Текущее время: 22 сен 2018, 08:37


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Jake Olafsen. Wearing green beret.
СообщениеДобавлено: 10 фев 2017, 04:50 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2013, 02:32
Сообщений: 41
Команда: 42Cdo RM
ГЛАВА 15. ПОПУТЧИК.

Я переехал в Роту Охотник после выходных и, когда я последний раз проходил мимо офиса инструкторов, то увидел, как черная краска залила мое лицо и тело на фотографии отряда. Все было официально. Я покинул отряд.
Охотники были не только травмированными кивками. Это было также место для тех, кто нуждался в некоторой дополнительный помощи, чтобы пройти ключевые тесты. Я собирался к ним, чтобы получить помощь с моим переворотом. Я надеялся, что поскольку я мог пройти нижнее поле с ними сразу же, то и мог бы присоединиться к следующему отряду вместе. Охотник разделен на две группы, одна — это парни с травмами, вторая те, кому надо пройти тесты прежде чем вернуться в циркуляцию отрядов. Я направился во вторую группу и доложил о прибытии старшине*. Он поприветствовал меня в Охотнике и просмотрел мои документы, а затем сказал, что надеется на то, что я исчезну отсюда меньше чем за неделю. Я с ним согласился и переехал в новую комнату. Я сразу же возненавидел это место, поскольку оказался окруженным кучей парней, полных пораженческих настроений. Я собирался доказать, что не должен был попасть сюда, поэтому нашел своего нового PTI и запланировал упражнения на нижнем поле.
Сессия была запланирована на следующее утро, и я сказал ему, что буду делать ее вместе с группой. Он спокойно согласился и сказал, что поможет мне с переворотом и подготовит к тесту. Я расслабился ночью с несколькими холодными пинтами , а утром был готов принять вызов. Мы отправились к баку сразу в восемь часов, и PTI первым делом приказал мне снять снарягу и залезть на веревку, чтобы показать мне переворот. Я забрал и показал идеальное исполнение без каких-либо заминок. Я сказал повторить, я сделал. А затем еще раз для проверки. Я спустился вниз за снарягой, а затем вернулся, чтобы показать ему, что происходит. Я сделал переворот без проблем, а потом еще и еще раз. Каждый раз совершенно безукоризненно, как и в начале испытания. Когда я спустился, а подошел к мне. “Ты идиот”. “Да, стафф” сказал я. “Ты не должен был провалить этот тест” сказал он. “Нет, стафф” согласился я. “Ты хочешь повторить тест прямо сейчас?” спросил он меня. “Да, стафф” сказал я.
PTI отловил одного из парней, которые занимались утром и убедился, что он будет доступен для меня, чтобы нести его через поле. Затем он взвесил мою снарягу, в которую я облачился. Я залез по веревке без каких-либо проблем, прошел штурмовую полосу как обычно быстро, затем мне повезло с переноской товарища на двести метров, уложившись в отведенное время, и поднялся на веревки и сделал безупречный переворот. С этого момента мое время в Охотниках подошло к концу. Я забрал свои вещи и переехал в расположение нового отряда, и наблюдал, как они делают нижнее поле всю следующую неделю.
В то время, как я возился в Охотнике и наблюдал, как мой новый отряд мечется по нижнему полю, мой старый отряд отправился в поле. У моего старого верного спутника Тома, кирпича-музыканта, из-за инфекции воспалилось колено и покинул учения. Это сделало его бэктруппером, и он присоединился ко мне в новом отряде. Это было так здорово, иметь рядом знакомое лицо, и мы быстро обнаружили, каким гандоном был наш предыдущий сержант. Новый отряд сильно отличался по организации и в лучшую сторону. Сержант относился к кивкам, как к людям и не произносил смешных речей ночью, когда они сидели в странных напряженных позах. Это было очень странно для меня, но я с радостью принял эти изменения. Рекруты были очень уверенны в себе и работали на износ, причем делали это с гораздо большим количеством улыбок. Здесь также был парень из Гамильтона, который служил в Канадском Армейском Резерве. Он был очень забавный и сосредоточенный парень. Он обожал сноуборд и серфинг и чрезвычайно серьезно относился к службе. Сейчас он снайпер в Корпусе и провел много времени в Афганистане. Я был направлен в его секцию и был этим крайне доволен.
Для меня все еще шла Неделя 22 и первая реальная вещь, которую я должен был сделать, это вместе с новым отрядом отправиться в поле на восьмидневные учения. Обычно я страшился таких событий, но с новым отрядом и обновленным режимом, я с нетерпением ждал их. Учения захватывали выходные, так что мы могли одним выстрелом грохнуть две недели обучения сразу. Двое учений объединялись. Первые проверяли все наши навыки по оборонительным вооружениям и NBC** тематике, а вторые по штурму зданий и зачистке комнат. Была отличная возможность сделать что-нибудь клевое. Конечно, учения включали много тяжелой работы, но метание гранат и стрельба очередями всегда вызывали у меня улыбку до ушей.
На дворе был Февраль, и погода в Уэльских горах в это время года была неприятной. Мы поудобнее устроились в автобусе для дальней поездки и постарались ухватить последний кусочек сна. По дороге мы даже остановились на гамбургер, чего в моем старом отряде никогда не бывало. Когда мы наконец-то прибыли и вышли из автобуса, то светило яркое солнце и на небе не было ни облачка. Было очень холодно, около нуля по Цельсию, но воздух был прозрачным и, главное, сухим.
Растянувшись длинной змеей, мы шагали мимо многочисленных деревянных оград следуя старыми дорогами через бесплодные холмы. Область была похожа на Дартмур, но с большим количеством деревянных оград и строений вокруг. Здесь все было открыто ветрам и осадкам. Явно неприятное местечко, когда погода испортится. Через несколько миль мы вышли на нашу оборонительную позицию и были рады обнаружить, что часть окопов была уже вырыта до нас. На практике нам надо было вырыть одну траншею с крышей, но это будет делаться по очереди. Мы были на тактических учениях, поэтому мы отправили патрули из четырех человек в близлежащим деревянным блокам. Мы расположились среди деревьев и держали ушки на макушке. Если бы мы заметили врага, то должны были инициировать контакт, используя холостые патроны. Мы прошли через различные позиции, не ослабляя внимания, и получили задачу по рытью окопа. Он должен быть достаточно большим, чтобы четыре человека могли там жить и сражаться. Половины его должна быть закрыта крышей. Предстояло немало земляных работ и даже свежими мы не управились бы быстрее, чем за двенадцать часов. Отряд также должен был соорудить проволочные заграждения и разместить минные поля, чтобы защитить фланги.
На этих учениях угроза NBC оценивалась как высокая, поэтому мы носили костюмы химзащиты. Стоять и ждать нападения было очень холодно, а химза была весьма теплой. Это было здорово стоять в них, больших галошах и капюшонах под шлемами. Но даже в них было довольно холодно, а утром, когда мы решили наполнить наши фляги водой из канистры, то нам пришлось разбить слой льда в ней.
Во время первого рассвета, когда мы стояли как обычно и грели наши завтраки, позиция попала под имитацию газовой атаки. Вокруг гремели взрывы, после которых оставались большие облака, которые медленно дрейфовали в нашу сторону. Мы втиснулись в противогазы и приготовили оружие, для отражения атаки противника. После того, как газ рассеялся, мы прошли рутину по обеззараживанию, осыпая друг друга порошком, каждый элемент, чтобы поглотить и нейтрализовать любую опасную химию. В тот день мы подверглись атаке еще раз, в этом случае использовались жидкие вещества, будто они были сброшены с самолета. Так что мы снова прошли процедуру обеззараживания. Мы были слегка уставшими, поскольку почти не спали прошлой ночью, но в целом это был кусок пирога. Ни дождя, ни трэша, ни криков и ругани, ни ручьев.
После обеда они решили, что наши навыки NBC вполне достаточны и приказали засыпать вырытые окопы. Затем мы упаковали костюмы химзащиты, нагрузились бергенами и йомпнули ко второй фазе учений. Спустя часы и мили, с забитыми ногами и ноющими плечами, мы прибыли в дом, специально построенный для FIBUA*** учений . Весь отряд обосновался внутри, расстелив коврики и спальные мешки. Нам сообщили, что мы в безопасном месте, поэтому будет только один караульный этой ночью. Это означало, что с 09:00PM, когда мы закончили получать сводки по FIBUA и до утра каждый человек в отряде должен был сделать двадцать минут караула, находясь внутри сухого дома. Он был просто бетонной коробкой, специально построенной для учений с винтовками и гранатами, без окон или какой-либо мебели, но это было роскошью, которую я едва ли мог объяснить отряду. Я лег в мешок в девять вечера и встал только раз на полчаса ночью, проснувшись в прекрасном расположении духа.
На следующий день отряд отправил разведывательные патрули, чтобы проверить нашу первую цель, группу фермерских построек и высокую водонапорную башню, в километре от на в долине. Учения шли по одному шаблону всю неделю. Каждое утро и вечер мы посылали разведывательные патрули для наблюдения целей, которые отряд затем атаковал. На следующий день мы повторяли процесс, просто переходя от здания к зданию. Секции, которые не попадали в патрули, отрабатывали FIBUA навыки в постройках, которые мы занимали и несли караулы. Мы часами стояли на улице в группах по четыре человека, которые растягивались тонкой цепочкой вдоль стены возле двери, в которую мы собирались войти. Первый кидал гранату и отступал, а остальные вваливались внутрь, рассыпаясь в своих направлениях. Иногда мы кидали две гранаты, с интервалом в несколько секунд. Нам рассказали, что в 2003 году, некоторые иракцы прятались за бронированными укрытиями, чтобы после разрыва гранаты выскочить и нашпиговать парней, вламывающихся в комнату. И тогда они стали бросать по две гранаты, чтобы выскочивший после первого разрыва враг получил полную морду осколков.
После того, как разведчики возвращались, мы получали приказы и смотрели на схемы, которые рисовали мелом на стенах. Как правило, мы выдвигались на закате и атаковали под покровом темноты. Одна из секций смещалась на фланг, образуя группу огневой поддержки, а остальные перемещались к цели. Это очень простой дрилл, но при этом очень эффективный. Оглядываясь назад, я понимаю, насколько важна была базовая подготовка. Ровно через год после этих учений я буду делать это же в Афганистане, но уже с настоящими пулями, гранатами и врагами. Однако сейчас мы получали массу эмоций, бросая учебные гранаты. Они не взрываются, как настоящие, но внутри у них достаточно взрывчатки, чтобы вызвать громкий БЭНГ! Это было очень весело и отряд развлекался вовсю.
Я любил быть в первой команде, той, что врывается внутрь. Там вы будет стрелять из винтовки во все вокруг, в то время как как группа огневой поддержки подавляла удаленные цели, а некоторые враги были рядом, и вы могли видеть вспышки их выстрелов в окнах. Наша группа соберется у двери, через которую мы собираемся ворваться и приготовим гранаты, тогда как остальная часть группы следит за ситуация сверху и с тыла. Гранаты влетают в дверь, через несколько секунд доносится гулкое БУМП! Это сигнал нам, чтобы начать двигаться. Один за другим мы входим внутрь, держа винтовки наизготовку, чтобы в любой момент открыть огонь. Вы полностью сосредоточены на том, что происходит, в ноздри бьет запах сгоревшего пороха. Вы быстро шагаете до стены, громко сообщая, что вы видели и сколько дверей и окон есть в комнате, чтобы командир секции мог представить планировку. Комната за комнатой вы чистите дом. Ружейный огонь будет потрескивать в других комнатах, а когда появится цель, то вы ни секунды не будете сомневаться - прошить ее пулями и двигаться дальше. Если вы считаете нужным, то бросаете в комнату гранату, но надо делать это осторожно в реальной ситуации. В доме может быть множество своих, а гипсокартон не особенно хорошо задерживает осколки.
После того, как вы зачистили сектора, как правило следующая команда двигается дальше. Подымаясь по лестнице надо быть особенно осторожным, поскольку противник может катнуть к вам гранату. Ключевым моментом была скорость и в течении недели наши дриллы становились все быстрее и быстрее. Это была крайне интересная работа и я снимаю шляпу перед теми парнями, которые составили учебное пособие, делая это в реальности.
Это была отличная неделя тренировок и после нашего финального наступления на группу из четырех больших зданий мы йомпнули на шесть миль к другому строению, где провели ночь. Мы прибыли на место сразу после обеда, но грузовики не собирались забирать нас раньше следующего утра. Но вместо того, чтобы поиметь нас и устроить трэш, как сделал бы наш предыдущий сержант, инструкторы сказали нам, что упражнения окончены и мы свободны. Нам досталась полная ночь сна без вахт, а утром, когда мы грузили в машины свои бергены, то у всех были улыбки от уха до уха. На последнем утреннем учении нас хорошо накормили, мы отлично отдохнули, было тепло и сухо. Это было прекрасное утро, и лучшим моментом было то, что мы стали на две недели ближе к нашим зеленым беретам.

* - Sergeant major, WO1
** - Nuclear, Biological, Chemical
*** - Война в застройке

_________________
Fake it 'til you make it.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Jake Olafsen. Wearing green beret.
СообщениеДобавлено: 10 фев 2017, 04:53 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2013, 02:32
Сообщений: 41
Команда: 42Cdo RM
ГЛАВА 16. ЛЕДЯНЫЕ СВИНЬИ. *

Медленно, но верно, мы приближались к концу обучения. Неделя 24. Впереди было еще множество препятствий, которые становились все выше и выше, но теперь мы наконец-то достигли точки, когда можем это все осилить. Предстоящая часть учебы была весьма разнообразна, а, отсутствие таких болей в заднице, как инспекция снаряжения, случайный ночные трэши или чередование парадной и напряженных стоек, весьма облегчало процесс. Инструкторы понимали, что мы зашли достаточно далеко, чтобы не бросить это, невзирая на то, что на нас обрушивалось. Единственное, что создавало бэктрупперов были травмы и инструкторы не сомневались в нашей решимости. С этого момента большая часть занятий охватывала такие специализированные области как амфибийные и горные штурмы, а также подготовку к тестам Коммандо.
Но прежде, чем мы могли отогреться и свинтить из этой дыры, мы должны были замочить ноги. Первый из заключительных тестов Коммандо называется Курс Выносливости, и является именно тем, что так рекламируется. Это шесть миль разнообразных препятствий, разбросанных по болотистой местности и зарослям нашего старого знакомого дрока в Общине Вудбери в четырех милях от лагеря. Тропа петляла по множеству крутых холмов, пересекала множество ям с грязью, кучу водоемов, пересекаемых вброд, проходила через тоннели и трубы, включая затопленные водой, где с каждого конца стоит по парню, чтобы убедится в благополучном прохождении трубы.
Завершив первую часть, вы бежите четыре мили обратно в лагерь так быстро, как только можете. Затем вы должны убедиться, что ваша винтовка находится в рабочем состоянии после всех упражнений в грязи. Зачет включает в себя серию из десяти выстрелов по мишени с 25 метров. Вы должны уложиться в семьдесят две минуты, прежде чем прибудете на огневой рубеж с бурно вздымающейся грудью. Я ненавижу бегать на большие дистанции в полностью мокрой одежде и с ботинками, полными воды. Курс проверяет вашу решить и, поверьте, делает это превосходно.
В один холодный день мы прибыли в Общину Вудбери, что ознакомиться с этим курсом. Дул пронизывающий ветер, а в туннелях вода покрылась льдом. Отряд хорошенько размялся, чтобы разогнать кровь, а затем резво порысил за PTI. Это был наш первый раз на полигоне, и он хотел убедиться, что все знают маршрут и понимают, как правильно преодолевать препятствия. Там было полно тропинок и прудов, куда мы не должны были соваться. Руководство в первый день было очень полезно.
Мы внимательно осмотрели туннели для ползаний, везде они были в двух экземплярах рядом. Это гарантировало, что в день гонки, вы не в них застрянете из-за кого-то более медленного. В них было полно воды и льда, и когда мы перешли от обычных к затопленному тоннелю, то мои руки начали неметь от холода. Мое тело было разогрето бегом, ногам вообще было жарко, но вот руки были в мире боли уже после первого прогона. Я их практически не чувствовал и с трудом мог пошевелить ими. Каждое новое погружения было мучительнее предыдущего. Я до сих ощущаю, что они потеряли часть чувствительности после этих упражнений.
После первого тура мы должны были пройти курс еще раз, теперь самостоятельно и на полной скорости. Том бежать обратно в лагерь. Полная практика. Там оставалась только стрельба. Нас разбили на группы по три-четыре человека, и мы отправились через пруды и крутые холмы, не обращая внимания на снег и ледяной ветер. Мое тело оставляло за собой в воздухе отчетливый след в виде пара, как, впрочем, и все остальные. Замёрзшими были только мои руки, но они практически не использовались. Наши колени получали множество ушибов, когда мы ползли по трубам и грязи (в итоге многие парни тайно надевали наколенники на финальный тест). После приятной пробежки в лагерь, которая следовала за покиданием страны препятствий, мы отправились переодеваться и принять душ. Мои пальцы настолько замерзли, что я никак не мог развязать шнурки, и я был такой не один. По очереди, стиснув зубы и помогая друг другу, мы расшнуровались и наконец-то смогли отправиться в горячий душ.
На следующий день мы йомпнули на двенадцать миль , погрузились в автобусы и отправились в Амфибийное крыло Королевской Морской Пехоты, чтобы начать тренировки по высадки на берег с любых десантных средств, используемых Корпусом.
На рассвете нашего первого утра в Пуле в полной боевой выкладке мы направились в доки. Мы использовали надувные лодки Зодиак (IRCS**); мощные скоростные жесткие катера, которые несли девять парней и пулеметы (ORCS***); LCAS****, который вмещал тридцать парней или машину; LCUS*****, намного большее по размеру, где размещались 150 парней или же десять средних транспортных средств. LCAS и LCUS были плоскодонные, оснащенные мощными двигателями с трубонаддувом и имели рампу на носу. Они предназначались для высадки людей и техники прямо на берег и имели якоря и мощные лебедки, чтобы при необходимости преодолеть мелководье.
Отряд начал обучение амфибийным операциям в первую очередь с самых маленьких судов. Секция за секцией, мы отрабатывали высадку на берег с Зодиаков. Мы не имели права высаживаться непосредственно на берег и морпехи-рулевые любили, когда кивки были мокрые и холодные. Поэтому каждый раз мы брели по грудь в холодной воде, выбираясь на пляж. Так что мы с утра пораньше стали мокрыми и холодные и оставались такими до глубокой ночи. Постепенно мы продвигались дальше, пока весь отряд не собрался в море на LCA. Мы легко поместились, поскольку с постоянными вливаниями бэктрупперов, численность отряда застыла на отметке в двадцать пять человек. Мы направились к берегу и долго ждали, когда LC оператор (их, кстати, было двое, один на рампе, второй на руле) не даст нам отмашку, что рампа открывается. Когда LCA уткнулся в берег, откинув рампу, мы ринулись штурмовать пляж в две линии, выбежав на берег и заняв позиции так, чтобы прикрывать все направления. После окончания штурма мы вернулись на LCA и вышли в море, где инструкторы разобрали наши действия и дали рекомендации. Мы повторяли это до тех пор, пока они не были удовлетворены нашими навыки. Мы знали, что будем делать это еще раз ночью, но пока что все закончилось. Дело было ближе к вечеру, но мы отправились в середину гавани, чтобы попрактиковать скоростную высадку на берег.
В то время как LCA курсировал по приятной прямой линии, более мелкие ORCS носились зигзагом как угорелые. Мы по очереди перегрузились в лодки, а затем вылетели из гавани. ORCS, приводимые в движение мощными дизелями Роллс-Ройс, очень быстрые и легко могут лететь на скорости сорок миль в час. При этом они бы могли мчаться еще быстрее, если бы не были отягощены вооружением и защитой. Рулевые этих лодок наслаждаются ими, несмотря на то, что мгновенно промокают до нитки, мы тоже сразу же вымокли, но это тут же вылетело из головы, как мы ощутили то непередаваемое чувство, пока летели над водой. Мы повторили высадку несколько раз, возвращаясь с берега к LCA, прежде чем нас отпустили на ужин. Нас накормили горячей едой и дали немного согреться, прежде чем перейти к ночным высадкам. Они проходят почти так же, но требуют большей концентрации.
Когда с амфибийными тренировками было покончено, на горизонте замаячили финальные полевые учения, которые мы должны пройти прежде чем приступить к тестам Коммандо. Но перед тем, как отправиться в поле в последний раз, мы познакомились с еще одним тестом Коммандо - Штурмовой курс Тарзан. Это самый короткий из четырех тестов, он напоминает расширенную версию штурмового курса на нижнем поле. Это была серия веревочных препятствий и подъемов, каждое высотой около тридцати футов с весьма простой страховкой в виде сетки, натянутой ниже. Вначале вы залезали на высокую башню, откуда скользили вниз по веревке к земле. Называлось это смертельное скольжение. Вы просто брали кусок каната, перекидывали ее через натянутую веревки и, ухватившись за оба конца, скользили вниз. Разжать руки было бы плохой идеей. После приземления вы срывались с места бегом и лезли по веревочной лестнице на препятствия. Было много веревок - одни чтобы ползти по ним, другие чтобы качаться, и куча веревочных лестниц. Требовалась высокая концентрация, чтобы хорошо делать все упражнения и это было серьезная сессия физподготовки, выполняемая, как обычно, в полной экипировке. После того, как вы прошли все высотные участки, то вы делали спринт на четыреста метров до начала обычной штурмовой полосы, проходили старый знакомый штурмовой курс и мчались обратно, к началу курса Тарзана, где взбирались на крутую тридцатифутовую стену при помощи очередного каната. Там вы должны были сообщить свое имя инструктору и сдохнуть.
Отряд прошел курс несколько раз, тщательно отрабатывая переходы между препятствиями и закрепив результат практикой на полной скорости. Мне удалось уложиться в отведенное время, но знакомая смесь соплей и слюней свидетельствовала о высокой интенсивности нагрузок.

* - Средство для чистки канализационных труб из колотого льда
** - Прибрежное рейдерское средство
*** - Рейдерское средство открытого моря
**** - Штурмовое средство высадки
***** - Вспомогательное средство высадки

_________________
Fake it 'til you make it.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Jake Olafsen. Wearing green beret.
СообщениеДобавлено: 10 фев 2017, 04:54 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2013, 02:32
Сообщений: 41
Команда: 42Cdo RM
ГЛАВА 17. ФИНАЛЬНЫЕ УЧЕНИЯ.

Неделя 26, и мы отправлялись на финальные полевые учения. Все в отряде заботились только о том, чтобы пройти их любой ценой.
В расположении отряд получил приказы касательно предстоящих учений, что они будут атакующего типа с использованием холостых патронов и практических гранат. Мы провернули все по шаблону и смеялись, когда мазали лица маскировочным гримом и засовывали руки в лямки разгрузок. Под шутками скрывалось осознание что, как все серьезно, это последние учения, и это между прочим тест. Это последний шанс отряда доказать инструкторам, что мы достойны присоединиться к Коммандо, и мы также помнили, что нередко кивки проваливали финальные учения.
В полдень мы вышли на футбольное поле в полном комплекте, где повстречались с парой флотских вертолетов Си Кинг. Отряд разделился пополам и как только наши бергены уместились в вертолетах, мы запрыгнули в них и заняли свои места. Турбины вертушек взревели, и мы помчались на учения. Мы летели на большой скорости невысоко над Южной Англией примерно час, пока не приблизились к LP*. Нам передали приказ приготовиться к высадке. Я прикинул, что мы были где-то в Дартмуре, но где именно я так и не смог рассмотреть. Небо было покрыто облаками, воздух был холоден, но сух. Все шло хорошо. Когда вертушки коснулись земли, отряд покинул транспорт и рассыпался в боевой порядок. Мы оставили рюкзаки в вертушках, оцепив их кольцом, наблюдая за всеми направлениями. Мы зарядили оружие и приготовились к движению. Приказы были отданы заранее, поэтому мы знали, что должны были делать. Я откопал свой компас и убедился, что взял азимуты; отряд сформировал боевой порядок, поэтому я запихнул его обратно и поудобнее взял винтовку наизготовку.
Мы прошли в среднем темпе около мили, пока нам на глаза не попался старый комплекс зданий, заброшенной шахты, возвышающийся над покрытыми травой холмами, который мы собирались атаковать. Мы залегли и быстро распределили позиции для штурма. Одна группа отправилась на правый фланг играть роль группы огневой поддержки, а моя секция вместе с остальными оказалась в группе штурмующих войск. Когда все достигли своих исходных рубежей, то прозвучал общий сигнал к атаке. Противник слонялся на своих позициях в комплексе, когда наша огневая группа открыла огонь из пулеметов. Они быстро попадали за укрытия и открыли ответный огонь. Наши атакующие секции начали продвигаться вперед, прикрывая друг друга огнем, а по мере приближения к цели распадались на мелкие ударные группы. Мы были в большом гравийном карьере с кучей насыпей и несколькими заброшенными зданиями. Парни укрылись за насыпями и приготовили гранаты для финального шоу. Затем мы бросили к целям, пока часть стрелков интенсивным огнем лишила противника маневра. С громким БУМП! Мы выскочили из-за укрытий для завершающей атаки стреляя очередями в упор, а некоторые вовсе закончили удар штыками. При помощи мертвых зон мы стали продвигаться дальше, выискивая и атакуя удаленные позиции.
Мы быстро и яростно пронеслись во всей шахте и команде огневой поддержки пришлось быстро прекратить огонь, поскольку мы были в их зона поражения. Убив последнего врага, мы быстро заняли оборону и провели перекличку, заодно выяснив запас боекомплекта у парней. В штаб доложили, что объект зачищен, на что оттуда быстро ответили, приказав нам вернуться на место высадки, дождаться там вертушек и погрузиться в них для дальнейших учений. Мы получили точную сетку и вертушки прибыли точно по расписанию. Погрузившись, мы отправились в Плимут, где встретили грузовики, подхватившие отряд со всем нашим снаряжением и закинувшие его глубоко в Дартмур, где мы спрыгнули на промокшие холмы.
Мы взвалили наши тяжелые бергены на плечи и, пока рев двигателей грузовиков затихал в дали, зашагали в холодный туманный сумрак Дармутра. Ночь быстро опустилась на землю, двигаясь вместе с нами, но это не остановила нас от прохождения большого расстояния в тот вечер. Мы продолжили шагать миля за милей, совершенно не зная, насколько далеко уже ушли или сколько еще будем идти. Мы сделали несколько быстрых перекуров, толпясь у бесплодных скал, а затем снова шли в ночи извивающейся змеей. Раньше мы слышали слухи о том, как много придется ходить на финальных учениях и теперь понимали, что все это правда. Мы продолжали идти через всю сырую ночь, а когда минуло уже несколько часов темноты, стали подыматься на большой холм. На его вершине была большая скала, которая торчала из травы словно сломанный зуб. Здесь было несколько промоин, в которых можно было укрыться и поставить тенты, и именно здесь мы разбили лагерь.
Мы нуждались во сне, а потому, как только мы разместились в промоинах, то извлекли свои спальники и приступили к стандартной процедуре караулов. Выяснив наиболее угрожаемые участки, мы разместили в камнях пулеметы, чтобы парировать угрозу. Эти гнезда никогда не оставались без присмотра, все 24 часа в сутки, и остальной отряд мог расслабиться и отдохнуть. Я сидел за одним из пулеметов, осматривая покрытый туманом склон холма в ПНВ. Уже почти рассвело, было очень тихо и спокойно. Туман скрадывал звуки и, поскольку не было никакого шума, казалось весь мир замер. Было ощущение словно это затишье перед бурей. Отряд оставался на вершине весь день, скрытый от наблюдения. А когда туман рассеялся, то мы смогли рассмотреть долину, лежащую перед нами. Размером она была в несколько километров, местами разбросаны рощи, а возле ручья была небольшая ферма. Это была наша следующая цель. И когда опустятся сумерки, то мы пошлем туда разведывательные патрули для сбора детальной информации о нем. Мы провели целый день, просто не высовываясь и стараясь не замерзнуть. Дело было в начале марта. Разговоры и передвижения были сведены к минимуму, а кроме дежурств со сдвигами мы других дел у нас не было. Мы просто ждали темноты, чтобы пойти на шоу.
По мере того, как угасал закат, разведчики оживились, вытряхнули себя из-под тентов и разбрелись в туман в долине, направившись к ферме. Большая часть отряда по-прежнему оставалась в лагере и мне еще раз выпало дежурство за пулеметом. Ночь прошла спокойно, но были некоторые неудобства, связанные с сидением в холодных скалах. Мои пальцы замерзли и, как я не дул на них, все никак не становилось лучше. Зато дождя не было уже почти двадцать четыре часа, я был сытым и отдохнувшим. Все было хорошо.
Разведка вернулась поздно ночью и после того, как все получили указания касательно предстоящей атаки, мы упаковались приготовились выступать. Мы начали в 0400 и собирались напасть как раз перед рассветом. Спустившись по склону холма, мы нашли неплохую рощу, где сложили свои бергены. Оставшись в боевой выкладке, мы поползли к цели. Стандартная процедура. Огневая группа ушла направо и заняла хорошие позиции чтобы вести подавляющий огонь, а остальные выдвинулись на рубеж атаки. Мы видели, как несколько противников слоняются по ферме, а когда пулеметы открыли огонь, рванули вперед поочередными перебежками, прикрывая друг друга. Мы делали это уже много раз, вот и сейчас, перебегая мимо соседей, я порадовался как слаженно все получается. Первые парни достигли зданий и е раздумывая ни секунды закинули внутрь гранаты. В это время некоторые из наших врагов были мертвы, а другие остреливались из окон верхних этажей. Наши парни были в этих зданиях и быстро их зачистили. Мы продолжили атаку, ища тыловые позиции за зданиями и среди каменных оград, но в этот раз их не оказалось. Секция огневой поддержки подхватила свои пулеметы и боеприпасы и быстро к нам присоединилась для обеспечения круговой обороны. Командиры секций провели совещание с боссом отряда, обсуждая нашу следующую задачу, которая заключалась в удерживании фермы в наших руках.
Мы провели день точно так же, как предыдущие в торфянике. Погода испортилась, как это и ожидалось, и наши бергены становились все тяжелее и тяжелее. Мы ночевали в мокрых пустошах, высылая разведку и устраивая штурмы каждое утро. В большинстве случаев, вместо того, чтобы получить несколько часов сна, я проводил это время, зарывшись с головой в спальник, строча разведывательные отчеты или приводя в порядок эскизы зданий и комплексов. Наши винтовки требовали постоянного ухода. Оружие, снаряжение, ты. Мы йомпили на невероятные расстояния каждый день, у каждого плечи и ноги были натерты в кровь из-за ремней и мокрой одежды. Наши тела буквально кричали от боли.
После нескольких дней таких занятий настало время, чтобы начать заключительный этап учений. Мы снова йомпнули, на этот раз на несколько миль, до перекрестка дорог, где закинули свои бергены и себя в грузовики, которые подбросили нас из Дартмура в Плимут. Там мы сели на паром, который отвез нас на полуостров. Там на большом холме была наша конечная цель. Холм господствовал над входом в гавань и там возвышался старинный массивный форт, построенный в период наполеоновских войн. Он представлял собой огромный восьмиугольник, имел в высоту несколько этажей, обширные подземелья и комнаты. Те стены, которые не прикрывали крутые склоны, были защищены рвами. Это была грозная оборонительная позиция, а на самом деле, из-за сотни комнат и миль коридоров, штурм потребовал бы намного больше, чем просто отряд кивков. Но несмотря на это у нас было отличное настроение.
На следующий день после того, как мы прибыли в район, мы выслали многочисленные патрули, чтобы разведать маршруты выдвижения и составить план штурма. Идея состояла в том, чтобы атаковать в сумерках и проникнуть в форт разными путями. Одна из секций собиралась карабкаться по склону холма прижаться к стене и войти через некоторые нижние окна в тоннели, а не прятаться в ожидании часа Ч. Моя секция должна была спустится на тридцать футов вниз в ров, и попытаться проникнуть в коридоры через окна. Третья секция выступала в роли группы огневой поддержки, а затем взобраться на стены при помощи легких лестниц, установить наверху пулеметы и простреливать весь двор. Замысел был хорош, пулеметчики могли очистить стены, мы могли взобраться по лестницам и начать зачистку комнат. Поскольку нас было немного, то мы собирались зачистить только помещения нижнего внутреннего кольца форта. Но даже так это была огромная задача. Мы собирались потратить массу патронов и тонны гранат.
В 1700 мы сбросили свои бергены и выдвинулись к намеченным точкам. Мы хотели начать атаку на закате и необходимо было двигаться в бодром темпе, чтобы успеть. Отряд распался на три группы, которые полезли в ров. Осторожно ступая между деревьев (все заросло - как-никак прошло двести лет) мы подобрались к краю рва, где начали готовить веревки для спуска. У нас их было две, поэтому в то время, как двое спускались, остальные охраняли их. Это самый уязвимый момент, так что мы должны быть хорошо осведомлены о том, что происходит вокруг. Стараясь двигаться как можно тише, мы залезли в воду и смотали веревки. Прижавшись к стене форта, мы медленно двинулись вперед, ища окна, через которые мы сможем проникнуть внутрь. Спустя немного времени мы нашли такое, и по одному начали влезать в него, используя легкую лестницу. Мы оказались в кромешной тьме и шли наощупь вдоль стены по коридору, следуя за командиром секции. У него был единственный ПНВ и только он видел, куда мы направляемся. Он провел нас по небольшому коридору, а затем мы замерли. Мы были близки к лестнице, которая выходит в главный двор и теперь ждали пулеметов, чтобы выйти на поверхность.
Кажется, все шло так, как мы планировали, потому что ровно в назначенное время тишину разорвал грохот пулеметов. Это был сигнал, и мы стали подыматься по лестнице, видя серый кусок неба, который был все ближе и ближе. Мы заметили мелькнувшего врага, но не увидел, как мы ползли из тьмы. Вскоре мы достигли вершины и оказались прямо посреди заварухи. Бросив взгляд в сторону, я увидел другую секцию, высыпавшую с другой лестницы. Они сразу же начали зачистку, рассыпавшись вправо-влево. И мы последовали их примеру, быстро и методично двигаясь по комнатам, рассыпаясь по ним. Гранаты летели во все стороны, и мы торопились облегчить набитые боеприпасами подсумки до конца учений. В комнатах вокруг были многочисленные отстреливающиеся враги, которые стремглав убегали в следующие комнаты, как только мы к ним приближались. Некоторые из них падали, а многие отказывались умирать до тех пор, пока к ним не влетела граната, чтобы уложить на месте.
Я веселился и обожал поражать цели, поэтому, когда я передвигался, то всегда держал оружие наизготовку, постоянно смотря поверх ствола. Всякий раз, когда я поворачивал голову, я поворачивал и верхнюю часть тела вместе с винтовкой. Цели внезапно появились из проемов и наши быстрые выстрелы поразили бы их, будь это по-настоящему. Сигнальные ракеты медленно опускались на парашютах в небе над фортом и постоянно взлетали новые. Форт был залит светом словно днем, а взрывы и эхо выстрелов метались между стен. Для постороннего это был сплошной хаос, но для нас все шло организованно и гладко. Мы быстро двигались по периметру двора, переходя из комнаты в комнату, прикрывая соседний файртим, когда он делал то же самое для нас. Воздух был наполнен дымом от ракет, а запах боя заглушал обоняние. Порох, пыль, дым, смешанные с запахом пота вонью от долгих учений заполнили мои ноздри. Мы быстро приближались к концу и все цели, казалось, были нейтрализованы. Мы зачистили последние комнаты, а затем послали несколько парней проверить убитых врагов.
Группа огневой поддержки слезла со стены и присоединилась к нам во дворе. Отряд перераспределил оставшиеся боеприпасы и начал думать, как лучше разместить наши силы, чтобы создать защитный периметр. Мы не знали, будет ли противник проводить контратаку или нет, но собирались встретить ее во всеоружии. Это был тот самый момент, который так обожает каждый бутнек. Сержант отряда произнес это четко и ясно “Учения окончены!”. Отряд повеселел, наши финальные учения были завершены.

* - точка высадки

_________________
Fake it 'til you make it.


Последний раз редактировалось kane-efes 10 фев 2017, 12:19, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Jake Olafsen. Wearing green beret.
СообщениеДобавлено: 10 фев 2017, 04:56 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2013, 02:32
Сообщений: 41
Команда: 42Cdo RM
ГЛАВА 18. КОНЕЦ УЧЕБЫ.

После завершения финальных учений мне оставалось пройти всего две сложные вещи, прежде чем покинуть СТС с зеленым беретом. От него меня отделяли четыре теста Коммандо и учения с живым огнем*. Для некоторых других членов отряда все было не так радужно. Четверо парней получили травмы от бесконечных маршей с рюкзаками и отправились в Роту Охотник. Еще двое провалили учения - инструкторы сочли, что они недостаточно хорошо выполняли дриллы ближнего боя, поэтому они возвращались не несколько недель назад, чтобы еще попрактиковаться с другим отрядом. Но остальные преодолели мощный барьер и им надо было пережить две недели тренировок ближнего боя с живым огнем и тестами Коммандо на Неделе 30, прежде чем они смогут покрасоваться на параде пред своими родными и друзьями.
Мы выполнили учения с живым огнем в Дартмуре, причем все две недели, как обычно, стояла ненастная погода. Каждый мокрый и тоскливый день приближал нас к концу. И пусть мы были как всегда замерзшими и несчастными, но в этот раз мы были довольны, бросив в коробку важный кусок. Теперь мы все шли покорять тесты Коммандо.
И они не заставили себя ждать. Уже следующим утром был тест Выносливости. Прежде чем выйти из лагеря, мы плотно позавтракали, нацепили стандартные двадцать два фунта снаряжения и получили в оружейке стандартные десять фунтов винтовки. На автобусах мы добрались до любимых зарослей дрока и немного побегали с PTI чтобы разогреться на морозном воздухе. Небо было чистым, погода к нам явно благоволила. Да, конечно мы вымокли, проходя полосу, но четырехмильная пробежка обратно в лагерь позволила слегка обсохнуть.
Когда разминка была окончена, PTI раскрыл блокнот и начал называть имена в том порядке, в каком он собирался запускать отряд. Как обычно, самые быстрые были первыми, а я, как обычно, был в середине стаи. Первая группа сорвалась с места, быстро скрывшись за поворотом, вторая группа подошла к стартовой черте. Очень скоро и они пришли в движение, а моя группа приготовилась к старту. Я очень нервничал и чувствовать себя так же, как перед нижним полем. Меня слегка тошнило от осознания того, как я буду себя чувствовать следующие десять минут. Я не боялся провала, поскольку никогда даже близко к нему не был, но тошнота каждый раз приходила ко мне, как только мне предстояло мотаться вверх-вниз по холмам в полной выкладке. Мы ждали, изо всех сил пытаясь сохранять спокойствие, пока PTI не сказал, что время истекло и осталось десять секунд. Мое сердце билось с перебоями, но как только прозвучала команда “Пошли!” я успокоился.
Группа побежала по дорожке, стараясь не двигаться слишком быстро. Надо было экономить силы и первые пять минут мы бежали вместе. Как минимум до затопленной трубы, где требовалось три человека на ее прохождение, которые тянули и толкали друг друга через тесное пространство трубы. Но после прохождения этого этапа дальше каждый бежал как хотел. Сама по себе труба не длиннее десяти футов , но достаточно узкая, чтобы через нее едва протиснулся средний кивок в разгрузке. Я был довольно тощий парень, поэтому проплыл там без каких-либо проблем, и после того, как мы вытащили из воды последнего члена нашей группы, мы разделились. Уже через пару минут мы растянулись согласно нашему уровню физподготовки.
Всю дорогу я боролся с собой, заставляя дышать свои горящие легкие и переставляя ноги. Было такое ощущение, словно я попал в один из этих странных снов, когда вы двигаетесь до смешного медленно, несмотря на прилагаемые усилия. Я протащился через длинные грязные туннели вместе с винтовкой стараясь не задеть их стенки, а затем перешел вброд грязь, доходящую местами до пояса. Я сконцентрировался на том, чтобы заставлять себя двигаться дальше. Все, что я делал, это убеждался, что продолжаю движение и это было прекрасно. Когда я взбежал на гребень большого холма и побежал по дороге под деревьями, то знал, что сделал это. Четыре мили, большая часть из которых будет под горку. Я перешел на естественный шаг, держа винтовку в правой руке. Обратная дорога была нетрудной, поэтому слегка наклонившись вперед, я направился к финишу, погрузившись в мысли о скором конце. Шаг за шагом я приближался к зеленому берету, и эта мысль заставляла меня стиснуть зубы и идти. Когда до финиша оставалось несколько сот метров я начал переживать по поводу винтовки и того, как она пережила болтанку и удары в тоннелях. Я надеялся, что прицел остался цел и не сбился от ударов. Я прошел ворота лагеря и направился к стрельбищу, зная, что я последний. Когда я прибыл на огневой рубеж, PTI записал мое имя и приказал живо перейти к стрельбе. Я сел на землю, тяжело дыша после бега, и наклонил винтовку. В правом кармане у меня был пластиковый пакет с набором для чистки, который включал в себя гибкий шомпол с ершиком. Быстро протянув его через ствол, я отряхнул оружие, а затем схватил магазин из стопки, вставил его в приемник, взвел затвор и прицелился. Картинка в глазах расплывалась, поэтому я сделал несколько глубоких вздохов чтобы успокоиться. Времени оставалось мало, поэтому я потянул спусковой крючок и произвел десять выстрелов. Пули легли точно в цель, я разрядил винтовку и начал думать о следующем тесте. Все, что я хотел, это просто убраться из СТС! Я переместился назад и стал наблюдать за остальными, которые, запыхавшись, прибывали на рубеж и пытались зарядиться, в то время как те, кто уже закончил, хихикали у них за спиной. Сегодня для нас все закончилось, но завтра нас ждал новый вызов.
На следующий день, с утра пораньше, мы снова направились на дроковую плантацию. Сегодня мы собирались выполнить девятимильник, быстрый марш-бросок в полной выкладе всем подразделением в плотном строю на девять миль , который необходимо было завершить за девяносто минут. После короткой разминки чтобы разогнать кровь, мы построились в три шеренги. Небольшая зажигательная речь от PTI, поворот направо, старт. Первые несколько сот метров мы шли быстрым широким шагом, стараясь успевать за PTI, а затем перешли на бег. Правой рукой вы придерживали винтовку, а левой размахивали всю дорогу. Мы бежали трусцой в всем ровным участкам и под горку, а вот вверх взбирались в смехотворно медленном темпе. Я бы предпочел бежать, чем идти, поскольку обнаружил, что мелкие шаги вызывают боль у меня в голенях.
Все отряде были в отличной форме и поддерживали друг друга. Никто не хотел вылететь первым. Через восемьдесят пять минут мы были у ворот СТС, где остановились. Была старая традиция, что отряд, который завершил девятимильник, возглавляет барабанщик из оркестра. Поэтому мы быстро стерли соль и сопли со своих лиц, а затем, возглавляемые барабанщиком, с триумфом вошли в лагерь. Мы шли медленно, поэтому я хорошо мог разглядеть всех новичков, выстроившихся вокруг дороги. Я прекрасно помнил, как был в их шкуре и отчаянно завидовал парням, которые маршировали мимо. И теперь я сам был здесь. Это было восхитительно.
Тесты Коммандо не дают перерыва для отдыха, поэтому на следующий день нас ожидал Штурмовой курс Тарзан в полной выкладке. Была ясная погода и мы были счастливы от того, что веревки будут сухие. Это самый короткий тест, но по мне так самый утомительный. Я надеялся уложиться в отведенные тринадцать минут. Именно столько у вас есть, чтобы показать все, на что вы способны. Поверьте, на слово, это очень трудно. Когда мы выстроились в очередь, я почувствовал то же, что и обычно - тошноту. Но конечно, как только PTI дал мне отмашку, я успокоился и выложился как мог. Одиннадцать минут и двадцать секунд. Я поднялся по лестницу и яростно полез по высоким веревочным препятствиям. Я карабкался и лез, как меня учили, находясь на высоте тридцати футов, а когда мои ботинки ударились о землю, то рванул на четыреста метров спринта, который утомил меня, проявившись свинцовой тяжестью в ногах. Я поднажал, проходя старый добрый штурмовой курс, который я проходил в последний раз. Впереди было еще препятствие на вершине высокого холма, а после того, как я перебросил через него свое тело, оставалось только стометровка до тридцатифутовой стены.
Я схватился за веревку и перебирая руками, полез вверх. Стена имеет почти вертикальный наклон и выступающие камни, в которые нужно упираться ногами. Но после того, что я прошел, мои руки готовы были сдаться. Я покрепче ухватился за канат, собираясь с силами. Мои легкие горели, мне не хватало воздуха. Но я все же продолжил лезть вверх, взгромоздившись на платформу, где выкрикнул PTI свое имя, а затем рухнул на пол. Я совершенно обессилел, так, как никогда до этого. Я провел там несколько минут, смотря на землю и периодически блюя. Другие тоже часто делают это на платформе, но я знал, что прошел. Официальные результаты объявили только после того, как курс закончил последний человек, но это была просто формальность. Теперь оставалась только небольшая прогулка.
На следующее утро мы проснулись маленьком военном лагере в Дартмуре. Именно отсюда мы должны были начать наш последний тест. Самый длинный из всех, тот, который люди наиболее часто проваливали. Он назывался тридцатимильник и, как следует из названия, в этот день мы путешествовали пешком на тридцать миль . Тридцать километров уже являются проблемой, но нет, здесь были тридцать миль. В дополнении к двадцати двум фунтам разгрузки и десяти фунтам винтовки мы брали рюкзаки, в которых были теплые вещи, воды, дополнительные паки и баша, чтобы укрыться от непогоды, если придется прерваться. Это последнее испытание на выносливость и совершить его надо было по пересеченной местности Дартмура. Множество людей проваливали его из-за таких травм, как вывих колена или лодыжки. Каждые пять миль располагались контрольные точки, где мы могли утолить жажду и перекусить, ведь нам требовались все калории, какие мы только могли получить. Кроме того, там были медики, осматривающие парней и помогающие им оставаться в игре. Секция имела в своем распоряжении восемь часов для завершения марша. В ранних лучах солнца мы выстроились в лагере, показав инструкторам, что у нас достаточно снаряжения для безопасной прогулки. А затем без лишнего шума пошли своей дорогой.
Первую милю в горку мы прошли в фантастическом темпе. Шаги были широкие и быстрые, а потому, после всех нагрузок, которые выпали нам в последние дни, мои ноги быстро завопили от боли. Мои лодыжки горели огнем и их начала сводить судорога, так что я начал опасаться, что не смогу пройти всю дистанцию. Но как только мы взобрались на холи м пошли по ровному, покрытому травой участку, мои ноги пришил в норму. Как и с девятимильником, мы бежали по ровной местности или же под горку, а вверх шли в быстром темпе. Вскоре мы нашли удобную канаву и продолжили свой путь практически без боли.
К третьей контрольной точке мы начали уставать, на наших лицах появилась корка соли. Мои руки стали распухать от бесконечного болтания ими, а ноги болеть. Но главное было то, что мои легкие и ноги оставались достаточно сильными, чтобы идти дальше. Остальное просто роскошь. Один из парней начал отставать и, когда мы готовились покинуть контрольную точку, начал хромать. Мы остановились и ждали его около четырех минут, но вскоре он снова стал отставать и сел на землю. Мы не ожидали встретить его на следующей точке и увидели уже только в лагере, после завершения теста. У него оказалась сломана нога, и ему пришлось залечить травму перед тем как пройти тест еще раз позже.
День проходил мимо, Дартмур проходил мимо. Миля за милей мы бежали через холмы, залезая на вершины и спускаясь в долины. Поддерживая сумасшедший темп час за часом, мы начали ощущать, что наши силы иссякают. Мы замахнулись на эпичное действо и это брало свою плату. На последних точках мы падали на землю и нам требовались все силы, до последней капли, чтобы встать и продолжить движение. На двадцать пятой миле я почувствовал, что прочно заперт наедине с болью. И только видение зеленого берета позволило мне продолжать.
Мы двигались уже больше шести часов и были близки к цели. Было удивительно, что некоторые парни хотели сдаться у самого конца. Иногда нам приходилось чуть ли не толкать их и подбадривать, но через несколько минут все возвращалось в норму. Весь день мы боролись с собой и наши выносливость и целеустремленность были проверены на все сто процентов. Я совсем не чувствовал ног, когда мы были в четверти мили от финиша**, и несмотря на его близость совсем не улыбался. Никто не улыбался. Мы были слишком затраханные для этого. В конце мы достигли каменного моста, на котором стояли инструкторы и аплодировали нам. Кроме того, там был командир роты, несколько незнакомых мне людей и камеры. Когда мы пересекли мост и прекратили бежать, то в изнеможении рухнули на траву. Мы закончили тридцатимильник, а мое тело все ныло. Я лежал на земле, глядя в пасмурное небо, моя грудь вздымалась, а ноги горели. Я никак не мог поверить в то, что происходящее вокруг правда. Все было закончилось.
В СТС нам оставалось не так много дел, в основном подготовить документы, упаковать снаряжения для отправки в подразделения и подготовиться к финальному параду. Мы потратили массу времени на привычную тоску, маршируя вокруг лагеря в нашей лучшей форме и рубашках, а ночами полировали ботинки и бляхи для проверки наутро. Моя семья приезжала на это большой день для меня, и я с нетерпением ждал момента, чтобы увидеться с Дженнифер. Мы виделись две недели на Рождество и еще две недели на Пасху. Четыре недели из девяти месяцев, мы очень многое пропустили.
Наконец великий день для нас настал. Для отряда все началось рано утром. Мы упаковали все, с чем покидали лагерь, оставив только два мундира и гражданскую одежду на вечер. Семьи увидели нас утром, когда мы стояли на сцене в своих строгих темно-зеленых мундирах. Шторы разошлись, и они увидели горделиво замерший отряд. Один за другим мы вышли вперед, чтобы получить наши зеленые береты. С этого момента мы получали право на его ношение, а толпа хлопала нам. Затем мы удалились, чтобы переодеться в рубашки для парада.
Погода тем майским днем в 2006 году была великолепной и, хоть мы и тренировались на случай плохой погоды, нам ничего такого не пришлось использовать. Мы выстроились на плацу для окончательной проверки. Это был последний раз в СТС, когда мы стояли на месте, а какие-то высокие чины ходили вдоль наших рядов задавая бессмысленные вопросы типа “Вам понравилось обучение?” или “Откуда вы?”. Мы стояли по стойке смирно с винтовками на плечах и наблюдали за трибуной для гостей. Я нашел своего отца, мать и приемных родителей, сидящих рядом с Дженнифер***. Смотр длился, как обычно долго, настолько, что все затекло и мы тайком шевелили пальцами ног, чтобы хоть чуть-чуть разогнать кровь. Когда он завершился, отряд сомкнул ряды и под звуки оркестра начал показывать все, чего ему научили на строевой подготовке. Мы вращались на месте, разбивались на мелкие группы, снова соединялись в большую и вращали винтовки для наших семей. Все прошло гладко, за исключением одного мелкого момента, когда у Тома из в винтовки выпал магазин и кто-то ловко пнул его, отправив подальше сторону.
Исполнив хорошее шоу, мы построились плотным прямоугольником, сверкая примкнутыми штыками. Приближался великий момент. Никто на трибунах не понимал, что должно сейчас произойти, но мы, рекруты, были наполнены гордостью. На протяжении всего периода подготовки мы были “отряд” или “рекруты”, когда отрабатывали парад на площади, но теперь все будет немного по-другому. Как только адъютант из СТС занял свое место впереди с обнаженной саблей, я услышал слова, которые так жаждал услышать все эти страшные месяцы подготовки. Его голос загремел по плацу.

Королевские Морские Пехотинцы! На службу! Шагом марш!

* - Стрельба боевыми
** - именно там любят вешать плакаты с комичным изображением обезумевшего морпеха и надписью "It's only pain, 500m to go!".
*** - Полагаю, он тут подразумевает будущих тестя с тещей, непонятно. В оригинале stepparents.

_________________
Fake it 'til you make it.


Последний раз редактировалось kane-efes 11 фев 2017, 18:38, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Jake Olafsen. Wearing green beret.
СообщениеДобавлено: 10 фев 2017, 04:59 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 янв 2013, 02:32
Сообщений: 41
Команда: 42Cdo RM
Изображение
Йомпинг с тяжелым рюкзаком в Дартмуре. Это огромная область высоких, покрытых мокрой травой по колено, холмов, разделённых болотами. Отряд ненавидел это место.

Изображение
Моя секция пытается поудобнее устроиться под выступом скалы в Дартмуре.

_________________
Fake it 'til you make it.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Jake Olafsen. Wearing green beret.
СообщениеДобавлено: 11 фев 2017, 11:56 

Зарегистрирован: 14 янв 2013, 01:43
Сообщений: 457
Команда: 1/505th Inf. & 1st ID
Спасибо за перевод! Читаю с огромным интересом)

_________________
Ex-SGT Donald “Duck” R. Walker
1/505th "Panthers" Inf.(Abn)1965-1970 &
Co. 0 (Ranger), 75th “Merrill's Marauders” Inf.(Abn) 1969-1972,
3rd “The Golden” Brigade, 82nd “All Americans” Abn. Division


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB