Текущее время: 18 сен 2021, 03:38


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 89 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 18 июн 2020, 21:42 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
Изображение

Ли Невилл
День Рейнджеров. Битва при Могадишо 25 лет спустя.


"Если я встречу врагов моей страны, я сделаю это со всей энергией.
И мне надлежит победить их на поле битвы, ибо я лучше подготовлен
и буду сражаться изо всех сил. Сдаться – это слово не для Рейнджера.
Я никогда не допущу, чтобы павший товарищ попал в руки врага,
и ни при каких обстоятельствах никогда не опозорю мою страну".

5-я строфа Клятвы Рейнджера Армии США (1)

ПОСВЯЩАЕТСЯ

Павшим, их семьям, друзьям и подразделениям, а также людям, все еще страдающим от явных и скрытых ран, полученных в битве при Могадишо.
"Когда отправитесь домой, расскажите им о нас
И скажите, что за их завтра мы отдали наше сегодня". (2)

1-е оперативное подразделение специального назначения – "Дельта":
Штаб-сержант Дэниел Буш
Сержант первого класса Эрл Филлмор
Мастер-сержант Гэри Гордон
Мастер-сержант Тим Мартин
Сержант первого класса Мэтт Риерсон
Сержант первого класса Рэнди Шугарт

160-й авиационный полк специального назначения:
Старший уорент-офицер 2-го класса Донован Брили
Штаб-сержант Уильям Кливленд
Штаб-сержант Томми Филд
Старший уорент-офицер 4-го класса Рэй Фрэнк
Старший уорент-офицер 3-го класса Клифтон Уолкотт

10-я горная дивизия:
Сержант Корнелл Хьюстон
Рядовой первого класса Джеймс Мартин

75-й полк Рейнджеров:
Капрал Джеймс Кавако
Сержант Кейси Джойс
Рядовой первого класса Ричард Ковалевски
Сержант Доминик Пилла
Сержант Лоренцо Руис
Капрал Джейми Смит

ИЗДАТЕЛЬСТВО OSPREY
П/я 883, Оксфорд, Великобритания
1385 Бродвей, Нью-Йорк, 10018, США
info@ospreypublishing.com
http://www.ospreypubfishing.com

OSPREY является торговой маркой Osprey Publishing Ltd.
Впервые опубликовано в Великобритании в 2018 году.
© Ли Невилл, 2018 г.

Сим подтверждается, что в соответствии с Законом об авторском праве, образцах и патентах от 1988 года Ли Невилл является автором данного произведения.

Каталожные номера данной книги в Британской библиотеке:
ISBN: HB 9781472824257;
eBook 9781472824271;
ePDF 9781472824264;
XML 9781472824288

СОДЕРЖАНИЕ

Благодарности
Предисловие
Действующие лица

ГЛАВА 1: Готический Змей.
ГЛАВА 2: Первые шесть.
ГЛАВА 3: Люси.
ГЛАВА 4: Большое небо, маленькая пуля.
ГЛАВА 5: "Мы – их единственная надежда".
ГЛАВА 6: "Рейнджер, Рейнджер. Ты умирать Сомали".
ГЛАВА 7: Долгая ночь.
ГЛАВА 8: Могадишская Миля.
ГЛАВА 9: Маалинтии Рейнджер (3).

Приложения
Глоссарий
Примечания
Ссылки
Алфавитный указатель

(1) Клятва Рейнджера (Ranger Creed) состоит из шести строф и представляет собой акростих: первые буквы каждой из них образуют слово "Рейнджер" (прим. перев.)
(2) Эпитафия Джона Максвелла Эдмондса на военном кладбище в Кохиме (северо-восточная Индия). Инспирирована эпитафией Симонида Кеосского, восславляющей павших в битве при Фермопилах (прим. перев.)
(3) "День Рейнджеров" по-сомалийски (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Den_Lis 21 июл 2020, 00:52, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 18 июн 2020, 21:47 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
БЛАГОДАРНОСТИ

Этой книги не было бы без новаторских усилий журналиста и автора Марка Боудена. Его рассказ о событиях 3-4 октября "Черный ястреб сбит", позже успешно экранизированный, стал бесценным ресурсом и еще большим источником вдохновения. Позднейшие произведения участников, включая написанное пилотом "Ночных охотников"(4) Майком Дюрантом в соавторстве со Стивеном Хартовым "В роте героев", и "Битву за Могадишо" под редакцией бывшего Рейнджера Мэтта Эверсмана и парашютиста-спасателя Дэна Шиллинга, были столь же важны. Все три книги настоятельно рекомендуются всем читателям.
Цель этой книги – дополнить работу Боудена. Благодаря документам, появившимся на свет за последние два десятилетия, и доступу к участникам, которым теперь намного проще рассказывать о событиях 3 октября 1993 года, мне представилась возможность преподнести новые подробности битвы сквозь призму военной истории. Я также пытался опросить участников, которые по каким-либо причинам не играли существенной роли в книге Боудена, чтобы, как я надеюсь, предоставить более развернутое повествование и заполнить некоторые пробелы, включая значительный вклад бывших членов подразделения "Дельта".
Я должен выразить самую глубокую признательность, не обязательно в порядке перечисления, Майку Дюранту, Джерри Иззо, и Карлу Майеру, ранее служившим в 160-м авиационном полку специального назначения; Джону Белману, Тому ДиТомазо, Мэтту Эверсману и Джеффу Струккеру, бывшим военнослужащим 75-го полка Рейнджеров; а также Норману Хутену, Гэри Кини, Полу Леонарду, Майклу Мозеру, Джиму Смиту и Келли Вендену, ранее входившим в состав 1-го оперативного подразделения специального назначения "Дельта". Все эти джентльмены перенесли многочасовые личные интервью и последовавшее затем бесчисленное множество, без сомнения, надоедливых вопросов с шармом и исключительной любезностью. Без них эта книга просто не могла бы быть написана. Совершенно особая благодарность должна достаться Мэтту Эверсману, который любезно предоставил предисловие к этой книге.
Ряд других членов подразделений оперативной группы "Рейнджер" попросили об анонимности, часто ввиду их продолжающейся деятельности в области специальных операций. Этим джентльменам я выражаю глубокую благодарность за их доверие и согласие поговорить со мной; надеюсь, я точно передал их воззрения и воспоминания. Я также глубоко обязан Тому Фаусту, Джеймсу Лехнеру, Ларри Перино, Ли Рызвику и Курту Смиту за их подробные донесения о результатах боевых действий, которые они написали вскоре после битвы, ставшие важным историческим источником.
Как всегда, я также должен поблагодарить мою жену Джоди Фрейзер-Невилл и моего редактора Кейт Мур за их поддержку, терпение и ободрение. Мне следует поблагодарить и прочих, включая Пита Панзери и Майка Вайнинга, ветеранов Армии США; автора и журналиста Шона Нейлора; Боба Митчелла и Музей армейской авиации США в Алабаме; а также доктора Николь Суарес и Музей воздушно-десантных войск и специальных операций в Северной Каролине. В двух последних учреждениях находится ряд невероятных артефактов битвы, и автор настоятельно рекомендует читателям посетить их, буде они окажутся в тех местах.
Примечание относительно соглашения о наименовании. В части личного состава, входящего в состав "Дельты", после консультации с рядом бывших членов подразделения я принял решение указывать полное имя оператора, только если я получил явное разрешение от этого оператора. Во всех других случаях, в том числе для личного состава, приданного эскадрону "Дельты", в интересах личной безопасности я решил использовать только имя и первую букву фамилии.
Бывший "Ночной охотник" Джерри Иззо мудро заметил, когда я начинал эту книгу, что независимо от того насколько точным я пытался быть, история битвы была похожа на мозаику, и в итоге какие-то части все равно будут отсутствовать. Он был прав. Как и в любом историческом повествовании, есть люди и информация, к которым я хотел бы иметь доступ, но в силу различных причин не смог.
Все эти недостающие части и неизбежные неточности, закравшиеся в текст, вина моя и только моя. Помимо того, есть великое множество историй, которые еще предстоит рассказать об этой важной битве. Я попытался донести некоторые из них, те, что менее известны, и дать возможность по-новому взглянуть на более известные события, но в конечном итоге эта книга дает лишь некое представление об этой ужасной 18-часовой битве и ее последствиях.
Книга также может восприниматься как некоторый перекос в сторону восприятия битвы "Ночными охотниками", Рейнджерами и "Дельтой". Это целиком результат моих контактов в этих подразделениях, и никоим образом не умаление флотских SEAL и личного состава подразделений специальной тактики ВВС, которые столь восхитительно и достойно выступили 3 и 4 октября. Кроме того, к сожалению, также мало описаний с сомалийской стороны, за исключением ряда стенограмм исторических интервью. Сомали остается активной зоной боевых действий, и доступ к участникам, многих из которых, возможно, к настоящему времени нет в живых, был невозможен.
И в заключении о фильме "Черный ястреб сбит". Есть несколько случаев, когда отображение событий в фильме было либо вымышлено, либо сгущено для драматического эффекта. Это понятный процесс, и он вполне обычен для голливудских представлений исторических событий – следует помнить, что это был блокбастер, а не десятисерийный документальный фильм. Там, где выявились такие расхождения с историческими записями, я указал на них в надежде предоставить больше информации читателям, видевшим фильм и интересовавшимся конкретными сценами.
Это не должно рассматриваться как критика самого фильма, который предоставил публике удивительно точное описание большинства аспектов битвы, и он определенно заслуживает просмотра, если читатель еще этого не сделал. Особенно рекомендуется расширенная версия, включающая комментарии Тома Мэтьюса, Ли Ван Арсдейла, Дэнни Макнайта и Мэтта Эверсмана.

ПРЕДИСЛОВИЕ

"А лучше объяви войскам, что всякий,
Кому охоты нет сражаться, может
Уйти домой; получит он и пропуск
И на дорогу кроны в кошелек.
Я не хотел бы смерти рядом с тем,
Кто умереть боится вместе с нами".

Шекспир, Генрих V, Акт IV, Сцена III

Я никогда не читал пьесы и не слышал этих знаменитых слов до тех пор, пока генерал-майор Билл Гаррисон, командующий оперативной группой "Рейнджер", не произнес импровизированную версию речи Дня Святого Криспина на поминальной службе по нашим павшим товарищам. Мы все еще находились в этой стране, и он был последним из говоривших. Я не помню, что говорили все остальные офицеры, но я помню его и его речь. Она была очень к месту. Когда я оглядываюсь назад почти на 25 лет, я все еще помню, как стоял в строю со всеми членами оперативной группы. Я вижу трибуну, с которой командиры возносили свое речи. Я вижу ботинки павших на импровизированном подиуме, винтовки, воткнутые между ними, "собачьи бирки"(5), свисающие с пистолетных рукояток и головные уборы сверху. Некоторые вещи я не смогу забыть никогда.
Развертывание в Могадишо было страшным временем; это было хаотично, это было захватывающе, и, конечно, это было грустно; но все эти чувства и эмоции, хоть и чрезвычайно человеческие, тускнеют в сравнении с глубоко укоренившейся гордостью от участия в бою вместе с этой группой солдат. Под жарким солнцем Могадишо я понял, что у нас есть решимость сражаться. Это было безобразно. Это была драка, но мы, подобно солдатам короля Генриха, хотя противник, и превосходил нас числом, которое оценивалось в 10000, и количеством стволов, выстояли, когда все покатилось к чертям. Мы стояли и мы сражались. Истории тех боев экстраординарны. Ли Невилл возвращает их к жизни в книге "День рейнджеров: Битва при Могадишо, 25 лет спустя".
Для многих людей из 3-го батальона 75-го полка Рейнджеров это было первое боевое развертывание. У военнослужащих из других подразделений, 1-го оперативного отряда специального назначения "Дельта" и оперативной группы 160-го авиационного полка специального назначения, было больше оперативного опыта. В некотором смысле это было странное сочетание талантов, но, несмотря на все произошедшее в бою с ополчением Айдида, эта "команда команд" хорошо зарекомендовала себя. Извлеченные уроки, как хорошие, так и плохие, повлияли на то, как наши войска сражались с той поры. Возможно, это было не по учебнику, но следует отдать должное людям, которые сумели "разобраться" на поле боя. Эти истории заслуживают быть рассказанными, и весьма достойны повторения.
Трудно поверить, что битва при Могадишо имела место почти 25 лет назад. Событиям того дня, 3 октября 1993 года, давали множество названий, некоторые из которых не слишком приятны. Мне до сих пор досадно, когда журналисты или политики вспоминают "катастрофу в Сомали". Или того хуже, "разгром, когда американские солдаты погибли на улицах Могадишо". В некотором смысле я полагаю, что это правда. Это был стратегический провал. Наша внешняя политика изменилась в одночасье, и это будет преследовать американскую политику на протяжении следующих двух с половиной десятилетий. Это выглядит так дурно, использовать такие слова в то же время, как мы чтим людей, потерявших конечности, проливших кровь и принесших высшую жертву. Они не провалились, ни один из них. Внешнюю политику трудно понять, и все же, в конце концов, когда дипломатия терпит неудачу, они должны обратиться к людям, подобным им, чтобы исправить зло. Айдид и его головорезы были плохими людьми, творящими зверства, и без преувеличения никакая другая сила в мире не справилась бы с ним.
Спустя восемь лет после этой битвы Соединенные Штаты сами оказались под ударом и начали то, что стало самой долгой войной в истории США. За последние 17 лет вести с полей сражений были всякими, от трагических до вдохновляющих. У нас появилось поколение граждан, которые никогда не знали мира. Я надеюсь, что они прочтут эту книгу. Однако мне интересно, извлекли ли мы уроки из Могадишо на самом высоком политическом уровне? Я склонен сказать нет, мы этого не сделали, о чем вновь свидетельствует битва за Мосул 2016 года. Мы покинули Могадишо в 1993 году, а спустя 25 лет "Аш-Шабаб" с легкостью захватывает и убивает. Как и в Мосуле, американские войска в Сомали идут по кровавому песку. Политикам нового тысячелетия необходимо прочитать эти истории, прежде чем отправлять сыновей и дочерей Америки сражаться во всех концах земного шара. Но политика не для солдата. Люди из оперативной группы "Рейнджер" с готовностью сказали: "Отправьте меня".
Однако на тактическом уровне, в месте, где странствуют солдаты, эти истории являются лупой для ДНК воина, духа, заставляющего рядовых людей совершать экстраординарные поступки в момент суровых испытаний. Расследование Ли и последующая работа "Черный ястреб сбит" Марка Боудена своевременно и хорошо написаны. Это не "Черный ястреб сбит 2.0". Это еще один шанс впервые рассказать невероятные истории о доблести, поскольку солдаты, не имевшие возможности поделиться своим опытом с Марком, теперь получили этот шанс.
За последние 25 лет военные истории, очевидно, стали более рутинными. Но имеется общий знаменатель, и для поколения воинов сходства глубоки. Лица и имена героических мужчин и женщин, стоящих на пути зла, меняются, подобно природным очертаниям, но их действия во многом совпадают. Они ставят на первое место потребности других, действуют мужественно и выполняют свои обязанности, все без исключения. Таковы очень многие из историй оперативной группы "Рейнджер".
Я вышел в отставку в 2008 году, и десять лет деловой жизни, безусловно, сделали меня мягче, чем я был тогда. Несмотря на то, что острота боя угасла, я по-прежнему знаю, что война ужасна. Фильмы и сериалы делают ее выглядящей так сексуально, но реальность боя причиняет боль. Однако часто она необходима, и вследствие этого нам нужны молодые мужчины и женщины, готовые выдержать бой и ступить в горнило. "День рейнджеров" рассказывает их историю.

Мэтт Эверсман
Уэст Палм-Бич, Флорида

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Мохаммед Фара Айдид, военачальник клана Хабр-Гадир и цель оперативной группы "Рейнджер". Убит в августе 1996 года.
Лес Асприн, министр обороны США.
Осман Атто, министр финансов Айдида, подвергся нападению и был захвачен оперативной группой "Рейнджер" 21 сентября 1993 года.
Абди Хассан Авале, министр внутренних дел Айдида, подвергся нападению и был захвачен оперативной группой "Рейнджер" 3 октября 1993 года.
Сержант Джон Белман, 75-й Рейнджерский, командир отделения, входил в состав ГПСС(6) на "Супер 68".
Штаб-сержант Рэй Бенджамин, авианаводчик ВВС, находился в вертолете командования и управления "Супер 63".
Рядовой первого класса Антон Берендсен, 75-й Рейнджерский, входил в состав "Мелка 4"(7). Был ранен в бою на блокирующей позиции "Мелка 4".
Рядовой Tодд Блэкберн, 75-й Рейнджерский, входил в состав "Мелка 4". Получил травмы при падении, сорвавшись с троса при спуске.
Полковник Уильям "Джерри" Бойкин, "Дельта", командир подразделения "Дельта".
Бутрос Бутрос-Гали, Генеральный секретарь ООН.
Штаб-сержант Джефф Брей, авианаводчик ВВС, входил в состав штурмовой группы. Скончался в октябре 2016 года.
Старший уорент-офицер 2-го класса Донован Брили, 160-й SOAR, пилот "Супер 61". Погиб 3 октября 1993 года в результате крушения "Супер 61".
Штаб-сержант Дэниел Буш, "Дельта", член 3-го отряда (снайперского), находился на "Супер 61". Погиб 3 октября 1993 года после того, как оборонял место падения "Супер 61".
Капрал Джеймс Кавако, 75-й Рейнджерский, входил в состав GRF №1. Погиб 3 октября 1993 года, когда будучи в составе расчета тяжелого вооружения пытался добраться до места крушения "Супер 61".
Штаб-сержант Уильям Кливленд, 160-й SOAR, член экипажа "Супер 64". Погиб 3 октября 1993 года после крушения "Супер 64".
Подполковник Билл Дэвид, 10-я горная, командир 2-14 пехотного и сил быстрого реагирования.
Лейтенант Том ДиТомазо, 75-й Рейнджерский, командир 2-го взвода, действовал 3 октября, командуя "Мелком 2".
Штаб-сержант Рэй Дауди, 160-й SOAR, член экипажа "Супер 61". Ранен при крушении "Супер 61".
Генерал Уэйн Даунинг, командующий Командования специальных операций США (SOCOM).
Старший уорент-офицер 3-го класса Майкл Дюрант, 160-й SOAR, пилот "Супер 64". Сбит и захвачен в плен 3 октября 1993 года.
Генерал-майор Карл Эрнст, командующий войсками США в Сомали с 15 октября 1993 года.
Штаб-сержант Мэтт Эверсман, 75-й Рейнджерский, командир отделения, действовал 3 октября, командуя "Мелком 4".
Мастер-сержант Скотт Фейлс, парашютист-спасатель подразделения специальной тактики ВВС, входил в состав ГПСС на "Супер 68". Ранен на месте падения "Супер 61".
Подполковник Джеймс "Томми" Фауст, Объединенное Командование специальных операций (JSOC), разведотдел.
Штаб-сержант Томми Филд, 160-й SOAR, член экипажа "Супер 64". Погиб 3 октября 1993 года после крушения "Супер 64".
Сержант первого класса Эрл Филлмор, "Дельта", член 1-го отряда, входил в состав штурмовой группы. Погиб 3 октября 1993 года во время пешего выдвижения к месту падения "Супер 61".
Старший уорент-офицер 4-го класса Рэй Фрэнк, 160-й SOAR, член экипажа "Супер 64". Погиб 3 октября 1993 года после крушения "Супер 64".
Генерал-майор Уильям "Билл" Гаррисон, командующий Объединенного Командования специальных операций (JSOC), командир оперативной группы "Рейнджер".
Старший уорент-офицер 3-го класса Майк Гоффена, пилот "Супер 62". Скончался в феврале 1998 года.
Рядовой первого класса Маркус Гуд, 75-й Рейнджерский, медик, приданный "Мелку 4".
Мастер-сержант Гэри Гордон, "Дельта", член 3-го отряда (снайперского), находился на "Супер 62". Погиб 3 октября 1993 года, обороняя место падения "Супер 64".
Мастер-сержант Джон Хейл, "Дельта", 1-й отряд, командир команды "А", входил в состав штурмовой группы. Скончался в январе 2016 года.
Подполковник Гэри Харрелл, командир Эскадрона "C" "Дельты", находился в вертолете командования и управления "Супер 66" в качестве руководителя наземной операции 3 октября.
Генерал Джозеф Хоар, командующий Центрального командования США (CENTCOM)
Сержант первого класса Норман Хутен, "Дельта", 2-й отряд, командир команды "F", входил в состав штурмовой группы.
Адмирал Джонатан Хоу, Специальный представитель ООН по Сомали.
Старший уорент-офицер 3-го класса Джерри Иззо, 160-й SOAR, пилот "Супер 65".
Старший уорент-офицер Дэн Джоллота, 160-й SOAR, пилот "Супер 68".
Старший уорент-офицер Кит Джонс, 160-й SOAR, второй пилот "Стар 41".
Старший уорент-офицер Рэнди Джонс, 160-й SOAR, пилот "Барбер 51".
Сержант Кейси Джойс, 75-й Рейнджерский, командир группы, находился на блокирующей позиции "Мелка 4". Погиб 3 октября 1993 года во время выдвижения GRF №1 к месту падения "Супер 61".
Сержант первого класса Гэри Кини, "Дельта", член 1-го отряда, входил в состав штурмовой группы. Ранен, будучи в колонне GRF №1.
Рядовой первого класса Ричард Ковалевски, 75-й Рейнджерский, входил в состав GRF №1. Погиб 3 октября 1993 года во время выдвижения GRF №1 к месту падения "Супер 61".
Лейтенант Джеймс "Джим" Лехнер, 75-й Рейнджерский, офицер огневой поддержки роты B, входил в состав "Мелка 1". Ранен во время пешего выдвижения к месту падения "Супер 61".
Сержант первого класса Пол Леонард, "Дельта", член 1-го отряда, входил в состав штурмовой группы. Ранен, будучи в колонне GRF №1.
Старший уорент-офицер Карл Майер, 160-й SOAR, пилот "Стар 41".
Доктор Джон "Роб" Марш, "Дельта", хирург и командир Объединенной усиленной медицинской бригады JSOC (Joint Medical Augmentation Unit).
Мастер-сержант Тим "Гриз" Мартин, "Дельта", член 2-го отряда, входил в состав штурмовой группы. Погиб 3 октября 1993 года во время выдвижения GRF №1 к месту падения "Супер 61".
Подполковник Том Мэтьюс, 160-й SOAR, командир 1-го батальона, 160-го SOAR, находился в вертолете командования и управления "Супер 63" в качестве руководителя воздушной операции 3 октября.
Подполковник Дэнни Макнайт, 75-й Рейнджерский, командир 3-го батальона, 3 октября действовал во главе GRF №1. Ранен, будучи в колонне GRF №1.
Полковник Дэвид "Дейв" Макнайт, JSOC, разведотдел. Скончался в 1997 году.
Штаб-сержант Джефф Маклафлин, 75-й Рейнджерский, передовой корректировщик, находился в составе "Мелка 4". Ранен на блокирующей позиции "Мелка 4".
Капитан Дрю Мейерович, командир дежурной роты сил быстрого реагирования (QRC), 2-14 пехотного.
Капитан Остин "Скотти" Миллер, "Дельта", командир штурмовой группы наземных сил, входил в состав штурмовой группы.
Генерал-майор Томас Монтгомери, заместитель командующего сил ООН и командующий силами США в Сомали.
Лейтенант Ларри Мурс, 75-й рейнджер, командир 3-го взвода, 3 октября действовал в составе GRF №2 и оперативной группы "Давид".
Штаб-сержант Майкл Мозер, "Дельта", член 1-го отряда, входил в состав штурмовой группы. Ранен во время пешего выдвижения к месту падения "Супер 61".
Старший уорент-офицер Джефф Никлаус, 160-й SOAR, пилот "Супер 67".
Лейтенант Ларри Перино, 75-й Рейнджерский, командир 1-го взвода, действовал 3 октября, командуя "Мелком 1".
Сержант Доминик Пилла, 75-й Рейнджерский, входил в состав GRF №1. Погиб 3 октября 1993 года во время эвакуации раненого рейнджера GRF №1.
Генерал Колин Пауэлл, председатель Объединенного комитета начальников штабов США.
Сержант Рэнди Рамалья, 75-й Рейнджерский, входил в состав "Мелка 3". Ранен во время "Могадишской Мили".
Сержант первого класса Мэтт Риерсон, "Дельта", 1-й отряд, командир команды "С", входил в состав штурмовой группы. Погиб 6 октября 1993 года при минометном обстреле ангара оперативной группы "Рейнджер".
Майор Херб Родригес, 160-й SOAR, второй пилот "Супер 68".
Техник-сержант Пэт Роджерс, авианаводчик ВВС, входил в состав ГПСС на "Супер 68". Скончался в ноябре 2001 года.
Сержант Лоренцо Руис, 75-й Рейнджерский, входил в состав GRF №1. Погиб 3 октября 1993 года, когда будучи в составе расчета тяжелого вооружения пытался добраться до места крушения "Супер 61".
Капитан Ли Рызвик, 75-й Рейнджерский, заместитель командира роты B.
Омар Салад, главный советник Айдида по политическим вопросам, подвергся нападению и был захвачен оперативной группой "Рейнджер" 3 октября 1993 года.
Техник-сержант Дэн Шиллинг, авианаводчик ВВС, находился в группе управления Макнайта в составе GRF №1.
Сержант первого класса Рэнди Шугарт, "Дельта", член 3-го отряда (снайперского), находился на "Супер 62". Погиб 3 октября 1993 года, обороняя место падения "Супер 64".
Капрал Джейми Смит, 75-й Рейнджерский, находился на блокирующей позиции в составе "Мелка 1". Погиб 3 октября 1993 года после пешего выдвижения к месту падения "Супер 61".
Сержант первого класса Джим Смит, "Дельта", член 3-го отряда (снайперского). Ранен, обороняя место падения "Супер 61".
Штаб-сержант Курт Смит, "Дельта", 2-й отряд, входил в состав штурмовой группы.
Капитан Майк Стил, 75-й Рейнджерский, командир роты B, 3 октября действовал вместе с "Мелком 1".
Сержант Джефф Струккер, 75-й Рейнджерский, 3 октября действовал в составе GRF №1, возглавил эвакуацию Блекберна и вернулся в город с GRF №2 и оперативной группой "Давид".
Сержант Кени Томас, 75-й Рейнджерский, командир отделения, входил в состав "Мелка 3".
Подполковник Ли Ван Арсдейл, JSOC, действовал, командуя элементом оперативной группы "Рейнджер" в составе GRF №2 и оперативной группы "Давид".
Сержант первого класса Келли Венден, "Дельта", прибыл в составе Эскадрона "А" на замену Эскадрона "С" после 3 октября.
Штаб-сержант Чарли Уоррен, 160-й SOAR, член экипажа на "Супер 61". Ранен во время крушения "Супер 61".
Сержант Шон "Тим" Уотсон, 75-й Рейнджерский, командир отделения, входил в состав "Мелка 3".
Капитан Майкл Уитстоун, командир роты C 2-14 пехотного.
Старший уорент-офицер 3-го класса Клифтон Уолкотт, 160-й SOAR, пилот "Супер 61". Погиб 3 октября 1993 года при крушении "Супер 61".
Техник-сержант Тимоти Уилкинсон, парашютист-спасатель подразделения специальной тактики ВВС, входил в состав ГПСС на "Супер 68".
Капитан Джим Яконе, 160-й SOAR, второй пилот "Супер 62".

(4) Название 160-го авиационного полка специального назначения (прим. перев.)
(5) Прозвище идентификационных жетонов американских военнослужащих (прим. перев.)
(6) Группа поисково-спасательной службы: CSAR – Combat Search and Rescue (прим. перев.)
(7) Традиция именовать корабельную группу (группу десантников или иных военнослужащих, перевозимых на борту одного летательного аппарата) "мелком" (chalk) восходит ко временам Второй мировой войны. В ходе подготовки к высадке в Нормандии номера самолетов, в которые должна была грузиться та или иная группа, писались у ее членов на спине мелом. Похожая практика была и во время войны во Вьетнаме. Номера писались мелом на бортах участвующих в операции вертолетов (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 19 июн 2020, 11:10 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1402
Команда: FEAR
С нетерпением ждем продолжения! :geek: :!:


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 19 июн 2020, 22:08 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
Спасибо!)


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 20 июн 2020, 08:06 

Зарегистрирован: 20 ноя 2017, 16:59
Сообщений: 39
Команда: нет
Ждём :!:


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 24 июн 2020, 14:05 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
ГЛАВА 1

Готический змей


"Если вы думаете, что Национальная стрелковая ассоциация имеет пунктик в отношении оружия, то это ничто в сравнении с сомалийцами. Это часть их мужественности. И они учатся им пользоваться. Подобно чеченцам, если больше не с кем воевать, они бьются между собой. Но если вдруг появляется иностранец, все абсолютно счастливы сражаться с ним, и драться еще сильнее, потому что он явился извне".
Посол Роберт Окли, бывший посол и Специальный посланник по Сомали

В 1993 году восточноафриканская страна Сомали была воплощением несостоявшегося государства. Расположенная на берегу Индийского океана, Сомали пережила годы гражданской войны, приведшей к падению президента Сиада Барре. Барре пришел к власти в результате военного переворота в 1969 году, назначив себя главой социалистического Верховного революционного совета, установив тесные связи с Советским Союзом и жестоко подавив любое инакомыслие.
Сомали обрела независимость лишь девять лет назад. До 1960 года под опекой Организации Объединенных Наций находились две отдельные страны: Британский Сомалиленд и Итальянский Сомалиленд. Концепция центрального правительства всегда сталкивалась с сопротивлением в Сомали. Как и в Афганистане, в обществе по большой степени доминировали кланы. По мере того, как страна проходила через различные итерации колониального правления, власть делили между собой шесть крупных кланов. Барре манипулировал этими кланами, настраивая их друг против друга, объявляя вне закона одни, одновременно беря под крыло другие, чтобы сохранить свою силу.
Началом конца для Барре был катастрофический конфликт с Эфиопией в 1977 году, известный как война за Огаден, в результате которой сомалийцы потерпели поражение во многом из-за того, что их советские покровители по ходу дела переключили свою помощь на поддержку эфиопов. Многие из сомалийских военных после этого утратили веру в Барре, но неудавшийся переворот закончился кровавыми репрессиями и казням среди лидеров кланов, ответственных за восстание.
Эти суровые меры привели к окончательному формированию Сомалийского национального движения (СНД), повстанческого движения, базирующегося на северо-западе страны и имеющего целью свержение хунты Барре. Сомалийский лидер стремился сокрушить СНД, создав для рассмотрения дел подозреваемых повстанцев и сочувствующих так называемые "Мобильные военные суды". Эти судебные разбирательства были поверхностными и обычно заканчивались казнью несчастного обвиняемого. От этих беззаконных расправ режим Барре вскоре перешел к массовой резне, пытаясь буквально уничтожить кланы, составляющие СНД.
Соединенные Штаты, выступившие в качестве благодетеля Барре после того, как Советы отказались от спонсорства, после этой попытки геноцида также прекратили поддержку. На волне международного осуждения режима появились клановые ополчения, конкурирующие с СНД и пытающиеся вырвать у сил Барре контроль над региональными центрами. Крупнейший из них, поддерживаемый Италией, Объединенный сомалийский конгресс (ОСК), был основан в 1989 году кланом Хавийе. Это появление многочисленных вооруженных соперников оказало давление на все более хрупкую диктатуру Барре.
После того, как ОСК провел крупное наступление на столицу Могадишо в 1991 году, Барре узрел надпись на стене(1) и по освященной временем традиции диктаторов бежал из страны. Вскоре внутри самого ОСК началась фракционная война, когда подкланы начали соперничество за власть. Бывший генерал Мохаммед Фара Айдид, который был приговорен Барре к шести годам тюремного заключения, яростно оспаривал выбор ОСК президентом вместо Барре Али Махди Мохаммеда.
Айдид получил образование в Италии и служил начальником полиции Могадишо, а затем прошел военное обучение в России. При режиме Барре он быстро продвигался по служебной лестнице, хотя в "сталинистической" атмосфере популярность Айдида поставила его под подозрение, и он был заключен в тюрьму, откуда, однако, был освобожден для службы во время злополучной войны за Огаден. После поражения сомалийских сил Айдид служил послом в Индии.
Айдид был из Хабр-Гадир, подклана могущественного Хавийя. Мохаммед был из другого подклана Хавийя, Абгааль. Споры вскоре превратились в насилие, и между группировками в Могадишо разгорелись ожесточенные бои. В вакууме власти после падения режима Барре другие кланы, которые занимали территорию за пределами столицы, вскоре присоединились к боевым действиям, которые превратили, по меньшей мере, пятую часть населения страны в вынужденных переселенцев.
Гражданская война в сочетании с ужасающим голодом, являющимся побочным продуктом войны, и засухой привели к нарастающему гуманитарному кризису, в результате которого в 1992 году более двухсот тысяч сомалийцев умерли от недоедания. Глобальное телевизионное освещение событий стимулировало международные усилия по облегчению страданий. Первоначально большую часть этой задачи взяли на себя неправительственные учреждения, такие как Международный Комитет Красного Креста (МККК).
Совет Безопасности Организации Объединенных Наций принял ряд резолюций, которые призывали к введению эмбарго в отношении всех враждующих группировок и прекращению военных действий, но у него не было возможностей для развертывания международных миротворцев для обеспечения соблюдения этих мер. Согласно одной из последующих резолюций добавились символические силы безопасности UNOSOM или Операции Организации Объединенных Наций в Сомали для контроля за ранее объявленным ООН прекращением огня и обеспечения доставки помощи нуждающимся. ООН работала над достижением амбициозной цели, так называемой "100-дневной программы действий по ускоренной гуманитарной помощи", стремясь положить конец голоду и последующей гуманитарной катастрофе в Сомали в течение нескольких месяцев.
Хотя Айдид первоначально поддерживал гуманитарные операции или, по крайней мере, позволял им продолжаться, игра изменилась 28 октября 1992 года. Айдид объявил, что присутствие пакистанского батальона, обеспечивающего безопасность операций ООН в Могадишо, больше не приветствуется. Он также протестовал против того, что расценивал как внешний контроль над аэропортом. На самом деле приход ООН угрожал его позиции могущественного лидера в Могадишо. Отряды Айдида начали обстреливать из минометов и артиллерии аэропорт и грузовые суда, доставляющие столь необходимую помощь.
Усилия UNOSOM потерпели неудачу, поскольку большинство группировок грубо проигнорировали прекращение огня, а Айдид активизировал свои нападения. США под руководством президента Джорджа Буша-старшего предложили предоставить столь необходимые дополнительные силы, что было с готовностью принято ООН. Операция американских войск получила название "Восстановление Надежды". Буш недавно объявил о наступлении "нового мирового порядка" после окончания холодной войны и стремился поставить Соединенные Штаты в авангард формирования этого нового мира. Один из чиновников объяснил: "Намерение состоит в том, чтобы продолжать поставки продовольствия, чтобы Сомали как страна смогла объединиться".
Организация Объединенных Наций видела роль США в обеспечении физической безопасности гуманитарной миссии: "Соединенные Штаты обязались взять на себя ведущую роль в создании безопасных условий, которые являются неизбежным условием предоставления Организацией Объединенных Наций гуманитарной помощи и содействию национальному примирению и экономическому восстановлению, цели, которые были изначально включены в различные резолюции Совета Безопасности по Сомали".
В значимом количестве вооруженные силы США впервые были переброшены в Сомали 9 декабря 1992 года. Некоторые читатели, возможно, вспомнят фотографии флотских SEAL с лицами, покрытыми камуфляжным гримом, скрытно высаживающихся на пляжи Могадишо, но попавших на свет мировой прессы. Такое внимание СМИ будет продолжать преследовать, а порой и подрывать действия военных США в Сомали.
Айдид, макиавеллевский стратег первого порядка, сначала публично поддержал действия США, надеясь вызвать раскол между американцами и Организацией Объединенных Наций. Его министр финансов и заместитель, Осман Атто, выпускал листовки, восхваляющие США и одновременно порицающие ООН. "США – друг, ООН – захватчик", гласили они.
Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали поддерживал Барре, когда был министром иностранных дел Египта, и был особенно ненавидим Айдидом, считавшим, что у Бутроса-Гали была секретная программа по подрыву Айдида. Действительно, Бутрос-Гали не сделал ничего, чтобы разубедить Айдида в его мнении, утверждая, что только полное разоружение кланов, включая Хабр-Гадир, решит гуманитарный кризис, с которым столкнулась Сомали.
Вместо этого Айдид считал средством достижения целей хаос и считал, что должен стать ключевой фигурой среди сомалийских полевых командиров, отказавшись присоединиться к договорным решениям ООН с другими военачальниками, и продолжил свою войну с соперниками из Абгааль, поскольку полагал, что президентство является его правом. ОСК и Айдид поддерживали тесные отношения с еще одной вооруженной группировкой, Сомалийским национальным альянсом (СНА), который вскоре также начал нападения на силы ООН, как правило, в виде минометных обстрелов, снайперского огня и установки мин.
Центры распределения продовольствия по-прежнему удерживались клановыми ополченцами, которые похищали помощь для перепродажи на черном рынке или чтобы просто лишить помощи конкурирующие кланы. Те, кто контролировал еду, контролировали Могадишо. Безопасность вокруг центров также стала проблематичной, распределение помощи приводило к продовольственным бунтам, в результате чего к охране грузов были привлечены американские морские пехотинцы. Однако ополченцы просто дожидались, пока морские пехотинцы уходили в конце дня, а затем захватывали грузы. Представитель Госдепартамента США отметила тогда: "Результатом эгоистичных попыток клановых группировок получить или сохранить преимущество друг перед другом является ужасная и невыносимая бойня".
Миссия UNOSOM и американская операция "Восстановление Надежды" закончились в мае 1993 года. В мае 1993 года при новой американской администрации президента Билла Клинтона обе организации трансформировались в UNOSOM II. В соответствии с резолюцией СБ ООН №814, подписанной Советом Безопасности ООН 26 марта 1993 года, UNOSOM II получил исключительно широкий мандат на обеспечение безопасности гуманитарных грузов и установление мира в Сомали, включая развертывание боевых подразделений для активных действий против проблемных полевых командиров. В этом месяце произошли самые наглые и жестокие нападения на силы Организации Объединенных Наций, которые непосредственно привели к развертыванию американской оперативной группы специальных операций, нацеленной на Айдида.
5 июня 1993 года пакистанские миротворцы были задействованы для инспекции одного из санкционированных мест хранения оружия (AWSS), созданных ООН пунктов, где находились сданное тяжелое вооружение и техника, те самые вооруженные пикапы. По случайности AWSS был расположен рядом с радиостанцией Айдида, посредством которой он передавал выгодную Хабр-Гадиру пропаганду против присутствия Организации Объединенных Наций. Пакистанцы нашли убедительные доказательства пропажи значительного числа техники и группового вооружения, включая крупнокалиберные пулеметы и безоткатные орудия. Когда плохо оснащенные пакистанские войска возвращались на свою базу после инспекции, они попали в засаду возле старой сигаретной фабрики в глубине территории Хабр-Гадира. Их грузовики не могли обеспечить должной защиты.
История Армии США подробно описывает засаду:

21 октября пакистанское подразделение сопровождения попало в засаду по дороге на стадион (пакистанские силы базировались на бывшем футбольном стадионе к северо-востоку от города). Задержанные на спешно возведенных баррикадах, машины UNOSOM подверглись интенсивному обстрелу не только из стрелкового оружия, но также из пулеметов и гранатометов... Было вызвано подкрепление, однако колонна с помощью по сценарию, предвещавшему события 3 и 4 октября, тут же подверглась нападению. В последовавшем хаосе итальянские вертолеты по случайности обстреляли тех самых людей, которым они пришли на помощь. В то же время вокруг города возникли разбросанные блокпосты, препятствующие передвижению сил помощи, а также последовало еще больше засад.

Одновременно с этим нападению подверглась другая группа пакистанских солдат, выделенная для обеспечения безопасности в пункте раздачи продовольствия на Нэшнл стрит, главной магистрали, проходящей через центр Могадишо с востока на запад, и чуть ли не единственной в городе, имеющей твердое покрытие. Американский генерал-майор Томас Монтгомери, тогдашний командующий всеми силами США в Сомали и заместитель командующего силами ООН, комментировал:

На одном из тех пунктов пакистанцев ... сокрушили женщины и дети, что было типичным способом действий сомалийских ополченцев. Они ставили женщин и детей вперед и просто пускали толпу давить, они вдавливались в их порядки и разоружали их, и потом в толпе были стрелки, и они подстрелили пару из них. А пару из них буквально разорвали голыми руками.

Один из SEAL, позже приданный оперативной группе "Рейнджер", вспоминал это событие в ярких подробностях: "Люди Айдида, включая женщин и детей, веселились, расчленяя, потроша и сдирая кожу с пакистанцев". Всего в обоих инцидентах было убито около 23 пакистанских солдат и более 50 ранено. Еще шестерых захватили во время засады, один из них позднее умер в плену. Айдид считал, что нанеся потери силам ООН, сможет заставить Организацию Объединенных Наций уйти из Могадишо и тем самым устранить самую большую угрозу его власти. Возможно, вспоминая эффект освещения в прессе потерь во время войны во Вьетнаме, он знал, что такой рост числа жертв, естественно, подорвет поддержку у них на родине, приведет к призывам отказаться от обязательств и уйти из Сомали.
Отставной адмирал ВМС США Джонатан Хоу, бывший специальным представителем Бутроса-Гали в Сомали, во всех отношениях представлявший в Сомали Организацию Объединенных Наций, заметил:

Не думаю, что ему нравилось присутствие там США. Он выступал против этого до последнего, и не думаю, что ему нравилось присутствие ООН или других международных сил. Не думаю, что ему понравилось бы то, что можно назвать представительным правительством, потому что он не имел бы голосов. Думаю, что это действительно означало для него потерю власти.
Мне кажется, что (толчком был), вероятно, тот факт, что ООН фактически начала осуществлять Резолюцию №814 (государственное строительство и разделение власти в Сомали в рамках UNOSOM II), и Аддис-Абебские соглашения (создать представительное правительство при участии всех кланов), хотя он и подписал их.
В долгосрочной перспективе представительное правительство не отвечало его интересам, потому что он занимал большую территорию, которую взял силой оружия, но в полностью представительном национальном собрании ни у него, ни у его клана не было бы голосов. Так что я думаю, он видел в этом угрозу своей власти, во всех этих международных силах. Поэтому он был бы очень рад, если бы все иностранцы собрались и уехали. И, думаю, он видел, что нанесение удара по пакистанцам, заменившим американцев в Южном Могадишо, являвшемся его территорией, было способом заставить ООН покинуть страну.


Ответ Организации Объединенных Наций, однако, был нехарактерно быстрым и смелым. На следующий день была принята резолюция Совета Безопасности №837, заявляющая о возложении на Айдида ответственности за нападения на пакистанцев и позволяющая использовать военные средства для его захвата:

Секретарь Совета Безопасности ООН созвал чрезвычайное заседание. Это произошло в субботу, и в воскресенье по нью-йоркскому времени была принята резолюция №837, в которой в основном говорилось о трех вещах: аресте лиц, совершивших эти преступления против пакистанцев, разоружении города (исходя из всей этой стрельбы по пакистанцам там, очевидно, там было гораздо больше оружия, чем могло предполагаться); и прекращении той разнузданной пропаганды, что шла через различные средства массовой информации сомалийцев, что, очевидно, было направлено на радиостанцию Айдида (sic).

Позднее Хоу объявил награду в 25000 долларов за голову Айдида в надежде побудить соперников продать полевого командира Организации Объединенных Наций. При поддержке Бутроса-Гали адмирал считал, что ключом к прекращению кровопролития и достижению какого-либо мира является захват Айдида и суд над ним как над военным преступником. Айдид и Хабр-Гадир восприняли награду, как не что иное, как объявление войны против Хабр-Гадир, и тут же ответили по принципу око за око, объявив по радио Айдида о награде в миллион долларов за голову Хоу.
Важно отметить, что Айдида вовсе не предполагалось убивать. Несмотря на то, что он явно был бельмом на глазу UNOSOM II и Бутроса-Гали, в резолюции №837 Совета Безопасности, содержался прямой призыв к "аресту", а не к целенаправленной ликвидации полевого командира. Айдид, скорее всего, не понимал разницы между рейдами наземных сил и авиаударами по инфраструктуре его клана. Дальнейшие события лишь укрепят его веру в то, что его заклятый враг, Бутрос-Гали, вершит личную вендетту, чтобы уничтожить его.
Четыре ганшипа ВВС США AC-130 "Спектр", базирующиеся в Кении, были нацелены на радиостанцию Айдида и принадлежащую Осману Атто мастерскую, производившую и ремонтировавшую их технические средства. Удары нанесли некоторый сопутствующий урон окружающим зданиям и вызвали ряд жертв среди гражданского населения, что в последующие месяцы обернется против сил США. Представитель Пентагона заявил, что удары АС-130 были "по любым меркам … очень существенной военной проблемой для Айдида".
На следующий день, 17 июня, многонациональные силы американских, французских, итальянских, марокканских и пакистанских миротворцев окружили комплекс штаб-квартиры Айдида и дома двух его главных помощников, пытаясь захватить полевого командира и его приспешников. Ничего удивительного, что Айдид, вероятно, заблаговременно предупрежденный о предстоящей операции благодаря своей сети шпионов и доносчиков, сумел бежать до того, как оцепление было на месте.
К месту событий стекались сомалийские ополченцы и гражданские лица. Противостояние вскоре переросло из случайных выстрелов в затяжную перестрелку с марокканскими силами. Близость сомалийских ополченцев к марокканцам привела к тому, что кружащиеся над ними американские ударные вертолеты "Кобра" не могли оказать непосредственную поддержку, не рискуя нанести удар по своим союзникам. Вместо этого французская бронетехника открыла по боевикам, стреляющим из близлежащей больницы Дигфер, огонь из своего основного вооружения. Пятеро военнослужащих ООН были убиты, а около 46 ранены. В ходе перестрелки было убито некоторое количество сомалийских ополченцев и гражданских лиц, по некоторым оценкам, число погибших превысило сто человек.
Айдид расчетливо обратился к Си-Эн-Эн, чтобы изложить свою позицию в отношении санкционированных Организацией Объединенных Наций ударов, и был показан, посещающим больницы, где лечили тех, кто, как утверждалось, был ранен в их ходе. Неназванный американский чиновник комментировал тот момент: "Организация Объединенных Наций, лишив Айдида голоса, теперь предоставила ему международную сцену. Он всегда хотел быть Джорджем Вашингтоном в своей стране, хотя на самом деле больше походил на Калигулу".
Операция 17 июня также привела к подрыву решимости среди многонациональных сил, так что большинство стран-участниц отказались проводить операции на территории Айдида, невольно укрепив его позицию созданием "запретных зон", о чем Айдид мог раструбить как о победе над "империалистами" из ООН. Во многом из-за этих "национальных оговорок" к июлю миссия по захвату Айдида выпала на долю находившихся в стране сил 10-й горной дивизии Армии США и ее 2-14 пехотного под командованием подполковника Билла Дэвида. Личным составом 2-14 были укомплектованы силы быстрого реагирования (Quick Reaction Force – QRF) многонациональных сил, выступающие в качестве спасательного отряда на случай засады или нападения на подразделение ООН. Однако к этому времени Айдид прекрасно знал, что на него идет активная охота, и практически исчез с радаров: американские чиновники назвали это "деланием Саддама Хусейна".
На случай появления Айдида на поверхности QRF держали наготове существенные силы. В истории Армии США отмечен их состав:

"Команда Атака" (Team Attack) состояла из одного вертолета UH-60 (Блэкхок) со снайперами и трех ударных вертолетов (Кобра). "Команда Захват" (Team Snatch) состояла из разведывательного (пехотного) взвода, двух UH-60, одного UH-60 медэвак (для эвакуации раненых) с EMT (санитаром) и хирургом на борту. Стрелковый взвод и два UH-60 составляли "Команду Обеспечение" (Team Secure). Силы специальных операций первоначально должны были предоставить снайперов и элемент "захвата", но потом передали эти задачи QRF.

Концепция операций заключалась в том, что "Команда Обеспечение" QRF высаживалась и занимала блокирующие позиции вокруг местонахождения цели сразу после подтверждения присутствия Айдида. "Команда Захват" будет осуществлять штурм объекта с воздуха и задержание целей, в то время как "Команда Атака" будет обеспечивать безопасность с воздуха силами снайперов и вертолетами. "Команда Атака" также будет отвечать за остановку автомобильных колонн, в которых будет находиться Айдид. Как мы вскоре увидим, эти же модели действий в слегка измененном виде будут вновь использоваться оперативной группой "Рейнджер", сводным подразделением сил спецопераций, в конечном итоге направленным для захвата Айдида. К сожалению, сбор разведданных в Могадишо окажется крайне проблематичным, и QRF не сможет подтвердить местонахождение Айдида. Силы захвата так и не будут задействованы.
7 июля полдюжины местных работников Организации Объединенных Наций, распространявших финансируемую ООН газету, были убиты, и в результате 12 июля США начали, по мнению многих, санкционированный Организацией Объединенных Наций "обезглавливающий удар", пытаясь уничтожить ключевых лидеров Хабр-Гадира в ходе одной целенаправленной операции. Умеренные, которые поддерживали работу с международным сообществом и сторонники жесткой линии Айдида встречались в так называемом доме Абди, принадлежащем Абди Хасану Авале, министру внутренних дел Айдида и расположенном в центре территории Хабр-Гадира. Когда они сели обсуждать реакцию клана на мирные инициативы при посредничестве Организации Объединенных Наций, в здание попала первая противотанковая управляемая ракета TOW.
Хотя американцы отрицали, что операция была явной попыткой покушения на Айдида, под градом ракет и 20-мм снарядов, выпущенных американскими ударными вертолетами "Кобра", кружившими над домом Абди, погибли как сторонники полевого командира, так и старейшины клана. "Это была атака ударных вертолетов с последствиями, за которые нам придется заплатить впоследствии", отметил генерал-майор Армии США Карл Эрнст, вступивший в командование американскими силами в Сомали 15 октября 1993 года.
Налет на дом Абди 12 июля вновь сыграл на руку Айдиду, повысив его статус, как среди друзей, так и среди противников. После радиопередачи, предупреждающей находящихся внутри, смешанная авиационная группа, состоящая из "Кобр" и разведывательных вертолетов OH-58 "Кайова" начала обстрел здания ракетами и пушечным огнем. Еще одним отражением будущих операций стала высадка с двух вертолетов "Блэкхок" сил QRF, которые штурмовали комплекс, захватив двух пленных, в то время как наземный конвой на грузовиках и "хамви" развернулся на блокирующих позициях вокруг здания. Число жертв среди сомалийцев разнится (в сильной зависимости от источников) от 20 до 73, однако некоторые из них, несомненно, были некомбатантами. В их числе был духовный лидер Хабр-Гадира, шейх Аден Мухаммед.
Операция США подверглась массированной критике в международной прессе с заявлениями Айдида и его клана, осуждающими "бессмысленную бойню" их собратьев американцами. Теперь их гнев был направлен на американские войска и всех, кто считался работающими на них. Четверо журналистов, освещавших историю рейда 12 июля, подверглись нападению и были убиты сторонниками Айдида возле дома Абди. Полевой командир и СНА начали поднимать ставки, нацеливаясь конкретно на американские войска. 10 августа дистанционно управляемая мина, самодельное взрывное устройство (СВУ) по современному определению, была подорвана под "хамви" американской военной полиции, в результате чего погибло четверо американских военнослужащих. Это окажется поворотным моментом для решимости американцев.
Засада 9 сентября на объединенную пакистано-американскую группу инженерной разведки вновь привела к осуждению в прессе после того, как для защиты окруженных сил на земле "Кобры" были вынуждены вести по толпе пушечный и ракетный огонь, что привело к многочисленным жертвам, в том числе среди мирных жителей, стекающихся посмотреть зрелище. Адмирал Хоу разглядел метод, лежащий в основе атак:

Мы обнаружили, что действия Айдида, и довольно умные, заключались в том, что он начал увеличивать количество блокпостов и количество засад. В сентябре произошел крупный инцидент, когда наши люди – пакистанцы – просто расчищали дорогу, один из главных подъездных путей, а люди стреляли (по ним) со всех сторон. Излюбленной тактикой Айдида было вовлечение в заваруху женщин, так, чтобы впереди были женщины и дети. Он даже шутил по этому поводу, что это сбивает солдат с толку в том плане, что: "Ну, я же не могу стрелять в женщину, и я не могу стрелять в детей", а боевики стреляли (из-за них) …

Всего несколько дней спустя американские QRF сами попали в засаду после попытки захватить склад тяжелого оружия СНА. Лишь своевременное прибытие подкреплений и присутствие в воздухе "Кобр" предотвратило трагедию и позволило QRF безопасно отойти. Тем временем Белый дом начал оказывать давление на ООН и Бутроса-Гали, чтобы вместо них заняться урегулированием на основе переговоров с Айдидом и Хабр-Гадиром. В то же время адмирал Хоу, наоборот, использовал все свои связи в Пентагоне и Белом доме, чтобы потребовать задействования элитных сил специальных операций США для выслеживания Айдида. Эта двурушническая стратегия закончится катастрофой.
Генерал-майор Томас Монтгомери был согласен с Хоу: "Я поддерживал использование Сил спецназначения в этой операции; это не должны были быть наши силы спецопераций, это могли быть британские SAS". Фактически, согласно одному из источников, американцы запросили перебросить для захвата Айдида группу из 22 полка Специальной Авиационной Службы, легендарного британского спецподразделения. Британцы пошли на то, чтобы направить в Сомали офицера SAS для ознакомления с обстановкой и оценки шансов на успех столь опасной задачи. Офицер вернулся, заявив, что операция, скорее всего, потерпит неудачу, поскольку Айдид уже слишком хорошо осведомлен об охоте на него, и поэтому подразделения SAS не были развернуты в Сомали.
Однако к середине августа начальник станции ЦРУ в Могадишо утверждал, что его агентство может точно определить местонахождение Айдида, и добавил свой голос к призыву использовать американские Силы спецопераций. Хоу, давний сторонник именно таких мер, был непреклонен:

Во-первых, это помогло бы нам, если бы у нас была возможность арестовать Айдида (sic) (сделать это) без большого числа жертв (среди гражданских). Это были люди, которые могли сделать это для нас.
Во-вторых, это послужит дополнительным рычагом, который сделают возможным мирные переговоры (с Айдидом). У них (QRF) просто не было войск, которые были бы обучены этому; и если только он каким-то чудом не попадет прямо нам в руки, (они) не смогут выполнить эту задачу. Вот почему мы с самого начала запрашивали силы такого рода, чтобы иметь такой потенциал, а также справиться с похищениями людей, являвшимися стандартным сомалийским способом решения проблем: похитить сотрудника по оказанию помощи или сотрудника ООН, увезти, а затем удерживать в заложниках. Мы хотели иметь возможность ответить на это, поэтому с самого начала, еще 8 июня, просили предоставить нам такую возможность.


Тогдашний глава Центрального командования США (CENTCOM) генерал Джозеф Хоар, осуществляющий руководство всеми силами США в регионе, был в корне не согласен с Хоу. Хоар, испытывал естественное беспокойство относительно "расползания задач" и дальнейшего увязания американских войск в сомалийской трясине. Отмечая отсутствие актуальных разведданных по Айдиду, он сильно сомневался в перспективах того, что эти силы действительно смогут захватить Айдида. Он предсказал лишь 25-процентную вероятность успеха, даже при использовании американских спецоператоров.
Министр обороны Клинтона Лес Аспин вместе с покидающим свой пост председателем Объединенного комитета начальников штабов генералом Колином Пауэллом разделяли скептицизм Хоара. Хоар также скептически относился к заявлениям ЦРУ об их способности определить местонахождение Айдида на основе сомалийских агентурных источников (Human Intelligence – HUMINT): "Я считаю, что эти агенты, которым платили за информацию, не укажут на Айдида, потому что, как только они сделают это, и мы схватим его, они останутся без работы".
Пауэлл был особенно обеспокоен "персонализацией конфликта и влезанием все глубже и глубже в древнюю конкуренцию сомалийских кланов". Позже доклад комитета Сената США по вооруженным силам 1995 года соглашался с его опасениями, добавляя, что решение "явно ставит США на одну из сторон в гражданской войне". Такое действие также еще больше укрепит статус Айдида в Хабр-Гадире, СНА и среди широкой общественности в Могадишо, что Хоар называл "непреднамеренными последствиями". Айдид пользовался широкой поддержкой. Тогда даже старейшина соперничающего клана высказывался так: "На что мы не можем согласиться, это на потерю прав, за которые мы сражались с прежним режимом. Мы не хотим, чтобы кто-то приходил и ставил ногу нам на голову… Пока они говорят, что хотят арестовать Айдида, мы будем биться".
Запрошенное развертывание сил специальных операций произошло в то время, когда Белый дом и Пентагон пытались активно сократить присутствие США в Сомали, одновременно пытаясь убедить сопротивляющихся союзников по Организации Объединенных Наций взять на себя большую часть задач. Сенатор Джон Маккейн четко сформулировал мнение большинства в Сенате и Конгрессе: "Ветры снесли нас с узкой, четко очерченной гуманитарной миссии к занятию одной из сторон в длительной охоте на сомалийского полевого командира … теперь мы, похоже, на грани того, чтобы перейти к занятию установлением государственности". Это было, по мнению Хоара", то самое "расползание задач".
Председатель Объединенного комитета начальников штабов выступал против Бутроса-Гали и Хоу, Специального посланника по Сомали Роберта Оукли, Командования специальных операций Соединенных Штатов (SOCOM) и входящего в его состав Объединенного командования специальных операций (JSOC), которые громогласно лоббировали операцию. Но, в конце концов, Пауэлл согласился с просьбой: "В конце августа я неохотно уступил неоднократным запросам и рекомендовал Аспину отправить Рейнджеров и отряд "Дельта". Это было решение, о котором впоследствии я буду сожалеть", отметил Пауэлл в своих мемуарах. 22 августа Пауэлл уведомил Хоара в CENTCOM и генерала Уэйна Даунинга из SOCOM о том, что "министр обороны Лес Аспин санкционировал мобилизацию и развертывание (JSOC) для поддержки американских сил в Сомали".
JSOC не почивал на лаврах. Задача назревала в течение нескольких месяцев, время, которое командование использовало с умом, проводя совместные учения с составляющими его подразделениями, которые, вероятно, будут задействованы в формируемой оперативной группе. За эти месяцы выросла и численность миссии. Сначала предполагалось, что задача по захвату Айдида может быть выполнена небольшим элементом из двух команд операторов из тайного армейского отряда "Дельта" общей численностью не более дюжины человек, которые осуществят захват, не привлекая излишнего внимания, и используют имеющиеся на месте QRF для осуществления транспортных функций и обеспечения безопасности.
Отряд "Дельта" или правильнее 1-е оперативное подразделение специального назначения "Дельта" (SFOD) – это подразделение Армии США для выполнения специальных задач (Special Mission Unit – SMU), известное в сообществе специальных операций просто как "Подразделение" (the Unit). "Дельта" была сформирована в 1977 году как чисто антитеррористическое подразделение, что было прямым результатом резни в Мюнхене в 1972 году и последовавшей волны взрывов и угонов, охвативших в 70-е Европу и на Ближний Восток.
Они были специалистами по освобождению заложников и пленных, выполняя такие задачи на Гренаде и в Панаме, но в дальнейшем их сфера деятельности расширились до проведения тайных разведывательных и ударных операций, часто в так называемой "неблагоприятной обстановке". Они были задействованы в рамках операции "Буря в пустыне" в 1991 году, где охотились на пусковые установки "Скад" в иракской пустыне, а со временем операции в Сомали совпала масштабная переброска в Колумбию для помощи властям в их охоте на печально известного наркобарона Пабло Эскобара.
"Дельта" была устроена по образцу британской SAS, организации, в которой ее основатель, полковник Чарли Беквит служил по обмену, и которой он восхищался. В 1993 году в подразделении было три эскадрона операторов, термин, придуманный Беквитом, чтобы отличать своих людей от оперативников ЦРУ. Обеспечение этих эскадронов возлагалось на ряд других специализированных подразделений в составе командования. Отряд оперативного обеспечения, часто называемый "F" или "Забавный отряд"(2) (Funny Troop), например, проводил тайные операции передовых сил, часто под прикрытием, и, что было уникально для того времени, имел в составе женщин-операторов.
В состав еще одного элемента, эскадрона боевого обеспечения, входили "тяжелые бричеры" Подразделения (задачей которых было форсированное проникновение в сильно укрепленные объекты, такие как ядерные бункеры или шахты), военные кинологи "Дельты" и их специалисты по оружию массового уничтожения. "Дельта" также имела собственное тайное вертолетное подразделение, известное как Эскадрилья "Эхо", и Секцию специальных задач, базирующуюся в Отделе боевых разработок SOCOM, для исследований и разработок специального оружия, оборудования и техники для операторов.
На низовом уровне группы "Дельты" состояли из четырех-шести операторов в зависимости от наличия личного состава, хотя стандартом была группа из шести человек. Сержант первого класса Пол Леонард, пришедший в подразделение в 1991 году, комментировал: "Было время, когда у нас было четверо парней, а иногда – шесть". Минимумом для штурмовой группы было четыре, потому что таково было стандартное количество, перевозимое "Маленькими птичками" MH-6, юркими легкими вертолетами, которые часто доставляли операторов "Дельты", расположившихся на установленных снаружи дощатых скамейках, к их целям. В отряде было три таких группы под командованием отрядного сержант-майора. Три таких отряда – два состоящих из штурмовиков и один, обозначенный как снайперский – вместе с небольшим штабным подразделением составляли эскадрон, которым командовал полковник, ранее в своей карьере обычно служивший командиром группы и отряда.
Изначально распоряжение на развертывание в Сомали получил Эскадрон "А" "Дельты". По мере получения большего количества разведданных и понимания трудностей, связанных с захватом Айдида, масштабы развертывания росли. Сержант первого класса Норман "Норм" Хутен из Эскадрона "С" вспоминал:

Эта задача перерастала возможности одной или двух групп. Ее получил Эскадрон "А", но они сдались, потому что не могли задействовать весь эскадрон. Они были на "Ацтеке" в тот момент, я полагаю (Ацтеком назывался дежурный эскадрон "Дельты", первоначальной задачей которого были угоны самолетов, но позднее охватившей все виды краткосрочных контртеррористических действий), а в то время происходили и какие-то другие вещи, события, которые развивались в Северной Африке, поэтому они не хотели разделять свой эскадрон, так как это сделало бы их неэффективными в любой другой операции. Так что это перешло к отряду "Чарли 1" Эскадрона "С", и это росло и росло, пока не доросло до целого эскадрона с лишним.

Келли Венден, тогда сержант первого класса в Эскадроне "А" "Дельты", соглашался: "Полковник (Гэри) Харрелл (тогдашний командир Эскадрона "С") сказал: "Эй, мы возьмемся за это", но он хотел быть уверен, что это будет целый эскадрон, а не урезанный кусок. То, что изначально было развертыванием дюжины или меньше операторов, расширилось до отряда и, наконец, эскадрона. В конечном итоге для задачи были выделены около 50 операторов и вспомогательного персонала "Дельты".
По мере увеличения численности компоненты "Дельты" были добавлены элементы из 75-го полка Рейнджеров для обеспечения безопасности вокруг объекта назначения и в качестве экипажей легких транспортных средств, которые могут понадобиться для эвакуации контингента "Дельты" после завершения задачи. Когда подполковник Дэнни Макнайт, командир 3-го батальона, был впервые уведомлен о предстоящем развертывании, он надеялся взять с собой весь батальон в составе порядка 850 Рейнджеров. Вместо этого ему было дано указание отобрать лишь одну роту в качестве основного подразделения и дополнительный взвод, взятый из другой роты, в качестве местного резерва, действующего как собственные QRF оперативной группы.
Полк Рейнджеров, элитное десантируемое подразделение легкой пехоты с легендарной историей, восходящей к франко-индейской войне, специализировался на краткосрочных рейдах в тыл противника и вооруженном захвате аэродромов, классических задачах спецподразделений. В то время полк состоял из трех пехотных батальонов. В каждом батальоне было четыре роты: три стрелковые и штабная рота батальона. В этих стрелковых ротах было по четыре стрелковых взвода. Каждый из этих взводов далее делился на четыре отделения: три стрелковых и одно отделение тяжелого вооружения. Эти отделения в итоге разбивались на минимальные тактические элементы: огневые группы. В каждом стрелковом отделении Рейнджеров было по две таких огневых группы: две группы по четыре человека и один командир отделения.
После рассмотрения способностей и срока службы ключевого командного состава батальона, полковник Макнайт выбрал в качестве основного маневренного элемента "Браво", или роту "В" под командованием капитана Майка Стила, и взвод из "Альфы" или роты "А" в качестве резерва наряду с собственным штабным элементом. Контингент Рейнджеров первоначально должен был насчитывать около 240 человек. Они прибыли в Форт-Брэгг, место базирования отряда "Дельта", 11 августа для усиленных тренировок совместно с остальными компонентами оперативной группы: операторами "Дельты", приданным личным составом специальной тактики ВВС и элементами 1-го батальона 160-го авиаполка специального назначения (SOAR), широко известного под прозвищем "Ночные охотники".
Лейтенант Рейнджеров Том ДиТомазо рассказал:

Где-то 10 августа капитан Стил вызвал всех командиров взводов и взводных сержантов в ротную палатку планирования. Нам сказали, что мы направляемся в Форт-Брэгг для тренировок со спецподразделениями в рамках подготовки к реальной боевой задаче. Она была секретной, и легендой прикрытия будут учения по готовности к экстренному развертыванию (Emergency Deployment Readiness Exercise – EDRE). Мы не должны были обсуждать что-либо касающееся учений, пока не прибудем в Форт-Брэгг.

Согласно книге, написанной позднее Макнайтом, тренировки оперативной группы были направлены исключительно на осуществление захвата Айдида. Уничтожение полевого командира, несомненно, было бы более простым вариантом действий. Однако, как отмечалось ранее, из резолюции №837 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций было ясно, что целью является захват, а не убийство. Тренировки в Форт-Брэгге позволили выработать типовой подход к работе по Айдиду, который невольно напоминал то, как планировались действия QRF в Сомали. Оперативная группа работала над двумя наиболее вероятными сценариями: штурм здания, где находился Айдид, например, для встречи, или остановка автоколонны, перевозившей полевого командира. Оба были обыденными задачами "Дельты".
Штаб-сержант Курт Смит из группы "F" 2-го отряда Эскадрона "С" "Дельты подтверждал это:

Тренировки были реалистичными, сложными и почти всегда с боевой стрельбой (по крайней мере, для основных сил). Когда боевой стрельбы не было, мы имели полную поддержку сторонних подразделений, представляющих некомбатантов, чтобы проверить нашу способность управиться с враждебными толпами используя нелетальные боеприпасы. Наша операция была основана на типовом плане, который будет применяться к любому сценарию, с которым мы столкнемся. Двумя сценариями, на которых мы сфокусировались, были захват колонны и захват укрепленного объекта.
Мы проводили такие тренировки в течение примерно десяти дней, прежде чем высшее командование, по-видимому, потеряло интерес к развертыванию TF (оперативной группы). Это было вполне обычно. Мы часто "раскручивались" и начинали процесс подготовки ко многим задачам, которые так и не состоялись. Если задача имела малейший шанс состояться, мы начинали ее отработку. Большинство из них так и не состоялись, но все это могло быть записано как хорошая тренировка.


И действительно, спустя больше недели интенсивных учений представлялось, что сомалийская миссия окажется в той же обреченной категории.
Плохие новости были переданы генералом Уэйном Даунингом, самим испытывающим большое внутреннее разочарование, во время пятничного ужина оперативной группы в расположении "Дельты". Миссия была официально "отбита". "Оперативная группа была распущена, Рейнджеры вернулись в Форт-Блисс для планового развертывания, а все остальные отправились по домам на выходные", добавил Смит. Однако когда на следующий день Рейнджеры прибыли в Форт-Блисс, полковнику Макнайту сообщили, что обстоятельства изменились и миссия продолжается. Передовая группа JSOC немедленно вылетит в Сомали для начала подготовки к развертыванию оперативной группы.
Этими обстоятельствами была засада на "хамви" американской военной полиции 21 августа в Могадишо. Высшее руководство совершило поспешный разворот на 180 градусов, а Айдид был возведен в число врага JSOC номер один. Вскоре элитные операторы получили подтверждение. Для Курта Смита это было обычное утро выходных:

Это было воскресным утром, 22 августа 1993 года, примерно в 09:00. Я был на пути в церковь, когда мой пейджер завибрировал. Я взглянул на дисплей. Я узнал закодированное сообщение, которое предписывало эскадрону прибыть на службу для тренировки.
Я немедленно развернулся. Когда я прибыл в расположение, первым человеком, которого я увидел, был Том С. Он сказал, что приказ о развертывании подписан. Сообщение на доске подтверждало сказанное им. Мы должны были отбыть в среду, но до той поры мы должны будем возобновить отработку нашей задачи. Я прошел в комнату моей группы, чтобы подготовить снаряжение.


Операторам пришлось пройти через один последний акт, который возмутил многих, привыкших к свободным стандартам внешнего вида, допускающим бороды и более длинные, чем обычно, волосы: "В последний момент в уборных члены эскадрона делали себе короткие уставные стрижки. Они были необходимы нам, чтобы смешаться с другими членами TF". Поскольку "Дельта" была в то время и по-прежнему официально является засекреченным подразделением, стрижки предназначались для того, чтобы скрыть их присутствие среди более крупного контингента Рейнджеров, которые поголовно щеголяли характерно "скоблеными" головами.
В то время как компоненты оперативной группы занимались подготовкой и с тревогой ожидали приказа о развертывании, JSOC предложил три различных варианта наряда сил, которые были представлены генералом Даунингом. Решение о том, сколько и кого именно направить в Сомали для охоты на Айдида, лежало на Центральным командовании, Объединенным комитете начальников штабов и, в конечном счете, министре обороны Лесе Аспине, который будет принимать окончательное решение. Каждому из трех вариантов было дано прозвище. Самым крупным был так называемый вариант "Кадиллак", который включал в себя полный батальон Рейнджеров и приданные ганшипы AC-130H. Вариант среднего размера был назван "Олдсмобил" и сокращал число Рейнджеров до роты. Окончательный вариант, самый маленький и в конечном итоге выбранный, был известен как "Фольксваген".
Политическое руководство было непреклонно в своем желании, чтобы численность развертываемых спецоператоров была как можно меньшей. Они опасались увеличения американского присутствия, в то время как на стратегическом уровне они пытались высвободить американские силы из Сомали. Тот факт, что в тот момент также преследовалась цель добиться дипломатического решения, возможно, также способствовал требованиям минимизации силового присутствия, поскольку крупные силы могут напугать переговаривающиеся стороны. Даунинг также прокомментировал, что реально "численность была обусловлена грузоподъемностью самолетов. Мы должны были быть переброшены на пяти C-141 и двух C-5. В этом есть некоторая логика".
Наряд "Фольксваген" состоял из Эскадрона "C" "Дельты" с личным составом из их отряда оперативного обеспечения; большей части роты "В" 3-го батальона Рейнджеров и приданного взвода из роты "А"; небольшой группы авианаводчиков и парашютистов-спасателей из 24-й эскадрильи специальной тактики; и команды снайперов из четырех человек из SEAL Team 6. Обеспечение авиатранспортом и непосредственной авиаподдержкой будет за элементом 1-го батальона 160-го SOAR, задействующим вертолеты MH-60L "Блэкхок", MH-6J "Маленькие птички" и ударные машины AH-6J.
Отсутствие в наряде "Фольксваген" ганшипов AC-130 "Спектр" станет причиной длящегося на протяжении многих лет спора, большинство участников которого полагает, что их включение спасло бы жизни. Важно также, что ни в один из трех вариантов не входила какая-либо собственная бронетехника, еще один вопрос, который горячо обсуждается по сей день. По факту, кроме некоторого количества легкобронированных "хамви", которые Дельте перед переброской удалось позаимствовать у армейской группы Сил спецназначения, базирующейся в Форт-Брэгге, ни у одного из основных подразделений развертываемых сил в штате не было никакой бронетехники. Кроме того, ни одно из подразделений не проводило регулярных тренировок с такими машинами.
Выбор варианта "Фольксваген", к сожалению, не стал окончательным вариантом оперативной группы. Менее чем за 24 часа до переброски взвод Рейнджеров из роты "А" был удален из наряда сил, когда Пентагон вновь урезал его размер. У полковника Макнайта больше не было резерва. Если в Могадишо что-то пойдет не так, у Рейнджеров теперь не будет собственных QRF, и им придется зависеть от 10-й горной и подразделений Организации Объединенных Наций.
Генерал Хоар позже говорил, что взвод сократили, так как, по его мнению, он будет "использоваться для обеспечения непосредственного охранения – дела, которым я определенно не позволил бы им заниматься". Хоар утверждал, что "непосредственное охранение находилось за пределами нашей задачи, и лежит в области, находящейся под ответственностью союзников". Каким бы ни было отношение Хоара к этому вопросу, как мы увидим, оперативная группа будет вынуждена принять меры по непосредственному охранению для уменьшения угрозы со стороны сомалийских минометов: задачи, которую, по их мнению, силы гарнизона Организации Объединенных Наций были просто неспособны выполнить.
После того, как наряд сил и их переброска были окончательно согласованы, они получили официальное наименование оперативная группа "Рейнджер". Сама операция в период подготовки называлась "Операция Едкая Сера" (Operation Caustic Brimstone), но сразу после фактического утверждения название было изменено на "Операция Готический Змей" (Operation Gothic Serpent). Общее командование осуществлял чавкающий сигарой техасец, генерал-майор Уильям Ф. "Билл" Гаррисон.
На момент развертывания "Готического Змея" Гаррисон был главой JSOC. До этого, в середине 80-х, Гаррисон возглавлял оперативный эскадрон призрачного Отдела оперативной разведки (Intelligence Support Activity), а с 1985 по 1989 год был командиром "Дельты". Однако его опыт в области спецопераций простирался до самой войны во Вьетнаме, где он служил в печально известной Программе Феникс, нацеленной на командный состав противника.
Полковник Уильям Джи "Джерри" Бойкин, как тогдашний командир "Дельты", был вторым после Гаррисона. Под Бойкиным были три оперативных командира, ответственные за свои подразделения: подполковник Дэнни Макнайт, командир 3-го батальона 75-го полка Рейнджеров; подполковник Гэри Харрелл, командовавший в "Дельте" Эскадроном "С" или "Чарли"; и подполковник Том Мэтьюс, командир 1-го батальона 160-го SOAR.
На земле штурмовой группой "Дельты" будет командовать капитан из ее состава, в то время как Рейнджеры были подотчетны командиру роты "Браво" капитану Майку Стилу. Капитан "Дельты" был также официальным командиром наземных сил. При теоретическом равенстве в званиях, превратности сражения вызовут значительные трения между этими двумя должностными лицами, а также между "Дельтой" и командиром Рейнджеров.
Цели оперативной группы "Рейнджер" были обманчиво просты, по крайней мере, на бумаге: "Силы специальных операций имели задачу захватить генерала Мохаммеда Фара Айдида и прочих указанных лиц, и передать пленных силам UNOSOM". Генерал-майор Гаррисон кратко изложил свою концепцию операции на основе этих целей: "После получения указания дислоцироваться в Могадишо, Сомали, проводить операции по захвату генерала Айдида и/или прочих указанных лиц. Авиационной оперативной группе быть готовой к проведению двух основных способов действий: по движущейся колонне или штурму укрепленного объекта. Успехом считается взятие живьем генерала Айдида и указанных лиц, и доставка в назначенный пункт передачи: безопасно и без братоубийства".
Курт Смит вспоминал, что было три отдельных этапа:

Операция будет проводиться в три этапа: первый этап состоял из периода тренировки, развертывания и подготовки к боевым действиям; второй этап состоял из поиска Айдида и операций, направленных непосредственно на его захват; и третий этап заключался в демонтаже (sic) инфраструктуры Айдида посредством тщательного и методичного захвата высших персон его организации.

Передовая группа в составе Гаррисона и старших представителей от каждого из трех основных подразделений прибыла в Могадишо 22 августа. Основной состав оперативной группы "Рейнджер" последовал за ними 25 августа. Гаррисон встретился с генералом Монтгомери, чтобы изложить свои намерения и ввести в его штабы своих офицеров связи: полковника Джона Вайнса к Монтгомери и майора Крейга Никсона в 10-ю горную, составлявшую QRF.
Авиаторы из 160-го SOAR встретились со своими коллегами-пилотами из 10-й авиационной бригады, чтобы начать ознакомление с обстановкой в Могадишо. К концу августа все 441 человек оперативной группы "Рейнджер" были отправлены в Сомали и вскоре были готовы начать свои первые действия.
Лейтенант Рейнджеров Том ДиТомазо позже вспоминал: "Это волнение было новым чувством, смешанным как с адреналином, так и со страхом. Как командир взвода, я часто задавался вопросом, каково будет вести мой взвод в бой, делать что-то реальное. Позже я научусь быть более осторожным со своими желаниями".

(1) Отсылка к библейской истории с вавилонским царем Валтасаром, которому на пиру явилась рука, ангела Гавриила, начертавшая на стене "мене, мене, текел, упарсин" (исчислено, исчислено, взвешено, разделено). В ту же ночь Валтасар погиб (прим. перев.)
(2) Буква, обозначающая отряд, соответствует первой букве английского слова "Funny" – смешной, забавный (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 26 июн 2020, 12:27 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 373
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 02 июл 2020, 17:33 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
ГЛАВА 2

ПЕРВЫЕ ШЕСТЬ


"Нет никаких сомнений в том, что мы утратили стратегическую внезапность, когда перебросили силы в страну, так что нам пришлось поддерживать тактическую внезапность".
Генерал-майор Уильям Гаррисон, командующий оперативной группой "Рейнджер"

К 28 августа оперативная группа обосновалась в своем новом доме, и была теперь, по словам Гаррисона, "полностью боеспособна". Их пристанищем в течение как минимум следующих трех месяцев был ветхий самолетный ангар на окраине столь же захудалого международного аэропорта Могадишо. Пустующее бетонное здание напротив станет их Объединенным оперативным центром (Joint Operations Center – JOC), а также вместилищем различных подразделения по сбору разведданных, действующих в интересах оперативной группы.
Ангар был открыт как в сторону летного поля, так и окраин Могадишо, всего в 50 метрах от здания JOC. Первоочередной задачей было создание каких-нибудь оборонительных сооружений. При помощи подручных средств Рейнджеры выстроили транспортные контейнеры, чтобы сформировать защитную стену для защиты от посторонних глаз и шальных пуль от непрерывных междоусобных перестрелок, происходящих сразу за проволокой. Были обустроены обложенные мешками с песком перекрытые огневые позиции и оборудован КПП.
Было очевидно, что оперативной группе "Рейнджер", в конце концов, придется самостоятельно обеспечивать охранение, несмотря на заявления генерала Хоара, что оно будет обеспечиваться Организацией Объединенных Наций. Охранение было организовано настолько плохо, что выглядело в глазах личного состава оперативной группы "Рейнджер" совершенно неадекватным. Генерал-майор Гаррисон направил немедленный запрос о подкреплении в виде отсутствующего взвода из роты "А", который Макнайт был вынужден сократить. Как и ожидалось, с учетом политической обстановки, сложившейся вокруг развертывания, запрос был отклонен.
Плохая обстановка в области безопасности в окрестностях ангара была подчеркнута несколькими ночами позже, когда неизвестные нападавшие обстреляли находящийся поблизости пост с часовыми ООН. Солдаты ООН, скорее всего египтяне, не открыли ответный огонь, так как им не были выданы патроны. Вместо этого небольшой отряд Рейнджеров, находившийся в охранении у самого ангара, выдвинулся против стрелков, открыл огонь и уничтожил нескольких из них, прежде чем выжившие поспешно отступили. Но даже этот инцидент не помог убедить Вашингтон удовлетворить запрос Гаррисона.
В ангаре оперативная группа жила в спартанских условиях. У каждого человека была лишь раскладная койка на участке, отведенном его подразделению, и каждый держал свое оружие и снаряжение рядом с ней. Там не было ни штор, ни внутренних перегородок. Авиаторы из-за правил безопасности полетов разместились в нескольких трейлерах с кондиционерами. В конце концов, одним из операторов была устроена телевизионная комната с видеомагнитофоном, чтобы смотреть фильмы, и настольными играми, позволяющими несколько развеять скуку.
Условия жизни в ангаре ухудшались всякий раз, когда шел дождь. Поскольку аэродром находился у подножия возвышенности, на которой располагалась большая часть Могадишо, вода стекала вниз по склону, принося с собой всевозможные отходы, включая человеческие экскременты, регулярно наводнявшие части ангара. Это была не единственная связанная с канализацией проблема, отравлявшая жизнь оперативной группе. В первые дни развертывания все 441 человек ее состава были вынуждены пользоваться лишь полудюжиной мобильных туалетных кабинок, которые постоянно переполнялись. Заполненный крысами ангар был также наводнен голубями, служившими своего рода спортивным развлечением для операторов "Дельты", пытающихся сбивать их из пневматических пистолетов, привезенных из Штатов.
Личный состав оперативной группы проводил занятия по огневой и физической подготовке на импровизированном стрельбище, которое они устроили на близлежащем пляже. Оперативная группа также проводила время на самодельной волейбольной площадке. "Мы много играли в волейбол во второй половине дня, чтобы скоротать время. Когда появлялись разведданные, которые могли обернуться задачей, их стали называть "предупреждениями о штанах", потому что это означало, что нам надо переодеться из спортивной формы в штаны и ботинки на случай, если разведданные приведут к выезду", отмечал Курт Смит.
Сержант первого класса "Дельты" Гэри Кини, известный под прозвищем "Жадный"(1) вспоминал: "Снаружи ангара была волейбольная сетка, и иногда мы играли каждый день. Если мы не были на задании, если не занимались планированием, если не занимались физподготовкой и не занимались техобслуживанием, вы могли поймать меня на волейбольной площадке!"
Хотя море за волейбольной площадкой выглядело привлекательно, члены оперативной группы были предупреждены о невидимых опасностях. Ходили слухи, что некая русская фирма однажды запустила возле пляжа скотобойню, выбрасывая ее отбросы в море. Это привлекло акул, которые продолжали часто посещать этот район даже теперь, спустя долгое время после отъезда русских. Несмотря на это, некоторые члены многонациональных сил бросили вызов водам, что привело, по крайней мере, к одной смерти от нападения акулы: "Нападение акулы случилось, когда мы там были. Солдат из другого подразделения коалиции был укушен акулой, и это произошло именно в той самой маленькой бухточке, где мы с парой других парней плавали. Я никогда не возвращался в ту воду после этого!" вспоминал Кини.
Тренировки были постоянными, будь то стрельба, первая помощь, радиосвязь или зачистка помещений. Проводились учения для отработки действий, предпринимаемых в случае сбития воздушного судна, чтобы каждый солдат, авиатор или моряк знал основные процедуры, которым необходимо следовать в этой ситуации. Операторы "Дельты" делились с молодыми Рейнджерами тонкостями стрельбы в ближнем бою (CQB) и объясняли, как врываться и зачищать удерживаемое противником строение.
Дельта также планировала штурмы целей, которые могут оказаться возможными местами нахождения Айдида и его подручных. Кини объяснял:

Каждой группе было поручено спланировать операции на случай непредвиденных обстоятельств, если произойдет что-то, что приведет нас к определенным местам встречи или другим объектам в городе. Задачей группы "C" (например) была больница Дигфер. Мэтту Риерсону была поставлена задача спланировать, как эскадрон будет штурмовать больницу Дигфер. Мы потратили на это много времени и сил. Конечно, мы так и не отправились туда, но мы планировали это.

Другими тренировками руководил хирург "Дельты", доктор Джон "Роб" Марш. Их прозвали "козлиными лабами"(2) по названию тренировок армейских Сил спецназначения по практической отработке оказания первой помощи на живых животных. В Сомали у местных жителей приобретали коз, которых доставляли в безопасное место, где в несчастных животин стреляли. Операторы "Дельты" и SEAL должны были оказать козам первую медицинскую помощь. Затем коз возвращали местным жителям в качестве пищи, что было полезно в деле завоевания их сердец и умов, а также предоставляло операторам самую реалистичную из всех возможных подготовку по оказанию первой помощи.
Наряду с козлиными лабами "Дельта" и небольшой контингент SEAL Team 6 занимались тем. Что можно приравнять к воздушному сафари. Снайпера водружались на скамейки пары MH-6 и охотились на различную африканскую дичь, которую привозили в ангар для импровизированных барбекю. Наряду с предоставлением желанного отдыха от военных пайков и ограниченного количества свежей еды, это позволяло снайперам практиковать свои навыки в поражении движущихся целей с воздуха, что будет иметь решающее значение в ходе последующих операций.
Оперативная группа также осуществлению так называемых "обозначающих полетов". Их целью было сделать население Могадишо и самого Айдида менее восприимчивыми к присутствию их вертолетов над городом. Планировщики оперативной группы знали, что вылет армады вертолетов спецподразделения будет явным признаком надвигающейся операции, поэтому обозначающие полеты были попыткой как нормализовать их присутствие, так и запутать противника. Подполковник Джеймс "Томми" Фауст, оперативный офицер отдела J-2 (разведки) JSOC отметил: "TF "Рейнджер" проводила учебно-тренировочные полеты в случайном порядке, в любое время дня и ночи. Мы не могли скрыть наши вылеты, но идея состояла в том, чтобы поставить наблюдателей перед проблемой определения, было ли это началом чего-то настоящего или нет". Это несло дополнительную пользу, позволяя экипажам 160-го SOAR и их пассажирам привыкнуть к нормалиям города и его обитателей.
Курт Смит вспоминал свой первый инструктаж о правилах применения силы в таких полетах:

Норм (Хутен) кратко проинструктировал группу о правилах применения вооруженной силы (Rules of Engagement – ROE) в обозначающих полетах. Он сказал: "Если видите транспортное средство на открытом пространстве, имеете добро на огонь. Если видите кого-то с оружием, имеете добро на огонь. Если у вас появляются какие-либо сомнения относительно чего-либо…" я покачал головой, уже зная остальное. Нас учили не стрелять никогда и ни во что, если не были абсолютной уверенности в угрозе. Норм продолжил: "… имеете добро на огонь". Мои глаза расширились, когда я переварил этот явный отход от обычных процедур. Однако это была простая и желанная корректива.

Зная, что они, вероятно, находятся под наблюдением сторонников Айдида, оперативная группа начала обманные мероприятия, как пояснил Гаррисон:

Раз в день мы грузили все силы, выходили и чем-нибудь занимались. Раз в ночь, когда мы там были, мы грузили все силы, выходили и что-то делали. Мы предполагали, что они следят за нами, но ни у кого из них не было никакой возможности сказать, когда мы грузились, собираемся мы на выполнение задачи или нет.

Генерал-майор Гаррисон был прав. Командир сомалийских ополченцев позже утверждал:

Мы узнавали об этом сразу же после их прибытия, потому что мы были во всех местах, где бы они ни оказались, скажем, в порту, аэропорту, американском комплексе, некоторые из нас всегда были там, и как только они прибывали, мы знали, что они там. И через очень короткое (время) их собственные рации объявляли о прибытии этих спецназовцев.

Их цель делала все, что в его силах, чтобы избежать обнаружения, включая "перемещение каждые два часа, смену средств передвижения, ношение маскировки, ночевки всякий раз в разных местах". Он также прекратил появляться на регулярных митингах СНА, поскольку они были очевидными целями оперативной группы.
Рейнджеры также приступили к патрулированию ближайших окрестностей, чтобы расширить зону безопасности вокруг ангара. "Мы совершили в общей сложности 42 выхода, пока были там, в основном пешие патрули … в первую же ночь, когда мы оказались там, весь мой взвод вышел и провел пешее патрулирование в Могадишо. У нас был контакт (с противником) в первую же ночь", рассказывал лейтенант ДиТомазо. Штаб-сержант Рейнджеров Мэтт Эверсманн вспоминал эти ранние патрули: "Мы проводили ночное пешее патрулирование в городе. Как я понял, идеей было продемонстрировать присутствие, выйди и дать плохим парням понять, что мы здесь и в той же мере дать хорошим людям в Могадишо знать, что тут были хорошие парни". Эти патрули столкнулись с чрезвычайно бурным сопротивлением, как только об этой практике стало известно в Пентагоне.
Генерал Даунинг рассказывал:

Генерал Гаррисон хотел выйти и заняться активным патрулированием, чтобы сделать больше в части защиты своих сил. ОКНШ (Объединенный комитет начальников штабов) узнал об этом и взвился. Они сказали, что мы там не для того, чтобы заниматься этим, и чтобы мы не высылали патрули. Это задача UNOSOM и QRF. Генерал Монтгомери мог бы сказать, что они контролируют ситуацию – задачи войскового охранения в аэропорту были возложены на египтян… Объединенный штаб беспокоило то, что оперативная группа будет отвлечена от выполнения своей задачи. Гаррисон хотел, чтобы Рейнджеры устраивали засады и патрулировали окрестности аэродрома. Хоар и я говорили об этом. Это вызвало бурю – это не было незначительным вопросом. Это не было предметом обсуждения. Пауэлл беспокоился о расползании задачи. Люди были очень эмоциональны в тот момент.

Оперативная группа была также обеспокоена оперативной безопасностью (OPSEC). Она является жизненно важным фактором для любого спецподразделения. Силы специальных операций обучены действовать скрытно и поддерживать жизненно важные факторы стратегический и тактический внезапности. Маскировка или сокрытие истинного характера развертывания является типичной мерой для поддержания этого требования оперативной безопасности. В случае с оперативной группой "Рейнджер" их усилия были раскрыты с самого начала, когда название оперативной группы было опубликовано в международной прессе, еще до того, как развертываемые подразделения приземлились в Сомали.
Оглядываясь назад, именование оперативной группы по названию ее крупнейшего компонента выглядит сомнительным решением. Это привело к тому, что аналогичным оперативным группам, действовавшим во время Глобальной войны с террором, присваивались гораздо менее выразительные и гораздо более запутанные числовые идентификаторы, скрывающие их истинную роль и назначение. Оперативная группа "Рейнджер" также изо всех сил старалась скрыть присутствие в своих рядах элемента "Дельты", опять же, не сильно преуспев в этом.
Невероятно, но средства массовой информации, связанные с новостной службой Найт-Риддер(3), вскоре публично сообщили, что в состав оперативной группы "Рейнджер" входят "около двух дюжин коммандос из сверхсекретного армейского отряда "Дельта". Тот факт, что источниками этой информации назывались "должностные лица Пентагона", не менее тревожен: в лучшем случае это могла быть грубая попытка провести психологическую операцию, чтобы внушить страх их потенциальной добыче; в худшем случае это было невероятно опасным нарушением оперативной безопасности.
Один анонимный источник, цитируемый газетой, даже заявил: "Мы не собираемся вот прямо так заявлять, что попытаемся арестовать его, но если такая возможность представится, то наличие там "Дельты" даст нам больше шансов". В конце сентября, однако, та же служба новостей сообщала о попытках смягчить столь агрессивные идеи, добавив, что администрация США в настоящее время пытается политически изолировать Айдида. Они даже цитировали генерал-лейтенанта морской пехоты Роберта Джонстона, бывшего командующего американскими войсками в Сомали: "Если доведете до сражения с ним, то лишь подыграете и сделаете его сильнее".
Члены оперативной группы "Рейнджер" наблюдали практический эффект этих спекуляций прессы. Заместитель командира роты "Браво" Рейнджеров, капитан Ли Рысвик, комментировал:

Пресса оказала большое влияние на результаты действий TF "Рейнджер". Еще до развертывания сил в новостях того дня рассказывалось о том, как США отправляют в Сомали 400 элитных Рейнджеров на охоту за беглым полевым командиром Айдидом. CNN ждала Рейнджеров на асфальте аэродрома. Это лишь сигнализировало Айдиду о нашей задаче и, отправив его в глубокое затворничество, обрекло TF "Рейнджер" на провал. Неудивительно, что донесения разведки редко позволяли точно определить местонахождение Айдида.

Как отмечалось, было два основных плана захвата Айдида. Лейтенант Рейнджеров Джеймс "Джим" Лехнер, офицер огневой поддержки, приданный командному элементу капитана Стила и отвечающий за организацию авиаподдержки со стороны "Маленьких птичек" AH-6, подробно описал модель "штурм здания" и заслуживает подробного цитирования, особенно когда он излагает точный наряд сил, задействованный позднее 3 октября:

Штурмовой элемент состоял из личного состава Сил спецопераций и будет высажен непосредственно на место нахождения цели. Оказавшись на земле, штурмовой элемент будет отвечать за захват и взятие под охрану указанных лиц, в дальнейшем именуемых "Ценным Грузом" (Precious Cargo – PC). Штурмовой элемент будет осуществлять фактическое проникновение и зачистку зданий или транспортных средств, в которых находятся PC.

Два-четыре AH-6J, вооруженный ударный вариант вертолета "Маленькая птичка", прибудут незадолго до MH-6, которые доставят штурмующих, для разведки местонахождения цели и поиска потенциальных угроз, включая РПГ (противотанковые гранатометы) или зенитное вооружение. Хотя и небронированные AH-6, в просторечии называемые "Пушками" (Guns), были вооружены шестиствольными 7,62-мм миниганами и блоками 2,75-дюймовых неуправляемых ракет. Пояснения Лехнера продолжаются:

Помощь штурмовому элементу на этой задаче оказывал элемент безопасности(4). Он состоял из двух взводов Рейнджеров сокращенной численности, разбитых на четыре отдельных элемента или "мелка", которые окружат объект, десантировавшись путем спуска по канатам, и займут блокирующие позиции (БП) по периметру. Задача Рейнджеров заключалась, во-первых, в предотвращении любое вмешательство извне в действия штурмового элемента, а во-вторых, в изоляции района цели, чтобы никто не мог скрыться.

Термин "мелок" восходил к операции "Оверлорд" и вторжению во Францию во время Второй мировой войны. Бойцы-десантники назначались на конкретные борта, чей идентификационный номер отмечался мелом на боку самолета или планера(5). Парашютисты затем делились на группы в соответствии с этими номерами. Рейнджеры продолжали использовать этот термин в Сомали, чтобы легко определить, кто в какой вертолет назначен. Пока "мелки" высаживаются, наземные силы быстрого реагирования Рейнджеров (Ground Reaction Force – GRF) выдвинутся к цели. Как поясняет далее Лехнер:

Рота "Браво" также предоставит наземные силы с транспортом, состоящие из элемента численностью со взвод в составе… "хамви", вооруженные пулеметами .50 калибра, и автоматическими гранатометами Mk19. Сразу после вылета штурмовой группы машины помчатся из аэропорта к местонахождению цели и усилят периметр. Как только разведка даст данные о цели, мы используем разведывательные птички для точного определения ее местонахождения и направления десантно-штурмовых сил в зону высадки (Landing Zone – LZ). Это имело решающее значение, поскольку LZ, как правило, находилась прямо на крыше цели среди зданий или машин на улицах.
Транспортные птички доставляли штурмовую группу к цели, а затем высаживали ее, как правило, с помощью каната. После высадки большая часть птичек улетала на безопасное расстояние, набирала высоту и кружила, дожидаясь вызова на подбор штурмовой группы. Некоторые из вертолетов останутся над целью, и будут поддерживать штурмовую группу на земле. Среди вертолетов будет две птички, несущие снайперов, которые точным огнем должны будут воспрепятствовать приближению сомалийцев к периметру. Снайперам в этом помогут бортстрелки этих вертолетов.
В дополнение к снайперским птичкам четыре вертолета-ганшипа в случае необходимости обеспечат больше огневой мощи. Птичка командования и управления и еще одна транспортная птичка с поисково-спасательной группой (Search and Rescue – SAR), также останутся над головой. Группа SAR состояла из медиков и спасателей, и предназначалась на случай сбития вертолета.


Модель "Перехват автомобильной колонн" была вариантом, в основном возглавляемым "Дельтой". После того, как намеченное лицо будет опознано в движущейся колонне, от оперативной группы вылетят либо "Маленькие птички" MH-6, либо "Блэкхоки" со снайперами "Дельты", сопровождаемые парой вооруженных ударных вертолетов AH-6, которые в случае необходимости должны будут оказать непосредственную авиаподдержку. Снайпера поразят машину с воздуха, используя легкие пулеметы M249 (SAW) или свои снайперские винтовки, стремясь попасть в блок цилиндров, чтобы обездвижить транспортное средство. Если это не приведет к остановке, затем должен быть поражен водитель.
Затем операторы высадятся и захватят намеченное лицо. "Мелки" Рейнджеров, как правило, будут находиться наготове в кружащих вверху "Блэкхоках", чтобы действовать в качестве отсекающих сил или усиливать операторов, если цель скроется в здании. Обе модели действий могли быть изменены по мере необходимости, часто на лету. Например, при некоторых обстоятельствах штурмовая группа будет подобрана вертолетами с крыш или с улицы за пределами месторасположения цели. В иных случаях автоколонна Рейнджеров въедет в район цели, чтобы забрать операторов.
При любом сценарии всегда присутствовали вертолетные элементы. В вышине над ними находился C2 или "Блэкхок" командования и управления с позывным "Супер 63", пилотируемый старшим уорент-офицером 4 класса Стю Кауфманом и старшим уорент-офицером 3 класса Марком Бергамо. В нем находились руководитель воздушной операции полковник Том Мэтьюс и руководитель наземной операции полковник Гэри Харрелл. "Супер 63" был также оборудован для проведения экстренного медэвака в чрезвычайной ситуации, хотя найти посадочную площадку достаточного размера в городской застройке Могадишо окажется непросто.
Вместе с "Блэкхоком" C2 был еще один MH-60L, в котором находился страховой полис оперативной группы "Рейнджер" – группа поисково-спасательной службы или CSAR. "У нас было семеро Рейнджеров, пятеро из "Дельты", два парашютиста-спасателя и один CCT (авианаводчик), и у нас была куча народу в званиях – два сержант-майора и капитан из "Дельты", рассказывал сержант Рейнджеров Джон Белман, назначенный в группу обеспечения безопасности элемента CSAR. "Это была группа из одних шишек. В этой группе я не был в моей обычной роли командира огневой группы или отделения".
Среди пяти операторов "Дельты" в элементе CSAR были капитан Билл Си, который позже, во время вторжения в Ирак, будет командовать Эскадроном "С", сержант-майор Эскадрона "С" Томми Си, сержант-майор Рик Даблью из снайперского отряда (также известного как 3-й отряд), Сержант первого класса Боб М, высококвалифицированный медик Сил спецназначения и Люк В, специалист-врывотехник. Во всех эскадронах "Дельты" взрывотехник был основной персоной, способной обезвреживать боеприпасы и СВУ, обнаруживаемые в ходе рейдов, или разрушать объекты с помощью взрывчатых веществ. Одна из главных ролей Люка В в группе CSAR заключалась в закладке зарядов в сбитый вертолет, чтобы он не достался противнику. Белман добавил:

Во главе был капитан Билл Си, старший в группе. В подразделении CSAR мы отлично работали вместе, несмотря на то, что фактически у вас было три разных подразделения, подчиняющихся трем разным цепочкам командования. Если Билл Си выйдет из строя, командование примет один из сержант-майоров "Дельты". Медицинская часть была на "ПиДжеях" (парашютистах-спасателях) во главе с Бобом М. – у меня была подготовка ЕМТ (фельдшера-парамедика), плюс все имели определенную подготовку (оказанию первой помощи). По возвращению из Сомали это был один из уроков – иметь больше этих парней.

В группу CSAR было назначено трое человек из подразделения специальной тактики ВВС. Среди них был чрезвычайно опытный мастер-сержант ВВС Скотт Фалес. Он прошел отбор, чтобы стать парашютистом-спасателем или PJ еще в 1980 году, и участвовал в операции "Правое дело" в Панаме, прыгая на аэродром Ториос-Такумен, чтобы разместить инфракрасные проблесковые маяки для основных сил десанта. Через десять лет после того, как он стал "ПиДжеем", Фалес прошел отбор в 24-ю эскадрилью специальной тактики, которая обеспечивала операции JSOC. Его первым развертыванием была операция "Буря в пустыне", в которой он участвовал в эвакуации групп Сил спецназначения, раскрытых и застигнутых глубоко в тылу противника.
Вторым "ПиДжеем" в группе был также ветеран из Панамы, техник-сержант Тимоти Уилкинсон, как и их авианаводчик, техник-сержант Пэт Роджерс. Все трое авиаторов будут главными действующими лицами в событиях на месте первого крушения 3 октября. У "ПиДжеев" был полный комплект средств для оказания неотложной первой помощи, и были специально обучены спасению зажатых обломками членов экипажа.
По факту в состав оперативной группы "Рейнджер" входило около дюжины членов подразделения специальной тактики ВВС. В число авианаводчиков, находившихся практически во всех ее элементах, входил техник-сержант Дэн Шиллинг, сопровождавший командира батальона Рейнджеров полковника Дэнни Макнайта в составе GRF. Авианаводчик штаб-сержант Рэй Бенджамин будет находиться с командным элементом оперативной группы на борту C2.
Штаб-сержант Джефф Брей был придан штурмовой группе "Дельты" и должен будет лететь вместе с операторами. Брей заменил мастер-сержанта Дейва Шнора, который примет участие лишь в первых трех миссиях оперативной группы, так как ему пришлось экстренно вернуться в Штаты по семейным обстоятельствам. Задачей этих авианаводчиков, была отработка запросов непосредственной авиаподдержки от групп, в состав которых они входили, и управление движением в пространстве над целью, чтобы минимизировать риск столкновений или огня по своим – это была сложнейшая задача, в воздухе над ними постоянно находилось до 16 воздушных судов. Каждый авианаводчик имел несколько радиостанций, позволяющих ему напрямую связываться с пилотами "Маленьких птичек" и "Блэкхоков", а также вертолетом C2.
Как отмечалось ранее, командиром наземных сил, а также командиром штурмовых сил был капитан "Дельты" Остин "Скотти" Миллер. "Мелками" Рейнджеров командовал капитан Майк Стил. Полковник Дэнни Макнайт возглавлял колонну наземных сил быстрого реагирования Рейнджеров. Отношения подчиненности на месте, возможно, не были кристально ясны для Стила, и это привело к затруднениям в ходе той самой задачи 3 октября.
Норм Хутен пояснял:

Скотт Миллер был командиром наземных сил. Всем было ясно, что командир штурмовых сил отряда "Дельта" являлся командиром наземных сил. Так было на каждой задаче. Никаких изменений в структуре командования не было. Не уверен, скажет ли капитан Стил иное, но если он это сделает, он ошибается. Скотт Миллер еще за несколько дней до этого занимал должность оперативного офицера. Командиром наземных сил был Беннет С., но его отец заболел, и Беннет отправился домой, так что Скотт был назначен главным, временно, до возвращения Беннета.

Хотя стесненные условия их проживания, естественно, приводили к периодическим разногласиям, в целом все три подразделения поддерживали тесные отношения. Пилоты 160-го SOAR и операторы "Дельты" имели большой опыт работы друг с другом и их связи были особенно близкими. Многие из Рейнджеров были очень молоды и, по собственному признанию, не имели боевого опыта. Многие по понятным причинам испытывали неуверенность в своей первой реальной боевой задаче, хотя и пытались прикрыть это бравадой Рейнджеров. Молодые Рейнджеры, естественно, смотрели на более старших операторов "Дельты", источавших дух непочтения к армейским нормам. "Дельта" настоятельно поощряла индивидуальную инициативу, в значительной степени игнорируя звания и относясь с почтением лишь к тем, кто был наиболее опытным.
Это не слишком устраивало командира роты Рейнджеров. Стил, бывший, по общему мнению, весьма твердолобым армейским традиционалистом, воспринимал это отрицательно и сделал все возможное, чтобы держать оба подразделения порознь, опасаясь влияния операторов. Он также поставил точку в некотором положительном перекрестном опылении, имевшем место между этими двумя подразделениями. Операторы проводили с Рейнджерами занятия по передовым методам стрельбы в ближнем бою и зачистке помещений, которые, без сомнения, помогли бы им во время событий 3 октября, но Стил попытался остановить тренировки. Дабы избежать гнева Стила, некоторые Рейнджеры сбегали после наступления темноты, чтобы присутствовать на секретных тренировках с операторами "Дельты".
Капитан рейнджеров, судя по всему, был сеющим раздоры человеком. Большинство членов "Дельты" и 160-го SOAR, контактировавших со Стилом, обычно описывали его почти исключительно в негативном ключе. Некоторые ставили под сомнение то, как он поступил с солдатом 7-й Группы Сил спецназначения, приданным батальону Рейнджеров в качестве медицинского специалиста от Сил спецназначения. Он публично спорил со Стилом по поводу тактического смысла инструктажа его Рейнджеров после того, как они покинули относительную безопасность базы, а не до начала операции. В результате он был внесен Стилом в черный список и на следующий день отправлен обратно в Штаты.
История человека, к которому это относилось, в то время штаб-сержанта Стэна Гоффа, была весьма яркой. На самом деле он был бывшим оператором "Дельты", которого вышибли из подразделения в 1986 году за предполагаемые сексуальные нарушения. Во время командировки в Сальвадор он, якобы, вступил в неуместную связь с женщиной в резиденции посла США. После инцидента его перевели в 7-ю Группу Сил спецназначения. Несмотря на свой уход из "Дельты" под сгустившимися тучами, Гофф был очень опытным оператором и медиком, в составе "Дельты" проводившим операции в Центральной Америке. Некоторые рассматривали отношение Стила к Гоффу как еще один пример плохих командирских решений Стила.
Штаб-сержант "Дельты" Майк Мозер отмечал: "Как правило, я старался, насколько это было возможно, избегать смешиваться с ребятами из Рейнджеров, поскольку понимал, что мы являемся серьезным раздражающим (или) разрушительным фактором для их внутренней цепочки командования". Похоже, так же обстояли дела и у большинства его коллег-операторов. Рейнджеры видели, что "Дельта" носит все, что хочет, всячески модернизирует оружие и снаряжение для, по их мнению, лучшего соответствия конкретным задачам, и демонстрирует общее пренебрежение регламентированной армейской доктриной, являясь полной противоположностью их ротному командиру. Что-то из этого подхода, несомненно, начало передаваться наиболее впечатлительным Рейнджерам.
Хутен добавил:

Когда сталкиваешься с операторами, то имеешь дело с группой довольно непочтительных парней. Полагаю, он видел в этом некое неуважение. С 30-летними бывалыми мужиками его тактика не срабатывала. Нам было наплевать на капитана Стила, поскольку он не был вовлечен в нашу жизнь.
У него была куча молодых Рейнджеров, заглядывавшихся на операторов "Дельты", и, полагаю, он думал: "Эй, эти парни узурпируют мой авторитет", и чувствовал, что теряет контроль над своими парнями. Он подходил и говорил (своим Рейнджерам): "Возвращайтесь в свою секцию, не общайтесь с этими парнями", или они хотели отправиться с нами на тренировку, и он не хотел, чтобы они тренировались с нами. Скажу как есть, я думаю, что он был немного напуган.


Отношения между Стилом и "Дельтой" были запечатлены как в книге, так и в фильме "Черный ястреб сбит". Некоторые, в том числе полковник Дэнни Макнайт в своих мемуарах, считали, что трудности были преувеличены: "Возможно, это было в некоторой степени верно в части отдельных весьма специфических ситуаций, но ни в коем случае не в обычной повседневной обстановке". Далее он указывает на источник предполагаемого недовольства в лице одного конкретного члена "Дельты", скорее всего, тогдашнего сержанта первого класса Пола Х., командира группы "Е". Пол Х, отказавшийся дать интервью для этой книги, говорил с Марком Боуденом и стал основным источником для его рассказа о роли "Дельты" в задачах "Готического Змея". Он насмехался над Стилом и действиями некоторых из его Рейнджеров.
Сержант Рейнджеров Кени Томас излагает собственное мнение о проблемах между Стилом и некоторыми членами "Дельты" и, возможно, затрагивает самую суть проблемы. Он процитировал сказанное ему Стилом:

Знаете, сержант Томас, не то чтобы я не уважал то, насколько они хороши в своем деле. Я понимаю это. Но вы должны понимать, что эти люди – закаленные NCO (сержанты) с многолетним опытом. Знаете, почему наша подготовка должна оставаться такой простой? Потому что у нас есть рядовые, новые и неопытные солдаты, приходящие в полк. Наша задача быстро и эффективно вывести их на должный уровень. Нам следует быть проще.

Томас также отметил, что "это не значит, что Майку Стилу не нравились парни из "Дельты" или он считал их "разнузданными ковбоями", как это показано в фильме. Он уважал их уровень подготовки и знаний. Но их методы не были нашими методами. Из соображений командования и управления он не мог позволить себе смешивать одно с другим".
Эти два подразделения часто действовали бок о бок, но никогда с одной и той же целью. Рейнджеры, как правило, обеспечивали охрану периметра, в то время как операторы проводят сам штурм. 3 октября обоим подразделениям пришлось действовать вместе и они смешались друг с другом, чего не ожидали и к чему не готовились. Можно утверждать, что в глубине души Стил стремился к лучшему для своих солдат. К примеру, он был явно шокирован и опечален потерями 3 октября.
Один из примеров дурных взаимоотношений Стила с "Дельтой" теперь стал знаменитым интернет-мемом и даже дизайном футболки после того, как был впервые описан в книге и фильме Боудена: печально известный эпизод: "Это мой предохранитель". В фильме актера Эрика Бану, играющего Норма "Хута" Гибсона, собирательного персонажа, основанного на образах нескольких операторов, но наиболее явно – сержанта первого класса Нормана Хутена, останавливает в ангаре Джейсон Айзекс, играющий роль капитана Стила. Персонаж Айзекса отмечает, что оружие Гибсона не стоит на предохранителе. В ответ Гибсон поднимает свой указательный палец и пренебрежительно заявляет: "Это мой предохранитель, сэр".
Норм Хутен рассказал, что Боуден и сценаристы объединили два разных случая:

В этом есть небольшая доля правды. История такова, он подошел ко мне в столовой и сказал: "Эй, поставь оружие на предохранитель". Мы разряжали наше оружие и спускали курок, а когда вы спускаете курок у карабина, вы не можете поставить его на предохранитель, он просто не передвинется в это положение. Вы спускаете затвор в переднее положение при вынутом магазине, и снимаете нагрузку с шептала. Для нас это способ понять, что оружие не заряжено, ночью например, не глядя на него – если оно не встает на предохранитель, я знаю, что оно разряжено.
Он сказал: "Поставь оружие на предохранитель". Я сказал: "Оно разряжено", а он за свое: "Поставь его на предохранитель". Я ответил: "Оно в безопасном положении – поскольку оружие разряжено, оно не встанет на предохранитель". И добавил: "Не беспокойтесь об этом, у меня все схвачено". Вот и все. Позже вечером кто-то из Рейнджеров спародировал это, и в пародии сделал эту штуку с пальцем (также эпизод, показанный в фильме в исполнении сержанта Рейнджеров Доминика Пиллы, сыгранного Дэнни Хохом).
Они сделали это, потому что в тот день мы учили их CQB (ближнему бою), и я сказал им: "У оружия есть предохранитель, но ваш главный предохранитель – это ваш палец, он единственный связан с вашим мозгом, так что используйте его как ваш основной предохранитель". В общем, они взяли это и объединили с тем инцидентом в столовке, и оно вошло в фильм, как будто происходило так. Я был в восторге от этого.


1. Greedy (прим. перев.)
2. Сокращение от "лабораторная работа". В оригинале "goat labs" (прим. перев.)
3. Найт-Риддер (Knight-Ridder) – на тот момент вторая по значимости газетно-издательская корпорация США. Издавала 32 ежедневные газеты с тиражом свыше 3 млн. экземпляров (прим. перев.)
4. "На наши деньги" подгруппа обеспечения (прим. перев.)
5. Вообще-то номера на этих бортах и так имелись. Здоровенными такими цифрами написанные. А вот мелом эти номера дублировались на спинах или снаряжении членов корабельных групп. Тех самых "мелков"… (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Den_Lis 21 июл 2020, 00:53, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 02 июл 2020, 18:47 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1402
Команда: FEAR
Блин, столько интересных нюансов и деталей!
Спасибо!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 03 июл 2020, 11:26 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 373
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 03 июл 2020, 15:21 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
Спасибо!
Уважаемый Денис, могу утащить Ваши переводы в свою лавку военных переводов?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 10 июл 2020, 08:02 

Зарегистрирован: 20 ноя 2017, 16:59
Сообщений: 39
Команда: нет
Продолжение, пожалуйста.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 11 июл 2020, 19:48 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
Несмотря на все сложности, существующие между Стилом и "Дельтой", у них было дело, и это дело зависело от своевременных, точных и действенных разведданных. С самого начала борьба за "неприкрытую правду" была тяжелой. Официальная американская армейская история операций в Сомали отмечает: "Задача окажется чрезвычайно сложной, поскольку Айдид ушел в подполье после налетов AC-130 и наземных ударов по его опорным пунктам в июне и июле". Майор Армии США Тимоти М. Карчер задокументировал эти трудности в "Понимании переоценки сил":

В предыдущие месяцы Объединенное командование спецопераций США направило в Могадишо две рекогносцировочные группы для определения выполнимости захвата Айдида (sic) и получения первоначальной разведывательной оценки. Сначала они сообщали, что захват Айдида возможен ввиду большого количества публичных перемещений. Однако к июлю из-за своей все более враждебной позиции по отношению к ООН Айдид значительно сократил свои появления на публике, поэтому вероятность его захвата свелась к минимуму.

Члены оперативной группы "Рейнджер", несколько оторванные от занимающегося сбором разведданных мира плаща и кинжала, сохраняли оптимизм. "Мы выяснили, что начать эту операцию будет сложно, поскольку в то время не существовало никакой разведывательной сети, по крайней мере, насколько я был посвящен. Но я не переживал об этом. В конце концов, мы были хорошо вооруженными, отлично оснащенными Рейнджерами, а наш противник жил в каменном веке. Такими были мои мысли о сомалийцах", рассказывал Мэтт Эверсманн.
Ветеран ЦРУ Джек Кассинджер отметил, что еще до прибытия оперативной группы "Рейнджер" сотрудники ЦРУ были направлены в Сомали для поддержки гуманитарной миссии США: "Первые группы в Сомали состояли из военизированного персонала DO (Оперативного директората – Directorate of Operations), SAD (Отдела специальной деятельности – Special Activities Division) и элементов JSOC. Они проводили чрезвычайно высокорискованные операции передовых сил перед вводом основных сил. Первой потерей в ходе операции "Возвращение Надежды" был сотрудник ЦРУ Ларри Ф., входивший в состав одной из этих групп". Ларри Ф. был сержант-майором Лоуренсом Фридманом, бывшим оператором "Дельты", погибшим в результате подрыва на мине 22 ноября 1992 года в Бардере, на юго-западе Сомали.
В поддержку оперативной группы "Рейнджер" был развернут внушительный набор разведывательных сил и средств, пытающихся получить действенные разведданные, которые приведут к захвату Айдида. Ячейку J-2 JSOC или "разведцех" возглавлял ныне покойный полковник Дэвид "Дейв" Макнайт (не имеющий отношения к командиру батальона Рейнджеров Дэнни Макнайту). Дейв Макнайт работал как со своими аналитиками JSOC, так и с сотрудниками ЦРУ и секретным армейским подразделением, специализирующимся на электронной разведке (SIGINT), в то время называвшемся Управлением военной поддержки, к которому мы вернемся позже в этой главе.
HUMINT по большей части оставалась владением ЦРУ. Американский командующий, генерал-майор Карл Эрнст, упоминал о естественных трудностях, тайного использования сотрудников ЦРУ или военного персонала на улицах Могадишо: "Сбор разведданных был сложным, потому что мы не были похожи на них. Это то, как мы выглядим, то, как мы двигаемся и говорим, и поэтому очень трудно проникнуть в общество, культуру которого определяет клан, а затем его подклан, и где все знают всех". Вместо этого оперативной группе и ЦРУ пришлось опираться на источники из завербованных местных, чья лояльность и компетентность, особенно в области разведки, всегда были под вопросом.
Профессор Джеймс Хаукрофт, директор Программы исследований терроризма и безопасности в Центре Джорджа К. Маршалла и ветеран разведки Корпуса морской пехоты с 30-летним стажем, позже объяснил некоторые из этих уникальных трудностей:

Как и в случае с SIGINT, для создания на новом месте сети HUMINT требуется время. Оно нужно специалистам HUMINT, чтобы понять этническую и племенную структуру, и динамику власти в городе, что окажет влияние на то, кто о ком будет сообщать, и насколько достоверными будут эти донесения.
Будет трудно установить надежность и правдивость сообщений местного населения – в конце концов, именно ваши действия приносят смерть и разрушения в их кварталы, ставя под угрозу их семьи и заставляя их бежать. Они не знают, победите ли вы или как долго вы пробудете там. Общение с вами ставит под угрозу их семьи.


В конце концов, ЦРУ завербовало сомалийского полевого командира, который за определенную плату предложил привести их к Айдиду. Для работы с источником прилетел ветеран ЦРУ, ранее выступавший куратором полевых командиров, известный под псевдонимом Кондор. Важно отметить, что Кондор был чрезвычайно опытным разведчиком, чья полевая карьера началась еще во Вьетнаме, и он был афроамериканцем, черта, дававшая ему несколько больше шансов не выделяться среди сомалийцев, по крайней мере, на расстоянии или в автомобиле. Задачей Кондора было привести своего полевого командира в непосредственную близость к Айдиду, что позволит провести независимую проверку его местонахождения перед тем, как мог быть нанесен удар.
Управление технических служб в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли разработало решение, достойное мифического отдела Q из Джеймса Бонда – трость с ручкой из слоновой кости, содержащую замаскированный радиомаячок, который будет скрытно передавать о своем местонахождении на борт самолета. По плану ЦРУ полевой командир должен был передать трость Айдиду в качестве подарка. Если повезет, Айдид оставит трость себе, и она приведет ЦРУ и, в конечном итоге, оперативную группу "Рейнджер", прямо к его местонахождению. Однако до того как подарок был доставлен Айдиду, судьба сыграла злую шутку. Полевой командир выстрелил себе в голову из револьвера, играя во время попойки в русскую рулетку. ЦРУ нужно было начинать все с нуля.
Кондор вызвался взамен нанять людей полевого командира в два отряда местных наблюдателей, Команду 1 и Команду 2, и отправить их в город, чтобы выследить Айдида. План был согласован с Лэнгли и Гаррисоном, и Кондор переместился на съемную конспиративную квартиру, сопровождаемый четырьмя SEAL из оперативной группы "Рейнджер". Снайперы SEAL должны были обеспечить безопасность дома, впоследствии получившего кодовое наименование Паша. Он был расположен на севере Могадишо в районе Лидо, что по-итальянски означало пляж. Наряду с функционированием в качестве оперативной базы набранных Кондором местных групп наблюдения, Паша также был местом расположения группы специалистов SIGINT Армии и ЦРУ.
SEAL со своими снайперскими винтовками несли вахту на плоской крыше. В случае слежки за информатором, им было приказано убрать любого, кто будет следовать за ним. Операторы установили процедуру экстренного покидания на случай, если надежный дом подвергнется целенаправленному нападению. Оборудование SIGINT будет выноситься в рюкзаках, а то, что не может быть унесено, во избежание попадания к противнику будет уничтожено с помощью термитных гранат. SEAL убедились, что у всего персонала имеются "тревожные сумки", подготовленные именно на такой случай. К счастью, они так и не понадобились, хотя SEAL внесли свой вклад в безопасность квартала, уничтожив троих вооруженных бандитов, пытающихся вломиться в соседний дом.
Несмотря на риски, оперативники ЦРУ и сами вышли в поле, пытаясь засечь Айдида. Один из сотрудников ЦРУ с псевдонимом Леопард попытался встретиться с местным сомалийским источником, заявившим, что он готов продать Айдида в обмен на 25000 долларов, предложенных в качестве вознаграждения адмиралом Хоу после убийства пакистанских миротворцев в конце июня. Вместо этого Леопарда завели в засаду, где он был тяжело ранен. Ему повезло спастись живым: в его автомобиле, небронированном Isuzu Trooper без опознавательных знаков, насчитали 49 попаданий.
Группы ЦРУ и SIGINT, размещенные в Паше, подвергались все большей угрозе. Источник ЦРУ сообщил им, что ополченцам Айдида известны марки их машин и то, как они вооружены, и они знают, что Кондор является сотрудником ЦРУ. Съемочная группа CNN попала в засаду, по словам SEAL Ховарда Васдина, потому что Хабр-Гадир принял их за группу ЦРУ и их охранников. В этом инциденте погибли переводчик и четыре сотрудника местной службы безопасности.
Когда 11 сентября до ЦРУ дошла весть о том, что Паша действительно раскрыт и Айдид планирует прямое нападение на надежный дом, Гаррисон приказал американцам уходить. Они доехали до контролируемого пакистанцами футбольного стадиона к северу от города, и были немедленно вывезены вертолетами 160-го SOAR. Местные сомалийские агенты ЦРУ продолжали выполнять свою задачу, проникая на собрания Хабр-Гадира и СНА, и вынюхивая Айдида.
Гариисон начинал уставать от выходок некоторых из местных источников, завербованных и финансируемых ЦРУ.

Обычно (местные агенты), похоже, считали, что полученное через третьи руки от человека, не вхожего в группу интересующих лиц донесение, должно быть, вполне сойдет за текущие разведданные. Я не считал. Кроме того, когда член группы сообщает о чем-то, что абсолютно расходится с тем, что наблюдается с наших вертолетов (и что видим мы здесь, в JOC), я, естественно, взвешиваю решение о начале действий, сравнивая то, что мы видим, с тем, о чем доносят.

Известно, что вместе с ячейкой J-2 и ЦРУ работали сотрудники Управления военной поддержки Армии США (Office of Military Support – OMS). OMS работала под ошеломляющим многообразием названий и кодовых наименований, многие из которых относились к Программам Особого Доступа (Special Access Program – SAPS)(6), в которых обычно таилось это подразделение. Первоначально называвшееся Отделом оперативной разведки (Intelligence Support Activity – ISA), во время операции в Могадишо это подразделение было также известно "Дельте" как "Сентра Спайк" (Centra Spike). Их участию в "Готическом Змее", возможно, способствовал Дейв Макнайт, в прошлом бывший их оперативным офицером. В этом же подразделении служил и сам Гаррисон.
ЦРУ включило в состав оперативной группы "Рейнджер" оперативника для непосредственного взаимодействия с Гаррисоном и обеспечения бесперебойного потока разведданных между ЦРУ и JSOC. Этот оперативник с псевдонимом Баффало прилетел вместе с оперативной группой "Рейнджер" и даже побрил голову, чтобы смешаться с Рейнджерами. Гаррисон также разместил одного из своих офицеров разведки JSOC с псевдонимом Гринго II на станции ЦРУ для координации действий между Агентством и его собственной ячейкой J-2. Этот офицер был, скорее всего, из OMS, подразделения, которым он позже командовал.
Подполковник Джеймс "Томми" Фауст, заместитель командира и оперативный офицер ячейки J-2 JSOC, упоминал о "нескольких авиационных платформах SIGINT, базировавшихся за пределами страны и поддерживавших TFR(7)". Это были, скорее всего, группы OMS, поскольку аналогичные действия тогда происходили в Колумбии в поддержку охоты на Эскобара. По факту, некоторые из этих средств были перенаправлены с тех задач на поддержку Гаррисона. Фауст также отметил добавление "возможности исследования и разработки SIGINT", что отражает то, насколько мало известно о возможностях OMS.
Информация об OMS из открытых источников скудна, и даже те, кто входит в сообщество SOF, часто не знают о его реальной роли. Адмирал ВМС США Гарри Харрис, бывший глава Командования специальных операций на Тихом океане, в 2016 году отпустил шуточный комментарий: "Управление военной поддержки звучит не очень "охрененно", поэтому я попросил кое-кого из парней рассказать мне, чем оно занимается на самом деле – и все, что я могу вам сказать, это то, что оно делает кое-какие "охрененно интересные" вещи".
Подразделение было организовано в отряды по тому же принципу, что и "Дельта", и имело три эскадрона: оперативный, обеспечения и SIGINT. Именно из последнего эскадрона были, вероятно, привлечены авиационные группы SIGINT, поддерживающие оперативную группу "Рейнджер". OMS использовало собственные сильно модифицированные гражданские винтовые самолеты, как правило, Бичкрафт 300-й и 350-й моделей. В Сомали их задачей было сканировать эфир на предмет упоминаний Айдида или его главных сторонников, надеясь, что кто-нибудь допустит ошибку и приведет оперативную группу "Рейнджер" к их цели. Некоторые сотрудники из оперативного эскадрона OMS, возможно, были также задействованы на земле, поскольку источники упоминают о присутствии в Могадишо трех женщин-оперативников из подразделения, хотя, возможно, имела место путаница с отрядом F "Дельты".
Наряду со средствами перехвата SIGINT, принадлежащими OMS, для обеспечения задач по Айдиду совершал вылеты целый ряд других авиационных средств сбора разведывательной информации. Они варьировались от армейских разведывательных вертолетов, оснащенных видеокамерами, до некогда секретного разведывательного самолета ВМФ и "малошумного пилотируемого самолета наблюдения", управляемого ЦРУ.
Несекретные вертолетные разведывательные средства были представлены "Кайовами" OH-58D из оперативной группы "Ворон" (Raven), взятыми у оперативной группы 2-25 Армии США. "Ворон" временно выделил или "отчленил" свои базирующиеся в Форт-Худе машины оперативной группе "Рейнджер" на время операции. Уникальный комплекс оптических и тепловизионных (FLIR) устройств, смонтированных на стойке над втулкой несущего винта OH-58D, мог передавать информацию напрямую в JOC Гаррисона, хотя эта технология все еще находилась в зачаточном состоянии. Пилот "Маленькой птички", старший уорент-офицер Карл Майер, рассказывал, что: "(Это) было очень, очень примитивно в те времена. У них был один видеоканал на маленьком экране, но большей частью они сидели вокруг стола со стоящей посередине радиостанцией и слушали ее. (Это все) теперь так по-другому".
Несмотря на это, технология видео дала командованию во время "Готического Змея" уникальную возможность взглянуть на район боевых действий. Это будет первый случай в истории, когда наземные боевые действия будут наблюдаться их командирами в режиме реального времени с помощью бортовых камер, тот первый, что непосредственно приведет к разработке гораздо более совершенных систем камер, используемых на современных беспилотных летательных аппаратах "Хищник" (Predator) и "Жнец" (Reaper).
Возник вопрос о том, развертывалось ли Сомали также собственное тайное авиакрыло "Дельты". Это подразделение, известное как Эскадрон "Эхо", использовало не несущие опознавательных знаков варианты "Маленьких птичек" МН-6, оснащенные камерами и датчиками для наблюдения в ходе подготовки "Дельты" к штурмовым действиям. Автор и историк Шон Нейлор заявил, что размещение в Могадишо Эскадрона "Эхо" ему подтвердили источники в JSOC, однако автор не смог произвести независимую проверку этого.
Любопытная запись в журнале операций рейнджеров Целевой группы отмечает: "Разведывательный вылет (2 x H-530 и 1 x OH-58D)", указывая на использование двух коммерческих "Хьюз-530", которые по планеру являются аналогами "Маленькой птички". Все прочие источники, в том числе ветераны из "Дельты" и 160-го SOAR, отмечают наличие только OH-58D. Небольшая загадка, которую мы, пожалуй, никогда не разгадаем.
Самолет, который подтвержденно летал над Могадишо во время охоты на Айдида, был специализированным вариантом самолета наблюдения и поиска P-3 "Орион" ВМС США. Хотя ряд источников утверждал, что это был стандартный P-3, записи указывают, что на самом деле это была секретная модель, известная как "Риф-Пойнт" (Reef Point). "Риф-Пойнт" был кодовым названием специализированного варианта P-3, на котором летала флотская патрульная эскадрилья специальных проектов (Special Projects Patrol Squadron), скрывающая свои самолеты среди парка обычных "Орионов". Ныне известный как "Нерушимый" (Iron Clad), "Риф-Пойнт" был самолетом, специально оборудованным для скрытного наблюдения, имеющим на борту телескопические инфракрасные видеокамеры, которые могли транслировать цветную широкоэкранную картину происходящего непосредственно в JOC Гаррисона.
В воздухе также находился самолет-шпион "Швайцер" RG-8 с установленным тепловизионным и видео оборудованием. "Швайцер" был уникальной двухместной конструкцией, способной, оказавшись над целью, убрать газ двигателей и практически беззвучно планировать, записывая и передавая поступающие с его камер разведданные. По всей вероятности, RG-8 управлялся авиационным филиалом Отдела специальной деятельности ЦРУ. Все эти самолеты-разведчики участвовали в установлении структуры перемещений и поиске изменений в этой схеме, которые могли бы указывать на присутствие такого особо важного субъекта, как Айдид или один из его главных подручных.
Одна из лучших зацепок, разработанных в начале сентября, поступила от агента ЦРУ, которому удалось дать дочери Айдида сотовый телефон, который немедленно стал прослушиваться OMS. В результате ЦРУ узнало, где предположительно Айдид находился прошлой ночью, и для отслеживания его автоколонны, когда он покинет резиденцию, вылетел флотский "Риф-Пойнт". К сожалению, ему удалось избежать обнаружения в кишащем толпами центре Могадишо.
Существовали обоснованные опасения, что Айдид вполне мог получать наводки о намерениях оперативных групп, по крайней мере, от одного из их многонациональных партнеров по UNOSOM II. В начале развертывания поднимались вопросы по поводу итальянских колониальных связей с кланами, включая Хабр-Гадир Айдида. Италия, безусловно, имела долгую историю отношений с Сомали. Страна была итальянской колонией до начала Второй мировой войны. После войны итальянцы стали ее опекунами под эгидой ООН. Даже после обретения независимости в 1960 году связи с Италией оставались прочными. Действительно, сам Айдид получил образование в Риме и когда-то служил в управляемой итальянцами колониальной полиции.
Даже Организация Объединенных Наций, в конечном счете, начала с подозрением относиться к намерениям итальянцев. Генерал Монтгомери отметил: "Они (итальянцы) считали, что у них особые отношения с сомалийцами". Историк Кеннет Аллард упоминает о закулисных сделках между итальянцами и Айдидом: "командир итальянского контингента зашел так далеко, что начал сепаратные переговоры с беглым полевым командиром Мохаммедом Айдидом – по-видимому, с полного одобрения своего правительства".
Эти подозрения в соучастии итальянцев даже привели к конфузу с оперативной группой "Рейнджер". Во время посещения штаба итальянского контингента 14 сентября глава J-2, полковник Дэйв Макнайт, был проинформирован сопровождающим его отрядом Рейнджеров, что только что был замечен Айдид, покидающий это самое расположение итальянцев. Это привело к задействованию штурмовой группы, столкнувшейся со случаем ошибочной идентификации, который будет рассмотрен далее в этой главе.
Спустя несколько лет появилось высказывание одного из лидеров сомалийского ополчения, подтверждающее отношения между Айдидом и итальянцами. Он говорил: "Я не уверен в существовании какого-либо соглашения как такового, но мы были в дружеских отношениях с итальянцами. Мы понимали, что итальянцы не рады тому, что американцы задействуют против нас такие силы".
Наряду с постоянной борьбой за разведданные и опасениями по поводу двуличия итальянцев, предстоящие операции, особенно для наземных сил, затрудняли особенности местности Могадишо. Город во всех направлениях прорезали узкие улочки и грунтовые дороги, возникающие по большей части естественным путем, удовлетворяя местные нужды, а не в результате какой-либо традиционной формы городской планировки. С воздуха город напоминал традиционную сеть улиц, но на земле, эта иллюзия быстро исчезала.
Многие дороги, почти все без твердого покрытия, были покрыты рытвинами и усеяны всевозможным мусором, являясь идеальным местом для установки мин, подобных той, что 10 августа убила членов патруля американской военной полиции, приведя к развертыванию оперативной группы "Рейнджер". Это также замедляло движение в узких местах, где можно было легко организовать засаду. При попадании в нее на узких улицах любой машине, не говоря уже о больших военных грузовиках и "Хамви", будет трудно развернуться или маневрировать. Как только машина будет обездвижена, колонну можно легко остановить и заставить повернуть вспять под огнем. Для летательных аппаратов ситуация была ненамного лучше. Провода от незаконных подключений к электричеству висели над дорогами и поперек них, делая опасным спуск по канату и ограничивая количество мест, где можно было бы посадить вертолет, особенно таких, что были бы достаточно велики для приема "Блэкхока".
Здания в Могадишо были самых разных стилей и высоты, но большинство из них строилось вокруг центрального двора и обычно имело высоту один-два этажа. К ним примыкали убогие соломенные хижины из лачуги из алюминия, сооруженные как убежища для миллионов вынужденных переселенцев, наводнивших Могадишо с тех пор, как начался голод. Эта путаница построек образовывала идеальное укрытие: "они могут стрелять через двери или окна, даже когда они закрыты, и выскочить в переулок или на улицу, чтобы выстрелить из гранатомета, с небольшим шансом быть пораженным, показываясь на очень короткое время", писал капитан Рейнджеров Ли Рысвик.
Несмотря на эти трудности, 30 августа оперативная группа "Рейнджер", наконец, вышла на свою первую задачу. У них было много фальстартов: "Два, может три раза в день главы TF озадачивались какими-нибудь смутными разведданными относительно вероятного местонахождения Айдида. Каждый раз TF "раскручивалась", а иногда и начинала действовать, но затем все отзывались, а задача отменялась", отмечал Курт Смит. "Иногда мы просто превращали одну из этих отмененных задач в обозначающий вылет, поскольку вся целевая группа все равно уже была на борту и во всеоружии".
По факту, до 3 октября оперативная группа "Рейнджер" "раскручивалась" раз 35 или 40, но из-за низкого качества оперативных разведданных задачи всякий раз отменялись. Гаррисон решил, что им следует начать поражать цели, чтобы вспугнуть Айдида. Он также хотел продемонстрировать, что минометный обстрел ангара не останется безнаказанным. СНА не удастся запугать Гаррисона. Ополченцы начали регулярные минометные обстрелы с первой ночи прибытия оперативной группы "Рейнджер". Будучи по большей части неточными, они продолжались каждую ночь, как по расписанию.
Их первая операция была нацелена на здание, известное как комплекс Лиг Лигато, под кодовым названием объект "Флейта", расположенное на дороге, именуемой Виа Ленин к северу от кольцевой развязки K-4 и недалеко от Парадной трибуны, обычного места проведения митингов, организуемых Айдидом и СНА. Согласно оценке ЦРУ, это место было известным "притоном" лидеров СНА, и полевого командира часто видели там ранее. С некоторым опозданием от UNOSOM II поступила дополнительная информация о том, что второе здание по соседству также было "связано с Айдидом" и, возможно, из него координировались ночные минометные обстрелы. Это второе место было включено в список целей.
Как гласит официальная история: "в тот вечер (29 августа) в 19:27 минометные мины сотрясли расположение TF "Рейнджер". Нападение последователей Айдида длилось около 30 минут, и в общей сложности на территории аэропорта упало девять мин, ранивших четверых военнослужащих TF "Рейнджер". В ответ TF "Рейнджер" предприняла штурм в 03.09 30 августа". Эта первая задача будет выполняться исключительно воздушным способом, 160-й SOAR доставит штурмовую группу и заберет ее после завершения операции.
Объект "Флейта" находился в глубине контролируемой Хабр-Гадиром территории. С разведывательного борта оперативной группы "Рейнджер", осуществлявшего наблюдение за целью в течение ночи, доложили, что внутри, по всей видимости, имеет место значительная активность, и здания были освещены, в то время как большая часть Могадишо была погружена в сон. Гаррисон был достаточно уверен в целеуказании ЦРУ и том, что наблюдали его собственные разведывательные силы, чтобы в 03:09 выпустить вертолеты со штурмовой группой.
Снайперы "Дельты", ведя огонь с кружащих вертолетов, погасили фонари вокруг комплекса, в то время как штурмующие спустились по канатам на землю. Стремительно двигаясь, они проникли в здания с помощью пробивных зарядов и дробовиков. Девять находящихся внутри человек были задержаны, на них надели гибкие наручники и с завязанными глазами вывезли в центр временного содержания, но затем отпустили после установления их личностей. К удивлению оперативной группы "Рейнджер", задержанные оказались гражданами западных стран и местными сомалийцами, нанятыми Организацией Объединенных Наций.
История SOCOM продолжала: "Штурмовые силы зачистили дом Лиг Лигато и прилегающее здание, оба из которых были включены в список приоритетных целей UNOSOM. Эта операция была выполнена профессионально и стремительно. Штурмовая группа задержала девять человек, которые оказались сотрудниками ООН. В зданиях были также взяты оружие, наркотики, средства связи и другие предметы. Сотрудники ООН не должны были там находиться".
Был поднят вопрос о рэкете, особенно после того, как выяснилось, что UNOSOM ранее нанимал сотрудников в этом месте. Позже разведка указала, что второе здание на самом деле принадлежало Осману Атто, главному партнеру Айдида и второму человеку в организации СНА, но в дневное время предоставлялось ООН в качестве вспомогательного офисного помещения.
Этот последний пункт остался по большей части незамечен в ходе последовавшей истерии СМИ. Заголовки в международной прессе высмеивали результаты операции: "Дельта"-фарс(8), могут ли они сделать это правильно?" кричал один. Другие говорили о предполагаемом подходе "как у тупых копов". Хотя обвинения прессы в лучшем случае оставались необоснованными, Дейв Макнайт из ячейки J-2 оперативной группы "Рейнджер" признал: "Мы слишком доверяли (этим источникам) и не смогли должным образом опознать цель". Курт Смит вспоминал: "На следующий день заголовки газетных вырезок, вывешенных в JOC, гласили "Дельта"-фарс наносит новый удар" и тому подобное. Было обидно читать такие вещи, особенно написанные кем-то, явно не понимающим, насколько трудна наша работа".
Несмотря на "сухую дыру"(9), сама операция прошла как по маслу. После того, как штурмующие выполнили свою задачу, вертолеты 160-го SOAR приземлились на соседнем школьном дворе и подобрали операторов и задержанных ими. Было несколько донесений о том, что в момент прибытия вертолеты были обстреляны огнем легкого стрелкового оружия, однако для Могадишо в этом не было ничего необычного. Как вспоминал в разговоре с автором один из пилотов "Ночных охотников": "Они стреляли по нам каждый день!"
Рейнджеры полковника Дэнни Макнайта, ждущие поблизости в составе GRF, готовой на случай потребности в эвакуации по земле, в приборы ночного видения заметили, как им показалось, стрелка с РПГ на соседней крыше. Рейнджеры не открывали огонь, поскольку не могли точно идентифицировать свою цель, как это предусматривали правила применения силы. Позже фигура была опознана как оператор CNN. В результате кадры, на которых "Дельта" стремительно спускается по канатам на цель, на следующий день транслировались по международным каналам.

6. Принятые федеральным правительством США регламенты, которыми определенные виды особо секретной информации можно "закрыть" в степени, существенно превышающей стандартную классификацию. Приказ о создании такого рода уровня секретности был подписан 8 марта 1972 года президентом Никсоном (прим. перев.)
7. Оперативную группу "Рейнджер" – Task Force Ranger (прим. перев.)
8. Игра слов. По-английски подразделение "Дельта" пишется как Delta Force. "Дельта"-фарс, соответственно, как Delta Farce (прим. перев.)
9. Термин, обозначающий сухую, непродуктивную скважину. Бурение, не давшее результата (в виде воды, нефти, газа и т.п.). Ближайший русскоязычный аналог – "дырка от бублика" (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 12 июл 2020, 11:47 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 373
Команда: Нет
Спасибо большое.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 13 июл 2020, 08:34 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1402
Команда: FEAR
Спасибо.
А эта сьемка СNN из последнего абзаца где-нибудь есть?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 16 июл 2020, 21:54 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4409
Команда: A-344
Изображение

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 21 июл 2020, 00:51 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
Из-за освещения рейда в прессе Гаррисон сразу же оказался под давлением со стороны вышестоящего командования. Ли Рысвик писал, что они "теперь ощущали значительные ограничения по выходам (на задачи)". Более того, теперь появился "контрольный список прекурсоров", введенный Хоаром, который следовало соблюсти, прежде чем оперативная группа "Рейнджер" сможет приступить к работе. Гаррисон теперь должен будет информировать о целях, и согласовывать их с Монтгомери, Хоаром и UNOSOM.
Позднее на слушаниях в Комитете Палаты представителей Гаррисон объяснил процесс принятия решений в ходе операции Лиг Лигато:

Я начал первый рейд, потому что для большинства наших сил единственным боевым опытом были минометные обстрелы. Я не хотел, чтобы у них развился "бункерный менталитет", и знал, как важно, чтобы мои ребята действовали.
Так что я отправился в штаб-квартиру UNOSOM и сказал, чтобы они дали мне цель номер один, где, согласно сообщениям, Айдид находился последние 24 часа. Это был дом Лиг Лигато. Мы стартовали на эту цель. После первого рейда генерал Хоар дал мне конкретное указание, что у меня должны быть свежие, действенные разведданные, т.е. я должен был знать, что парень действительно на объекте – это должно быть проверено. Вот почему мы "раскручивались" более 40 раз, но провели лишь семь рейдов.


5 сентября ЦРУ от одного из своих местных источников получило информацию о том, что этой ночью Айдид посетит дом своей тети. Источник даже предоставил схему внутренней планировки самого дома, и ЦРУ сочло наводку достаточно надежной, чтобы действовать. Гаррисон отказался, возможно, на основании того, что информация поступила из единственного источника, особенно в свете критики после операции Лиг Лигато. Гаррисон, вероятно, ссылался на эту задачу, когда позже говорил: "Однажды мы получили данные, что Айдид вошел в здание и не был замечен выходящим. Мы отправили туда разведывательные вертушки, но не обнаружили ничего, связанного с Айдидом, т.е. какой-либо дополнительной охраны. У меня была довольно серьезная уверенность, что он был там, но мы не начали действовать из-за имеющихся у нас руководящих указаний".
Следующей целью в ночь на 6 сентября будет бывшее русское посольство, также известное как Военный комплекс (Military Compound). Оно также располагалась к северу от К-4 и рядом с Парадной трибуной. "Дельта" высаживалась с MH-6 и "Блэкхоков", в то время как Рейнджеры спускались по канатам, чтобы занять блокирующие позиции и изолировать объект от помех извне. И вновь это будет вертолетная операция, однако с GRF Макнайта наготове поблизости на случай возникновения трудностей. Смит вспоминал:

Как-то вечером мы получили информацию, что Айдид присутствовал на встрече в старом русском комплексе в городе. Мы начали как обычно и нацелились туда. Я сидел впереди с левой стороны нашего MH-6. Норм (Хутен) сел рядом со мной сзади. Когда мы были на подходе к комплексу, я в свой ПНВ (прибор ночного видения) видел, как AH-6 набирают высоту, выравниваются, а затем ныряют вниз, открывая огонь.

С АН-6 заметили боевиков в непосредственной близости от объекта и обработали их из своих миниганов, прежде чем они смогли причинить беспокойство штурмовой группе. Когда MH-6 приземлились, один из операторов заметил еще боевиков и открыл в их направлении огонь из SAW, чтобы отпугнуть их. Штурмующие ворвались внутрь и зачистили несколько зданий, первоначально захватив около 30 человек, однако там не было никаких признаков Айдида. Согласно ряду источников он был там лишь немногим ранее. Томми Фауст упоминал: "Мы направились к одному из зданий, и Айдид едва сбежал. Я не знаю, был ли причиной (этого) источник (член одной из местных групп наблюдения ЦРУ) или наша интерпретация (указаний источника)".
Штурмующие и оставшиеся в итоге 17 задержанных, в том числе двое третьестепенных руководителей Хабр-Гадира, а также несколько автоматов и пулеметов, были без происшествий вывезены на вертолетах. Рейнджеры из GRF впервые увидели, как сомалийцы складывают вокруг местонахождения цели кучи старых автомобильных покрышек и поджигают их. Это также будет первая задача, в ходе которой Рейнджеры оказались под прямым огнем стрелкового оружия противника.
По состоявшей из девяти Хамви GRF, ожидавшей, пока штурмующие завершат свою часть задачи, был открыт огонь из АК-47 и РПГ, причинивший легкие ранения двоим Рейнджерам. Специалисту Стиву Андерсону осколок РПГ попал в ногу, а в шлем другому, стрелку турельного пулемета Хамви Макнайта, сержанту Майку Принглу, попали из АК. Кевлар, к счастью, остановил пулю, но часть ее отломилась и нанесла весьма неприятную ссадину.
GRF Рейнджеров ответила огнем ополченцам, находящимся возле Парадной трибуны. Для обеспечения непосредственной авиаподдержки были вызваны кружащие неподалеку AH-6, и, спешившись, они зачистили боевиков. Пол Леонард заметил: "(После) первых двух или трех выходов мы заметили, что они начинают быстрее реагировать на то, куда мы отправляемся".
После того, как сомалийские комбатанты были подавлены, GRF Рейнджеров оказалась под огнем, который мог вестись только с одного из американских выносных постов, известного как база "Меч", расположенного к северо-западу. И действительно, по возвращении в ангар в двери Хамви Рейнджеров была обнаружена, по крайней мере, одна дыра .50 калибра от американского крупнокалиберного пулемета. К счастью, от этого проявления отсутствия огневой дисциплины никто не пострадал.
Следующая операция состоялась 14 сентября и снова стала причиной серьезного конфуза для Гаррисона и оперативной группы "Рейнджер". Как упоминалось ранее, отношения с итальянским контингентом ухудшились на фоне растущих подозрений в том, что они передают информацию Айдиду. Во время визита полковника Дейва Макнайта к его коллеге из итальянской разведки в их расположение его охрана, состоящая из Рейнджеров во главе со штаб-сержантом Джоном Бернсом, заметила человека, которого они сочли Айдидом. Его поведение и то, как он стремительно исчез при появлении американцев, лишь усилило эту уверенность.
Макнайт доложил об увиденном в JOC, и для отслеживания автомобиля подозреваемого, коричневого Лендровера, вылетел OH-58D. Камера вертолета очевидно подтверждала увиденное Рейнджерами, и штурмовая группа вылетела к зданию, где в конечном итоге остановился Лэндровер. И вновь схема операции представляла собой высадку и подбор вертолетами с находящейся в готовности колонной GRF. Огня противника на подходе не было, что было весьма необычно для операции, проводимой в дневное время. Причина этого вскоре станет до боли ясной.
В 13:00 штурмующие ворвались в здание в северной части Могадишо, и задержали подозреваемого и 38 других сомалийцев. Это был не Айдид, а генерал Ахмед Джилао, еще один бывший начальник полиции режима Барре. Другие задержанные были членами клана Абгааль, выступавшего категорически против Айдида и активно поддерживавшего UNOSOM. Расположение цели должно указывать на малую вероятность того, что Айдид будет укрываться здесь, в глубине территории соперников из Абгааль на севере города, вдали от анклавов Хабр-Гадира на юге. Джилао и члены его клана были вскоре освобождены.
Спустя три дня, 17 сентября, оперативная группа "Рейнджер" провела операцию по приведению к молчанию личной пропагандистской радиостанции полевого командира, "Радио Айдид". Хотя она обычно вещала на протяжении трех часов каждый вечер, она стал занозой в боку UNOSOM, и была включена в список целей в качестве объекта инфраструктуры Айдида. Ячейка J-2 сделала импровизированный пеленгатор, чтобы сузить место поиска пиратской радиостанции.
Томми Фауст рассказывал, что его люди довольно изобретательно "обмотали телефонным проводом WD-1 палку от швабры в качестве антенны, прикрепили ее к приемнику с индикатором силы сигнала и поместили всю конструкцию в вертолет. С помощью средств пеленгации вертолет выводился в примерный район, а затем с помощью самодельной антенны и приемника они искали минимум слышимого сигнала. Это уточняло расположение вплоть до здания и того, что выглядело как антенна".
Вместо вертолетов на этот раз оперативная группа использовала для подхода к цели GRF Рейнджеров. Курт Смит рассказывал:

Колонна состояла из Хамви, частью с турелями, частью грузовых. Команда "F" была в Хамви с турелью, последнем по порядку движения и первом на отходе. Поскольку ориентироваться в городе было трудно, ведущая машина получала помощь с борта командования и управления, висящего высоко над нами. С него будут обозначать маршрут с помощью ИК (инфракрасного) лазера, чтобы в головной машине знали, где делать соответствующие повороты. После прибытия к объекту все было как в прочие разы. Все прошло хорошо, но мы не нашли того, что искали.

В ходе зачистки объекта членами команды "Е" "Дельты" был обнаружен и ликвидирован боевик СНА, однако никаких следов радиостанции обнаружить не удалось. В ходе штурма был также ранен один мирный житель. По словам Фауста, обнаруженная антенна позже, оказалась "заброшенным фонарным столбом". Важным предзнаменованием было быстрое прибытие большого количества сомалийских гражданских лиц, некоторые из которых были вооружены. Курт Смит рассказывал:

После окончания обыска мы начали эвакуацию. MH-60 зависли вокруг объекта, прикрывая нас своими 7,62-мм миниганами. Той ночью это стало маяком, собирающим толпы. Когда мы начали эвакуацию, многие сомалийцы начали приближаться к объекту. Война является зрелищным видом спорта для сомалийцев. Даже если район будет опасен для зрителей, они все равно захотят придти и посмотреть.

Во время отхода от объекта GRF заметила нескольких боевиков. "Во время одной из задач мы действовали в составе колонны машин, во время выдвижения к объекту и на отходе от него. Пара парней совершила ошибку, высунувшись (вниз) с оружием с двух или трехэтажного здания. Я сказал находящемуся сзади за пятидесяткой Рейнджеру разобраться с ними. .50 калибр пробил шлакоблоки так, что это выглядело похожим на взрыв", рассказывал Пол Леонард, член команды "C". Другие ополченцы были замечены Куртом Смитом в переулке. Он обстрелял их из своего SAW, что предупредило о присутствии сомалийцев других стрелков Хамви. Он вспоминал:

Почти тут же в эфире появился командир наземных сил капитан Бен С. "Похоже, кто-то ведет по нам огонь слева". Тут я оглянулся и увидел, что каждая турель в колонне разворачивает свое оружие в этом направлении. На всех Хамви поочередно были установлены 40-мм автоматические гранатометы Mk19 или пулеметы М2 .50 калибра. Все пассажиры, находившиеся с левой стороны машин, стреляли вдоль переулка, когда проезжали его. Разрывы гранат и трассера тяжелого оружия в моем ПНВ выглядели как празднование 4 июля(10).

Томми Фауст подтвердил, что оперативная группа "Рейнджер" позже использовала "бортовые камеры вертолетов", чтобы наблюдать, как люди из СНА устанавливают настоящую антенну "Радио Айдид" по другую сторону улицы от бывшего их целью объекта. Оперативная группа находилась в нескольких метрах от нужного места. Они проинформировали Гаррисона, и радиостанция осталась в списке целей.
Во время "горячей стирки" – опроса, проводящегося по окончании задачи, полковник Бойкин, тогдашний командир "Дельты", решил провести импровизированный молебен по вооруженному боевику, уничтоженному в ходе операции. Это решение встретило большое недоумение со стороны присутствующих операторов. Евангельские христианские убеждения Бойкина позднее повлияют на его карьеру после того, как он провел презентацию, на которой продемонстрировал аэрофотоснимки Могадишо, сделанные 3 октября, и сделал довольно странные утверждения, что в дыму над городом было видно демоническое присутствие.
В сентябре оперативной группой "рейнджер" была проведена еще одна малоизвестная операция. Было установлено, что гражданские служащие аэропорта выступают в качестве передовых корректировщиков минометных обстрелов Айдида. Возможности американской SIGINT означали, что можно было брать образцы голоса с записей перехватов радиопередач, наводящих минометные мины, и сравнивать с голосами якобы гражданских работников аэропорта. Когда он совпадали, в ячейке J-2 знали, что они опознали преступников. Проведенная в конце сентября силами безопасности операция привела к временному задержанию одного из этих наблюдателей. К сожалению, минометные обстрелы продолжились, но данный конкретный наблюдатель в эфир уже больше не выходил.
После смерти их основного источника HUMINT из-за русской рулетки, ЦРУ и ячейка J-2, теперь советовались с разведотделом ORF 10-й горной, запросив список из полудюжины главных подручных Айдида. Это был третий этап плана Гаррисона. Первый этап состоял в создании оперативной группы "Рейнджер" и подготовке ее непосредственно к операциям. Эта фаза официально завершилась 28 августа. На втором этапе оперативная группа "Рейнджер" нацелилась напрямую на Айдида, но безрезультатно. Теперь, на третьем этапе, Гаррисон преследовал приспешников полевого командира, стремясь изолировать Айдида, нацелившись на его ближайших сторонников, группу, названную "руководством первого уровня". Также было вполне возможно, что один из его подручных сдаст местонахождение Айдида в ходе тактического опроса.
Тем временем в США мнение Белого дома все чаще обращалось в сторону переговорного решения "проблемы Айдида". Представители американского правительства через умеренных представителей Хабр-Гадир начали делать полевому командиру дипломатические реверансы. В своем выступлении на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций в сентябре президент Клинтон, однако, не упомянул о каких-либо подобных изменениях в политике. Невероятно, но об этих дипломатических усилиях так и не было напрямую сообщено Гаррисону, Монтгомери или командованию оперативной группы "Рейнджер". Позже цитировалось следующее утверждение Ле Аспина: "Понимание политики Пентагоном состояло в том, чтобы перейти к более дипломатическим действиям, но и захватить Айдида, если получится".
Несколько лет спустя в интервью генерал Томас Монтгомери убедительно рассказывал:

Было рекомендовано переосмыслить новые способы возможного привлечения лидеров сомалийских группировок, в особенности Айдида. Я знал, что рекомендация была сделана, но даже посол не знал, что здесь кто-то принял ее во внимание или к сведению… Вы, наверное, помните, что президент сказал что-то в том духе, что они в Вашингтоне, вроде как, приняли решение избрать другой курс. И он был потрясен новостями – ну, я думаю, и мы были потрясены новостями – что кто-то решил пойти другим путем, и все же мы продолжили нашу работу. Здесь (в Могадишо) мы не получали новых приказов или новых указаний. Но, по-видимому, высказывания президента были о том, что, может быть, они решили пойти другим путем… Но до людей на местах ничего не доводилось. Хотелось бы, чтобы было так, чтобы всякий раз, когда кто-то принимал такое решение там (в США), (они) давали командованию указание прекратить и воздержаться от попыток привлечь Айдида к ответственности.

Гаррисон, как глава JSOC, был достаточно проницателен, чтобы понимать этот аспект и знал, что чем дольше его подразделения пробивают "сухие дыры", тем больше будет убывать политическая воля, поддерживающая операцию – ему был нужен успех. Публичное одобрение миссии в США также было плохим сигналом, поскольку ситуация в Могадишо ухудшалась. Все политические показатели указывали на поэтапный, но быстрый вывод войск США и передачу дел Организации Объединенных Наций. Конгрессом недавно была принята резолюция, которая потребует его специального одобрения для оставления сил США, включая оперативную группу "Рейнджер", в Сомали после истечения крайнего срока 15 ноября.
Масштабную американскую деятельность под руководством Монтгомери все более беспокоили блокпосты, которые ополченцы Айдида использовали, чтобы блокировать и направлять силы СНА и ООН, и которые начали замечаться в ходе операций оперативной группы "Рейнджер". Такие препятствия могли бы легко устранить танки. Несколько их партнеров по Организации Объединенных Наций, включая пакистанцев и итальянцев, обладали бронетехникой, но Монтгомери едва ли мог полагаться на них.
Он был особенно обеспокоен тем, что при запутанной структуре командования Организации Объединенных Наций будут иметь место задержки или даже вероятность того, что предоставляющая помощь страна категорически откажется поддерживать его силы своей бронетехникой, особенно после операции 17 июня, когда территория Хабр-Гадира была объявлена многими странами, предоставившими войска ООН, запретным районом. Вместо этого он хотел иметь американскую бронетехнику под своим непосредственным командованием. Монтгомери сделал свой первоначальный запрос на четыре основных боевых танка M1А1 "Абрамс" и 14 боевых машин пехоты "Брэдли" M2A2 14 сентября: запрос, который был отклонен Хоаром и Аспином, вновь сославшимися на сведение к минимуму, а фактически уменьшение общего американского присутствия.
Первая возможность поразить цель из руководства Айдида выдалась утром 18 сентября. Был замечен Осман Атто, финансист Айдида и главная цель в списке первого уровня. Один из местных агентов ЦРУ сигнализировал, находясь под бдительным оком пары снайперов SEAL, расположившихся на верхушке водонапорной башни находящегося под контролем пакистанцев футбольного стадиона, что Атто прибыл на одну из своих коммерческих точек, гараж с механической мастерской, где делались и ремонтировались машины и различная тяжелая техника для Хабр-Гадира.
Воздушное наблюдение подтвердило присутствие цели около 08:15 тем же утром, и оперативная группа на вертолетах стартовала на еще одну дневную операцию. Чтобы избежать выработки шаблона, на этот раз GRF произведет подбор штурмовой группы и вывезет ее по земле, в то время как всех задержанных прямо с объекта на "Маленьких птичках" перевезут в ангар. Когда спустя всего 30 минут штурмующие прибыли на объект и ворвались в гараж, они задержали подозреваемых, связанных с Атто, но главная цель и его телохранители скрылись. По-видимому, Атто быстро переоделся и сбежал при первых признаках неприятностей.
Операторы также обнаружили и освободили местного жителя, прикованного цепью к соседнему дереву, по-видимому, члена соперничающего клана, взятого в заложники. Фотокорреспондент, подошедший к цели слишком близко, получил предупреждение в виде светозвуковых гранат, брошенных снайпером с борта "Супер 61". Трое стрелков, включая одного, вооруженного РПГ, были уничтожены снайперами SEAL, обеспечивающими наблюдение в ходе задачи.
В этом рейде огонь стрелкового оружия и РПГ, направленный на вертолеты оперативной группы, оказался значительно более интенсивным. В донесении, подготовленном майором военной разведки США Роджером Сангвичем, будет освещен стандартный сомалийский ответ на эти налеты оперативной группы "Рейнджер", отражающий комментарии Курта Смита: "Любая задача собирала сотни любопытных, скучающих зевак, которым нечем было заняться. Вскоре начнут постреливать, часто из толпы или из-за спин женщин или детей. За этим последуют более смелые действия и даже выстрел из РПГ, а то и пара".
Оперативной группе не пришлось долго ждать второго шанса с Османом Атто. 21 сентября JOC был предупрежден о возможном обнаружении. Команда 1, одна из завербованных на месте групп наблюдения ЦРУ, установила контакт с партнером Атто, который был готов продать его. Сходу был составлен примерный план, вновь с использованием пресловутой трости ЦРУ со встроенным маячком.
Трость была передана контакту, который должен был встретиться с Атто позже в тот день. Команда 1 следовала за машиной с контактом и тростью, направлявшейся к предполагаемому месту встречи. Однако один из наблюдателей Команды 1 заметил Атто в машине, когда он остановился для заправки. Информация была немедленно передана в ЦРУ, а оттуда в JOC Гаррисона. Было принято решение о действиях с использованием второго из стандартных сценариев, "перехвата машины".
Эта задача была полностью выполнена "Дельтой". Рейнджеры на борту "Блэкхоков" находились поблизости в режиме ожидания на случай, если Атто удастся избежать перехвата. Операторы на "Маленьких птичках" догнали Фиат Атто и поразили блок двигателя огнем снайперов и минигана с одного из "Блэкхоков". Реальность отличалась от фильма, где была показана колонна из нескольких машин и та, в которой был Атто, выводилась из строя точным выстрелом из CAR15 снайпера. Сержант первого класса "Дельты" Джим Смит был снайпером, ведшим огонь в реальности, и отмечал, что стреляли отнюдь не только из его CAR-15: "Я прострелил блок двигателя его машины, чтобы остановить ее. Сначала я поразил его из моего CAR-15, а затем открыл огонь миниган с моей стороны птички". Как утверждалось, в машине было более 50 попаданий.
Одна из "Маленьких птичек" едва не приземлилась на крышу машины. Водитель-телохранитель Атто попытался открыть по операторам огонь из АК-47, но его обезвредили, выстрелив в ногу. Когда вертолеты приземлялись, Атто выскочил из машины и исчез в соседнем здании, штурмующие бросились следом. Пол Леонард, находившийся на одной из "Маленьких птичек", вспоминал: "После того, как машина была выведена из строя, несколько человек, включая Османа Атто, забежали в соседний дом, чтобы спрятаться. Команда "Е", я полагаю, окружила всех парней из машины и усадила на крытой террасе, и капитан Миллер приказал Команде "С" охранять пленных. Гэри Кини принялся спрашивать, как зовут каждого из них".
Товарищ Леонарда по Команде "С" Гэри Кини действительно был тем оператором, который идентифицировал первого особо важного субъекта, захваченного оперативной группой. Он рассказывал:

Автомобиль с Османом Атто был расстрелян и обездвижен другой командой с одной из вертушек. Затем мы приземлились и штурмовали здание, в которое, как мы полагали, они вошли. Первое здание оказалось "сухой дырой", а затем мы получили сообщения о том, что они, должно быть, брызнули в следующее здание, так что мы побежали в него.
Я отчетливо помню, что Команда "С" вошла в это здание первой, а мы вошли в зону гостиной. Мы держали ту первую большую комнату, а Команда "Е" как бы просочилась сквозь нас, и мы могли видеть через маленькое (внутреннее) окошко – такое, через которое передают еду из кухни – плохих парней в той комнате, навроде кухни, без оружия.
Команда "Е" выстроилась, чтобы войти в эту комнату, и бросила светозвуковую гранату. Я мог видеть, как все те парни сгрудились вместе, (затем) БУМ! "глушилка" сработала, Команда "Е" вошла и захватила этих парней. Когда они вытолкнули их из комнаты, я опознал Османа Атто. Мы изучали фотографии – у нас были фотографии Айдида и всех его подручных. Они (Команда "Е") вывели их из комнаты, чтобы Команда "С" приняла пленных и контролировала их. Когда я увидел Атто, то схватил его и прислонил спиной к стене, убедился, что у него нет оружия, посмотрел ему в глаза и спросил: "Как тебя зовут?". Он не ответил, и я переспросил: "Как твое гребаное имя?" и он сказал "Осман Атто", а я посмотрел на своего командира Мэтта Риерсона и сказал: "У нас джекпот, это Осман Атто".
Когда он (Мэтт Риерсон) выходил на связь, ощущалось некоторое волнение, навроде "мы наконец-то заполучили одного из этих парней, для захвата которых мы здесь, мы выполнили задачу". Затем Команде "С" была поставлена задача немедленно вывезти его. Тогда, конечно, мы надели на него гибкие наручники, а затем сразу пошли на крышу. Приземлился MH-6, мы закинули его внутрь и улетели обратно на аэродром, и привезли туда Османа Атто.


Пол Леонард добавил, что фотографии из досье разведки не совсем соответствовали действительности: "Команда "С" тащила его на крышу по лестнице из трех пролетов. Я толкал его стволом своей винтовки в задницу, пытаясь заставить двигаться быстрее. На имевшейся у нас фотографии Осман Атто выглядел не таким крупным парнем. Но в действительности он был более 6 футов ростом (1 м 82 см) и весил более 200 фунтов (90 кг)".
Снаружи на улицах обстановка накалялась. Лейтенант Рейнджеров Джеймс Лехнер в "Супер 64" видел сомалийцев, начавших окружать цель. Он вспоминал:

Сомалийцы … прощупывали периметр небольшими группами по два-три человека. Дальше виднелись большие толпы, собираемые простой, но эффективной системой оповещения СНА – горящими шинами на улицах вокруг цели. Хотя в толпе не было заметно большого количества оружия, они явно были взволнованы и осторожно продвигались к зданию цели.
Птичка со снайперами и ганшипы теперь вели огонь, прикрывая штурмующих, когда их подбирали с крыши. Уверен, останься они на земле еще дольше, потребовалась бы наша помощь, чтобы вытащить их. Поскольку нескольких вооруженных боевиков сняли, когда они прощупывали периметр, и, по меньшей мере, 15 человек уничтожили штурмующие и авиация.


В ходе разбора по итогам операции также подтвердилось, что в ее ходе сомалийцы выпустили по вертолетам не менее 15 гранат из РПГ.
Норм Хутен вкратце подвел итог: "Мы расстреляли блок цилиндров и подстрелили водителя. Мы атаковали конвой, поразили его, и они бросились в здание. Мы посадили вертушку, вошли в здание и захватили его". Несмотря возросшую ожесточенность реакции сомалийцев, оперативная группа была воодушевлена своим первым крупным уловом в виде захвата одного из ключевых людей Айдида. Спустя несколько дней, однако, произошел инцидент, который должен был заставить зазвенеть все сигналы тревоги по всей оперативной группе "Рейнджер".
25 сентября "Блэкхок" QRF с позывным "Кураж 53" был поражен из РПГ во время полета над городом. Вертолет был охвачен огнем и совершил аварийную посадку. Лишь благодаря мастерству и отваге пилотам удалось посадить машину одним куском. Трое членов экипажа, находившихся сзади, сгорели в пламени, а оба пилота были сильно обожжены. Один из них отбивался от подступающих сомалийцев из своего 9-мм служебного пистолета "Беретта", пока они ожидали спасения. Доброжелатель из числа сомалийцев привел их к близлежащему патрулю Объединенных Арабских Эмиратов из состава сил ООН до того, как через несколько минут подоспела рота быстрого реагирования подполковника Билла Дэвида и провела почти идеальную спасательную операцию, ход которой некоторым образом предвещал события 3 октября.
Хотя члены экипажа "Блэкхока" погибли в огне, в оперативной группе "Рейнджер" прошло известие, что их обгоревшие тела в дальнейшем подверглись надругательству, подобно тому, как было с пакистанскими миротворцами в июне, хотя это, по-видимому, было неверно, поскольку QRF забрала то немногое, что от них осталось, прежде чем покинуть место крушения. Пилот "Блэкхока" "Супер 65", старший уорент-офицер 3-го класса Джерри Иззо упоминал, что в Сомали: "Я больше всего боялся, что окажусь схвачен, окажусь искалечен, или окажусь убит – именно в таком порядке".
"Кураж 53" летел очень низко, на уровне крыш, безлунной ночью, и при этом он двигался со скоростью около 120-130 узлов (220-240 км/ч). У QRF была информация о том, что СНА, возможно, планирует сбить вертолет. Айдид косвенно признавал, что вертолеты были ахиллесовой пятой американцев, поскольку сбитие одного из них приведет к появлению спасательных сил, на которые затем можно устроить засаду. Джерри Иззо пояснил, что сбитие вертолета QRF "действительно было серебряной пулей, случайным счастливым выстрелом. Это была ночь, и я думаю, что тот парень наугад запулил в него ракетой, РПГ. Сомалийцы, я уверен, придерживались другого мнения: "О, смотрите, мы действительно можем сбивать вертолеты этими штуками".
Томми Фауст из ячейки J-2 позже счел, что сбитие "Блэкхока" 10-й горной было предзнаменованием, которое оперативная группа "Рейнджер" не смогла распознать и отреагировать. Он спросил пилота 160-го SOAR о его мнении относительно их уязвимости. Ответом было, что "Ночные охотники" довольно подробно обсудили сбитие, и: "По их мнению, сбитие было результатом везения, то есть "большое небо, маленькая пуля". Неназванный пилот также считал, что тактика и методы 160-го SOAR помогут уберечься от такой вероятности:

Машины TFR … летали быстро, их профиль полета был случайным и нерегулярным. Он также сказал, что пилоты 10-й дивизии были хороши, но у них было меньше налета и опыта, чем у пилотов TFR. Сочетание опыта и лучшей тактики минимизировало угрозу РПГ для машин TFR.
Это, судя по всему, была консенсусная оценка сбития 25 сентября. Мы не соотносили потерю "Блэкхока" с количеством имеющихся в Могадишо РПГ. Мы не рассматривали это событие с точки зрения сомалийцев: успешное сбитие вертолета из РПГ дало СНА дополнительный потенциал в части ТПМ (тактических приемов и методов).


В отчете SOCOM по итогам "Готического Змея" записано:

В течение августа и сентября 1993 года TF Рейнджер провела шесть задач в Могадишо. Эти шесть задач были тактически успешными, и их совокупный эффект состоял в ослаблении движения Айдида и подрыве его авторитета. В каждом случае штурмовые и блокирующие силы высаживались без противодействия или с минимальным противодействием, захватывали назначенные объекты, обыскивали их, задерживали подозреваемых и покидали район. Хотя Айдид и избежал ареста, его главные подручные были уязвимы, а захват Османа Атто доказал способность TF "Рейнджер" нанести удар в самое сердце оплота СНА.

Действительно, из списка целей Айдида и 49 главнейших членов его клана Хабр-Гадир 26 были уже схвачены в ходе этих первых шести операций – оперативная группа "Рейнджер" свертывала сеть полевого командира.
Несмотря на это, некоторым членам оперативной группы "Рейнджер" становилось не по себе от того, что они считали растущей скоростью реакции сомалийских ополченцев: практически с каждым разом они становились все быстрее, а стрельба начиналась все раньше. "Где-то к середине нашего развертывания ополченцы Хабр-Гадира начали выпускать в воздух много РПГ, и они явно стреляли по нашим вертолетам, но у нас всегда была эта "теория большого неба, маленькой пули", вспоминал сержант Рейнджеров Джефф Струккер.
Находясь в воздухе на "Супер 65", Джерри Иззо наблюдал неуклонное усиление огня с земли:

Я заметил, что на задачах становится все горячее и горячее. Оглядываясь назад, возможно, мне следовало бы быть несколько более настойчивым в своих опасениях, но на тот момент нам сопутствовал успех, задача за задачей. На каждой из наших задач огонь становился все интенсивнее и начинался все раньше и раньше, и где-то на четвертой или пятой задаче я сказал (ветерану 160-го SOAR, пилоту "Супер 61") Клиффу Уолкотту: "Знаешь, я думаю, они врубаются в то, что мы делаем".
Не то чтобы я был ясновидящим или кем-то в этом роде, но я просто заметил, что они становятся немного более организованными. Я помню, когда я упомянул об этом Клиффу, а он жевал французский сухой паек, и он просто посмотрел на меня и сказал: "Чтож, я не знаю другого способа сделать это", так что я согласился с его опытом.


Карл Майер добавил: "Можно сказать, что парни на земле становились умнее, потому что мы делали одно и то же снова и снова".
Полковник Бойкин позже писал в своих мемуарах, что, несмотря на все возрастающее противодействие ополченцев, он считал, что они приближаются к захвату Айдида путем систематического нападения на его ключевых подручных:

Возрастали ли наши риски с каждой операцией? Да, лично я чувствовал, что риск растет по мере того, как противник придумывал, как остановить нас, но мы всегда заставали их врасплох на объекте. Со временем это становилось предметом беспокойства, но я не верил, что наши шансы на успех снижаются. Я полагал, что они увеличиваются, потому что мы разрушаем инфраструктуру Айдида, что должно было вынудить его раскрыться.

10. День Независимости США, празднование которого традиционно завершается шоу фейерверков (прим. перев)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 21 июл 2020, 10:49 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 373
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 21 июл 2020, 17:08 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 1387
Команда: нет
Lis (G.S.) писал(а):
Для обеспечения непосредственной авиаподдержки были вызваны кружащие неподалеку AH-6, и, спешившись, они зачистили боевиков.


Немного не понял термин "спешиться" здесь. У АН-6 ведь нет десанта.

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ли Невилл. День Рейнджеров.
СообщениеДобавлено: 21 июл 2020, 17:23 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1635
Команда: нет
Винд писал(а):
Немного не понял термин "спешиться" здесь. У АН-6 ведь нет десанта.


Спешились рейнджеры. А AH-6 прикрывали.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 89 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB