
__________
[1] Девятистрочный запрос на эвакуацию (англ. 9 Line Medevac, nine-line medevac) – кодированный запрос на эвакуацию раненых из девяти позиций сведений - строка 1: местоположение пункта выдачи, строка 2: радиочастота, строка 3: количество пациентов в разбивке по приоритетности, строка 4: оборудование, строка 5: общее количество пациентов, строка 6: охрана на месте получения груза, строка 7: способ обозначения места получения, строка 8: национальность пациента, строка 9: РХБ загрязнение.
[2] Devil Dog – «Дьявольский пес», жаргонное наименование морских пехотинцев США. В данном случае – окрик опознавания, в значении «Свой».


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB