Текущее время: 18 май 2024, 21:50


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 20 май 2023, 11:26 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1613
Команда: FEAR
Какое-то бескомпромиссное безумие.
Давно такого не читал.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 01:23 

Зарегистрирован: 21 ноя 2020, 00:28
Сообщений: 426
Команда: Нет
Bjorn писал(а):
Какое-то бескомпромиссное безумие.
Давно такого не читал.


Он же первой книгой так и прогремел


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 10:10 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1613
Команда: FEAR
Garul писал(а):
Bjorn писал(а):
Какое-то бескомпромиссное безумие.
Давно такого не читал.


Он же первой книгой так и прогремел


А она о чем?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 12:35 

Зарегистрирован: 21 ноя 2020, 00:28
Сообщений: 426
Команда: Нет
Bjorn писал(а):
Garul писал(а):
Bjorn писал(а):
Какое-то бескомпромиссное безумие.
Давно такого не читал.


Он же первой книгой так и прогремел


А она о чем?


Тоже про Була Мургаб. О той большой оперции о которой он постоянно упоминает, вначале книги особенно. Ну про то как пара десантников утонули в реке, и была начата зачистка долины.
Тема ССО КМП была страшно свежа, плюс детальное описание действий автора как ПАН. Книга страшно выстрелила. Вторая книга это уже попытка нащупать ту самую формулу и повторить мегауспех.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 13:03 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1613
Команда: FEAR
Интересно, почему первоначальный переводчик взялся за вторую, а не первую книгу...


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 13:25 

Зарегистрирован: 21 ноя 2020, 00:28
Сообщений: 426
Команда: Нет
Bjorn писал(а):
Интересно, почему первоначальный переводчик взялся за вторую, а не первую книгу...


Хороший вопрос. Я так прнимаю, что "первоначальный переводчик" это целая группа людей, очень отличающихся по своим переводам.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 13:36 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1613
Команда: FEAR
Garul писал(а):
Bjorn писал(а):
Интересно, почему первоначальный переводчик взялся за вторую, а не первую книгу...


Хороший вопрос. Я так прнимаю, что "первоначальный переводчик" это целая группа людей, очень отличающихся по своим переводам.


Не совсем, это один человек, я общался с ним тогда в ВК, в жж это dart_stepius


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 22:31 

Зарегистрирован: 08 май 2018, 19:11
Сообщений: 250
Команда: нет
MICHAEL GOLEMBESKY Level Zero Heroes
viewtopic.php?f=36&t=2194


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 21 май 2023, 23:03 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 68
Команда: нет
DocShar писал(а):
MICHAEL GOLEMBESKY Level Zero Heroes
viewtopic.php?f=36&t=2194

Может, после того, как закончу "Dagger-22", займусь этой.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 22 май 2023, 11:26 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 мар 2014, 20:05
Сообщений: 180
Команда: нет
А LZH разве не переводили?

Точно помню, что читал ее.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 22 май 2023, 12:12 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1613
Команда: FEAR
Foggy писал(а):
А LZH разве не переводили?

Точно помню, что читал ее.


По моему, ты ее на инглиш читал, вспоминая наши разговоры.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 22 май 2023, 13:01 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 мар 2014, 20:05
Сообщений: 180
Команда: нет
Точно)))


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 27 май 2023, 20:21 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 68
Команда: нет
Глава 18. Точка сбора
0545
6 апреля 2010
Данех Пасаб

Расчистив дверной проем, Билли опустился на колено, оставаясь вне зоны обстрела за небольшой выступающей стеной. Он мог видеть Джорджа, обрабатывающего раны АрДжея за рядом деревьев.
— Ты не в лучшем положении - крикнул ему Билли.
Джордж был морально и физически истощен и не до конца понимал, где именно он находится — все еще беззащитный, все еще на виду. Если бы боевики заметил его и АрДжея, они оба стали бы легкой добычей.
Хантер двинулся следом за Билли, зная, что им нужно начать обстреливать здание. Он жестом пригласил нескольких коммандос войти в комплекс на помощь, оставив остальных снаружи охранять HLZ для «Блэк Хоукс», которые уже направлялись с базы за АрДжеем и другими ранеными.
БАХ! БАХ! БАХ!..
Билли и Хантер подошли к Джорджу и помогли уложить АрДжея на носилки, в то время как коммандос не давали талибам поднять голову, пока они не смогли вытащить его оттуда. АрДжей то приходил в сознание, то терял его, ненадолго просыпаясь, крича от боли, прежде чем снова отключиться. Кость была раздроблена, остались только мышцы и ткани, которые удерживали его правую ногу на теле. Они отнесли носилки к дверному проему, когда вдалеке послышался слабый стук вращающихся лопастей. АрДжей задрожала от боли. Джорджу пришлось снова подвернуть ногу, чтобы протащить носилки через узкий проход.
Его крик преследовал их, смешиваясь со звуками стрельбы и вертолета, который делал круг для посадки.
Когда «Блэк Хоук» приземлился, на земле ожидали еще три носилки: два тяжелораненых коммандос и еще один мертвый. Стрельба резко прекратилась, когда оставшиеся внутри комплекса коммандос прекратили огонь, либо убив талибов, либо оттеснив их обратно в темные проходы и здания.
Рядом с центральной стеной была обнаружена большая дыра размером примерно с крышку канализационного люка. Она вела на десять футов прямо вниз, прежде чем превратиться в горизонтальный туннель. Они расчистили яму, бросив в нее гранату.
В то время никто не знал об этом, но в деревне Данех Пасаб имелась разветвленная система туннелей, соединяющая поселки, скорее всего, построенная в рамках плана сопротивления, когда русские оккупировали Бала-Мургаб в конце 1980-х годов. Наличие доступа к туннелям объясняло то, как талибы быстро укреплялись и так свободно передвигались. Это была их территория, и они явно одерживали верх.
Но это был хороший бой, и операторы не собирались отступать.
— Мне жаль, но это все - сказал Пратт, пилот UH-60, Филу по радиочастоте команды.
— Мы уже совершили два рейса в Калайи-Нау и должны будем совершить еще один. Мы летим на парах. Это будет последний рейс до тех пор, пока они не смогут доставить топливо для дозаправки[1].
Было 06:00, и у них уже закончилось топливо для птичек медэвака. «Кинжал 22» находился всего на полпути по Кольцевой дороге, и ему потребуется еще по меньшей мере час, чтобы расчистить маршрут до Кладбищенского холма. Фил знал, что он должен взять ситуацию под контроль; у них не было никакого способа выбраться без помощи QRF. Им нужно было выждать время, пока они не смогут собраться вместе с машинами.
Звук отбывающего последнего рейса был жутким. Услышав это, все поняли, что если с этого момента в них будут стрелять и они будут тяжело ранены, то, скорее всего, умрут в Данех Пасабе.
Мертвая тишина воцарилась вокруг, когда звук вращения «Блэк Хоуков» исчез. Никто не пошевелился, и никто не выстрелил.
Все стихло.
Безмолвие.
Операторы собрались вместе на поляне сразу за узким входом в главный комплекс. Им нужно было принять решение о своем следующем шаге. Все раненые и мертвые были эвакуированы, их оружие и особо ценное снаряжение собрано и учтено.
Что дальше?
Могли они зачистить оставшихся боевиков в L-образном здании, окружить главный комплекс и дождаться рассвета и прибытия QRF, прежде чем отступать?
Может быть, продолжать продвигаться глубже в окружающие здания и надеяться, что не будет больше потерь?
Коммандос стало не по себе в сложившейся ситуации; это было не то, к чему они привыкли. Здесь они были, глубоко в тылу врага, имея дело с крупными, окопавшимися силами талибов, которые были загнаны в угол и сражались за свои жизни. Это был сложный и жестокий бой, и с каждым раненым, искалеченным или убитым товарищем решимость коммандос ослабевала, а их шаги замедлялись. Когда над Данех Пасабом забрезжил рассвет, коммандос почти прекратили боевые действия.
Потери возросли до пятнадцати раненых коммандос и двух погибших, а также двух раненых из Сил специальных операций США. Теперь операторы буквально тащили их через весь бой.
Это просто не работало.
Джеймс, который все еще следил за двусторонней радиосвязью, взятой у убитого бойца движения «Талибан», прослушал передачу.
— О чем они говорят, Джеймс? - спросил Фил.
— Они сказали, что мы ушли. Что вертолеты забрали нас всех отсюда.
Все опустились на колено, чтобы отдохнуть и не высовываться, будучи скрытыми стеной высотой по грудь, которая отделяла соседний комплекс, в котором окопались талибы.
Что еще можно было сделать?
Они могли бы хранить молчание и затаиться в ожидании, когда талибы рискнут вернуться в основной район боевых действий в поисках своих убитых, или, возможно, использовать свою информацию, чтобы заставить коммандос атаковать с другого направления. Но одного взгляда на коммандос, сидящих на земле с поражением в глазах, было достаточно, чтобы понять, что это не вариант.
Пока разворачивался разговор, Берни, выглядывавший из-за стены на соседний участок, заметил три мотоцикла, припаркованных под навесом маленькой лачуги. Он выудил из своего снаряжения термитную гранату и, прежде чем кто-либо успел что-либо сказать, выдернул чеку и бросил ее на территорию лагеря. Граната вспыхнула и подожгла днище одного из мотоциклов, прежде чем перекинуться на другие. Лопнули шины, и топливо загорелось, когда пламя охватило территорию, подняв высоко в небо большой столб черного дыма.
Рация, которую Джеймс держал в руках, с треском ожила.
— Нет, нет, они все еще здесь. Мы можем видеть их – произнес боевик «Талибана», наблюдавший, как горят мотоциклы.
— Черт - сказал Джордж, понимая, что все рассматриваемые варианты только что полетели псу под хвост.
Наземные штурмовые силы оказались в безвыходном положении.
— Нам нужно перегруппироваться и обезопасить этот гребаный комплекс - сказал Фил, когда все они вернулись в главный комплекс с оружием наготове.
L-образное здание дымилось и было устрашающе тихо, когда они рассыпались веером в ограниченном пространстве и начали пробираться ко двору. Предрассветный свет постепенно увеличивал видимость в этом районе. Любое легкое движение в тени здания встречалось очередью М4, за которой следовала осколочная граната.
Кто бы ни оставался в здании, он снова исчез, оставив его на некоторое время пустым. Коммандос были выведены обратно, чтобы обеспечить безопасность внутреннего двора и двух выходов, ведущих в HLZ и соседний комплекс, в то время как Билли, Джордж и Фил переместились в зону прорыва, чтобы зачистить другую сторону L-образного здания. В то же время Марк и Гуднайт уже свернули свои позиции и переместили свою группу обратно к основным силам.
Билли выглянул из-за угла на крошечное пространство между двухуровневым домом и северной стороной L-образного здания. Джордж последовал за Билли, когда тот вышел и начал осматривать дверные проемы и окна в поисках движения. Проемы были все еще темными, окутанными предрассветными тенями.
К небольшому двухуровневому дому примыкал еще один отгороженный стеной загон для животных, и в нем тоже было множество небольших отверстий, которые вели внутрь первого этажа. Эта часть комплекса представляла собой тесное замкнутое пространство. Отверстия были по обе стороны от Билли, который медленно пробирался между L-образным зданием и загоном для животных, в то время как Джордж следовал в нескольких футах позади.
Он сделал еще несколько шагов по открытому пространству к стене комплекса, чтобы посмотреть, нельзя ли заглянуть за нее в соседний. Когда он проходил мимо маленького окна в L -образном здании, из него вырвалась очередь…
КРАК! КРАК! КРАК!
Пули вылетели из окна между Билли и Джорджем и попали в глинобитную стену загона для животных.
ХЛОП, ХЛОП, ХЛОП…
Джордж подошел к окну сбоку и выпустил в комнату весь магазин, в то время как Билли подошел с другой стороны и бросил туда небольшой пробивной заряд, который был у него в грузовом кармане.
БУУУУУУМ!
— Здесь, блядь, по-прежнему полно этих чуваков - сказал Джордж, когда они оба быстро вернулись к проходу.
Фил попросил Джеймса крикнуть коммандос, стоявшим в дальнем углу, чтобы они направлялись на нижний этаж двухуровневого дома и начинали его зачищать. Первый коммандос заколебался, сделав несколько шагов от укрытия за углом к узкому дверному проему здания. Он медленно нырнул в здание через короткий дверной проем, в то время как второй коммандос ждал на пороге. Мгновение спустя спецназовец, который только что вошел внутрь, вышел, шатаясь, из дверного проема без оружия, как будто его только что ударили по лицу.
— Какого хрена ты делаешь? Возвращайся туда - крикнул Фил от прохода.
— Нет, я пойду - сказал Джеймс, подбегая к ним и ныряя в дверной проем с оружием наготове.
Было очевидно, что Джеймс был изрядно смущен тем, как вели себя его соотечественники, и собирался продемонстрировать им, как они должны сражаться.
Бах! Бах! Бах!
Приглушенная стрельба эхом разнеслась по небольшому зданию.
Джеймс снова появился с оружием коммандос, ткнул его ему в грудь и начал ругать его на дари. Билли и Джордж подбежали, чтобы помочь Джеймсу зачистить здание.
— Дай мне гранату - сказал Джеймс, чтобы еще больше продемонстрировать свое отвращение к бездействию коммандос.
— Вот, просто предохранительную клипсу, прежде чем бросать - сказал Джордж, протягивая ему гранату.
Он вытащил чеку и незаметно кинул гранату в дверной проем.
Но ничего не произошло.
— Ты не клипсу, да?
Осознав свою ошибку, Джеймс немедленно нырнул обратно на первый этаж, чтобы погнаться за гранатой.
Прошло несколько мгновений.
Бум!
Граната взорвалась где-то в глубине здания, за чем последовала тишина. Билли и Джордж решили пойти и поискать Джеймса, так ничего и не услышав от него. Они задохнулись от пыли, поднятой взрывом гранаты. Очистив первые две запыленные комнаты, они вышли из дома, понимая, что ничего не видят и в конечном итоге просто заблудятся во внутреннем лабиринте жилища.
Остальная часть наземных сил теперь была рассредоточена вокруг основного комплекса, охраняя каждый вход и дверной проем. Хантер докладывал Филу о всех бойцах и группах, в то время как Берни забрался на крышу L-образного здания, воспользовавшись той же узкой лестницей, на которую рухнули Джордж и Арджи. Он осмотрел соседний комплекс в поисках движения, в то время как другие заканчивали расчищать комнаты под ним.
Поднявшись на крышу, Берни заметил Джеймса, который вышел из здания в соседнем комплексе. Он прошел по коридору, который вел в другое здание. Вся местность была усеяна подобными скрытыми маршрутами.
День был унылый и пасмурный, но утренний свет уже наполнил долину, когда Берни, Хантер и коммандос переместились в соседний комплекс, чтобы произвести быструю зачистку. Все, что осталось — это мертвецы; все остальные отступили к Мейн-стрит и направились к укрепленным Двухэтажному зданию и Гаражу. Талибы тоже подсчитывали количество своих людей и оружия, зная, что они в ловушке и больше не могут передвигаться по деревне под покровом темноты.
Как только территория была очищена и с тел была собрана вся доступная информация, Берни приказал всем вернуться в главный комплекс, чтобы помочь укрепить его, пока Фил взвешивал их варианты.
Бах! Бах! Бах!..
Четверо коммандос, охранявших пространство рядом с загоном для животных, открыли огонь, когда двое застрявших талибов выползли из небольшого отверстия в задней части L-образного здания. Они пытались в панике скрыться в двухэтажном доме, чтобы воспользоваться проходом для побега.
Они потерпели неудачу.
Один боец даже не выбрался из здания; его тело безжизненно свисало из проема. Другой был застрелен на небольшой поляне. Коммандос обстреляли их с расстояния пятнадцати футов, поймав обоих, когда они появились с северной стороны L-образного здания. Даже после того, как они оба упали, коммандос продолжали стрелять в них, когда они поднимались, выплескивая свой страх и разочарование на мертвые тела с каждым нажатием на спусковой крючок. В конце концов они прекратили стрелять после того, как кто-то накричал на них.
Затем снова воцарилась тишина, слышались только дыхание людей и радиопередачи.
Даже после того, как наземные силы решили, что район очищен и находится под охраной, они все равно продолжали выходить из-под контроля. Фил и Берни не могли дальше сражаться с коммандос, те не привыкли к такому виду боя. Основная часть операций коммандос, проводимых из Герата, представляла собой в основном вертолетные налеты на особо ценные объекты, которые совершались под покровом темноты для уничтожения или захвата цели в определенном месте, обычно они находились на земле всего несколько часов, прежде чем вертолеты доставляли их обратно на базу.
Эта битва была другой для многих коммандос, которые привыкли к такой рутине. Но эта перестрелка продолжалась уже более пяти часов, а вертолеты за ними не прилетали.
Коммандос были физически уставшими, опечаленными своими потерями и боявшимися смерти. Воля к борьбе почти угасла с восходом солнца. Теперь операторы были полностью предоставлены самим себе в этой борьбе. Такие парни, как Джордж и Фил, находились почти в состоянии эйфории, вызванной физической усталостью, постоянным притоком адреналина и приближающейся стрельбой.
Это был тот вид боя, к которому операторы готовились, но редко выпадал шанс испытать его на себе.
Это было грязно и жестоко.
Такой опыт, о котором не говорят дома с друзьями и семьей.
Но, в конечном итоге, это приходится делать.
Теперь они были окружены хитроумным врагом, который сновал по полю боя, как канализационные крысы. Наземно-штурмовая группа продвинулась менее чем на сто метров к югу от The Dick Building; талибы были оттеснены к своей основной территории вдоль Мейн-стрит и Двухэтажного здания. Но, к сожалению, темп расчистки был утрачен. Бои от здания к зданию, из комнаты в комнату изматывали всех.
В центре Данех Пасаба находилось большое открытое поле площадью около двухсот метров с севера на юг и шестидесяти метров в поперечнике, вдоль восточной стороны которого проходила Главная улица. Мечеть стояла особняком в южной части, ближе всего к их нынешнему местоположению. Двухэтажное здание и Гараж располагались в северо-восточном углу и были частью очень плотной и застроенной сети жилых комплексов, составлявших сердце деревни.
Это превращалось в афганскую версию Аламо .
Фил знал, что попытка пересечь большую открытую местность в направлении мечети будет трудной и опасной, даже если коммандос будут в полном составе. Но в их нынешнем состоянии они только рисковали понести еще большие потери. Необходимо было принять трудное решение - продолжать подталкивать коммандос к бою или переместить их на возвышенность и вывести из этого района?
Фил оглядел лица собравшихся в лагере. Солнце уже изливало жар на долину.
Он видел усталость в глазах каждого.
Фил знал, что ситуация требует другого подхода. Им нужно было выйти из этого района и просто сравнять цели с землей авиационными снарядами. К западу от их позиции находился Кладбищенский холм, менее чем в ста метрах. Пэт, Кори и их горстка коммандос все еще занимали наблюдательную позицию на гребне, стараясь не высовываться с наступлением рассвета. Холм возвышался над южной частью деревни подобно монолиту.
Это дало бы возможность перебросить наземные силы к месту сбора, предоставив при этом коммандос место для отдыха и позицию для операторов, которые могли продолжать боевые действия и наносить урон сгрудившимся талибам в центре деревни. «Кинжал-22» все еще продолжал кропотливую работу по очистке дороги протяженностью в две мили от самодельных взрывных устройств. Они были близки, но все еще не достигли точки сбора.
***
— Энди, это звучит так, как будто они готовятся сбросить бомбу. Юрий только что предупредил авиацию, чтобы они были готовы медэвакуации - крикнул я ему с другой стороны дороги.
Поскольку все спешились, в центре дороги остались только транспортные средства. Нам понадобилось все оружие из грузовиков, чтобы защититься от любой возможной засады на пути к месту сбора на Кладбищенском холме. Казалось, что процесс очистки занял несколько часов. Лайкон и Риддл вместе со своим К-9, Факсом, проверяли дорогу шаг за шагом.
Я мог видеть холм, возвышающийся прямо перед нами; он казался таким близким, но был таким далеким. Последний отрезок дороги должен был стать самым опасным участком, скрытый густой растительностью и дувалами, которые тянулись по обе стороны. Сейчас мы были в самой гуще событий, медленно шагая по тому самому месту, на котором команда попала в засаду в декабре.
Это казалось знакомым, но в то же время другим, с ярким и зеленым пейзажем.
Я мог подслушать, как Энди разговаривал с Филом по радио. Идя на юг по правой стороне дороги, я видел, где она заворачивала, уходя из поля зрения, и начинала огибать заднюю сторону Кладбищенского холма. Пара F-16 над облаками постоянно издавала грохот в воздухе. Это было предзнаменованием грядущих событий. Я на мгновение обернулся и посмотрел на север, в сторону ПОБа; машины, следовавшие за мной, были рассредоточены вдоль двухсотметрового участка дороги, и все, кроме водителей и стрелков, осматривались по сторонам в поисках любого движения.
Наш GMV ехал между мной и Энди, сохраняя медленный, но устойчивый темп, в то время как ведущая машина прикрывала Лайкона и Риддла примерно в ста метрах перед нами. Лайкон водил металлоискателем взад-вперед, близко к земле, и поискал любую неровность в грязи, которая могла бы указывать на зарытый провод или заряд. Риддл шел позади Факса, старательно обнюхивающего местность в поисках любых следов взрывчатки.
Флойд сидел за рулем MRAP, в то время как Пэдди работал с дистанционно управляемым пулеметом .50 калибра, установленным сверху автомобиля, осматривая стены комплекса, чтобы убедиться, что никто не подкрался к саперам, пока они были сосредоточены на земле у своих ног.
С моей точки наблюдения, я мог видеть Риддла только на правой обочине дороги. MRAP закрывал мне обзор на Лайкона, но я мог видеть, что они подъехали довольно близко к слепому повороту дороги. Чтобы добраться до места сбора, оставалось пройти не так уж много, и я начал думать, что там для нас не было установлено самодельных взрывных устройств.
— Наземные силы выводятся из деревни в направлении Кладбищенского холма, они собираются сбросить бомбу на территорию, из которой они выводятся - сказал Энди по радио, чтобы проинформировать остальных членов команды.
Я продолжал следить за Риддлом, чтобы видеть, не остановится ли он внезапно. Ведущий MRAP теперь был окружен с обеих сторон толстыми дувалами, когда два разведчика приблизились к слепому повороту.
БУУУУУУМ!
Вспухла огромная вспышка, за которой последовал оглушительный грохот и гигантский столб дыма и грязи. Даже с расстояния в сотню метров я почувствовал жар от взрыва на своем лице, когда резкое изменение давления воздуха ударило меня. Вся территория вокруг взрыва была поглощена густым черным облаком. MRAP, Лайкон, Риддл и Факс больше не были видны, поглощенные вспышкой и дымом.
Куски камня и обломки посыпались на нас, когда Энди отчаянно пытался связался по рации с Лайконом.
Ничего.
— Всем станциям, всем станциям, будьте предупреждены. Кинжал 2-2 только что подорвался на самодельном взрывном устройстве. Приготовьтесь к возможной медицинской помощи.
***
— Они только что подорвались на СВУ - объявил Фил всем в лагере, и все они услышали мощный взрыв к северу от их позиции.
— Кто-нибудь пострадал? - спросил Марк с глубоким беспокойством в голосе.
— Пока не уверен.
В их нынешнем затруднительном положении они ничего не могли сделать, чтобы помочь Кинжалу 22. Лучше всего было остаться на задании и добраться до места сбора.
Юрий был занят координатной привязкой объектов с помощью своего GPS, которая должна была использоваться для нацеливания JDAM[2] с двух F-16, кружащих высоко над облаками. Фил, Берни и остальные члены команды ODA занимались тем, что фотографировали и снимали на видео все, что они могли увидеть в этом районе, чтобы впоследствии использовать это для анализа. Фил уже получил разрешение от SOTF на сброс бомб, но это было при условии, что им придется отправить небольшое подразделение обратно в район для проведения оценки ущерба[3] после сброса бомбы.
Это было абсурдно, учитывая тот факт, что они уже стояли как раз в том районе, куда должны были попасть JDAM. Там не было ни гражданских лиц, ни чего-либо ценного. Возвращение обратно после взрыва вело только к одному — к неоправданному риску для жизней людей.
И ради чего?
Чтобы получить несколько фотографий дыры в земле для презентации в PowerPoint, показанной каким-нибудь высокопоставленным офицерам?
Абсурд.
К сожалению, подобные ситуации стали обычным явлением в Афганистане.
Неважно, Фил уже был готов это сделать, если это означало, что они смогут втоптать этот объект в землю.
— У нас все хорошо, Фил - сказал Берни, когда остальная часть наземных сил собиралась на большой травянистой площадке внутри основного комплекса, недалеко от начальной точки прорыва.
Все было учтено, и они были готовы выдвигаться к подножию Кладбищенского холма. Но сначала им нужно было найти безопасное место достаточно далеко, чтобы Юрий мог вызвать авиаудар. Несмотря на густые серые облака, нависшие над головой, утренняя весенняя жара заставляла температуру в долине быстро повышаться по сравнению с прохладным вечером. Со стороны Двухэтажного дома и Гаража было слышно несколько выстрелов, направленных в группы Пэта и Кори на вершине холма. Для Пэта это было все равно что снова оказаться на холме Патфайндер.
— Так, мы уходим - крикнул Фил, когда операторы вывели коммандос из комплекса, пересекли узкую грунтовую дорогу и спустились в канаву высотой по грудь, которая змеилась между стенами на запад.
Юрий передал пилоту девятую строку с точными координатами зданий, когда последний член команды исчез траншее, и все наземные силы скрылись из виду. Этот шаг заставил оставшихся боевиков «Талибана» открыть яростный огонь по группе на вершине холма. Они не были уверены, направлялись ли наземные силы к ним или маневрировали в другом районе деревни для штурма.
Свист пуль и гранат РПГ, проносящихся высоко над головой, звучал как китайский Новый год, когда наземные силы переместились, чтобы увеличить расстояние между собой и основным комплексом зданий настолько, насколько это было возможно, чтобы Юрий мог безопасно направить бомбы. Единственная проблема заключалась в том, что они не могли отойти слишком далеко, потому что маленькой группе все равно пришлось бы бежать обратно в этот район, чтобы сделать снимки.
Просто смешно, но таковы были условия, на которые согласился Фил.
Менее чем в трехстах метрах от места столкновения Юрий указал пилоту, что это будет «опасная близость» для сброса. Они использовали глубокую траншею для прикрытия, когда самолет развернулся и начал бесшумно приближаться. Юрий и другие смотрели в направлении, куда должны были попасть два GBU-31[4] (по две тысячи фунтов каждая). Их обзор был ограничен стеной комплекса, которая стояла между ними и зоной поражения, но они все равно могли хорошо наблюдать за попаданиями.
Фил, Хантер, Берни и Билли стояли наготове, ожидая звука второго взрыва, прежде чем помчаться обратно, чтобы провести поспешную проверку того, что осталось.
— Гадюка 1-1, заходим с севера.
— Огонь разрешен - ответил Юрий.
Двадцать секунд, которые потребовались, чтобы бомбы упали с неба, показались мне тягучей паузой после ночных боев. Первый JDAM издал звук товарного поезда, падающего с неба, как только он вышел из-за облаков.
БУУУУУУМ!
Огромный столб грязи взметнулся прямо в небо.
БУУУУУУМ!
Оба JDAM попали в свои квадраты, послав по долине два отчетливых трескучих удара, за которыми последовала тишина и короткий ливень из обломков, который пронесся сквозь кроны деревьев, оставив куски сорванных листьев разбросанными по траншее.
— Мы возвращаемся - сказал Фил по рации, пока они вчетвером быстро карабкались обратно вниз по склону к тлеющему участку, где находился бывший основной целью комплекс.
Остались только куски наружных стен, которые при приближении становились почти неузнаваемыми. L-образное здание, центральная стена и различные лачуги исчезли. На месте некогда смертельно опасного тупика образовались два гигантских кратера. Все боевики, которые, возможно, все еще прятались в этом районе, теперь были погребены под тоннами грязи или испарились в результате взрыва.
Ничего не уцелело.
Северная стена комплекса была полностью разрушена, оставив их четверых полностью беззащитными перед боевиками, все еще прятавшимися в Dick Building менее чем в ста метрах от них. Талибы немедленно начали стрелять по Филу и остальным, когда они появились в их поле зрения с цифровыми камерами и оружием в руках.
Фил доставил их в этот район менее чем за тридцать секунд. Пули свистели близко над головой, когда они делали снимки, а затем бросились обратно под прикрытие траншеи. Пулемет М240 на вершине Кладбищенского холма открыл огонь по мечети, чтобы обеспечить прикрытие, прекрасно зная, что это также привлечет ответный огонь противника.
Талибы понимали, что, если будет сброшена одна бомба, почти наверняка будет сброшена другая и что им больше некуда идти. Кругом был белый день, и их наверняка перестреляли бы, попытайся они убежать в следующую деревню на юг. Им пришлось бы пересечь километр открытого пространства.
Пришло осознание того, что они оказались в ловушке и что бомбы начинают падать.
Им больше нечего было терять, и они знали, что умрут. Для талибов продолжение борьбы, несмотря на проигрышные шансы, было единственной славой, к которой они могли стремиться. Те, кто предпочел бы не продолжать борьбу или проявил трусость, почти наверняка были бы застрелены своими же.
— У нас все в порядке - крикнул Фил Берни, когда они присоединились к группе, ожидавшей их возвращения.
— Пошли - крикнул Берни остальным, оттесняя коммандос на запад, к подножию Кладбищенского холма.
С того места, где они находились, потребовалось всего несколько минут, чтобы добраться до конца траншеи. Один за другим они начали взбираться по небольшому склону, ведущему на узкую дорогу, которая огибала переднюю сторону холма и должна была привести их прямо к месту сбора.
— Продолжаем движение, не останавливаемся - крикнул кто-то, когда коммандос начали собираться в кучу на дороге под звуки перестрелки над головой между вершиной холма и The Dick Building.
Фил связался с Энди, чтобы получить последние новости и сообщить ему, что наземные силы обходят холм, и по всему, что движется в деревне, может работать.
— Жертв от взрыва СВУ нет, но с MRAP покончено. Мы уже перегоняем машины в обход него к месту сбора - сказал Энди по радио.
Марк услышал передачу и вздохнул с облегчением, узнав, что никто из команды не погиб при взрыве.
Подбитый MRAP стоял посреди Кольцевой дороги, как шестнадцатитонный блокпост, под задней дверью зияла большая воронка. Лайкон и Риддл шли по краю дороги, проходя прямо мимо заглубленной нажимной пластины в центре. Передние колеса MRAP сдвинули тонкие металлические полосы вместе, замкнув цепь и приведя в действие большой контейнер с упакованной взрывчаткой. Взрывная волна повредила заднюю ось и снесла все ящики и снаряжение, прикрепленные к бортам, в то время как V-образное днище автомобиля отразило взрывную волну от Флойда и Пэдди, которые сидели внутри всего в нескольких футах от места взрыва.
Все вокруг были потрясены взрывом, но все было в порядке. Оглушительный грохот заставил собаку Риддла, Факса, полностью эмоционально отключиться. Его пришлось поместить в автомобиль, подальше от шума и стрельбы. Им овладел страх, и не было никакого способа избавить его от этого.
Все мы животные. Перед лицом опасности мы выбираем либо сражаться, либо бежать. Решение принимается мгновенно, где-то глубоко в нашем сознании. Но как только выбор сделан, другой вариант исчезает.
Лайкон был потрясен, но сразу приступил к работе, осматривая воронку от взрыва на предмет каких-либо признаков неразорвавшихся боеприпасов. Завершив быструю зачистку местности на предмет наличия вторичных самодельных взрывных устройств, команда попыталась прижать наш GMV и машину 82-й десантной к правой стороне. Это было сложно, но выполнимо. MRAP Зака выдвинулся к подножию холма, чтобы его башенный стрелок мог видеть крыши в центре деревни.
Отчетливый стук .50 калибра был сладким звуком музыки для движущихся наземных сил и для группы на гребне Кладбищенского холма.
— Фил, это Кори, мы наблюдаем за группой парней, приготовься принять сектора для огневой операции, прием - передал он с вершины холма.
— Подожди, Кори, мы как раз в середине пути, а у меня нет ручки - ответил он - Ребята, вы там нормально? Вам нужно спуститься с холма?
Звук разрывов снарядов, ударяющихся о холм, усилился.
— У нас все хорошо. Мы с Пэтом разместили всех за несколькими холмиками, и у нас хороший обзор, чтобы прикрыть фланг с юга. Мы можем остаться. Если нам понадобится, мы можем съехать с обратной стороны холма - сказал Кори.
Гуднайт, Марк и Джордж прикрывали хвост наземных сил, которые продолжали продвигаться в обход холма. Дорога начала слегка подниматься и расширилась примерно до пятнадцати футов в ширину. В поле зрения появились коричневые очертания MRAP 82-й, стоявшего напротив. Ствол 50-го калибра выплюнул дым, когда стрелок нажал на спуск. Это было приятное зрелище; оно означало возможность отдохнуть, попить воды и пополнить запасы ракет. Уставшие, обезвоженные и измотанные боем операторы поддерживали темп коммандос, не позволяя никому сбавлять скорость, пока они не достигли безопасной дефилады рядом с кольцевой дорогой и QRF.
Кинжал 22 уже установил охрану вокруг этого района; таким образом, на вершине холма оставались незащищенными только подразделения Пэта и Кори. Фил отправился на поиски Энди, в то время как остальные занялись тем, чтобы разместить коммандос на стационарных позициях, чтобы помочь закрепиться на местности, пока они не смогут принять решение о следующем шаге.
Джордж и Марк остались на возвышенности и заняли позиции за низкой стеной, чтобы видеть центр Данех Пасаба. Это было то самое точное место, где GMV попал в засаду во время первого патрулирования Кинжал 22 в этом районе более пяти месяцев назад.
Все это казалось далеким воспоминанием; пять месяцев казались пятью годами. Джорджу, Марку и остальным членам Кинжал 22 казалось, что все вернулось к началу. Как будто нам суждено было быть здесь, в этот самый момент.
— У меня на лице есть кровь? - спросил Джордж - У меня такое чувство, будто меня ударили по лицу раз пятьсот.
— Нет. Но, с другой стороны, ты всегда был уродливым ублюдком, так что я не могу сказать точно, - ответил Марк.
— Я ни хрена отсюда не вижу - сказал он, глядя в оптический прицел в поисках просвета в густой линии деревьев.
— Эй, Билли! Думаешь, мы сможем подогнать сюда MRAP и использовать пятьдесятый? - крикнул Джордж обратно на дорогу.
— Думаю, да - ответил он, жестом приказывая водителю трогать машину с места.
Он подвинул большую машину так высоко, как только мог, и остановился недалеко от Y-образного развилки дороги. Слева была узкая дорога, по которой прибыли наземные силы. Правый рукав уходил в траншею, которая резко поднималась, как дуга радуги, и, как шрам, прорезала склоне Кладбищенского холма. Это было немного, но башня на грузовике поднялась достаточно высоко, чтобы ствол Ma Deuce был направлен над деревьями в центр Данех Пасаб, где укрепились талибы.
— Кори, это Фил, ты готов оставаться на своей позиции, пока мы не будем готовы к эксфильтрации из Данех Пасаб?
— Да, я пытаюсь, чувак. Я не могу точно видеть, откуда ведется огонь, но они снаряды летят прямо над нашими головами - ответил Кори.
БУУМ!
В небе раздался треск РПГ, вылетевшего стрелой из центра деревни и взорвавшегося на вершине холма, за которым последовал еще один залп тяжелого и продолжительного пулеметного огня. Над этим хаосом периодически раздавался отчетливый звук одиночных выстрелов.
Кто-то метко стрелял по холму.
Марк мгновенно узнал эти отчетливые выстрелы. Они звучали так, словно неуловимый стрелок был одним из боевиков, попавших в ловушку, и он был при своей винтовке.
— Парням там наваливают - сказал Джордж, когда радиопередача Кори замолчала.
— Кори, это Фил, вы меня слышите? Пэт, Кори, ответьте, прием.
Ничего.
Только звуки выстрелов сотрясали вершину холма, возвышавшегося над ними.
— Кто-то должен подняться туда и выяснить, все ли в порядке - сказал Фил, ища добровольца, чтобы взбежать на холм под обстрелом.
— Я пойду - ответил Билли.
__________
[1] В оригинале – «fuel bladders», мягкие топливные резервуары.
[2] JDAM - Joint Direct Attack Munition — обычные авиабомбы, дооборудованные аэродинамическим комплектом с наведением по GPS (прим. переводчика).
[3] BDA - battle damage assessment, также bomb damage assessment - действия по оценки ущерба, нанесенного цели из дальнобойного оружия, чаще всего бомбой или ракетой «воздух-земля».
[4] GBU-31 JDAM - фугасная бомба Mk 84 (BLU-117/B) весом 2000 фунтов (900 кг), с комплектом JDAM. Обозначения: GBU-31(V)1/B (для USAF), GBU-31(V)2/B (для USN).


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 30 май 2023, 07:08 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 556
Команда: Нет
Спасибо большое.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 02 июн 2023, 19:15 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 68
Команда: нет
Глава 19. Кладбищенский холм
0830
6 апреля 2010
Точка сбора
Данех Пасаб

— Энди, у тебя есть связь с парнями на холме? - спросил Фил.
Энди попытался связаться с ними по усиленному радио внутри GMV. Но безуспешно, либо они не отвечали, либо их рации были разряжены. В любом случае, кто-то должен был бы подняться туда и вступить с ними в контакт.
Загнанные в угол боевики «Талибана» сосредоточили все свои усилия и огонь на вершине холма, обстреливая его из РПГ и стрелкового оружия из центра Данех Пасаб. Пэт, Кори и их отряд коммандос были прижаты к земле заградительным огнем. Для Билли не было простого и безопасного маршрута наверх, был только самый быстрый, который вел прямо вверх по склону холма к их местонахождению.
Билли зарядил в винтовку новый магазин на тридцать патронов и оглядел свой маршрут. Марк приказал солдату, вооруженному.50 калибром, открыть огонь в направлении Двухэтажного дома и Гаража, чтобы помочь прикрыть Билли, когда он отползет с дороги и приготовится бежать.
— Наваливай им без остановки - сказал Марк.
Бум, бум, бум…
Пулемет начал гневно стучать.
— Сколько у вас здесь патронов?
— Около четырех тысяч - сказал башенный стрелок.
— Четыре тысячи, хорошо, дай им немного.
Бум, бум, бум …
— Поливай веером. Не стоит просто зацикливаться на одном месте. Мы хотим, чтобы каждый получил немного.
Билли начал двигаться, направляясь прямо к вершине. Уклон холма был чуть меньше, чем у лестничного пролета, но, нагруженный своим снаряжением и боеприпасами, он быстро начал втягивать воздух. Боевики в деревне почти сразу заметили его силуэт и начали целиться в него. Пули ударялись о землю и трещали позади него, пока он продолжал подниматься.
Билли не знал, чего ожидать, когда добрался до вершины. Были ли у них потери и они были прижаты к земле? Или они пытались спуститься с холма и у них не было времени ответить на радиовызовы?
— Нам нужно помочь здесь - сказал Джордж Марку и Хантеру, которые стояли рядом с MRAP, который вибрировал при каждом выстреле 50-го калибра.
— Давайте поднимемся по этой траншее - сказал Марк, указывая на узкую тропинку справа, которая дугой поднималась вдоль склона холма.
Все трое прошли мимо MRAP и поспешили вверх по траншее, пока не достигли самой высокой точки. Вид был прекрасный; они могли видеть мечеть, Двухэтажное здание — все. Траншея была глубиной по подмышки и имела идеальную насыпь, на которую можно было опереться. Они положили оружие на земляной гребень и уткнулись глазами в прицелы, высматривая вспышки выстрелов и движение.
Билли осторожно преодолел гребень холма, чтобы убедиться, что никто случайно не открыл по нему огонь. Плато на вершине холма было покрыто земляными насыпями высотой по колено - могилами. Афганский народ хоронит своих мертвых не очень глубоко, всего на глубине нескольких футов. Это создало насыпь размером с тело, когда земля была засыпана обратно. Они устанавливают очень высокие палки в качестве надгробных знаков, чтобы развевались маленькие разноцветные молитвенные флажки, создавая торжественный лес из палок.
Билли, на первый взгляд, не знал, что и думать об этом месте, но быстро разглядел очертания шлемов и тел, лежащих плашмя на животах, используя низкие холмики в качестве укрытия от приближающегося огня. Совершенно незащищенный, Билли бросился к ближайшему холмику и упал рядом с коммандос, сражавшимся со своим пулеметом М240. Его заклинило, и он никак не мог ее взвести. Билли схватил оружие и сильно дернул рукоятку заряжания назад, освобождая затвор. Он зарядил оставшуюся ленту патронами калибра 7,62 мм и вернул ее коммандос.
— Убери это, блядь, обратно туда - сказал Билли, жестом приказывая стрелку вернуть свое оружие обратно на насыпь и начать ответный огонь.
Коммандос неохотно снова взялся за оружие и израсходовал оставшиеся в ленте сорок пять патронов, широко стреляя в направлении мечети. Пулемет издал глухой звук, когда в патроннике разрядился последний патрон.
У него закончились патроны.
Спецназовец снял оружие с насыпи и побежал с позиции, скрывшись ниже по склону. Билли лежал, прислонившись к насыпи, один.
— Дольфин! – Билли звал Пэта по фамилии, не зная, где он находится и не лежит ли где-нибудь на земле простреленный.
— Пэт! - снова позвал он.
— Билли! Сюда - крикнул кто-то, перекрывая стрельбу.
Это был Кори, и он тоже был один, прислонившись к насыпи примерно в пятнадцати метрах впереди. Билли вскочил и побежал к нему, ударившись о землю справа.
— Я думаю, огонь ведется откуда-то вон оттуда - сказал Кори, глядя в оптический прицел на центр Данех Пасаб.
Билли поднял свое оружие на вершину холма, чтобы помочь сканировать.
— Ты видел Дольфина? - спросил я.
— Да, они прямо там - сказал Кори, кивая головой в направлении еще нескольких могильных холмов дальше к югу на плато.
— Дольфин - закричал Билли.
Нет ответа.
— Пэт! - снова позвал он.
— Да, у нас все хорошо! – Пэт, наконец, ответил, не имея возможности показаться из-за пуль, бивших в холмик, за которым он находился.
Билли связался по рации с Филом, сообщив ему, что с парнями все в порядке, но тут, наверху, они измотаны. Плечом к плечу Билли и Кори втиснулись в укрытие за небольшим холмиком, когда раздался одиночный выстрел, издавший отчетливый звук по сравнению с клацаньем АК и ПКМ.
— Блядь! – крикнул Кори самому себе.
— Что случилось? – спросил Билли, отрываясь от прицела.
— Я не знаю – сказал Кори, перекатываясь на бок.
Билли начал обыскивать его в поисках огнестрельного ранения, когда увидел, что штаны Кори сзади залиты кровью. Единственная пуля, летевшая со скоростью более 2600 футов в секунду, пробила его левую ягодицу насквозь.
— Ты ранен – сказал Билли, кладя руку Кори себе на плечо и готовясь помочь ему спуститься с холма.
Кори хромал от боли, когда они оба пытались быстро спуститься по крутому склону.
— Я могу это сделать - сказал Кори примерно на полпути вниз по насыпи.
— Ладно, я возвращаюсь наверх - сказал Билли, снимая руку Кори со своего плеча и поворачиваясь, чтобы побежать обратно вверх по склону.
Кори, страдающий от боли и едва способный ходить, остаток пути проскользил на здоровом боку, пока продолжалась перестрелка. Марк и Хантер заметили его, когда он приближался к базе, и подбежали, чтобы схватить его, увидев, что он явно ранен. По одному с каждой стороны они пронесли Кори мимо MRAP и обратно по дороге, в то время как Райан мчался с другой стороны со своим санитарной сумкой.
Снова добравшись до вершины, Билли побежал в укрытие за ближайшим холмиком, который смог найти. Все еще не видя, где находится Пэт, он позвал снова.
— Дольфин!
— Здесь, у нас подстрелили коммандос - ответил тот.
Во время второго подъема Билли на холм был застрелен еще один боец АНА. Его товарищи работали, чтобы снести его безжизненное тело вниз с холма, за ними последовали еще несколько человек, которые решили, что это слишком опасно, увидев, как его застрелили.
— Если ты остаешься, я спущусь вниз и попытаюсь достать тебе рацию или что-нибудь в этом роде - крикнул Билли, снова отрываясь от земли и используя силу тяжести, чтобы помчаться вниз по склону к машинам.
В общей сложности Билли совершил пять походов на холм, чтобы помочь раненым и принести боеприпасы и восстановительное снаряжение, прежде чем Пэт свернул позицию и приказал нескольким оставшимся коммандос покинуть холм. Его последнее возвращение на дорогу привело к тому, что он в изнеможении рухнул на колени. Хватая ртом воздух и чувствуя, как теснота его снаряжения сжимает легкие, он пристально смотрел на открывшуюся перед ним сцену. Райан и другие медики усадили двенадцать коммандос у стены, вырубленной в склоне холма, поили их и перевязывали раны. Он посмотрел на свои собственные раны и увидел кровь на внутренней стороне бедра от осколка, попавшего в него несколькими часами ранее.
Это было зрелище, которое подводило итог прошедшим восьми часам боя.
БУУМ!
Звук выстрела Марка ракетой AT-4 с гребня эхом отразился от холмов, в то время как остальные продолжали вести ответный огонь по деревне. Пэт и последний коммандос спустились с холма, в то время как Кори готовился к поездке в кузове пикапа АНА, который использовался для перевозки раненых и мертвых обратно на базу по маршруту, расчищенному Кинжалом 22. Пэт подбежал, чтобы присоединиться к остальным операторам, дежурившим на гребне.
Было 09.30.
***
— Где Юрий? - спросил я Фила.
— Он стоит за углом и разговаривает с воздушной поддержкой.
Я двинулся вверх по дороге, чтобы найти его, когда Джордж пролетел мимо на одном из квадроциклов[1], которые мы привезли с собой, Пэдди плелся позади, желая ввязаться в драку. Задняя часть квадроцикла была загружена пирамидальной стопкой выстрелов для «Карл Густав». Он вез их к гребню холма, чтобы поддерживать поток ракет, выпускаемых по деревне.
Я завернул за угол; Юрий стоял на коленях за MRAP, все еще раскачивающегося от .50 калибра. Он уткнулся в наушники и уставился в свой блокнот. Я опустился на колени рядом с ним и подождал, пока он перестанет разговаривать.
Правило номер один при работе с JTAC. Если они разговаривают по радио с пилотом, не пытайтесь их перебивать. Все, что вы скажете, будет проигнорировано. Авиадиспетчеры - короли многозадачности. Между устранением конфликтов в воздушном пространстве, формированием координат для бомбардировки, переговорами по радио и мониторингом видеозаписи с воздуха последнее, что им нужно – это то, чтобы кто-то подошел и спросил их: «Какой самолет у нас над головой?» Просто дождитесь своей очереди; они доберутся до вас.
— ...Вас понял, та же сетка, что и в прошлый раз, прием.
— Юрий, я здесь, тебе нужна моя помощь? - спросила я, когда Юрий поднял голову.
Его глаза выглядели усталыми, но все еще сосредоточенными. Совместная работа двух JTAC помогла бы снизить нагрузку при выполнении такой весьма динамичной операции, как эта.
— Готовимся сбросить еще один JDAM на территорию, которую мы только что покинули. Ребята на гребне сказали, что они снова ведут огонь оттуда - сказал он.
Через несколько минут он получил сообщение.
— Огонь разрешен - сказал он с предельной уверенностью в голосе.
Пятисотфунтовая бомба издала громкий всасывающий звук непосредственно перед ударом, шум, создаваемый воздухом, устремляющимся обратно, чтобы заполнить пустоту в кильватере большого снаряда.
БУУУУУУМ!
В этом вопросе никаких задержек. Вся сила взрыва вырвалась пузырем вокруг места удара, испарив всех, кто находился в радиусе тридцати метров от него.
Последовавшая за этим тишина была недолгой, когда снова началась стрельба из оставшихся очагов сопротивления боевиков, сосредоточенных в мечети и Двухэтажном здании. Операторы на гребне продолжали вести ответный огонь даже после того, как стало ясно, что талибам известно их постоянное местоположение.
— Мой ноутбук сдох - сказал Юрий.
— У меня есть свой. Мне надо начать работать с координатами?
Я мог слышать разговор Энди и Фила в нескольких футах от меня. Они были согласны с тем, что возвращение в деревню было просто неосуществимо при нынешнем состоянии коммандос и при том, что половина операторов работала из последних сил от истощения. Информация, поступившая от Марка, Хантера и других парней на хребте, заключалась в том, что оставшиеся очаги сопротивления прибывали из всех известных мест в сердце Данех Пасаба.
Здание Дика (мечеть), Двухэтажный дом и Гараж - мы точно знали, где они находятся, и у нас еще было время воспользоваться этим.
— Юрий, мы собираемся нацелиться на все эти области - сказал Фил, подходя, чтобы объяснить, чего он хочет.
— Ты точно знаешь, где находятся все эти места, верно, Ски?
— Да, я начну собирать координаты для Юрия - ответил я, когда Фил отошел и достал из сумки маленькую складную антенну спутниковой связи, чтобы сообщить изменения в обстановке и запросить разрешение на сброс большего количества бомб в SOTF.
— Сначала нацеливаемся на мечеть, она находятся ближе всего и доставляет нам сейчас больше всего проблем - сказал Фил, направляя портативную антенну в небо.
Присев на колени посреди дороги, я вытащил маленький компьютер GoBook, который хранил в сумке сбоку на разгрузке. Юрий подготовил пилотов и рассказал о нашей ситуации.
— Все понял, нахожусь в готовности - сказала женщина-пилот, чей голос звучал восхитительно, даже усиленный выносной тангентой[2], прикрепленной к ремню на моем левом плече.
Даже во время перестрелки успокаивающего тона женского голоса было достаточно, чтобы нарушить ход ваших мыслей — тем более, когда она летает на F-16, нагруженном бомбами, в двенадцати тысячах футов над головой.
Я уткнулся взглядом в крошечный экран GoBook, выискивая маленькое здание мечети.
— Блядь - сказал я вслух.
— Что не так? - спросил Юрий.
— Мечеть, ее здесь нет - сказал я, понимая, что фрагмент изображения, на который я смотрел, должно быть, был сделан до того, как мечеть была построена.
Я смог найти двухэтажное здание; я пошел по Главной улице на юг, затем по узкой дороге, которая проходила мимо него, но самого здания там не было. Я мог видеть общую область на снимках там, где я предполагал, что она будет, но мы говорим о сбросе двух пятисотфунтовых бомб. «Было бы» просто не достаточно.
Блядь, блядь, блядь, подумал я про себя.
Я выбрал координаты того места, где, по моему мнению, находилось здание.
— Я не могу быть на сто процентов уверен, что эта координаты правильные - признался я Юрию.
Даже если пилот повернет камеру, она увидит только верхушки облаков.
Не было никакого способа проверить точность целеуказания.
— Дэнни! – позвал я - Вернись на ТОЦ 82-й, у них есть координаты.
Я знал, что Дэнни следит за эфиром, чтобы быть в курсе событий. Надеюсь, он мог меня услышать.
— Варварские огни, Варварские огни, это Ореол 1-4, прием.
Ничего.
Я попробовал еще раз.
Ничего.
Должно быть, возникла проблема с прямой видимостью, моя антенна была заблокирована большим холмом в направлении ПОБ, поэтому мои радиопередачи до него не доходили.
Самолет может передавать информацию за нас, подумал я про себя.
— Гадюка 1-1, мне нужно, чтобы ты попытался установить связь с позывным «Варварские огни» на этой частоте.
Она знала, что я пытаюсь сделать, и отправила вызов по сети.
— Вас понял, Гадюка 1-1, я слышу вас громко и ясно - ответил Дэнни.
Я слышал Дэнни отчетливо, как колокольчик, но мы не могли напрямую разговаривать друг с другом. Все, что нам было нужно - это координаты мечети.
— Передайте Варварским огням, нам нужны координаты для...
Я сделал паузу на миллисекунду, когда понял, что собирался сказать женщине-пилоту.
—... Dick Building.
— Dick Building? - ответила она с ноткой замешательства в голосе.
— Да, Dick Building, он знает, о чем я говорю.
Мы с Юрием просто смотрели друг на друга, оба не веря в ситуацию, в которой оказались.
— Варварские огни, передаю от Ореола 1-4. Ему нужны координаты Dick Building, прием.
— Dick Building? Я не понимаю, что он имеет в виду - сказал Дэнни.
— Ореол, он сказал, что не понимает, о чем вы его спрашиваете - сказала пилот, которая, должно быть, думала: «О чем, черт возьми, говорят эти парни, они слишком долго пробыли в этой долине».
Блядь, снова подумал я про себя.
Я знал, что Дэнни всего лишь прикрывал свою задницу, и ему нужно было, чтобы я точно сказал, на что мы нацелились. Я изо всех сил старался не произносить слово «мечеть» по радио. Как только люди слышат это слово, начинают подниматься всевозможные красные флаги. Сейчас было не время для раздумий.
— Мечеть, скажи ему, что мне нужна решетка для мечети в Данех Пасаб.
В сети воцарилось короткое и неловкое молчание. Я думаю, она только что поняла, что мы пытались сравнять с землей мечеть в Афганистане.
Но она доверилась нам и передала сообщение Дэнни, который приступил к работе и сгенерировал для нас две отдельные сетки координат, нацеленные на оба конца прямоугольного здания. Я принял данные, когда Дэнни передал их пилоту, и внес их в GoBook.
Я ошибся - мои первоначальные координаты были на одну грунтовую дорогу севернее от координат, сгенерированных Дэнни.
Я испытал облегчение, когда оказалось, что я ошибался.
У нас была наша первая цель. Юрий связался по рации с пилотом.
— Мы готовы к сбросу - сказал Фил, проходя мимо, направляясь к остальным на гребне холма, чтобы посмотреть на мечеть, когда упадут бомбы.
Честно говоря, я не думал, что мы получим одобрение, потому что у нас не было возможности поехать в деревню, чтобы провести оценку результата бомбардировки «на месте», что, несомненно, стало бы останавливающим фактором для одобрения удара.
Я был неправ.
Я не мог поверить, что они собирались позволить нам сделать это; SOTF также дала разрешение двигаться дальше и нацелиться на Двухэтажный дом и Гараж. Фил, должно быть, привел убедительный аргумент в пользу того, зачем нам нужно было это сделать. Основной подход к работе при получении одобрения состоял в том, чтобы увязать это с вашим выводом из района — сказать, что сброс этих бомб был единственным способом, которым ваши силы могли разорвать контакт и не подвергаться риску новых жертв.
Фил знал, как играть в эту игру, особенно когда каждый старший офицер в Афганистане выслушивал ваш запрос в режиме реального времени по спутниковой связи. Он не понаслышке знал, что в Данех Пасабе не было ни одного гражданского лица, и настало время нанести талибам еще один сокрушительный удар.
***
— Возьми это - сказал Пэт, протягивая Марку «Карл Густав». Он пополз за ним, когда они оба приготовились двигаться вдоль траншеи обратно к MRAP.
КРАК… КРАК!
Пока Пэт бежал, одиночные выстрелы сотрясали холм, создавая крошечные облачка грязи с каждым попаданием. Пули преследовали его, пока он продолжал спускаться по траншее.
— Они стреляют в тебя, Дольфин - сказал Марк спокойным тоном, когда третья и четвертая пули ударили в грунтовый склон менее чем в футе от головы Пэта.
Не было никаких сомнений в том, что это был Стрелок — этот парень был хорош, стрелял с расстояния более трехсот метров и промахивался мимо цели всего на несколько дюймов — и он оказался в ловушке вместе с остальными.
Джордж двинулся следующим, сгорбившись от боли и изнеможения, неся пулемет М240, изо всех сил стараясь не высовывать голову из-за бруствера, быстро преодолевая пространство.
КРАК! КРАК!
Стрелок метко выпустил еще две пули, снова попав чуть выше шлема Джорджа.
Теперь, укрепившись на северной оконечности хребта, при поддержке MRAP 82-й дивизии и лающего .50 калибра, операторы выжидали, положив оружие на насыпь, осматривая деревню в поисках живых целей. Хантер и Марк были дальше всех в траншее, двое коммандос обеспечивали безопасность, стоя на коленях, чтобы никто не переполз через гребень и не застал их врасплох. Правый глаз Марка вглядывался сквозь многослойное оптическое стекло прицела NightForce, обводя контуры Dick Building и небольшой стены, окружающей его по периметру.
Хантер и Марк оба знали, что JDAM приближаются, и если они не могут вступить с кем-то в прямую перестрелку, то лучшим решением будет зажать их внутри мечети или заставить спрятаться за стеной по периметру, и ждать, когда будут сброшены бомбы. Марк напряг зрение, осматривая мечеть и прилегающую территорию. Он выкрикивал все, что замечал, Хантеру и Пэдди, которые стояли по обе стороны от него, почти плечом к плечу.
КРАК, КРАК, КРАК, КРАК!
Одинокая темная фигура выскочила из-за стены в поле зрения прицела Марка и быстро выпустила четыре пули подряд, задев земляной вал между Марком и Хантером, заставив их обоих ненадолго отступить. Это был одинокий боевик возле комплекса, который находился на расстоянии в половину расстояния от мечети. Он лавировал по лабиринту застроек, чтобы подобраться поближе к холму. Марк быстро определил его местоположение за небольшой стеной перед зданием, на крыше которого были два отчетливых выступа или купола.
— Я достал его прямо здесь - сказал Марк, слегка пригибаясь, а затем быстро поднялся обратно на свое оружие.
КРАК, КРАК, КРАК, КРАК!
Стрелявший ждал, когда операторы снова появятся. Пуля выбила грязь прямо Марку в глаза, ударившись о насыпь в нескольких дюймах слева от него, заставив его снова укрыться.
— Прямо перед титьками маленькая гребаная земляная стена - крикнул он Джорджу, который стоял рядом с квадроциклом.
КРАК, КРАК, КРАК, КРАК!
— Он прижал нас - сказал Хантер, когда пули просвистели над их головами и с глухим стуком ударились о склон холма.
Джордж, который находился вне поля зрения стрелка, поднял свой M4 и коротко взглянул в мощный оптический прицел ELCAN, чтобы навести его на место, описанное Марком, прежде чем спрятать голову за ним.
— Понял - спокойно сказал он и начал выпускать непрерывный поток пуль, расчищая насыпь всего на несколько дюймов.
Он старался не высовываться и стоял в стороне от насыпи. Глушитель издавал щелкающие звуки и выплевывал небольшие облачка пыли и нагара из ствола, заставляя стрелка отступить за стену.
Марк подошел к квадроциклу и отстегнул ракетную установку, которая была прикреплена к передней стойке. Он опустился на колено и ладонью откинул крышки на AT-4, позволив прицелу открыться. Вскинув гранатомет на плечо, он направил его в направлении позиции стрелка и крикнув, что собирается стрелять, Марк нажал на маленькую красную кнопку запуска большим пальцем правой руки…
БУУУУУУМ!
Реактивный двигатель AT-4 хлопнул, запустив ракету со скоростью 950 футов в секунду в сторону стены. Сила двигателя ракеты заставила пусковую установку подпрыгнуть в воздух, а реактивная струя подняла каждую крошку рыхлой земли в траншее, создав небольшую песчаную бурю вокруг операторов. Марк понятия не имел, попала ли ракета туда, куда он целился. Густое облако грязи имело оранжевый марсианский отблеск и на короткое время закрыло обзор всем присутствующим.
— Срань господня - сказал Марк, кашляя от мелкой грязи в воздухе.
Вслед за этим Фил сделал пару выстрелов из «Карла Густава» в разные места вокруг центра деревни. Он был экспертом в стрельбе из этого оружия и поражал каждую цель, в которую целился, чему научился в молодые годы службы в канадских вооруженных силах. Непрерывного потока ракет и автоматных очередей, сыпавшихся из траншеи, было достаточно, чтобы держать боевиков «Талибана» в укрытии, пока самолет совершал свой конечный заход к точке сброса.
Юрий принял сообщение
— Гадюка 1-1, огонь разрешен.
Единственный двигатель General Electric F110 F-16 взревел, когда самолет пролетел высоко над облаками…
— Две пошли.
Надвигающаяся смерть и разрушение бесшумно падали с неба, издавая громкий и ужасающий чавкающий звук за секунды до столкновения.
БУУУУУУМ! БУУУУУУМ!
Два пятисотфунтовых JDAM взорвались с разницей в миллисекунду и подняли высоко в воздух тонны грязи и обломков. Густой столб мелкой пыли стелился по земле, словно коричневый купол разрушения. Стрельба прекратилась, пока мы наблюдали и ждали, когда рассеется дымка вокруг цели, чтобы мы могли увидеть то, что осталось от Dick Building.
Когда облако грязи развеялось, показался тонкий цилиндр минарета, за которым последовало прямоугольное здание.
Он все еще стоял.
Координаты, которые передал Дэнни, были правильными, нацеленными на оба конца конструкции, но она все равно осталась. Просто так получилось, что оба JDAM промахнулись мимо здания на несколько метров, но все же попали в пределах своей небольшой погрешности. Две глубокие воронки изрыли землю с обеих сторон; каждая была достаточно большой, чтобы в ней поместился грузовой фургон. Металлическая дверь и решетки на окнах были перекручены или унесены ветром внутрь.
Здание, возможно, все еще стоит, но любой, кому не повезло оказаться внутри или вокруг сооружения, был бы убит или тяжело ранен чудовищным взрывом, высокой температурой и осколками от взрывов обеих бомб.
Мы не теряли времени даром и не стали ждать, пока оставшиеся, пусть и сократившееся, боевики снова вступит в бой. Юрий передал результаты нанесенного удара для первого сброса, а я приступил к работе, создавая две координаты для наших следующих целей, Двухэтажного дома и Гаража.
Их я мог получить самостоятельно; оба здания были видны на спутниковых снимках как божий день. Используя маленький коврик для мыши, я нарисовал два целеуказания, расположенные по центру обеих конструкций. Это создавало круговую погрешность непосредственно над целью, помогая снизить вероятность того, что бомбы не попадут в сооружения.
Юрий продолжил передавать данные, в то время как все остальные на земле готовились покинуть этот район. Были собраны ходячие раненые, учтено все незакрепленное снаряжение, транспортные средства развернуты и отправлены на север из деревни обратно на базу. Эти две бомбы весом в две тысячи фунтов были нашим пропуском, позволившим нам беспрепятственно покинуть зону боевых действий.
Шли минуты, пока мы ждали, когда Фил покажет нам поднятый большой палец, что все готовы выдвигаться. Юрий передал вызов самолету, который развернулся для еще одной смертельного захода. Джордж, Хантер, Марк и остальные ждали до последнего возможного момента, прежде чем покинуть гребень Кладбищенского холма.
Мы с Юрием наблюдали за ударом с дороги, где когда-то находился MRAP. Мы укрылись за стеной высотой по пояс, всегда помня о том, что шрапнель и другие предметы могут разлететься на сотни метров от места удара с большой скоростью.
Небо было тихим, когда самолет приблизился.
— Это Гадюка 1-1, захожу с севера.
— Гадюка 1-1, огонь разрешен - вызвал Юрий.
— Две пошли.
Примерно девять часов назад считалось, что численность сил талибов в деревне Данех Пасаб составляла около сорока пяти боевиков. В течение «ведьминых часов[3]» и патовой перестрелки в главном районе боевых действий и вокруг него по меньшей мере двадцать-двадцать пять человек были убиты или тяжело ранены, что вывело их из боя. Когда штурмовая группа перебазировалась на Кладбищенский холм и место сбора, численность талибов сократилась примерно до двадцати человек. Два JDAM в мечети убрали еще четверых или пятерых.
Когда две тяжелые бомбы с GPS-наведением грациозно упали в небе к намеченным целям, оставшиеся в живых силы составляли где-то около четырнадцати боевиков. Стрелок был среди них, его одиночные выстрелы продолжали доноситься откуда-то из центра деревни.
Были ли все оставшиеся бойцы сосредоточены в Двухэтажном здании и Гараже или рядом с ними?
Был ли это конец?
Обе бомбы имели задержку в 0,05 миллисекунды. Это гарантировало, что они проникнут внутрь конструкций перед детонацией.
Мы ждали ударов.
Взгляды были прикованы к верхней части Двухэтажного здания, которая виднелась над пышной линией деревьев.
Первая бомба небольшим размытым пятном пронзила облака и врезалась в крышу Гаража, сразу же за ней последовала вторая бомба весом в две тысячи фунтов. Она прорвался через верхние этажи Двухэтажного здания, которое олицетворяло собой командование талибов и контроль над долиной. Обе бомбы сдетонировали и полностью разрушили все сооружения в непосредственной близости. Двухэтажное здание взорвалось изнутри и было оторвано от земли, прежде чем развалиться на миллион осколков. Дым, грязь и обломки окутали центр деревни, и их было видно из любой точки долины.
Неужели мы наконец-то убили Стрелка?
Сказать наверняка было невозможно. Нам просто нужно было бы дождаться, когда начнет поступать информация.
— Мы выдвигаемся - раздался вызов по радио, когда оставшиеся операторы отступили с дороги к машинам, чтобы обеспечить безопасность тыла, в то время как все силы начали двигаться на север.
Мы не узнаем о полном разрушении этого района, пока не сможем доставить людей в деревню для оценки результатов удара, но с этим придется подождать.
6 апреля, незадолго до 10.00 часов, у Юрия села последняя батарейка радиоприемника, поэтому я взял управление авиацией на себя. Теперь у нас на посту был бомбардировщик В-1, поскольку наземные войска медленно продвигались на север по кольцевой дороге к ПОБу.
— Кто это там, на холмах? - спросил Марк, подняв винтовку и глядя в оптический прицел.
— Это дружественные силы - крикнул кто-то.
— Имейте в виду, у нас есть отделение солдат 82-й в холмах к западу от нас. Они обеспечивают наблюдение до тех пор, пока мы не окажемся на свободе - передал Энди, услышав недоуменные крики некоторых операторов.
Зак приказал отделению своих людей занять возвышенность на западе и оказать поддержку, если потребуется. Они находились высоко в горах и, должно быть, были сильно измотаны при переброске от ПОБа на их текущее местоположение. Я связался по рации с Дэнни, чтобы сообщить ему, что я слежу за его ребятами.
Когда наземные войска преодолели последние несколько сотен метров деревни, с той стороны, где когда-то было Двухэтажное здание, раздалось несколько выстрелов. Машины и спешившиеся солдаты ответили им шквалом огня, но продолжали двигаться. Похоже, что все еще оставалось несколько выживших, не попавших под бомбежку.
Судя по их темпу и плотности огня, это были всего несколько боевиков, около четырех или пяти. Они находились прямо через поле, занимая одно из даний, с которого операторы начали свои ночные засады. Это был скорее изматывающий огонь, чем что-либо другое, стреляли то тут, то там, в попытке сберечь те немногие боеприпасы, которые у них оставались. Фил знал, что лучше всего продолжать двигаться и не поддаваться соблазну. Задачей номер один прямо сейчас было разорвать контакт и вывести коммандос из зоны боевых действий.
Последние выстрелы прозвучали, когда мы выехали из деревни и добрались до безопасного укрытия возле Нью-Бридж-роуд. Операция закончилась в 11.00, после десяти часов боев. Я связался по рации с Дэнни и передал управление бомбардировщиком В-1 командно-боевому центру 82-й. Мы были вне зоны боевых действий и примерно в десяти минутах ходьбы от того, чтобы войти в ворота ПОБа. У Зака все еще было отделение в горах, с которым можно было связаться, когда они отступали обратно к дружественным позициям.
Позже я получил нагоняй от SOTF за то, что сделал это, передав управление самолетом другому подразделению. Когда раздался телефонный звонок в ТОЦ и Энди рассказал мне, что было сказано, я не выдержал и начал кричать.
— Мне насрать, что они хотят сказать. Мы уже вернулись в тыл, и там все еще были солдаты, которым угрожала опасность. Их здесь нет, они ни хрена не понимают, что здесь происходит. SOTF могут идти на хер.
Энди позволил мне выговориться, но не собирался отдавать мне телефон. Он проделал хорошую работу, вежливо переведя мою тираду во что-то такое, за что меня не понизили бы в звании до младшего капрала.
Последний человек вернулся в ПОБ «Тодд», что ознаменовало окончание операции «Своевременный удар». Силы талибов в Данех Пасабе были практически уничтожены, и немногие оставшиеся бойцы собрались вместе в поисках защиты где-то рядом с Двухэтажным зданием, которое теперь представляло собой не более чем огромную воронку из земляных кирпичей, небольших горящих костров и обломков - они оказались в ловушке у реки Мургаб, и им некуда было деться.
Они в страхе прижались друг к другу, не желая двигаться, не желая подвергаться риску быть застреленными или испаренными бомбой. Сидя в темной комнате, возможно, они все еще цеплялись за надежду, что мулла Джайлан придет с подкреплением, как он и обещал.
У них не было выбора.
Они были заключены в тюрьму без стен, в тюрьму обстоятельств.
Единственное, что ждало их за пределами их убежища — если они решат продолжать сражаться — это смерть. Они легко могли бы сложить оружие и уйти из деревни.
Но они этого не сделали.
Никто не верит, что их жизнь закончится каким-то причудливым или трагическим образом. Но в Афганистане концовки имеют обыкновение происходить самым неожиданным образом. Случайно утонувший в реке, расстрелянный одним из своих собственных самолетов, два человека, в разное время пораженные пулей в каску... Один остается в живых, а другой умирает — неожиданно и часто в ситуациях, которые можно было предотвратить. Но, в конце концов, мы остаемся только с болью от реальности всего этого.
Небольшая горстка оставшихся бойцов была прикована к месту страхом, невежеством и идеологией.
Тридцать часов.
Тридцать часов на отдых и перегруппировку коммандос.
После этого мы собирались вернуться и направиться прямо в центр деревни.
Любому, кто остался в Данех Пасабе, все еще цепляясь за свое оружие, пришлось бы сражаться со всеми наземными штурмовыми силами.
Эта глава о контроле талибов над Бала-Мургабом приближалась к завершающему пункту.
__________
[1] В оригинале - ATV (all-terrain vehicle) – внедорожное транспортное средство.
[2] В оригинале cop mic – полицейский микрофон.
[3] Witching hours (ведьмины часы) – иносказательно «глухая ночь».


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 02 июн 2023, 20:53 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 545
Команда: Нет
Спасибо большое. Читаю с неослабевающим интересом!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 10 июн 2023, 14:00 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 68
Команда: нет
Глава 20. Вся королевская рать
Утро
8 апреля 2010 года
ПОБ «Тодд»
Бала Мургаб

Члены команды и коммандос провели предыдущий день, восстанавливаясь и наслаждаясь с трудом заработанным отдыхом. Единственное, что мы могли сделать, это дождаться поступающих разведданных, которые обрисовали бы нам более полную картину ущерба, нанесенного в Данех Пасаб. Сообщения со всего региона начали поступать почти сразу же после того, как наземные штурмовые силы покинули этот район. Полковник Нордин получал звонок за звонком от своих источников в долине и прилегающих районах.
Боевики движения «Талибан» были полностью застигнуты врасплох и шокированы численностью наших наземных сил. Они не могли понять, как мы смогли проникнуть в деревню с юга, и были убеждены, что мы ночью спустились с парашютами на южную оконечность Данех Пасаб. Это был единственный мыслимый для талибов способ представить, как такое количество войск смогло проникнуть за их оборону.
Число погибших неуклонно росло. В ходе операции было убито более тридцати боевиков, а почти все остальные были тяжело ранены или пропали без вести. Сообщения также подтвердили, что несколько человек, примерно четыре или пять бойцов, все еще находились в ловушке в деревне, слишком напуганные, чтобы двигаться. Командир ячейки мулла Джайлан покинул деревню вскоре после того, как раздались первые выстрелы, пообещав вернуться с новыми бойцами, а остальным приказал оставаться и сражаться.
Он так и не вернулся. И поползли слухи о его дезертирстве.
Карлик, мулла Муслим, также исчез с поля боя и, как предполагалось, все еще был жив. Мы знали, что если бы кто-то его уровня (без каламбура) был убит или пропал без вести, слух распространился бы быстро.
Что касается Стрелка, чья умелая стрельба едва не убила нескольких операторов на хребте, то до сих пор не было известно, мертв ли он. Было почти невозможно получить информацию о нем, потому что мы не знали его имени, а талибы никогда не упоминали о его меткой стрельбе при общении. Вполне возможно, что он был одним из последних выживших, также цеплявшимся за надежду, что мулла Джайлан вернется с подкреплением. Стрелок не был тупицей; он должен был знать, что, когда бомбы начнут падать, самое безопасное место будет находиться вдали от их обычных мест дислокации. Он мог бы легко уклониться от авиаударов, все еще приказывая другим удерживать свои позиции и вынести последующую участь.
Неистовые телефонные звонки и радиовызовы, исходящие из Данех Пасаб, постепенно сокращались, в конце концов прекратившись после того, как начали садиться батарейки устройств. Немногие оставшиеся в живых пытались отчитаться за всех, кто находился в деревне во время налета. Некоторые группы боевиков были полностью уничтожены, тела остались там, где они упали, другие пропали без вести или просто исчезли — либо испарились, либо погребены под землей или раздавлены рухнувшими зданиями.
Так много смертей и насилия. Последствия операции отразились на всем регионе, поскольку лидеры «Талибана» собирались объявить о начале весеннего наступления. Было ясно, что ситуация в долине Бала-Мургаб резко изменилась за последние сорок восемь часов. Талибы BMG были не в том положении, чтобы начинать какое-либо наступление; они просто боролись за выживание.
Их власть над долиной практически исчезла.
Их командные цепочки были нарушены, большое количество их бойцов погибло, а моральный дух во всех рядах был подавлен.
Они были не в том положении, чтобы что-то делать.
В ПОБ «Тодд» коммандос продолжали восстанавливать самообладание и оплакивать своих павших братьев, но бой еще не был закончен. Операция «Своевременный удар», возможно, и закончилась, но все еще требовалось много работы и боевых действий. А пока коммандос должны были отдыхать, перевооружаться и снова готовиться к бою. Наземная штурмовая группа возвращалась в Данех Пасаб, чтобы провести оценку ущерба в Двухэтажном здании и в Dick Building.
Уже разрабатывались планы 82-й воздушно-десантной дивизии по созданию нового форпоста в деревне. Операторы и коммандос отвечали за зачистку всех оставшихся талибов, давая десантникам Зака передышку, чтобы выбрать подходящее место где-нибудь рядом с Кладбищенским холмом.
Освобождение Данех Пасаб было только половиной дела, наличие кого-то на месте, кто мог бы ее удержать, было другой задачей.
— Я на связи, если понадоблюсь - сказал я Юрию, когда наземные силы на своих квадроциклах выехали с парковки и направились прямиком к Нью-Бридж-роуд.
Утреннее солнце было жарким. К 10.00 оно уже поджаривал долину под тонким слоем облаков. В районе не было воздушных сил на боевом дежурстве, но мы могли бы легко вызвать их к нам, если бы это было необходимо. Да, они собирались вернуться в деревню, чтобы провести осмотр этого района — точно так, как Фил проинформировал SOTF. Но все знали, что осталось несколько бойцов, и мы втайне надеялись, что в них еще осталось немного сил для борьбы. Их льготный период истек, осознавали они это или нет. Если бы они решаться открыть огонь по наземным силам, то будут пожинать последствия.
Фил, не теряя времени, повел своих людей в северную часть Данех Пасаб. Они воспользовались узкой дорогой (Треугольная дорога), ответвляющейся от Кольцевой дороги, и направились прямо к Двухэтажному зданию. Дорога слегка изгибалась, направляясь на юг, и в конце концов превратилась в Мейн-стрит, выходящую из южной оконечности деревни. Машины GMV были слишком широкими и не могли следовать за наземными войсками по узкому переулку. Это оставило машины Энди и Кинжала 22 на Кольцевой дороге, где они продолжили движение на юг.
Когда операторы и коммандос достигли внутренней части деревни, примерно в ста метрах к северу от Двухэтажного здания, они замедлили шаг и заняли более агрессивную позицию. Ребята из команды знали, что те, кто еще остался в деревне, скорее всего, будут где-то в этом районе, поскольку именно сюда их в конце концов загнали все боевые действия и авиаудары.
Как и прежде, деревня была лишена людей, но все еще кипела жизнью. Участки густой темно-зеленой травы пробивались сквозь каждую трещину и расселину, создавая резкий контраст по цвету с оттенками бледно-коричневой глины, из которой жители деревни все строили. Тихий звук работы двух квадроциклов на холостом ходу был едва слышен, в то время как ведущий отряд продолжал следовать по дороге, спускавшейся во впадину, где находилось сердце деревни, почти вровень с рекой Мургаб. Двухэтажное здание было неузнаваемо, когда оно появилось в поле зрения – всего лишь тридцатифутовая насыпь из толченого глинобитного кирпича и мусора.
Фил, Хантер, Джордж и остальные ведущие бойцы разошлись веером, чтобы оцепить и обезопасить территорию, прежде чем осматривать завалы. Фил поднялся по склону из рыхлого камня, чтобы осмотреть повреждения. Он осторожно приблизился к краю воронки от бомбы. Дыра была достаточно большой, чтобы в нее поместился небольшой автобус. В нескольких метрах от него была воронка от второго JDAM, который был нацелен на небольшой Гараж и прилегающий двор.
Там ничего не осталось. На самом деле оценивать было нечего, просто две большие дыры в земле. Все, что находилось в непосредственной близости, было разнесено вдребезги или втоптано в грязь. Это было похоже на то, как если бы кто-то построил замок из песка только для того, чтобы появился пьяный пляжник с острова Топсейл[1] и проложил в нем дорожку. Все деревья в этом районе были совершенно голыми, лишенными листьев из-за ударной волны от взрыва бомб.
С более высокой точки обзора Фил посмотрел на юг, на деревню. Он мог легко разглядеть все еще стоящий башнеобразный минарет мечети. Хантер и Джордж прошли через кратер, чтобы получить доступ к внутреннему двору и окружающим зданиям, внешние стены которых были сильно повреждены.
Это место казалось странным. Мы знали, что смерть похоронена у них под ногами, но в этом районе все еще было ощущение, что поблизости скрывается что-то плохое. Некогда бурлящая жизнью и ее повседневными делами — как и большинство деревень по всему Афганистану — теперь деревня была пуста, земля медленно восстанавливала все, как какой-нибудь Чернобыль Третьей мировой. Операторы, находившиеся в зоне взрыва, делали снимки и осматривали окрестности в поисках останков или любых предметов, которые могли бы быть использованы в разведывательных целях. Все остальные держали оборону, следя за движением в деревне-призраке.
КРАК… КРАК… КРАК…
Стреляли два автомата АК-47. Пули, пролетая совсем близко над головой, издавали свистящий звук. Боевики были уже близко. Был слышен звук лязга частей оружия, не приглушенный расстоянием, как будто две металлические трубы ударили друг о друга.
Все переместились в укрытие, в то время как несколько коммандос, охранявших Мейн-стрит, вступили в бой. Они открыли ответный огонь по окруженному стеной комплексу прямо к западу от них. Небольшие облачка грязи привлекли всеобщее внимание к цели, когда пули коммандос ударили по стене, вынудив боевиков упасть на землю внутри комплекса.
— Комплекс, на три часа, сто метров, два чувака! - крикнул кто-то.
Наземные силы удерживали свои позиции. Фил не собирался позволять им снова попасть в другой лагерь. Этот урок был усвоен. Нет, эти оставшиеся бойцы оказались в ловушке и не спешили покидать охраняемый комплекс средь бела дня. Наземные силы вели непрерывный огонь на подавление по этому району.
Юрий уже начал работать над наведением на комплекс. На этот раз не было бы ни тупика, ни замедления темпов... Всего одна простая бомба.
Оставшиеся бойцы, прятавшиеся в укрытии, должно быть, были напуганы, когда увидели, что наземные силы возвращаются в этот район. Это побудило их сделать первые выстрелы, вместо того чтобы ждать, пока их обнаружат. Это был бы только вопрос времени, когда они были бы обнаружены коммандос, прочесывавшими местность в поисках выживших. Единственным вариантом для талибов было сидеть, ждать и не открывать огонь до тех пор, пока они не почувствуют, что удача отвернулась от них.
Энди отогнал машины Кинжала 22 обратно на северную сторону Кладбищенского холма после того, как расстался с наземными силами и квадроциклами. Они были установлены на блокирующей позиции, чтобы отрезать любой путь отступления в холмы.
Фил объявил по спутниковой связи, что войска находятся в контакте. Авиационному офицеру SOTF потребовалось всего несколько минут, чтобы перенаправить часть самолетов в BMG. Все в долине знали, что авиация на вернулась на дежурство; потрескивающий звук двигателей вибрировал сквозь облака и заполнял утреннее небо. Докатившись до ПОБ, звук привлек зрителей, выбежавших из их палаток и рабочих зон, чтобы посмотреть, что происходит. После тотальной драки в Данех Пасаб 06 апреля можно было с уверенностью предположить, что они вот-вот увидят еще один мощный взрыв.
Внутри ТОЦ все три радиосети переговаривались одновременно, пока я слушал. Это было похоже на разогрев оркестра перед выступлением — Берни выкрикивал указания на командной частоте, в то время как Фил приводил доводы в пользу сброса бомбы в SOTF, а Юрий проверял «быстроходов»[2], кружащих над головой. Все они были разными инструментами, готовящимися собраться вместе, чтобы исполнить смертоносную песню для последних мимолетных остатков присутствия талибов в Данех Пасаб.
Музыка вот-вот должна была заиграть. Это чувствовалось в воздухе.
— Юрий, у нас все хорошо - сказал Фил, получив от SOTF разрешение бомбардировку территории комплекса.
Это было то самое здание, которым Джордж и Билли пользовались во время своей второй ночной миссии в Дане Пасаб. У Юрия уже была схема расположения целевого здания, но он хотел получить более точную, чтобы передать ее самолету. Пилоты снова летели вслепую к полю боя внизу из-за неподвижного слоя облаков, который, казалось, никогда не исчезнет.
— Ореол, приготовьтесь получить координаты - вызвал Юрий по рации.
— Готовы, Юрий.
Я нанес сетку координат на спутниковые снимки, отображаемые на мониторе моего ноутбука. Сетка поместила маленький значок цели на территорию примерно в двухстах метрах прямо к западу от того места, где раньше стояло Двухэтажное здание. Юрий знал, что эта бомба упадет очень близко к ним. Он также знал, что я был в лучшем положении, чтобы пересчитать сетку, используя программу PSS-SOF (precision strike suite, special operations forces) на моем компьютере.
Все двумерные карты и изображения по своей сути содержат определенное количество ошибок. Больше всего преобладает высота — это неизбежно. Используя программу PSS-SOF, я смог более точно определить местоположение и высоту цели, что обеспечило более безопасный и точный удар по земле.
Мне потребовалось около двух минут, чтобы переработать десятизначные координаты и передать их ему обратно в формате широты и долготы.
Я слушал, как Юрий связывался по радио с самолетом, и ждал повторного считывания координат, чтобы убедиться, что они совпадают. Возможно, Юрий и был тем, кто вызывал авиацию и давал разрешение на сброс бомб, но я был тем, кто сгенерировал координаты, которые вводились в бомбу. Если бы это было неправильно, то это была бы скорее моя вина.
JTAC присматривали друг за другом, потому что все мы знали, что трагедия была всего в одном шаге от контроля. И в мире несовершенства мы должны были быть идеальными каждый раз.
— Перечитано правильно - сказал Юрий.
— Чувак 1-1, захожу.
Услышав это, я схватил свой портативный радиоприемник с зарядной станции и выбежал за дверь в ТОЦ.
Я хотел увидеть результат. Мне нужно было это увидеть. Эта бомба, попавшая в цель, означала конец присутствия талибов в Данех Пасабе. Оставшиеся боевики были зажаты в здании, и у F-15 была высокоточная система наведения.
Вот и все.
Я обошел вокруг транспортного контейнера и вскарабкался на его борт, чтобы лучше видеть. Стоя на нем, я едва мог что-либо разглядеть за многочисленными рядами пышных деревьев, которые лежали между ПОБ и местом удара. Я не мог видеть строение, но все равно смог бы увидеть, взорвалась ли бомба в нужной близости.
Воздух позднего утра был горячим и душным. Местность медленно поджаривалась под тонким покровом облаков, достаточно плотным, чтобы закрывать вид на землю с камеры самолета, но достаточно прозрачным, чтобы пропускать солнечное тепло, вызывая парниковый эффект в долине.
Я стоял и наблюдал. Ждал вызова от уже приближающегося самолета.
Поскольку наземные силы находились так близко к координатам цели, менее чем в двухстах метрах, Юрий принял решение использовать GBU-38, пятисотфунтовый JDAM с задержкой в 0,05 миллисекунды. У него было бы как раз достаточное количество задержки и взрывчатки, чтобы пробить плотную глинобитную крышу и взорвать здание изнутри.
— Чувак 1-1, захожу с севера.
— Чувак 1-1, огонь разрешен.
Гул быстро летящего самолета сотряс небо над ПОБ, за которым вскоре последовал большой поднимающийся столб дыма на юге. Несколько секунд спустя громкий хлопок взрыва донесся до нас с севера. Приветствия и крики были слышны со всего ПОБ, поскольку зрители всех национальностей наблюдали за происходящим со стен по всему периметру.
— Попадание - крикнул Юрий, сообщив пилоту, что бомба попала туда, куда и предназначалась.
Бомба JDAM пробила насквозь центр одноэтажного здания и взорвалась внутри. Взрывной волной снесло все четыре стены и обрушило крышу, которая была почти полностью цела. Последние оставшиеся бойцы были мертвы — либо испарились, либо раздавлены, либо и то и другое вместе.
И тотчас же же вся стрельба прекратилась.
Наземные силы вновь появились из-за укрытий и медленно покрались на территорию комплекса, чтобы осмотреть разрушения. Все, что осталось - это большой кусок крыши, дым и сильный запах взрывчатки, который для бойцов подобен эндорфину.
Рухнувшее сооружение ознаменовало окончание боя, который начался 6 апреля. Но это также ознаменовало конец командной ячейки талибов в Бала-Мургабе. Мулла Джайлан, возможно, все еще был жив, но у него там больше не было власти. Его отряд верных бойцов был практически уничтожен, его высшее руководство убито или рассеяно.
Он был совсем один.
Пастух, у которого нет стада.
Еще хуже для него были слухи, которые уже распространились повсюду о его сокрушительном поражении, его трусости и отказе вернуться, чтобы сражаться и умереть вместе со своими людьми. Мулла Джайлан не смог никого убедить помочь ему вернуть Данех Пасаб, никто добровольно не шел умирать. Этот трусливый шаг имел серьезные последствия в иерархии «Талибана» в регионе. Нам просто нужно было бы подождать и посмотреть, как теневой губернатор провинции Бадгис от талибов отнесется к мулле Джайлану и его широко разрекламированному провалу.
Были сделаны снимки разрушений, и чувство спокойствия и облегчения охватило всех, когда они, пятясь, покидали этот район. Они направились на Мейн-стрит и продолжили путь на юг, к мечети. Сражаться было не с кем, но все сохраняли бдительность, продолжая прочесывать и исследовать районы вокруг деревни. В горячем бризе чувствовалось завершение. Деревня Данех Пасаб была очищена.
***
Следующая неделя была похожа на День сурка для всех, кто был вовлечен в обеспечение безопасности в Данех Пасаб, в то время как новый боевой аванпост «Стингрей» строился на возвышенности в двух местах к югу от Кладбищенского холма. Было жарко, сухо, постоянно возникали спорадические перестрелки вдоль нового южного края расширившейся зоны безопасности. 82-й потребовалось несколько дней, чтобы доставить припасы и строительные материалы для возведения аванпоста«Стингрей». Десантники и солдаты АНА работали день и ночь, возводя оборонительные сооружения, вручную заполняя разборные габионы землей. В течение этого времени Кинжал 22 кружил вокруг подножия холма. Это была та же самая большая открытая площадка, которая использовалась в качестве точки сброса во время первоначальной операции по зачистке. Наземные штурмовые силы рассредоточились вдоль южной окраины деревни, создав стену, чтобы никто не попытался проникнуть обратно в Данех Пасаб.
Перестрелки вдоль этой южной окраины то вспыхивали, то затихали с течением часов и дней. Это была слабая попытка талибов попытаться вернуть утраченную территорию или, возможно, просто попытка показать свою состоятельность. Мулла Джайлан не смог собрать достаточно людей, чтобы перейти в контрнаступление и вернуть Данех Пасаб. Роли поменялись; теперь наземные штурмовые силы были теми, кто занимал оборонительные позиции вокруг деревни, и как только на аванпосте «Стингрей» установят тяжелые орудия, они смогут дотянуться до любого места вдоль южного края контролируемой зоны — днем или ночью.
Единственная крупная атака возмездия со стороны талибов произошла на третий день строительства, когда небольшая группа боевиков воспользовалась прикрытием нескольких канав и стен, чтобы подобраться на расстояние выстрела. Их беспокоящий огонь велся по различным позициям дружественных войск вдоль южного периметра, причем большая часть огня была направлена на солдат высоко на вершине холма. Перестрелки стали облегчением после непрерывной работы по заполнению мешков с песком и возведению оборонительных сооружений.
Эти боевики «Талибана» низового уровня занимались этим только для того, чтобы заработать несколько долларов, и у них не было намерения пытаться пересечь открытую местность ничейной земли, чтобы вернуться в Данех Пасаб. Их работа состояла просто в том, чтобы убедиться, что строительство нового аванпоста было длительным и настолько трудным, насколько это возможно, но они, должно быть, знали, что борются с неизбежным. Несмотря на то, что шансы были не в их пользу, бойцы оставались настойчивыми, выставив на позиции ПКМ и выпустив горстку РПГ на север.
Огонь из стрелкового оружия пришелся на внешнюю стену комплекса, охраняемого горсткой парней из команды и коммандос. Билли, который был одним из операторов, занимавших эту позицию, воспользовался небольшой ступенькой, вырезанной в стене, чтобы водрузить на нее свое оружие. Это давало ему беспрепятственный обзор ничейной земли. Он стрелял так быстро, как мог распознавать цели на расстоянии, держась в тени на вершине земляной стены. Опираясь левым предплечьем на зазубренный гребень, Билли выстрелил «двоечкой»[3], когда боевик бросился от линии деревьев к дверному проему комплекса.
БАХ! БАХ!
Не снабженный глушителем М4 Билли выплюнул свинцовые пули.
— Билли... - крикнул кто-то у него за спиной.
Билли прижал винтовку к груди и на мгновение обернулся, чтобы посмотреть, кто зовет…
Крак! Крак! Крак!
Острая, ослепляющая боль пронзила левую руку Билли, когда его оружие дернулось, словно по нему ударили бейсбольной битой.
В него попали.
Когда Билли повернулся, чтобы посмотреть назад, он развернул свое тело, выставив левый бицепс навстречу вражескому огню. В то же мгновение одиночная пуля задела его и попала в его левую руку, которая сжимала цевье близко к груди. Пуля пробила мясистую часть его кисти — у основания большого пальца — и попала в инфракрасный указатель PEQ-15, который был прикреплен к поручню. PEQ-15 взорвался, и осколки пластика попали в ту же руку. Он сполз с выступа на землю. Посмотрев вниз на свою руку, все, что он мог увидеть - это кровь и обнажившиеся ткани.
Майк, медик из ODA, побежал на помощь, увидев, как Билли падает со стены, корчась от боли и держась за левое предплечье. Майк крикнул Марку, который стрелял с крыши здания в нескольких метрах от него, чтобы тот пришел на помощь. Марк спустился с крыши по лестнице и, выйдя из глинобитной хижины, увидел Билли, опустившегося на одно колено. Он согнулся от сильной боли, используя свою винтовку как костыль, в то время как Майк вколол ему морфин[4] из автоинъектора и начал бинтовать его левую руку.
— Блядь! – Билли закричал от ослепляющей боли в руке.
Так-то, Билли был большим, крепким белым мужиком, настоящим флоридским аллигаторам и гребаным реконом[5], и не из тех парней, которые дают людям понять, что им плохо. Поэтому слышать и видеть, как он борется с болью, чтобы не потерять сознание, означало, что он серьезно нуждается в помощи.
— Хорошо, мы должны вытащить его отсюда - сказал Марк, жестом приказывая бойцу коммандос начать снимать лишнее снаряжение, которое было закреплено на квадроцикле неподалеку.
— Энди, это Марк. Крутому Билли прострелили руку, и ему понадобится медицинская помощь. Мы прямо сейчас грузим его на квадроцикл и доставляем к вам.
Марк запрыгнул на квадроцикл и развернул его, готовясь к поездке. Билли изо всех сил старался забраться на транспорт, ни обо что не ударившись рукой; он стиснул зубы от боли. Каждая вибрация в его теле находила свой путь к оголенному нервному окончанию в его раненой руке. Майк вскочил на левую подножку квадроцикла и ухватился за переднюю стойку защитного каркаса. Он положил свое оружие на нее и приготовился обеспечить безопасность, когда Марк включил передачу.
Двигатель «Полариса» издал жалобный звук, когда они втроем помчались по узкому переулку. Используя «Стингрей» в качестве ориентира, Марк начал двигаться на запад через деревню. Им нужно было быстро пройти через пустую часть деревни и надеяться, что они не наткнутся на засаду по пути к месту расположения Кинжала 22 на «Стингрее».
Это сделало поездку очень напряженной. Марк направлял квадроцикл с одной узкой пешеходной тропы на другую и делал все возможное, чтобы отнестись к ситуации с пониманием.
— Значит ли это, что мы не сможем пойти на рыбалку, когда вернемся домой? - спросил Марк, пытаясь отвлечь Билли от боли.
— К черту это. Мы идем на рыбалку - вызывающе ответил Билли, прежде чем его снова накрыла сильная боль.
Потребовалось всего несколько минут, чтобы добраться до машин Кинжала-22. Райан был рядом, чтобы забрать Билли и подготовить его к наземной транспортировке обратно на ПОБ, где его ожидала бригада полевых хирургов.
— Хорошо, Билли, Райан позаботится о тебе. Мы возвращаемся - сказал Марк, разворачиваясь на квадроцикле, и умчался обратно в деревню, из которой все еще доносились звуки стрельбы.
Бой Билли был окончен. Это было его второе боевое ранение за время службы, и он временно потерял способность пользоваться левой рукой. Завернутый в комок из салфеток[6] и бинтов, Билли мог бы легко добиться перевода обратно в Герат — со всеми сопутствующими удобствами — оставив это безумие прямо здесь, где ему и место.
Но Билли предпочел остаться. Единственные люди, которые ему нравились, были в BMG.
Он сам решит, когда придет время уходить.
Билли сам решит, когда закончить.
Постепенно солдаты на аванпосте «Стингрей» начали включаться в бой. Они больше не были обременены непрерывным трудом по заполнению мешков с песком и рытью траншей. Десантники и бойцы АНА начали отправлять ежедневные патрули для ознакомления с районом в рамках подготовки к выводу операторов и коммандос с позиций обеспечения безопасности.
Аванпост «Стингрей» находился высоко на вершине плато к югу от Кладбищенского холма. Он отбрасывал длинную тень на южную часть Данех Пасаба и всю Джой Кводжа. Как только Зак понял, что его люди готовы взять ситуацию под контроль, наземные силы и техника покинули этот район и вернулись на базу, чтобы приступить к планированию следующей миссии.
Фил знал, что в BMG еще предстоит много боев, но ему нужно было занять коммандос, чтобы убедить командиров Кандак и SOTF разрешить им остаться там. Зачистка Данех Пасаба не была конечной целью, и командам не нужно было заглядывать дальше, чем за реку, в деревню Кибчак. Теперь она был под прицелом, и назревала еще одна драка. Решение о том, будет ли больше смертей, зависело исключительно от готовности оставшихся талибов удерживать свои позиции. Бойцы в Кибчаке были отколовшимся элементом командной ячейки и сидели в первом ряду во время кровавой операции «Своевременный удар».
Подобно волне, обрушившейся на деревню, она разрушила и смела все остатки оккупации талибами Данех Пасаба, когда отступила в море. Теперь она снова поднималась и быстро приближалась к Кибчаку.
Не было никакого укрытия от этой бури.
__________
[1] Остров Топсэйл (Topsail Island) - барьерный остров длиной 26 миль (41,8 км) у побережья Северной Каролины, примерно равноудаленный между барьерными островами Кристал Коатс и пляжами в районе Кейп Феар, и Базой морской пехоты Кэмп-Лежен. Известен своими прекрасными пляжами.
[2] Fast movers – «быстроходы», жаргонное наименование истребителей и штурмовиков в вооруженных силах США (видимо, в отличии от бомбардировщиков)
[3] В оригинале «hammer-pair» (оно же hammer tap, double tap) - два быстрых выстрела с одного прицеливания.
[4] Так в оригинале.
[5] В оригинале - big-and-tough, cornbread, Florida Gators, Recon motherfucker.
[6] Имеются ввиду медицинские марли (gauze).


Последний раз редактировалось raven999-13 14 июн 2023, 19:24, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 11 июн 2023, 15:21 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1613
Команда: FEAR
Спасибо


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 14 июн 2023, 04:06 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 556
Команда: Нет
полицейского «Стингрея» - я так понимаю, COP (опорный пункт) "Стингрей"?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Майкл Голембески - "Кинжал 22"
СообщениеДобавлено: 14 июн 2023, 19:23 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2020, 15:24
Сообщений: 68
Команда: нет
manuelle писал(а):
полицейского «Стингрея» - я так понимаю, COP (опорный пункт) "Стингрей"?

Упс, проглядел... :) Спасибо, сейчас поправлю.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB