Текущее время: 18 сен 2021, 13:37


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 70 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 28 июл 2021, 12:21 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
Bjorn писал(а):
101 это стартовый класс, основы для начинающих


То есть "тактика варваров для начинающих", из компьютерной "бродилки" ?)


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 28 июл 2021, 12:30 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 1387
Команда: нет
Сейчас у настольщиков подгорело :)

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 28 июл 2021, 14:25 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
Винд писал(а):
Сейчас у настольщиков подгорело :)


Я в компьютерных играх полный профан, а из настольных знаю только шахматы, го, и преферанс, так что простите великодушно)))
AD&D как я понял это Подземелья и Драконы?))


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 28 июл 2021, 16:06 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4409
Команда: A-344
Винд писал(а):
Сейчас у настольщиков подгорело :)


Честно сказать, знакомство с этой вселенной для меня началось с Icewind Dale и Neverwinter Nights. Причем еще в ролевые времена. Так что ничего удивительного в том, что в бывшем СССР AD&D вспоминают как компьютерные игры нет.

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 28 июл 2021, 20:54 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1402
Команда: FEAR
SergWanderer писал(а):
Bjorn писал(а):
101 это стартовый класс, основы для начинающих


То есть "тактика варваров для начинающих", из компьютерной "бродилки" ?)


да, я бы перевел как "основы тактики для варваров"))


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 29 июл 2021, 10:43 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
Bjorn писал(а):
SergWanderer писал(а):
Bjorn писал(а):
101 это стартовый класс, основы для начинающих


То есть "тактика варваров для начинающих", из компьютерной "бродилки" ?)


да, я бы перевел как "основы тактики для варваров"))


Спасибо, так пока и оставлю.
Как раз заканчиваю очередную главу и там есть этот момент, касающийся тактики "духов"....


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 10 авг 2021, 23:14 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
8

МЫ ДОЛЖНЫ АТАКОВАТЬ


Когда приходит час кризиса, помни, что сорок отборных воинов могут потрясти мир.
Ясотай, темник войска Чингисхана


Пока мы находились на передовой, сержант-майор Айронхед и Брайан обшарили местность в поисках подходящего места, в котором могли бы укрыться еще около сорока оперативников «Дельты» и десяток транспортных средств. К северу от здания школы они нашли небольшой П-образный комплекс с земляным полом, в котором было достаточно места для обустройства подходящей спальной зоны, хранения оборудования и парковки автомобилей.
Мы договорились, что моджахеды, которые там уже обитали, его освободят, но примерна дюжина «духов» либо не получили сообщения, либо просто решили расположиться вместе с нами. Пару раз мы предприняли попытку убрать их восвояси, но они попросту забили на нас и занимались своими делами. Через некоторое время мы оставили их в покое, поскольку их присутствие обеспечивало нам некоторое местное прикрытие от рыскающих объективов журналистов, располагавшихся на соседнем холме.
Несмотря на то, что Айронхед и Брайан договорились очистить комнаты от всего хлама и прочих отходов жизнедеятельности, когда наши парни прибыли, место все еще оставалось грязным. Но это не имело большого значения, так как мы все равно не планировали проводить внутри слишком много времени.
Айронхеду и Брайану также удалось обозначить две посадочные площадки для вертолетов, достаточно большие, чтобы на них можно было принять большой транспортный вертолет и эвакуировать при необходимости всех раненых. Посадочная площадка «Кондор» находилась к югу от здания школы, а вторая площадка, «Спэрроу», располагалась в двух километрах к востоку.
Мы покинули нашу промежуточную базу сосредоточения, имея на руках довольно основательный план, — вариант действий, который получил все необходимые одобрения на различных уровнях руководства. Конечно, он не был обязательным, и как только мы сможем хорошо изучить «игровое поле» и вражеские формирования, мы могли бы легко от него отойти. Теперь, когда игра началась, я не ожидал встретить возражения от нашего командира или, если уж на то пошло, от любого другого начальника выше него. Все должно было оставаться гибким.
И действительно, ребята в Баграме, — полковник Эшли и остальные сотрудники, — усердно работали над сбором и анализом любой информации, которая попадала им в руки. Задействовались все средства, которые могли помочь обнаружить местонахождение Бен Ладена, начиная от секретных сводок ЦРУ и аэрофотоснимков, сделанных с высоты 30000 футов, на которых выявлялись сигнатуры «горячих точек» — характерные местоположения обитаемых пещер с кострами — до средств радиотехнической разведки (SIGINT). Они до смерти замучивали себя бесконечными вопросами «что, если?..», ради обеспечения нашего успеха на поле боя. Офицеры «Дельты» по разведке и огневой поддержке, Брайан и Уилл, разработали схему целей и план огневой поддержки, чтобы поддержать наше наступление в горах.
В нашей спартанской штаб-квартире мы также тщательно препарировали и анализировали то, что узнали после нескольких наблюдений, осуществленных нами на переднем крае фронта «Аль-Каиды». Мы хотели изменить и доработать наш первоначальный план сражения, чтобы он наилучшим образом соответствовал реальности на местах.
Брайан работал над первоначальным планом ведения разведки, в то время как Шэг, наш сотрудник службы радиоперехвата, владевший пушту, уже сидел в соседней комнате, прослушивая спорадические радиовызовы «Аль-Каиды», переговоры дружественных нам моджахедов и передачи международных СМИ с хребта Пресс-Пул. Таланты Шэга и его товарищей по команде, которые должны были вскоре прибыть, являли собой секретное оружие, которое позволяло нам следить за всеми участниками этой игры.
Брайан рекомендовал нам объединить наших разведчиков с двумя наблюдательными пунктами, выставленными специалистами 5-й группы «зеленых беретов». Половина «Кобры-25» уже находилась на позиции, примерно в миле от линии фронта «Аль-Каиды» на восточном фланге. Другая группа, выведенная в тот же день, должна была сменить объединенную группу ЦРУ и ОКСО, которая занимала эту позицию с пятого декабря. Расширение этих НП могло дать нам возможность заглянуть вперед, что поможет разработать наш план атаки. И как только она начнется, у нас будут свои люди на наблюдательных позициях, люди, которые понимают нашу задачу, цели и намерения, когда мы работаем на поле боя. Они оказались бы бесценными.
Затем мы встретились с генералом Али, чтобы обсудить наши успехи, тактику и планы операций, и все это в перерывах между потягиванием горячего чая, поеданием горстями орехов и попытками поудобнее устроиться на жестком полу в индийском стиле. Ключевые моменты я записывал в свой маленький зеленый блокнот, а то, что я не мог записать на бумаге, старался запомнить и добавлял к записям после встречи.
Али был непреклонен в вопросе выбора небольших групп моджахедов, которые лучше всего дополнят наших разведчиков и атакующих. Мы должны были быть осторожны с теми, кого выбирали, потому что хотя Али и утверждал, что под его началом было несколько тысяч верных бойцов, но не все они контролировались членами семьи и, следовательно, не считались лояльными. Другие находились под командованием друзей, которые могли сохранять верность, но могли и предать в трудную минуту, а третьи находились под началом давних соперников и даже врагов. Али был очень конкретен в отношении последней группы и настаивал на том, чтобы мы не объединялись с этими подразделениями.
Во время наших дискуссий генерал нарисовал несколько фантастических картин, без сомнения, для того, чтобы остаться избранным сыном ЦРУ, а также для создания у нас ощущения того, что Бен Ладена нельзя было взять без его личного руководства, а также без его бойцов.
Али описал балканизированную организацию джихадистов, которые были сгруппированы по национальному и этническому признакам и тактически разделены горными перевалами, долинами и хребтами. Любой человек, который принимает осознанное решение иметь больше врагов, чем друзей, — как, безусловно, было у Бен Ладена, — не сможет долго прожить, не окружив себя людьми, которым он может доверять, и мудро их не расставив.
Когда мы набросали своего рода боевое расписание противника и его расположение, нижнее и внешнее кольцо обороны составили афганцы, алжирцы, иорданцы, чеченцы и пакистанцы. Доверенные боевики Бен Ладена, — саудовцы, йеменцы и египтяне, — находились выше в горах и защищали пчелиную матку. Черт возьми, ходили даже слухи, что в команде Бен Ладена были даже китайские советники. Такой подход в чем-то похож на то, как действует армия США, просто не такой персонифицированный и значительно менее политически чувствительный.
Наиболее красноречивая информация, которой поделился Али, касалась ведения артиллерийского огня и наличия в «Аль-Каиде» бронетехники, в частности, речь шла о минометах и танках. Прочно укрепившись на возвышающейся оборонительной позиции, люди Бен Ладена занимали превосходные наблюдательные посты. Хорошо замаскированные места на северных хребтах обеспечивали вскрытие любой деятельности в предгорьях и долинах на значительном расстоянии и были мечтой тактика, ставшей реальностью для любого сражения.
Эти наблюдательные посты служили наблюдательными пунктами для скрытно расположенных минометных секций, которые, по нашим оценкам, состояли из двух или трех 82-мм орудий советского производства, которые были установлены на обратных скатах высот, вне поля зрения любых наземных сил противника. Когда бомбардировщики, висевшие над головой, не вынуждали расчеты отходить в укрытие в близлежащие пещеры, позиции удваивались в качестве постов охранения для защиты от любых нежелательных посетителей.
Больше недели моджахеды Али пытались приблизиться по хорошо известным грунтовым дорогам, и предательские облака пыли сообщали о каждом их движении. Поскольку ночные бои еще не входили в репертуар Али, «Аль-Каида» могла остановить эти дневные вылазки только минометным огнем.
Али сказал, что из двадцати семи человек, погибших с начала боевых действий, все, кроме тринадцати, погибли от минометного огня. Он утверждал, что вражеские минометы вели чрезвычайно точный огонь, потому что они были «компьютеризированы». Для нас было очевидно, что одним из первых важных шагов должно было стать прекращение этих дорогостоящих дневных вылазок и исключение вражеских минометов из боевого уравнения.
Когда Али похвалил своих бойцов за обнаружение трех бывших советских танков, которые теперь использовались людьми Бен Ладена, мы отнеслись к этому заявлению скептически. Его люди наткнулись на ряд пещер сразу за предгорьями и услышали скрежет металлических гусениц танков, катящихся по неровным каменным пластам. Мы знали, насколько трудно было просто пройти по этой местности, и полагали, что маневрировать тяжелой бронетехникой на ней, вероятно, было слишком сложно. Али настаивал на том, что в нескольких пещерах, вырубленных во время джихада против Советов, легко могло поместиться несколько танков. Но мы просто не купились на это. Мы еще не знали, что всего несколькими днями ранее объединенная команда ЦРУ и ОКСО сфотографировала несколько бронированных машин на расстоянии, прежде чем уничтожить их мощными интеллектуальными бомбами-«джидамами».
В течение семидесяти двух часов после того, как мы усомнились в словах Али насчет танков, те же самые танки превратились из вымысла в факт. Наши собственные снайперы засекли их еще дальше и выше в горах. Трудно поверить, но это была правда. Танки, должно быть, были наполовину горными козлами.
Результат всех этих обсуждений, фотосъемки и планирования привел к довольно элементарному выводу. Горы Тора-Бора находились на нашем фронте, и, по сообщениям, там находился гарнизон Бен Ладена численностью около трех тысяч верных бойцов. Решение состояло в том, чтобы начать полномасштабную атаку. Мне нравится, как думают эти люди.

*****

Какой-то великий ум однажды сказал, что есть два вида оригинальных мыслителей. Есть те, кто, увидев беспорядок, пытается навести порядок. А вторая группа делает как раз обратное. Она состоит из тех, кто, столкнувшись с порядком, пытается создать хаос. Это как раз мы. Оперативники «Дельты» процветают в хаосе, как никакая другая группа живых людей. Это опьяняет. Это напрягает. И это чрезвычайно затягивает.
Основополагающим принципом отряда «Дельта» уже давно являются «внезапность, скорость и интенсивность воздействия». Это относится и к тактике спецназа. Если во время штурма или атаки вы теряете в одной составляющей, то подразумеваемая реакция состоит в том, чтобы скомпенсировать ее в следующей. Например, если мы утрачиваем внезапность во время скрытого подхода к цели до достижения точки прорыва, мы увеличиваем темп движения с медленного передвижения до ускоренной пробежки или спринта. В момент взлома, если командиру группы становилось очевидно, что кто бы или что бы ни ждало с противоположной стороны двери или окна, оно настороже и ожидает гостей, мы переходим к еще более жесткому и агрессивному проникновению с помощью подрыва.
Независимо от того, как «Дельта» входит в кризисную точку, при ведении ближнего боя по-прежнему применяется правило «медленно — это плавно, а плавно — это быстро». Наблюдение за тем, как сотрудники «Дельты» проводят безостановочный ближний бой в помещении, действуя против целей на этажах, расположение которых неизвестно, является одним из самых удивительных зрелищ контролируемого хаоса, которое можно себе представить. Последовательность совсем не похожа на хореографию, но операторы без усилий проносятся по объекту, как красные муравьи, проходящие по знакомым извилистым коридорам. Способы действий и мастерство «Дельты» в ближнем бою не имеют себе равных ни в одной другой существующей силовой структуре.

*****

На протяжении первых двух дней, изучая стиль ведения войны моджахедов, мы впитали огромное количество информации.
Афганцы по своей природе — дневные бойцы, и их методы ведения боя явственно напоминали варварскую тактику для начинающих. Как-нибудь, после полуденной молитвы, они собирались вместе с автоматами АК-47, пулеметами ПКМ и РПГ в каком-нибудь месте далеко в предгорьях, чтобы обеспечить себе безопасность. Собравшись вокруг так, как будто никто не знает, кто в тот конкретный день является главным, они шли прямо в гору, яростно стреляя. Это было хорошее шоу, которое, по-видимому, разыгрывалось для того, чтобы убедить наблюдающих за этим цирком репортеров в том, что силы генерала Али перешли в наступление. Но это было также крайне неэффективно.
Здесь шла многовековая племенная война, — более символическая, чем жестокая, являвшаяся скорее обязанностью, чем борьбой на жизнь или на смерть, схваткой скорее за добычу, чем за скальпы. Она не была предназначена для того, чтобы кто-то действительно пострадал. Стычки длились несколько часов, затем моджахеды немного грабили, и на этом заканчивали свои потуги, отходя вниз по хребтам, и возвращая «Аль-Каиде» всю с трудом завоеванную за день территорию.
Такой стиль ведения боя для этих людей не являлся чем-то новым. Со времен нападения пророка Мухаммеда на Мекку в 622 году нашей эры исламские бойцы останавливались, чтобы разграбить захваченные вражеские склады и прочесать занятые боевые позиции, пещеры и землянки. Точно такая же военная добыча и пещерные сокровища, подобные тем, которые предоставил своим мусульманским солдатам Саладин [1] много веков назад, обеспечивали сейчас тот же финансовый стимул для борьбы с «Аль-Каидой» в Тора-Бора. Добыча или мученичество, одно или другое, — это обещание Аллаха. Цена жизни в восточном Афганистане, вероятно, составляла менее доллара в день, так что небольшое мародерство могло иметь большое значение.
Мы хотели, чтобы Али переключил передачу, бросил Бен Ладену несколько кривых мячей и добавил несколько ночных игр в свое боевое расписание. Но он хотел, чтобы мы просто сидели в относительной безопасности, пока его моджахеды сражались, — пусть он беспокоится о том, чтобы найти Бен Ладена. Генерал хотел побольше бомб, но при этом обойтись без жертв среди американцев. Он даст нам знать, когда можно будет безопасно выйти и поиграть. Неудивительно, что некоторые высокопоставленные американские начальники в высоких штабах разделяли озабоченность Али по поводу американских потерь и заняли ту же выжидательную позицию. Я не раз слышал, как они говорили: «Пусть все идет своим чередом». Это было досадно.
Желание Али состояло в том, чтобы максимально увеличивать количество бомбардировок, дабы спасти как можно больше жизней своих бойцов, и полковник Эшли разделял эту настороженность. Осторожность Эшли была призвана сдержать нашу естественную порывистость, и с ней трудно было спорить, поскольку он все еще нес в себе свой опыт, полученный на смертоносных улицах Могадишо в 1993 году.
Точка зрения Эшли была хорошо понятна, но это заставило нас задаться вопросом, как Америка отреагирует, услышав заявление командира: «Пусть они [афганцы] закончат работу. Речь идет об использовании суррогатных сил. [2] Это их война».
Как бы я ни уважал обе эти позиции, ни я, ни мои люди, не соглашались с ними. Нам не нравилось слышать такие заявления, когда разбирали завалы после нападения на Всемирный торговый центр.

*****

До сих пор послужной список Али напоминал бросание петард в рыболовную яму. Конечно, вы получите несколько дохлых рыбешек, всплывших наверх, но если вам нужна королевская рыба, вам лучше подготовиться к серьезной рыбалке в опасных и более глубоких водах.
К счастью, наши коллеги из ЦРУ также были не в настроении сидеть сложа руки, и Джордж постоянно подстрекал Али к нападению. Наше немедленное развертывание в горах могло бы побудить бойцов Али к действию или даже пристыдить их, и эта идея постепенно набирала обороты.
Что Али действительно было нужно, даже если он еще не знал или не желал этого, так это наглядный пример. Если совместить лучшие из современных рекламных слоганов Корпуса морской пехоты, здесь требовалось «Несколько хороших парней», чтобы отправиться в горы и доказать, что «Превосходящие умы всегда побеждали превосходящие силы». [3]
Мы, американские спецназовцы, должны были доказать генералу, что можем действовать в горах, окруженные «Аль-Каидой» днем и ночью, а не проштамповывать свои табели рабочего времени в конце рабочего дня. Мы, конечно, планировали исполнить желание Али, сбросив побольше «огненных шаров» в горную крепость Бен Ладена, смертоносных бомб из чрева бомбардировщиков B-52 и B-1, бомб, падающих с большой высоты и хирургической точностью, чтобы разрушить скрытые пещеры, которые защищали неуловимых террористов. Но нам также нужно было увидеть, куда падали снаряды по отношению к позициям врага и хорошо замаскированным входам в пещеры.
И мы становились все более нетерпеливыми. Мы хотели сделать это поскорее! Как утверждал греческий писатель Еврипид еще в 425 году до нашей эры: «Бог войны ненавидит колеблющихся».

*****

После десятичасовой поездки из Баграма через Кабул, а затем на восток в Джелалабад, ребята наконец присоединились к Мэнни на окраине города. Некоторое время спустя Джим благополучно разместил их в большом двухэтажном «безопасном доме» в Джелалабаде, предоставленном добрым генералом Али.
Чтобы раздробить колонну, впереди, на час раньше, выдвинулись снайперы. Когда у их головного пикапа лопнула шина, как раз напротив неспокойного городка Соруби, колонна остановилась, чтобы подождать, пока его отремонтируют, и это привело к тому, что замыкающие машины оказались все еще в центре города. В течение считанных мгновений сотни местных жителей, многие из которых были вооружены автоматами АК-47, высыпали из магазинов и рыночной площади. Все выглядело так, словно кто-то наступил на гигантский муравейник.
Некоторые дети с любопытством полезли под брезент, прикрывающий оборудование в кузове грузовика, а один дерзкий молодой вор просунул руку в открытое окно и схватил GPS-навигатор «Гармин» с приборной панели, а затем бросился обратно в толпу. Даган, один из снайперов «Дельты», вылез с заднего сиденья, вооружившись для самообороны только спрятанным пистолетом «Глок», и начал играть с детьми, чтобы отвлечь их от возни с грузовиком.
Группа вооруженных местных жителей начала раскачивать «Лендровер» британских спецназовцев из СБС, потому что они отказались выходить из него. Когда Даган попытался сдержать толпу, вдруг из ниоткуда вылетел камень и ударил его по затылку. Теперь наш товарищ кипел от ярости. Он запрыгнул обратно в грузовик и велел водителю просто нажать на газ и смываться отсюда, пока все не стало намного хуже.
Теперь, после долгой утомительной поездки, они находились на конспиративной базе, и прежде, чем получить долгожданный отдых, парни потратили некоторое время на мелкое техническое обслуживание пикапов. Дом защищали четыре окружавшие его высокие стены, но на всякий случай, если решат появиться какие-нибудь незваные гости, Джим отвел парней на второй этаж, а проводников-моджахедов оставил на первом.
Нам не терпелось доставить снайперов и бойцов штурмовых групп в здание школы, чтобы мы могли кое-что сделать. Одно было ясно наверняка: наступит утро, и ребята не будут сидеть на школьном дворе с книжками-раскрасками и воздушными шариками. Они приедут голодными и попытаются отхватить кусок пожирнее.
И в отличие от Аллаха, Милосердного и Сострадательного, «Дельта» не планировала проявлять пощаду, милосердие, или сострадание к «Аль-Каиде».

*****

В тот день генерала Али ждали несколько посетителей, совет старейшин — местная Шура. Мы заметили их, как только они вышли из своих машин, и постарались убраться с глаз долой. Это была оживленная компания, примерно дюжина старцев с длинными седыми бородами и темной кожей, с глубокими морщинами от десятилетий безжалостного Солнца. Все были одеты в псевдо-официальную одежду — большие ярко-желтые тюрбаны с соответствующие накидки. Ходили слухи об американских солдатах, прибывших в Тора-Бора, чтобы помочь генералу бороться с «Аль-Каидой», и старейшины были обеспокоены этим. Они напомнили Али, что это не истинный мусульманский путь.
Генерал заверил их, что он держит все под контролем. Пока он командовал, американцам были не рады,. Это было почти то же самое, что сказать, что нас там еще не было. Но убежденные в его искренности, вероятно, подмигнув и кивнув, старейшины кишлака пообещали Али свою поддержку в устранении Бен Ладена.
Поскольку в этом странном политическом танце каждый сделал то, что от него требовалось, старейшины пообещали активизировать местную версию программы «Наблюдение за окрестностями» ради выявления любых признаков наличия Бен Ладена. Потом они ушли.

*****

Джордж, Адам Хан и я встретились с Али в последний раз в его спальных покоях, когда день подходил к концу. Ботинки сняты у двери, а чайные чашки стоят посередине ковра.
Главной темой, представляющей интерес для генерала, было состояние сброса бомбы BLU-82, который несколько раз откладывался и теперь ожидался рано утром следующего дня. Я предположил, что изменение времени бомбардировки явилось безрассудной идеей кого-то, кто очень далек от реалий поля боя. Скорее всего, какой-нибудь штабной офицер просто выполнял свою работу, пытаясь дать лучший совет своему командиру. Но большая бомба заставила нас всех ждать.

*****

Джордж ввел генерала в курс дела, Адам Хан скрупулезно перевел, а Али утвердительно кивнул, сказав, что он планировал воспользоваться сбросом бомбы, как только это будет безопасно, атаковав примерно двумястами бойцами. Резерв из еще двухсот бойцов будет находиться поблизости, чтобы придать его действиям некоторую гибкость.
Его танки также развернутся в полную силу, и один из них выдвинется дальше в предгорья, чтобы открыть прямой огонь прямо по долине. Атаку поддержат также несколько минометов с востока. Всегда любезный хозяин, Али настоял, чтобы мы были его гостями в этой специальной поездке на передовую, чтобы понаблюдать за мастерством его бойцов. Все это звучало хорошо, но ужасно нереально.
Заявленный рубеж безопасного удаления для бомбы BLU-82 составлял четыре тысячи метров, что означало, что все дружественные силы должны были находиться от предполагаемой точки удара на таком значительном расстоянии. Если кто-то реально ожидал, что моджахеды своевременно воспользуется результатами взрыва, и атакуют в суровых горах Тора-Бора, то это расстояние должно было сократиться примерно до четырехсот метров! Даже у профессионально подготовленной армии оказались бы связаны руки, если бы она выдвигалась четыре километра в гору под минометным, ракетным и стрелковым огнем в середине дня.
Несмотря на это, мы подавляли свое желание пролиться отрезвляющим дождем на выступление нашего хозяина. По крайней мере, он проявлял определенную инициативу и, наконец, демонстрировал наступательный настрой.
Я вежливо попросил генерала как можно больше информировать нас о том, как далеко его войска продвинулись на юг, чтобы мы могли скорректировать бомбовые удары и убедиться, что наше оружие убивает нужных людей. Как только Адам Хан начал переводить просьбу, спальня генерала озарилась вспышкой, и мы повернулись как раз вовремя, чтобы увидеть впечатляющий удар в горах через окно спальни. Земля под зданием школы затряслась. Улыбка генерала Али стала еще шире!
Джордж похвалил его за его действия на сегодняшний день. После этого комплимента, словно по сигналу, радио ожило возбужденными криками на суровом пушту. Некоторые из его людей заметили вражеские бойцов, спускающиеся с холмов, направлявшихся к небольшому кишлаку, а силы Али находились в засаде. Генерал просиял от гордости, будто отец, у которого родился первенец, и махнул нам рукой, как бы говоря: «Видите, мы здесь делаем правильные вещи».

*****

Наша встреча вернулась к оперативным вопросам. Джордж спросил Али, откуда он планирует руководить сражением, как только все пойдет своим чередом. Ответ был, конечно же, уклончивым, и он вернул пас обратно сотруднику ЦРУ.
— Куда бы вы ни пошли, я пойду с вами, — сказал он, указывая на нас с Джорджем.
Генерал был довольно оптимистичен в отношении поиска Бен Ладена. Он сказал, что его люди мотивированы и благодарны Америке за помощь и готовность предоставить ей «специальных коммандос». Его люди были преданы делу до конца и не подведут. С этими словами мы отодвинули наши чашки в центр ковра, неуклюже поднялись на ноги, снова надели ботинки и выскользнули на холодный ночной воздух.

*****

После встречи с Али я был готов завалиться спать на пару часов прямо на грязном цементном полу нашего собственного здания, но этому не суждено было случиться.
— Сэр, есть сообщение от командира, которое вы, возможно, захотите прочитать. — Берни, наш связист, сообщил мне эту новость, как только я вошел в дверь нашего углового класса. В комнате было темно, если не считать ярко-зеленых светодиодных дисплеев на ультрасовременном аппарате связи, слабого мерцающего света керосиновой лампы, купленной на месте примерно за пятьдесят центов, и экрана маленького портативного компьютера «Toughbook».
Полковник Эшли запрашивал координаты мест, где мы планировали разместить наши снайперские группы и сообщал, в каком районе они планировали наводить бомбардировщики. По его словам, он должен был «накормить зверя».
Я прокомментировал это сообщение Берни:
— Можешь себе представить, какое давление там оказывается, если оно продавило четыре или пять уровней командования, чтобы нам передали нам этот запрос?
И дело было не только в том, что генералы в несколько слоев дышали Эшли в затылок, требуя информацию. Как он объяснил:
— Все, начиная с ПОТУСа, запрашивают подробности.
Все это дошло до Белого дома, потому что ПОТУС — это аббревиатура президента Соединенных Штатов. [4]
— Берни, вот именно поэтому по эффективности уничтожения террористов мы никогда не сравняется с израильтянами, — сказал я. — У нас слишком много бюрократических уровней и лиц, принимающих решения, которые подавляют инициативу и тратят драгоценное время.
Прежде чем ответить встревоженному начальству, находящемуся выше по служебной иерархии, я кратко проинформировал Айронхеда и Брайана о деталях встречи, когда с гор донеслась очередная вечерняя колыбельная грохочущих бомб, обрушившихся на позиции «Аль-Каиды».
После этого я открыл свой блокнот, вернулся к маленькому ноутбуку и написал тему сообщения: «Ночной разговор у камина с генералом».
— Какого хрена, — съязвил я парням. — Если даже Джордж Даблю Би настолько озаботился задаванием вопросов, [5] то кто мы такие, чтобы задерживать шоу? — начал писать я.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Султан Египта и Сирии, полководец, мусульманский лидер XII века. Основатель династии Айюбидов. На самом деле собственное имя этого правителя — Юсуф ибн Айюб (Юсуф, сын Айюба). Имя Салах ад-Дин (в Европе трансформировавшееся в Саладина) — это лакаб, почётное прозвище, означающее «благочестие веры».
[2] Полувоенные, военизированные формирования, ополчение.
[3] “A Few Good Men” и “Superior Minds Have Always Overwhelmed Superior Force.” — вербовочные слоганы Корпуса морской пехоты США.
[4] POTUS (President of the United States).
[5] Намек на Джорджа Буша-младшему (George Walker Bush), бывшего на тот момент президентом США.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 03 сен 2021, 14:23 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
9

КОСИЛКА МАРГАРИТОК


Тора-Бора
Это имя так знакомо
Оно звучит так близко, так древне, так сложно
Так пещерные комплексы становятся свидетелями конфликта
Между новейшими, самыми высокими, самыми смертоносными современными технологиями
И самой примитивной, отсталой, бессмысленной теологией
Курдский поэт Камаль Миравдели

Наконец, долгожданное время сброса бомбы BLU-82 было назначено на ранние утренние часы девятого декабря. Не было смысла сбрасывать большую бомбу ночью, когда боевики «Аль-Каиды» грелись в своих пещерах, а моджахеды проводили свое вечернее отступление, поскольку в темноте они не играли, а пресса не могла быть свидетелем взрыва.
В то утро почти все в нашем расположении встали рано, чтобы посмотреть шоу. Оперативники ЦРУ собрались тесной группой перед невысокой каменной стеной сразу за зданием школы, каждый из них был одет частично в афганскую одежду, частично в стильную одежду от компании North Face. Некоторые гордо стояли, обняв друг друга, некоторые держали в руках свои АК-47. Чтобы сделать фотографию на память, один из оперативников держал небольшой кусочек картона с надписью: «Тора Бора, передовые силы, BLU-82, 9 декабря 2001 года», нацарапанной толстыми черными буквами. ЦРУ ликовало, было уверено в себе и надеялось на поворотный момент в этой битве.
Генерал Али также появился рано утром, одетый в свою белую пижамную одежду, свою фирменную темно-коричневую кожаную куртку и коричневый паколь, чтобы защититься от утреннего холода. Хотя ЦРУ и пообещало отличные результаты от взрыва бомбы и, безусловно, выглядело довольным собой, генерал по-прежнему испытывал определенные опасения. Он схватил портативную радиостанцию и связался со своими передовыми командирами, чтобы убедиться, что все его бойцы отошли на минимальное безопасное расстояние от запланированной цели, расположенной глубоко в горах.
Огромная бомба называлась «косилка маргариток», и ее не сбрасывали со времен войны во Вьетнаме, когда она использовалась в качестве простого способа расчистки джунглей для мгновенного создания посадочной площадки для вертолетов. Естественно, ЦРУ раздуло свои возможности, и, услышав о знаменитой наработке, я также ожидал зрелищного шоу.
Над нами, на фоне ясного голубого неба, высоко над вершинами высотой 14000 футов, появилось маленькое темное пятнышко. С северо-запада курсом на юго-восток в район вошел самолет МС-130 «Комбат Тэлон», на такой большой высоте, что, казалось, он едва двигался. Любой боевик «Аль-Каиды», проснувшийся на рассвете, должно быть, с любопытством посмотрел вверх. Они уже привыкли к четырем белым инверсионным следам, оставляемым бомбардировщиками В-52, летящих на высоте 30000 футов, или к истребителям-бомбардировщикам, пролетавших ниже, но тут было нечто другое. Неуклюжий МС-130 мог выглядеть как грузовой самолет, но в его брюхе было что-то такое, с чем вражеские бойцы никогда ранее не сталкивались.
Как и следовало ожидать, после своей экстраординарной работы за последние пять дней, загруженный наблюдательный пункт с позывным «Виктор Браво Ноль Два» дал добро воздушному судну на сброс своего груза. «Боевой Коготь» освободился от него и резко отвернул от цели на запад, как будто взрыв мог дотянуться и сорвать его с небес.
— Вот она, вон она идет! — крикнул один из оперативников ЦРУ. — Берегись, «Аль-Каида»!
— Не хотелось бы мне сегодня утром стоять на посту рядом с плохими парнями, — прокомментировал другой.
Здесь я хотел бы написать о шоке и благоговении, огненных шарах и сотрясающем горы громе, чтобы описать тот взрыв, который произошел в 06:11 по местному времени. Мы ожидали мощного удара, который сотрясет здания и на мгновение приподнимет нас с ног.
На самом деле, в школе мы почти не ощутили под ногами никакого дрожания. Пуф, — и большая бомба взорвалась. И ради этого мы подорвались так рано? Первые сообщения, поступившие от пилотов, наблюдавших за ударом с высоты, говорили о возможной «неполной детонации». Другими словами, нельзя было сказать, что бомба совсем не взорвалась, однако она и не поразила противника, как заявлялось, с максимальной разрушительной силой.
Но все это не имело значения — генерал Али явно ожидал более яркого выступления. Он понятия не имел, взорвалась ли она должным образом, но ему не потребовалось много времени, чтобы точно выяснить, где она упала.
По радио разносились отчаянные доклады его людей, сообщавших, что бомба упала рядом с ними. Мы все внимательно слушали, как на протяжении нескольких минут безостановочно в эфире раздавались сигналы бедствия. Генерал посмотрел на парней из ЦРУ и взмахнул руками, указывая в сторону гор, продолжая передавать команды своим людям.
Али сказал, что «косилка маргариток» упала на один из хребтов далее к востоку, примерно в пятистах метрах от своей цели и взорвалась рядом с позициями одной из его групп. Мне не нужен был перевод, чтобы понять явное разочарование генерала.
Адам Хан достал свой собственный портативный спутниковый телефон и набрал код быстрого набора, чтобы связаться с Гэри Бернтсеном из ЦРУ в Кабуле. Гэри ответил так быстро, что казалось, будто он ожидал этого звонка.
— Не похоже, чтобы BLU-82 взорвалась, — спокойно сказал Адам Хан. — Генерал от этого в бешенстве и очень зол. Он говорит, она попала не в то место.
Гэри на это не купился и рявкнул в ответ:
— Передай этому сукиному сыну, что бомба попала туда, куда нужно, и взорвалась правильно!
Адам Хан не стал спорить с шефом ЦРУ.
— Ну, это был не ахти какой взрыв, — сказал он и отключил связь.
К счастью, вслед за шоу со сбросом BLU-82 через пару минут последовала пара бомбардировщиков B-52, которые уложили в районе три отдельные цепочки из многочисленных «Джидамов». Первая серия умных бомб внешне выглядела как линейный удар по гребню хребта, и генерал Али в полном смятении вновь начал размахивать руками и громко кричать нам, что эти бомбы также попали в места, где скрывались его люди. По-видимому, моджахеды проигнорировал предупреждения отступить на минимальное безопасное расстояние в 4000 метров.
Вторая серия, по-видимому, стала более точным ударом и попала точно в то место, где, по словам Али, и должна была приземлиться BLU-82. Наконец-то было за что радоваться. Генерал и несколько бойцов с ним подпрыгивали от радости, скача вокруг, как дети, наблюдая за многочисленными вспышками массивных красных и оранжевых взрывов, которые сменились затем поднимающимся густым темно-серым шлейфом дыма.
— Да, да, да, — сказал Али, — Вот где «Аль-Каида!» [sic!] [1]
Третий удар B-52 оказался гораздо менее впечатляющим, чем два предыдущих, он был нанесен дальше к западу, хотя и ближе к нам. Временная эйфория Али испарилась, и он еще раз дал нам понять, что ВВС промахнулись. Произведенные быстрые вычисления дали нам вероятность успеха как один к четырем, или только 25 процентов. Нехорошо. Бомбардировщики B-52 показали отличное шоу и были довольно точными, но главным блюдом в меню должен был стать эффектный взрыв BLU-82, предоставленный американским налогоплательщиком, и он не оправдал ожиданий.

*****

В оправдание ВВС США мы можем сказать, что неудачно или нет, но та бомба приземлилась именно там, где летчикам было указано ее положить. Все, что нужно было сделать пилотам, — направить свой самолет в нужную точку сброса и позволить ей разорваться, — то они и сделали. Вся вина за неудачный бомбовый удар должна была быть возложена в другом месте.
Ни один афганец, находившийся на поле боя, не мог взглянуть на одну из наших карт или даже на одну из русских карт времен советско-афганской войны и точно сказать нам, где находились очаги обороны вражеских боевиков. На самом деле, они не могли сказать нам даже, где находятся бойцы дружественных сил. Лучшее, на что можно было надеяться, — это хорошее предположение, в зависимости от того, куда указывал со стороны моджахед.
Именно эта совершенно бесхитростная техника использовалась для обозначения цели для BLU-82. Перехват радиосигнала, когда Бен Ладен общался со своими боевиками в горах, обеспечил нам его грубое местоположение, а местные жители подтвердили, что это текущее местоположение Бен Ладена.
Примерно за день до нашего прибытия генерал Али сам уточнил цель. Он стоял у здания школы и указывал на то место, где находился главный террорист. Когда обсуждение закончилось и пришло время отправить местоположение цели военно-воздушным силам, эти координаты и были переданы.
Либо местность была прочитана неправильно, либо в отправленных координатах была опечатка, но бомба попала точно туда, куда и должна была, — однако отклонилась почти на тысячу метров. Какова бы ни была причина, это стало вопиющей ошибкой.
Это событие еще раз подчеркнуло абсолютную необходимость размещения парней из «Дельты» в этих горах для создания наблюдательных пунктов, которые могли бы обеспечить необходимое высокотехнологичное целеуказание, а не просто оценку «вот там», основанную на указании пальцем.
Бен Ладен однажды сказал, что долг всех мусульман — убивать не только американских военнослужащих, но и любого американца, который платит налоги. Если бы несколько десятков крылатых ракет «Томагавк», запущенных в 1998 году по местечку Завир-Хили недалеко от Хоста, в отместку за взрывы посольства США в Африке, не произвели на него впечатления, мы бы вскоре познакомили его с тоннами бомб, любезно предоставленными теми же американскими налогоплательщиками. И хотя шумиха затмила само представление, я уверен, что в то утро внимание Бен Ладена привлекла сама мощь «косилки маргариток».
Я больше никогда не видел ту картонную табличку ЦРУ с фотографией.

*****

Через тридцать минут после сброса BLU-82 к зданию школы подкатили десять пикапов «Тойота» со снайперами и штурмовиками из «Дельты». В Джелалабаде им удалось поспать всего час или около того, прежде чем отправиться в последний этап своего путешествия. Трехчасовая поездка прошла без происшествий, за исключением нескольких остановок, чтобы подобрать дополнительных бойцов моджахедов и перекусить на придорожных привалах. Им даже удалось увидеть падение BLU-82 и последующие вспышки «джидамов», освещавшие горный склон ранним утром.
Парни все улыбались, и стало большим облегчением увидеть их снова: Кейвмен, Сталкер, Стормин, Грампи, Мёрф и Крэпшут, — вот лишь некоторые из них. Большинство из них были бородатыми, с длинными волосами, свисающими сзади и по бокам их традиционных афганских шерстяных шапок-паколей. Они отправлялись в путешествие, которое запомнят на всю оставшуюся жизнь.
Я мельком увидел, как генерал Али украдкой взглянул на этих парней из своего дверного проема. Даже он не смог устоять перед желанием взглянуть на такой потрясающую группу американских коммандос.
В то время как бомбы грохотали вдоль хребтов и долин каждые двадцать минут или около того, мы быстро ввели ребят в курс дела, чтобы сориентировать их в обстановке в этом районе. После основных событий они сложили свое снаряжение в своем временном новом доме и укрыли транспортные средства внутри стен комплекса.
Айронхед и Брайан координировали разведку позиций «Аль-Каиды» для Джима, еще одного опытного сержант-майора отряда «Дельта», который только что прибыл, и в течение часа они убыли. Было крайне важно, чтобы эти командиры внимательно изучили то, что я уже увидел накануне, чтобы проверить качество моей информации и планов. Имея всего одну машину и несколько «духов», сидящих на заднем сиденье, они проскользнули мимо прессы и без происшествий добрались до Минометного холма.
В небе висел бомбардировщик, поэтому «Аль-Каида» затаилась и позволила им полюбоваться окрестностями и сориентироваться на своих картах, но когда двадцать минут спустя самолет покинул воздушное пространство, проснулись минометы, и несколько мин упало в пятидесяти метрах от них. К этому моменту они увидели уже достаточно, и, не имея необходимости более испытывать судьбу, трое самых опытных спецназовцев на поле боя вернулись в здание школы.
Я собрал командиров групп, чтобы проинформировать их об изменениях в концепции нашей работы, возникших с тех пор, как мы покинули промежуточную базу сосредоточения несколькими днями ранее. У нас не хватало терпения сидеть сложа руки или надеяться, что нам повезет с «золотым самородком» разведки. Вместо этого, при полной поддержке наших друзей из ЦРУ, мы были полны решимости ловить у себя в «Дельте» собственную удачу, форсировав события, добившись успеха и поднажав на генерала Али, чтобы усилить давление на Усаму бен Ладена. Ожидал ли американский народ чего-то меньшего?
Наша первая задача состояла в том, чтобы разделить группу «Кило» с тем, чтобы удвоить пару уже выставленных наблюдательных пунктов. НП 25-А, занятый «зелеными беретами» группы «Кобра-25» в течение последних двух дней, находился в восточных предгорьях в нескольких километрах от линии соприкосновения и в непосредственной близости от долины Агам. Остальные «зеленые береты» только что присоединились ко второму наблюдательному пункту, НП 25-B, который прикрывал западную часть поля боя, недалеко от долины Вазир.
Эти два наблюдательных пункта были либо неизвестны Бен Ладену и его боевикам, либо «Аль-Каида», по крайней мере, решила с ними ничего не делать. Оба разведоргана проделали невероятную работу до нашего прибытия, но находились в четырех милях от линии фронта и не могли заглянуть за дальние хребты, где атаковали моджахеды. Мы планировали выйти за рамки обеих текущих наблюдательных пунктов и создать новые и гибкие передовые позиции, чтобы принять на себя их обязанности.
Хотя «зеленые береты» оказались на наблюдательных пунктах первыми, нам тоже нужно было направить туда людей «Дельты», потому что наши ребята были знакомы с текущим планом игры, нашей тактикой и способами ведения боя, имели совместимые радиостанции и понимали замысел командования. Чтобы сохранить единство управления, нам требовалось принять тактический контроль над позициями, чтобы улучшить взаимодействие во время боевых действий. Последнее, чего мы хотели или в чем нуждались, — так это еще один инцидент с дружественным огнем, наподобие недавней трагедии в Кандагаре 5 декабря, когда чтобы помешать талибам пересечь мост, был нанесен бомбовый удар. Заблудший «джидам» попал не в то место, убил трех «зеленых беретов» и ранил полдюжины других американцев летящими осколками и камнями.
Как и ожидалось, наше требование передать управление стало источником значительных трений с командирами «зеленых беретов» в вышестоящих штабах, но, как это часто бывает, когда два элитных подразделения оказываются на одном и том же участке поля боя, ребята на местах в конечном итоге разобрались во всем ради общего блага.
Мы задействовали снайперов из группы «Кило», Джестера и Дагана, чтобы они первыми вышли на поле боя и подготовились к выводу на НП 25-А в тот же день, девятого декабря. Как только они соединятся с 5-й группой «зеленых беретов» и получат возможность ознакомиться с местностью, они должны были продвинуться дальше и разведать места в глубине, где мы могли бы создать новые НП и срезать углы, получив возможность тем самым вести наблюдение за высокими хребтами.
Нам отчаянно нужны были глаза и уши на обратных склонах этих хребтов, чтобы проводить то, что военные называют операциями по конечному наведению или TGO [2] — причудливый способ направлять бомбы на намеченные цели, либо с помощью лазерного целеуказателя, либо путем предоставления координат GPS.
Другая половина группы «Кило» должна была быть готовой к переезду на следующее утро, чтобы усилить другой пункт, НП 25-B.
Оставшаяся часть разведывательного отряда должна была подготовиться к предполагаемому выводу в течение двадцати четырех часов, при этом военнослужащие штурмовых групп должны были находиться в режиме ожидания как в качестве сил экстренного штурма, если мы получим оперативную информацию о местонахождении Бен Ладена, так и в качестве сил быстрого реагирования, если наблюдательные пункты 25-А и 25-Б попадут в беду.
Разведывательный отряд был «накачан». Увидев выражение глаз оперативников, я понял, что этих парней будет трудно удержать. Я молился о том, чтобы мы засекли Бен Ладена.

*****

Вернувшись со своей разведки на передовой, сержант-майор отряда Джим повел одного из парней из ЦРУ вокруг здания школы, чтобы осмотреть горы. Он посмотрел на самую высокую точку, которую мог разглядеть невооруженным глазом, сверился со своей картой, снова поднял глаза и приложил палец к отметке этой вершины на карте. Легенда на карте подтверждала, что он смотрел на высоту 3212, которая располагалась посреди нескольких других, немного более низких вершин. Джим взял компас и мысленно отметил магнитный азимут в 172 градуса.
Парень из ЦРУ провел пальцем по краю своей собственной карты и начал объяснять, на что они смотрят. Потом указал влево.
— Половина разведгруппы (ODA) 572 находится вон там, на том участке возвышенности. Это НП 25-А, — заявил сотрудник ЦРУ.
Джим кивнул.
— Хорошо, теперь покажи другой НП.
— Ммм, вон там. Это НП 25-Б, — сообщил парень из ЦРУ, указывая на юго-запад. — Видите вот те три горные вершины, которые довольно пологие? Вот та самая высокая — это высота 3212, самая высокая в этом районе, и она находится прямо на границе с Пакистаном.
Джим на мгновение замер, а затем повернулся и посмотрел на агента ЦРУ. Ты, должно быть, шутишь. Нет, он не шутил. Человек из ЦРУ неправильно определил самую высокую вершину в пределах видимости из здания школы.
— Дай мне свою карту, приятель, — спокойно сказал ему Джим. — Это определенно не высота 3212, это высота 2685. Высота 3212 находится примерно в двух тысячах метров далее на юго-восток. — И он провел пальцем по карте, прежде чем вернуть ее.
— Хм? Ты уверен? — застенчиво спросил агент Управления, внимательно изучая свою карту. — Черт возьми, может быть, так оно и есть.
Джим приподнял бровь и пошел прочь. Неудивительно, что бомбы иногда доставлялись не по тому адресу.
Он с трудом переносил всякую туфту, и я сам много раз получал этот молчаливый выговор в виде изогнутой брови на протяжении более чем трех лет, которые мы с Джимом провели вместе в качестве командира отряда и сержант-майора.
Джим был шести футов ростом, обычно носил бейсболку и щеголял темной густой козлиной бородкой, которую сбривал только раз в год, для своей обязательной ежегодной фотографии для управления кадров Министерства обороны. Я считал его одним из лучших операторов в «Дельте» и воином двадцать первого века, который был сопоставим с французским командиром семнадцатого века Жаном Мартине, чье имя вошло в историю как синоним слов «строгий» и «упрямый». Временами Джим мог быть почти деспотичным надсмотрщиком, но разница заключалась в том, что его уважал каждый человек в нашем здании.
По службе он вырос в 3-м батальоне рейнджеров и перешел в элитный разведывательный отряд 75-го полка, прежде чем внял призыву «Дельты». Вскоре после возвращения из Панамы он оказался в горах на северо-востоке Соединенных Штатов на отборочных испытаниях в отряд, которые для него оказались почти формальностью, так как Джим был словно предназначен для «Дельты». Физическая часть испытания оказалась почти смехотворно легкой для мускулистого, но удивительно гибкого и быстрого рейнджера. Он был не так быстр, как некоторые другие, но никто не мог по-настоящему обогнать его. Джим стоял бы рядом с вами до конца, пока вы не уволитесь или один из вас не отключится.
Он был одаренным стрелком со своим собственным уникальным стилем стрельбы из пистолета 45-го калибра, который был незаметен невооруженному глазу, но если бы он немного замедлил темп стрельбы и позволил бы вам хорошо ее рассмотреть, то вы бы не поверили своим глазам. Было поразительно, насколько быстрее он мог извлечь пистолет из кобуры и уложить две пули в круг величиной с десятицентовик на лбу мишени, используя свой запатентованный необычный стиль. Мы вместе отстреляли на стрельбище тонны гильз, и все равно я обычно все еще искал свой прицел, когда Джим уже проверял свою стреляную латунь.
Каким бы эффективным я ни стал в качестве оператора, это было прямым отражением выдающихся навыков Джима в обучении, его терпения и его искренней дружбы. Я считаю, что с этим мне чертовски повезло.

*****

Около полудня в нашу скромную угловую комнату пришел с визитом наш друг полковник Эл. Он принес весть о том, что первоначальные сообщения о том, что бомба BLU-82 была неисправна, не соответствовали действительности. Я предполагаю, что после всей навязчивой рекламы почти все ожидали взрыва потрясающей мощи. И что было еще лучше, это то, что Эл сказал, что в Пентагоне и в Лэнгли, штат Вирджиния, в штаб-квартире ЦРУ, удар «косилки маргариток» расценивался как впечатляющий успех.
Однако все мы, наблюдавшие за ее воздействием, согласились с тем, что, даже если у бомбы и не было механических отказов, то она стала психологической ошибкой по отношению к нашим союзникам. Люди из ЦРУ, которые отвечали за «продажу» возможностей бомбы генералу Али, знали, что фейерверк оказался настолько неудачным, что поколебал уверенность генерала в американских технологиях. Я не уверен в том, что именно Али надеялся увидеть, но BLU-82, очевидно, оказалась совсем не тем, что он ожидал.
Фактически, в то утро он вызвал своих подчиненных командиров на импровизированный военный совет. Первоначально он планировал использовать ожидаемые результаты воздействия «косилки маргариток» в наземной атаке на гору сразу же, как только перестанут падать осколки и осядет пыль. Этот амбициозный план теперь был снят с повестки дня.
Кроме того, Али сообщил своим людям, что они больше не могут полагаться на гигантские американские бомбы, чтобы выполнить свою работу, и что им нужно справиться с текущей ситуацией и найти способы спасти хоть что-то из запланированной на сегодня атаки. Он приказал нескольким танкам выдвинуться вперед и пообещал им поддержку 82-мм минометов.
Афганский боец ворвался в дверной проем, держа в воздухе свою маленькую рацию. Он сообщил генералу, что их бойцы на фронте снова умоляли его не допустить, чтобы на них падали бомбы. Еще один из командиров Али нервно заерзал, язык его тела ясно сигнализировал о его желании уйти с совещания. Должно быть, это его люди оказались под огнем.
Вряд ли это было неожиданностью. Люди Али были одеты как враги. Черт возьми, мы сами оделись как враги! Никто не мог сказать нам на карте, где кто находится, все выглядели одинаково, так как же можно было обвинять пилотов бомбардировщиков и истребителей в какой-либо путанице? Они делали все возможное, используя ту информацию, которой располагали. Итак, это сражение с ведением огня по своим, или, как его называют, с дружественным огнем, — оно было просто туманом войны. И это был не последний инцидент. К сожалению, Америка теряла лицо перед своими союзниками каждый раз, когда это случалось.
В таком опасном деле, как вызов и корректировка этих авиаударов, была необходима точность, так что чем скорее мы соберем наших людей, тем лучше.

*****

Тем не менее, генерал Али на удивление сохранял оптимизм и в присутствии своих командиров на совещании выглядел очень мотивированным. Джордж, старший сотрудник ЦРУ на месте событий, был заметно расстроен фиаско с BLU-82, а после стал еще более удручен новым инцидентом с дружественным огнем, но Али сказал ему, чтобы он стер со своего лица унылое выражение, и пообещал, что его войско в этот день победит.
В течение двух дней Джордж и сотрудники его Управления рекламировали это падение бомбы как исключительное событие новой кампании, возможно, даже как решающий момент, который расчистит Али путь для массового продвижения и свержения «Аль-Каиды». Теперь, несмотря на то, что Вашингтон расценивал это как успех, местный шеф ЦРУ был вполне логично обеспокоен доверием Управления к Али. С моей точки зрения, у Джорджа все еще оставались на руках все карты. Бомба BLU-82 была одним незначительным событием в одном незначительном сражении, и прежде, чем в Тора-Бора завершатся бои, произойдет еще много взлетов и падений. Я чувствовал, что Али тоже это понимает.

*****

Наше специальное оборудование радиоперехвата, установленное в комнате, отделявшей спальню Али от нашей комнаты, круглосуточно прослушивало все передачи «Аль-Каиды», так что постепенно мы узнали, что удар BLU-82 оказался намного эффективнее, чем первоначально предполагалось. Было слышно, как враги неоднократно кричали в отчаянии, рыдали, явно испытывали сильную боль и просили помощи у других, находившихся в ближайшей или соседней долине от места удара. Отчаянные вызовы одного бойца за пределами эпицентра взрыва своему брату, а затем другому брату оставались без ответа. Даже если она попала не в то место, большая бомба нанесла боевикам «Аль-Каиды» крупный ущерб, оставив их окровавленными, ослабленными и передав им редкое чувство уязвимости. Определенно пришло время закрепить успех полномасштабной атакой.

*****

Джестер, Даган и четыре моджахеда отправились в путь на НП 25-A в 15.00 дня. Оба оперативника «Дельты» были закадычными друзьями, во многих отношениях вылепленными из одного и того же теста, однако в определенных чертах являли собой полную противоположность.
Джестер был известен тем, что продвигал стандарты уж очень непринужденного ухода за собой, которыми пользовалось Подразделение, и постоянно получал критику от некоторых менее гибких начальников. Он с гордостью отрастил густые светлые усики а-ля Фу Манчу, — прическу на лице, которая придавала ему вид порнозвезды 1970-х годов. [3] Но он обладал незаурядным интеллектом, который заставлял человека по-настоящему собираться с мыслями, прежде чем вступать с ним в дискуссию практически на любую тему. Но лучше всего было то, что снайперские навыки Джестера не имели себе равных. Он мог рассказывать вам о баллистических характеристиках каждого патрона из книги, читать ветер с завязанными глазами и управлять ноутбуком со знанием дела, как настоящий «гик». [4]
Даган, бывший чемпион штата Джорджия по борьбе среди колледжей, в этой невероятной паре был мускулами. Я думаю, что он родился в кимоно для джиу-джитсу, с винтовкой с оптическим прицелом в одной руке, и с индейкой в другой. Часто во время охотничьего сезона дома он пропускал завтрак с нами, предпочитая бродить за пределами комплекса на одной из тренировочных площадок, подзывая индеек и выслеживая оленей. Он никогда не пропускал ни одного дня в тренажерном зале, в результате чего у него было тело идеальной формы, бицепсы размером с пушечные ядра и грудь, похожая на электростанцию.
Их путь начался с получасовой поездки на пикапе до места встречи, где они встретились с двумя подростками и парой потрепанных ослов, выполнявшими роль носильщиков на время долгого подъема в горы. Снайперы привязали свои тяжелые рюкзаки к одному из животных, а на другое погрузили пару ящиков с пищевыми рационами и канистры с водой, чтобы пополнить запасы «зеленых беретов», уже находившихся на операции.
Наши снайперы следовали за ослами и молодыми проводниками и с отвращением наблюдали, как один из мальчиков постоянно шлепал осла по заду большим хлыстом. С каждым ударом осёл злился все больше. Примерно на полпути к наблюдательному пункту они остановились на короткий привал.
Подросток с хлыстом стоял примерно в пяти футах позади того же осла, которого он хлестал, когда животное внезапно высоко подняло хвост, и его зад взорвался потоком самой ужасной зеленой жижей, которую только можно себе представить. Вонючее жидкое дерьмо окатило мальчишку от пояса до кончиков босых ног. Оба снайпера «Дельты» пытались сдержать смех, чтобы не смутить погонщика, но это было невозможно, и совершенно униженный ребенок начал сильно избивать животное, прежде чем Джестер и Даган вмешались, чтобы его успокоить. Ребятам из «Дельты» был нужен этот бедный ослик, но в любом случае, они думали, что животное поступило правильно.
Час спустя снайперы прибыли на НП 25-А и встретились с группой, которая там находилась, — отрядом «A» спецназа, усиленным авианаводчиком, всего примерно полудюжиной человек во главе с уоррент-офицером Дейвом. В течение последних двух дней группа выполняла большинство задач по оказанию непосредственной авиационной поддержки.
Нет сомнений в том, что «зеленые береты» тоже хотели сразиться с боевиками «Аль-Каиды», но им было запрещено приближаться к полю боя ближе, и уходить со своей позиции, находившейся в четырех милях от мест боев. Этот решительный приказ поступил к ним непосредственно от их командира, полковника Малхолланда. Им было запрещено двигаться вперед, но кто-то должен был это сделать.
Теперь, когда в город прибыла «Дельта», «зеленые береты» знали, какая надпись была прописана на стене: они больше не будут руководить шоу, хотя официальное распоряжение о передаче управления до них еще не дошло. Понятно, что этим профессионалам было нелегко проглотить эту горькую пилюлю, несмотря на то, что это было всего лишь колесо войны, которое катилось вперед.
Два снайпера «Дельты» сразу же оценили эффект своего прибытия в это пустынное маленькое место, но шла война, и элитным «зеленым беретам» пришлось выдержать серьезный удар по своей гордости. Некоторые справлялись с этим хорошо, например, боевой авианаводчик ВВС, который работал с «Дельтой» в ряде предыдущих операций. На самом деле ему было все равно, кто здесь главный. Командир группы на наблюдательном посту, Дейв, и еще один «зеленый берет» окажут впоследствие неоценимую помощь. Другие были готовы просто назвать это войной и оставались в тылу наблюдательного поста, дурачились и ворчали, подобно всем хорошим солдатам, и просто ждали эвакуации. Прикованные штабом к одному месту, не имеющие возможности вступить в бой с врагом, они имели веские основания для недовольства, и я не мог их по-настоящему винить.
К концу дня Джестер и Даган приняли на себя общее руководство наблюдательным пунктом.

*****

На юге величественные горы поднимались до облаков, а глубокие долины, разделенные крутыми хребтами, змеились к югу, прежде чем сойтись вместе на вершинах гор. Когда солнце начало садиться, оттенки зеленого, песочного и коричневого цветов начали медленно сменяться различным оттенкам серого.
В течение следующих тринадцати часов снайперы, боевой авианаводчик и «зеленые береты» наводили несколько самолетов AC-130, B-52, B-1 и беспилотные аппараты «Хищник», которые атаковали позиции «Аль-Каиды».

*****

В здании школы мы слышали радиовызовы, когда они управляли военными самолетами, и мы могли видеть вспышки ярких оранжево-красных огненных шаров, которые освещали темные склоны гор. Тем временем мы продолжали готовить спасательный отряд из сотрудников «Дельты». Если наблюдательному посту понадобится экстренная помощь, мы хотели, чтобы американцы были готовы к ней. Сотрудники штурмовой группы подготовили свое снаряжение и транспортные средства, а Джим определил необходимый порядок работы и отдыха.
«Дельта» наконец-то вступила в игру, и сейчас все начнет быстро меняться.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Так! (лат.) — помета, указывающая на точное соответствие оригиналу.
[2] См. примечание 6 к главе 5.
[3] Доктор Фу Манчу — литературный персонаж, созданный английским писателем Саксом Ромером. Является воплощением зла, криминальным гением, вроде профессора Мориарти или Фантомаса. Носил длинную, «китайскую», жидкую бородку и усы.
[4] Гик (geek) — здесь умник-ботан, фанат компьютерной техники.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 08 сен 2021, 13:27 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
10

ПОВОРОТНЫЙ МОМЕНТ


Перестрелка в афганском коррале [1]
Как дела у Тора-Бора? Бомбы падают всю ночь?
Дрожит ли «Аль-Каида»? Уходит в страхе прочь?
Как дела у Тора-Бора? Кругом стрельба, сторонники бегут,
Усама в панике — его движенья стерегут
Замерзшие пещеры, и горы с сединой старинной
Древнейшая земля племен и их вражды взаимной
А ну-ка, Штаты, наподдай!
Давным-давно идет война,
Когда закончится она,
Попробуй угадай…

Неизвестный автор [2]

Утром 10 декабря Джестер и один из «зеленых беретов» направились на юго-запад, в сторону позиций «Аль-Каиды». Их основная цель состояла в том, чтобы найти маршрут, которым могла бы воспользоваться группа «Индиа», прибывающая позже тем же вечером, чтобы обойти НП 25-A. Джестер также надеялся найти место, которое могло бы обеспечить лучшие условия для наблюдения за горами и за предполагаемыми входами в туннели. Лучи яркого солнечного света, наблюдаемые под другим углом зрения, могли помочь выявить вход в пещеру или бункер, которые до сих пор оставались необнаруженными.
Пройдя несколько сотен метров, они нашли пару многообещающих позиций, но примерно через тысячу метров скрытного передвижения Джестер понял, что в этом районе они не найдут ничего, имеющего лучшие условия для наблюдения, чем существующий НП, поэтому разочарованные, не имея подходящих вариантов, они вернулись назад.
Снайперам «Дельты» было неудобно использовать привязку к местности, которую «зеленые береты» применяли для наведения авиаударов — отметки на карте не соответствовали реальным местным предметам и особенностям местности. Такое несоответствие убедило группу из «Дельты» в том, что присвоение названий характерным местным предметам в районе цели облегчит пилотам распознавание нужных мест на земле. «Зеленые береты» уже назвали одну горную вершину, но их тут были десятки. Как только было решено расширить схему распознавания, в подборе подходящих названий поучаствовали все желающие, что и позволило обозвать оставшиеся заметные местные предметы. Три наиболее отличительные вершины на основной линии хребта стали называться «Костяшки-1, -2 и -3», а после их стало еще легче запомнить как «Три балбеса» — Ларри, Кёрли и Мо. [3]
После нескольких часов «остекления» местности, — ее осмотра в мощный бинокль и оптические прицелы, — Джестер и Даган обнаружили три входа в туннели на склоне хребта, — цели, которые до сих пор оставались незамеченными. Вместе с авианаводчиком они подготовили усовершенствованный девятистрочный запрос на нанесение по ним авиаудара. В этот момент командование «зеленых беретов» разобралось в обстановке и, наконец, передало по радио официальный приказ своим людям о том, что управление на поле боя передано «Дельте». Это вызвало еще один всплеск недовольства, но «береты» поняли, что отныне они работают на людей, отдающих приказы, так что мало что могли сделать в знак протеста. В любом случае, они знали, что наводить авиацию — это одна из специализаций снайперов «Дельты», которые занимались этим в течение многих лет.
Джестер хотел собраться и подойти поближе к полю боя, чтобы занять более выгодную позицию, но ни один из «зеленых беретов» не мог или не хотел сдвинуться с места ни на дюйм. Полковник Малхолланд, командир оперативной группы «Кинжал», твердо стоял на своем, отдав приказ своим элитным группам спецназа не втягиваться ни в какие непосредственные боевые действия.
Это не оставило Джестеру и Дагану иного выбора, кроме как попытаться выдвинуться вперед без них. Чтобы перебраться через террасные обрабатываемые участки в долине, которые отделяли их позиции от позиций «Аль-Каиды», а также чтобы пройти через позиции дружественных к ним моджахедов, и не попасть под град пуль калибра 7,62 мм прежде, чем они доберутся до любого дружеского рукопожатия, им требовался местный проводник. К сожалению, «зеленые береты» отказались предоставить своего проводника, который был в их распоряжении, и подобное отсутствие сотрудничества заставило снайперов «Дельты» воздержаться от своих намерений.

*****

Группу «Индиа», вторую группу «Дельты», вышедшую в горы, возглавил Ски, наш самый старший командир разведывательной группы. Я наблюдал за его работой на Балканах и знал, что этот скромный парень, которому нравилось быть в центре событий, вновь оказался в своей стихии. Многие из его подвигов остаются засекреченными, и когда он, наконец, покинул подразделение два года спустя, у него было больше наград за доблесть, чем у любого другого оператора в нашем расположении. В группу «Индиа» также вошли Кейвмен, Слинг Блейд, Даллас и их передовой авиационный наводчик Спайк.
Они должны были доставить припасы Джестеру и Дагану на НП 25-А, а затем продолжить путь дальше на юг и выставить новый наблюдательный пункт примерно в тысяче метров глубже в горах. Поездка на пикапе до места встречи с ослом заняла тридцать минут, и после быстрой выплаты американских денег молодой афганский проводник и его животные были наняты. Когда груз был навьючен, Ски хлопнул ведущего осла по заднице, и животное поплелось на юг, как будто оно выполняло эту задачу до этого тысячу раз.

*****

Ски и его команда прибыли на НП 25-A перед наступлением темноты 10 декабря, готовые оставаться там только то время, которое требовалось для выгрузки припасов и получения краткой информации, а затем отправиться дальше. Хотя Джестер уже сообщил плохие вести в здание школы об отсутствии подходящих мест для организации НП в этом районе, группа «Индиа» их не получала. Ски решил оставить своих операторов на ночь на НП и вернуться обратно в школу на следующее утро для получения новой задачи. Это решение будет иметь далеко идущие последствия.

*****

Я помню тот день, 10 декабря, как будто это было вчера, потому что, хотя для наших парней, сидевших на НП 25-A, все, казалось, зашло в тупик, все основные события начали развиваться вокруг здания школы.
Один из полевых командиров генерала Али передал по радио, что у него есть информация о том, что позиции противника в его районе уязвимы. Командир хотел атаковать и попросил генерала выдвинуться вперед, чтобы тот взглянул сам.
Запрос поступил точно в нужное время, потому что Али хоть и потерял некоторую уверенность в бомбардировках, но продолжал находиться под постоянным давлением Джорджа, требовавшего атаковать. Генерал также провел некоторое время днем, потворствуя прессе, и, вероятно, решил, что атака будет иметь дополнительное преимущество в том, что она станет хорошим медиа-шоу. Чтобы подготовить атаку афганцев, много времени не нужно, поскольку это, как и все остальное в афганской культуре, не требует организации какого-то предварительного взаимодействия или уведомления кого-либо. Просто прими решение, а затем сделай это. Такие импровизированные атаки также имели привычку заканчиваться так же быстро, как и начинались.
Адам Хан начал переводить для Джорджа, выслушав половину разговора Али со своим командиром, и американцы увидели возможность вытащить нас со скамейки запасных. Они надавили на генерала, чтобы тот взял нас с собой. Тот заартачился, все еще не понимая, чем мы можем помочь, и по-прежнему испытывая боязнь перед потенциальной гибелью американца. Джордж пошел на компромисс и убедил Али взять с собой кого-то, кто, по крайней мере, мог бы поддержать атаку, наводя бомбардировщики. Без американца, управлявшего самолетами, люди генерала оказались бы уязвимы для тех же бомб, особенно после наступления темноты.
Али согласился и дал нам не более пяти минут на сборы. Адам Хан бросился в нашу комнату с новостями, и мы все поняли, насколько невероятно важно было поддержать такую редкую уступчивость Али. Мы не могли позволить себе упустить ни единой возможности показать генералу и моджахедам, что мы находились здесь на самом деле для того, чтобы разделить с ними те же опасности.
Поскольку тем же вечером позднее мы планировали вывести в один и тот же горный район несколько групп, то группа, которая обратила на себя наше внимание, была группа «Шакал». За неимением иных вариантов, по крайней мере, пара из ее бойцов могла бы украдкой взглянуть на укрытия от наблюдения и огня, имевшиеся в запланированном месте.
Ни секунды не колеблясь, командир группы Хоппер вызвался добровольцем, и одному из наших боевых авианаводчиков ВВС, молодому парню с позывным Адмирал, было велено пойти с ним. Адам Хан отправлялся в качестве переводчика. Вместе они стали называться группой «Шакал», потому что это была группа Хоппера. У них было всего пять минут на сборы, и пока они спешно готовились, мы отдали им простые приказы: следуйте туда, куда идет генерал, обеспечьте ему непосредственную поддержку с воздуха и убейте как можно больше боевиков «Аль-Каиды».
Мы сделали отметку на карте, чтобы дать им шестизначные прямоугольные координаты места, расположенного у подножия горы. Однако это была пустая трата времени. Моджахеды никогда не могли даже приблизительно указать точное местонахождение своих людей или вражеских бойцов, поэтому мы могли бы с таким же успехом перевернуть карту, чтобы указать Хопперу и Адмиралу их предполагаемое место назначения.
И они ушли. Хоппер и Адмирал выглядели как любой другой моджахед, идущий в бой, — грязные, неопрятные, в сдвинутых набок паколях, с шарфами на шеях, готовыми скрыть черты лица гринго, и завернутые в светло-коричневые одеяла с тонкими полосками ярко-зеленого, красного и оранжевого цветов.
Адам Хан сел за руль, еще пара моджахедов забралась в пикап, уверенно щеголяя старыми автоматами Калашникова, которые они украсили перьями, разноцветными нитками и блестящими наклейками разных цветов. До тех пор, пока не выпадет возможность снять больше боеприпасов с жилета мертвого брата-мусульманина, каждый из них обходился тремя тридцатизарядными магазинами с патронами калибра 7,62 мм.
Два парня из спецназа, являя собой разительный контраст, были набиты арсеналом, которого и ожидали от сверхдержавы: две штурмовые винтовки М-4 калибра 5,56 мм с лазерными целеуказателями AN/PEQ-2 и голографическими прицелами Bushnell HOLOsight. Одна винтовка была оснащена подствольным гранатометом М-203 для стрельбы 40-мм осколочно-фугасными или дымовыми гранатами. В их изготовленных на заказ разгрузочных жилетах были специальные карманы для ручных гранат, средств первой помощи, воды, боеприпасов, фонариков и портативных защищенных радиостанций. Они имели лазерный дальномер MK-7, который могли видеть пилоты, находившиеся в милях над ними, а также мощная спутниковая радиостанция, позволявшая им разговаривать с этими пилотами или с кем угодно в этом мире, если на то пошло. Еще одной особой игрушкой был лазерный маркер-целеуказатель Сил специальных операций, или сокращенно SOFLAM, — двенадцатифунтовый черный ящик, который ценился на вес золота, потому что он обеспечивал точное целеуказание для боеприпасов с лазерным наведением на расстоянии до пяти тысяч футов.
Им потребовалось около получаса езды, чтобы добраться до Минометного холма, где они обнаружили, что дорога блокирована выцветшим зелено-ржавым танком Т-55, который изо всех сил пытался вытащить застрявший пикап с ЗУшкой моджахедов. Хоппер, Адмирал и Адам Хан знали, что вражеские наблюдатели обнаружат пеструю колонну автомобилей в течение нескольких минут и вызовут минометный огонь.
Адам Хан направил пикап в укрытие, и они выскочили всего за несколько мгновений до того, как началось веселье. Первые минометные мины прилетели как по часам, но в цель не попали. Трое американцев отбежали подальше от машин, потому что минометы явно целились в остановившуюся колонну. Неподалеку группа моджахедов неподвижно сидела на корточках, словно ожидая, что кто-то скажет им сделать что-то другое. Секундой позже минометный выстрел попал прямо в центр их группы.
Другой моджахед предупредил Адам Хана, что дальше по дороге будет только жарче, поскольку маршрут ведет прямо в горное логово врага. У Адам Хана волосы на спине зашевелились, и он потерял то чувство спокойствия и уверенности, которое так важно в бою. Хотя это явно не входило в его обязанности, он беспокоился о безопасности Хоппера и Адмирала, и хорошо знал о беспокойстве генерала Али по поводу гибели американцев. Адам Хан задумался, стоит ли продолжать. Зачем дожимать этот вопрос при дневном свете, когда они уже были обнаружены и подверглись минометному обстрелу? Завтра будет другой день, и они смогут попробовать еще раз. Бывший морской пехотинец не боялся, но чувствовал, что продолжать слишком опасно.
Он сказал Хопперу передать по радио в школу, что они возвращаются, и что они не должны идти дальше без разрешения командира спецназовцев, то есть меня. Хоппер считал, что ситуация не была такой уж опасной, всего лишь пара минометных выстрелов, и в любом случае, он знал, каким будет наш ответ. Он уже получил приказ.
Поскольку мины все еще спорадически падали, все трое втиснулись за зубчатую скалу, окаймляющую дорогу, Хоппер теперь повторил все полученные инструкции: идите туда, куда идет генерал. Он рассудил, что неудивительно, что по ним прилетело несколько снарядов, как только они были вынуждены остановиться в этом конкретном месте. В конце концов, именно поэтому оно и зовется Минометным холмом. Дебаты закончились, когда радостные возгласы моджахедов возвестили о том, что танк убрал застрявшую «техничку» с дороги, и она снова была свободна. Трое американцев вскарабкались в свою машину и продолжили миссию.
Предостережение Адам Хана о растущей активности противника впереди оказалось правильным. Он нажал на педаль газа и помчался по поворотам, увернувшись от нескольких минометных выстрелов. Кузов пикапа был усеян осколками, звеневших в тонком металле, когда он с ревом углублялся в предгорья, пока группа «духов», появившихся на дороге, не заставила их остановиться.
Они проехали вглубь настолько далеко, насколько смогли. Остаток пути придется проделать пешком. Появился еще один моджахед, и предупредил группу, что на таком близком расстоянии минометы гораздо более точны. Пока Хоппер и Адмирал занимали позиции охранения и манипулировали GPS-приемником, чтобы точно определить свое местоположение, Адам Хан переговорил с моджахедом, чтобы получить любую информацию, которую он мог собрать. Впереди был слышен отчетливый грохот пулеметного огня.
Как и ожидалось, «Аль-Каида» не была причиной всех проблем. Слух о том, что несколько американских коммандос с разрешения генерала Али выступили вперед, чтобы поддержать вечернюю атаку, так и не дошел до его людей на передовой, то есть до тех, кому больше всего нужно было знать об этом. В течение следующего получаса несколько «духов» вели себя так, как будто они были здесь главными, и гоняли наших парней, бесцельно перемещая их от одной группы бойцов к другой.
В какой-то момент лидер моджахедов указал на небо и сделал несколько машущих знаков рукой, имитируя падение бомб. Они хотели, чтобы американцы устроили «дождь смерти». Адмирал был рад удовлетворить их просьбу и вызвал по радио несколько самолетов для выполнения огневой задачи.
Тут пришла другая группа «духов», с которыми они были ранее, и прервала вызов огневой поддержки Адмирала, чтобы спросить, почему американцы перестали передвигаться вместе с ними и присоединились к этой новой группе. Возникла странная сцена, которой пришлось повториться еще несколько раз. Хоппер, Адмирал и Адам Хан оказались с группой пеших бойцов, которые понятия не имели, почему американцы здесь, кто их послал или куда они должны были идти.
Единственное, что радовало Хоппера и Адмирала, так это то, что, несмотря на все сложности, они, по крайней мере, двигались в правильном направлении — на юг, к «Аль-Каиде».
Пройдя еще несколько сотен метров, их крайний эскорт из моджахедов сделал привал на тактическом гребне крутого хребта. Хоппер и Адам Хан переместились на ближайшую вершину, в надежде увидеть подходящую цель, чтобы запустить авиационный «фейерверк». Тем временем Адам Хан обнаружил передовой командный пункт, вокруг которого гремели выстрелы из стрелкового оружия, пулеметов и раздавались спорадические залпы из РПГ. На этой позиции они втроем чувствовали себя как дома, углубившись в горный хребет Тора-Бора глубже, чем, вероятно, когда-либо ступала нога любого другого американца.
Адмирал попросил проверить позывные всех самолетов, находившихся в этом районе, поскольку ему предстояло руководить боем этой ночью, и все были готовы продемонстрировать генералу Али искусство возможного. Но генерала Али там не было.
Адмирал — один из тех, кто хорошо говорит по радио. Самым важным в этой работе была его готовность рискнуть всем ради своих собратьев, — нездоровая, но распространенная черта среди боевых авианаводчиков ВВС.
Быстро стемнело, и Хоппер попытался связаться с НП 25-A по своей портативной УКВ радиостанции и сообщить о своем текущем местоположении на случай, если обстановка резко ухудшится. Не повезло — на такой сильно пересеченной местности УКВ радиосвязь не работала.

*****

Ребята из группы «Шакал» знали, что группа «Индиа» прибыла на НП 25-A, но обратное было неверно. События в школе развивались так быстро, что Хоппер, Адмирал и Адам Хан ушли всего за пять минут, и известие об их отъезде еще не дошло до НП 25-A. Таким образом, парни на наблюдательном пункте оставались в неведении относительно того, что их товарищи по группе оказались под огнем на другой стороне долины.
Но на НП 25-A получили удивительное сообщение от командира моджахедов о том, что главная цель всей этой миссии, Усама бен Ладен, был замечен на вершине горы и оказался в окружении. Командир был уверен, что это был лидер «Аль-Каиды», и был непреклонен в том, что «Буя! Буя!» («Бомбы! Бомбы!») должны были сейчас разнести эту вершину.
И снова проблемы с картой усложнили дело. Снайперы «Дельты» и «зеленые береты» работали с взволнованным моджахедом, чтобы понять, что он пытается сказать. Где Бен Ладен? Покажи нам! Им пришлось прибегнуть к рисованию в грязи и поднятию пальцев, чтобы изобразить различные гребни и вершины гор, и, наконец, все согласились, что целью является вершина «Костяшка-1», более известная как высота «Ларри».
Снайперы «Дельты», Джестер и Даган, передали данные на ближайший военный самолет и приступили к подготовке следующего усовершенствованного девятистрочного запроса на вызов авиационной поддержки. Как только боевой авианаводчик на НП 25-A начал вызывать самолет и готовить его к боевой работе, они увидели, как несколько бомб упали на то, что, по их мнению, и являлось их целью, чуть ниже высоты 2685.
Озадаченный авианаводчик спросил, не сбросил ли пилот бомбы раньше времени. Тот ответил ему, что атакой руководил кто-то там, внизу, используя другой позывной, и передал частоту, которую они использовали. Это был Адмирал, делавший свое дело.
Люди на НП 25-А были ошеломлены. За целый день они обеспечили большинство запросов на авиаподдержку, а теперь их сменил кто-то другой, о ком они ничего не знали. Боевой авианаводчик на НП 25-A переключился на новую частоту и услышал, как Адмирал передал поправку для следующего сброса бомб. Ребята на наблюдательном пункте быстро сообразили, что каким-то образом остальные из нас, оставшихся в здании школы, должно быть, начали атаку, и, возможно, там, внизу, с Адмиралом, было не меньше пары дюжин операторов. Если слишком много людей начнут разговаривать с пилотами, шансы на дружественный огонь, или огонь по своим, резко возрастают, поэтому личный состав на НП быстро отказался от контроля над воздушным пространством. Они будут наблюдать за разворачивающимся боем издалека, молча надеясь, что Адмирал также сообщил о местонахождении Бен Ладена.
Разочарованный авианаводчик, приданный команде «А» «зеленых беретов» на НП25-A, бросил свою радиостанцию на землю, произнес несколько отборных ругательств и зашагал прочь.
Я не могу обвинять его. Держать их в курсе событий было моей работой, а я не смог своевременно информировать всех, потому что в критический момент потерял из виду общую картину. Я больше сосредоточился на местонахождении Бен Ладена, о котором сообщил моджахед, чем на парнях, которые в то время находились на острие копья. И я не знал, что две группы не могут общаться друг с другом. Тем не менее, это была колоссальная ошибка с потенциально катастрофическими последствиями. Вот что я получил за свои предположения.
Наши ребята на НП 25-A не тратили попусту время на то, чтобы обижаться на кого-то, кто сейчас находился на игровой площадке, потому что они знали, что именно это и должно было произойти. Проблема со связью была решена, чрезвычайная ситуация закончилась, и поэтому они придумали еще одну миссию самостоятельно.
В течение последних двух дней они, сидя в первых рядах, наблюдали за спорадическими атаками и отступлениями войск генерала Али и снова и снова видели, как моджахеды откатываются под сильным минометным огнем. Парни решили ограничить свои поиски чем-нибудь, что помогло бы им уничтожить минометные позиции «Аль-Каиды», которые были занозой в заднице у всех.
Они, наконец, установили отрывочный УКВ радиоконтакт с Хоппером, Адмиралом и Адам Ханом, который позволял НП 25-A служить в качестве импровизированного ретранслятора при контакте с нами в школе. По мере того как температура на горе падала, все слушали, как Адмирал неуклонно вводит в бой бомбардировщики, тогда как отчетливые звуки выстрелов заглушали некоторые из его вызовов. От одного только слушания у Джестера по телу побежали мурашки.

*****

Группа «Шакал» укрылась за каменным сооружением размером с Фольксваген, за которым пряталась и бóльшая часть моджахедов, когда по этому месту открыл огонь тяжелый пулемет ПКМ «Аль-Каиды», срезая ветви деревьев над головами Хоппера и Адам Хана.
Еще более оглушительным оказался ответный грохот автоматов АК-47. Двое или трое «духов» вставляли свежие магазины тронами в свои автоматы, наклонялись за угол и открывали огонь, удерживая спусковые крючки в течение четырех-пяти секунд. Пока они ныряли назад, чтобы перезарядить оружие, еще пара моджахедов делала то же самое. Один боец с РПГ на плече лишь слегка отошел от группы и отчаянно дернул спусковой крючок на рукоятке оружия, даже не остановившись для прицеливания.
Каменное сооружение создавало лишь иллюзию безопасности. Хоппер попытался заставить моджахедов рассредоточиться, начать атаку и использовать близлежащую опушку для маневра и занятия лучших позиций, что, по крайней мере, заставило бы врага беспокоиться о более чем одной или двух целях. Хотя моджахеды были более уязвимы, когда они собирались в большие группы, они также чувствовали себя гораздо более комфортно, делая это. И сейчас, несмотря на то, что они оказались прижаты огнем, «духи», казалось, были готовы оставить все как есть и вообще закруглиться с войной после нескольких более впечатляющих неприцельных очередей из автоматического оружия. Кроме того, все это продолжалось всю неделю, так зачем что-то менять только потому, что появилось несколько американцев?
Хоппер не собирался становиться легкой добычей за маленьким сооружением. Им нужно было двигаться, и быстро. Я разговаривал по радио с Адмиралом из здания школы, когда он информировал нас о складывающейся обстановке, и все мы слышали хаос, взрывы ракет и прерывающийся пулеметный огонь на заднем плане, когда Адмирал хладнокровно излагал свой план по смене позиции.
Затем он приказал первому имевшемуся истребителю-бомбардировщику F-18 сбросить свой груз на вражескую пулеметную позицию, которая прижимала их к земле. Первый удар был впечатляющим, но он не заставил замолчать пулеметное гнездо, поэтому второй F-18 повторил заход и сбросил свои бомбы прямо в точку.
Затем трое американцев совершенно ошеломили моджахедов, воспользовавшись затишьем в стрельбе, чтобы броситься из безопасного укрытия за строением к деревьям примерно в сорока метрах впереди — они двигались еще ближе к врагу! Это было не так, как предполагалось играть в такую игру, но наши ребята агрессивно продвигались вперед, чтобы нанести решающий удар с помощью B-52.
В здании школы мы смотрели друг на друга с застывшим напряжением на лицах. Нам не нужно было ничего обсуждать; Джим и Брайан уже позаботились о том, чтобы остальные ребята были готовы отправиться на помощь группе «Шакал», если в этом возникнет необходимость. Мужественные действия наших передовых людей, неуклонно пробиравшихся на вражескую территорию под огнем, заставили меня гордиться тем, что я не только их товарищ по команде, но и американец.
Адам Хану удалось уговорить или пригрозить пятерым «духам» присоединиться, чтобы они обеспечили дополнительную защиту. Они двигались, стреляя на ходу, хотя во что именно, никто не имел ни малейшего понятия. Попытки Хоппера заставить их экономить боеприпасы успехом не увенчались. Все выглядело так, как если бы моджахеды решили, что если они не расстреляют все свои патроны, им просто придется тащить их обратно с холма.
Примерно в то же время мы получили сообщение о перехваченном сигнале разведки, в котором говорилось, что «Отец [имелся в виду Бен Ладен] пытается прорваться через линию осады».
Неужели Хоппер, Адмирал и Адам Хан действительно обнаружили золото? Может быть, они уничтожают группу управления «Аль-Каиды»?

*****

Минометы «Аль-Каиды» вновь вернулись в игру и первым залпом накрыли прямо группу моджахедов. Оставаясь активными, минометы открыли огромное окно возможностей, и Джестер, Даган и группа «Индиа», находившиеся на НП 25-A, усердно работали, пытаясь обнаружить малейшие признаки стрельбы минометов. Просто какой-нибудь знак, — и они уничтожат излюбленное оружие навесного огня «Аль-Каиды». Присев на корточки на холодном склоне горы, они ожидали, когда минометы проявят свою позицию.
В течение последующих двух часов Адмирал непрерывно вызывал авиаподдержку, борясь с вражеским пулеметным огнем и минометными обстрелами, от которых в воздухе со свистом летали осколки, обломки скал и огромные куски деревьев. Дружественные моджахеды продолжали стрелять из своих АК-47 сзади него, зачастую прямо поверх его головы. Адмирал одним ухом слушал радио, а другим прижимался к земле. «Духи» начали медленно отступать вниз по гребню. С них было достаточно одного дня общения с этими сумасшедшими американцами, которые всегда почему то хотели сблизиться с врагом. В конце концов, большинство из них ускользнуло, не сказав ни слова, бросив Хоппера, Адмирала и Адам Хана.

*****

Вернувшись в здание школы, примерно за тридцать минут до захода солнца за горы, Джордж получил еще одно специальное разведывательное сообщение о Бен Ладене. По сообщениям, испытывая давление со стороны поспешного нападения генерала Али и постоянных и усиливающихся бомбардировок, Бен Ладен слишком долго разговаривал по радио со своими подчиненными командирами, что позволило определить его общее местоположение. Эта новая информация в сочетании с более ранним радиоперехватом Бен Ладена, «пытающегося прорваться через линию осады», убедительно свидетельствовала о том, что было точно определено не только местоположение Бен Ладена, но и то, что моджахеды его окружили!
В нашей угловой комнате Джордж протянул мне прямоугольные координаты, — восемь цифр, нацарапанные на маленьком клочке бумаги. Ух ты! Восьмизначные прямоугольные координаты имеют точность до десяти метров. Насколько нам было известно, это был первый случай с конца 1990-х годов, когда наша страна знала такое точное местоположение Бен Ладена.
Мы с Айронхедом посмотрели друг на друга, а потом на Джорджа. Опытный оперативник ЦРУ сказал, что у него нет дополнительной информации, но его глаза кричали: действуй! Его невысказанное ожидание состояло в том, что «Дельта» будет спущена с поводка. Он все правильно понял.
Айронхед отправился уведомлять сержант-майоров групп, а я схватил ноутбук, чтобы отправить Эшли сообщение с полученными данными. В течение нескольких минут наш штаб прислал нам шестизначные координаты, полученные по военным каналам. Я надеялся, что они будут похожи на те, который получил Джордж, но они имели точность только до ста метров. Либо Бен Ладен находился в движении, либо данные были получены несколько часов назад. Вторые координаты показывали место почти в двух километрах от первых — очень долгий путь для путешествия за относительно короткое время, учитывая сильно пересеченную местность и постоянное давление. Неважно. Мы хотели пойти и убедиться в этом сами.
Внезапно до меня дошло, что Адам Хан, наш доверенный связной, уже участвовал в перестрелке и поэтому не может быть нашим переводчиком с пушту. Поэтому я схватил Шэга, нашего специального разведаналитика, который был занят перехватом передач «Аль-Каиды», а затем потянулся за своим снаряжением и оружием и направился к двери к ожидающим пикапам и парням.
Генерал Али, после того, как понаблюдал за Хоппером и Адмиралом в действии с безопасного расстояния, очевидно, изменил свое мнение. После проявленного упрямства ранее в тот же день, теперь он названивал по рации, чтобы узнать, прибудут ли другие американские коммандос. Генерал был в восторге от открывающихся возможностей, но сначала мы должны были убедить наших двух афганских проводников в том, что их генерал действительно просит нас приехать на фронт. По крайней мере, мы предполагали, что он был на фронте. Еще раз — предполагали.
«Возможно, это случится, — должно быть, думал Али. — Бен Ладен действительно может быть убит или схвачен в эту самую ночь».
Тридцать три наших оперативника погрузились в девять машин, и мы отправились, получив сообщение, что Али встретит нас на главной дороге возле Минометного холма. Это было странно. Упоминал ли генерал в одном из своих радиовызовов, что он приведет нас к Бен Ладену на расстояние удара, скажем, на удаление одного хребта, или мы просто думали, что он это сделает? Сейчас это трудно вспомнить. В любом случае, мы продолжали идти, думая, что свяжемся с генералом и, возможно, с ходу спланируем что-нибудь на месте. Сейчас многое было поставлено на карту, и требовались быстрые решения и действия. Наши ребята находились под огнем, и мы приготовили для Бен Ладена место погорячее.

*****

Дела у парней из группы «Шакал» — Хоппера, Адмирала и Адам Хана — шли все хуже и хуже. Вражеский пулемет открыл огонь с северной стороны, сзади них! Злобные зеленые трассирующие пули разрывали стволы деревьев на части и заставляли ребят двигаться ползком.
Первой мыслью Хоппера было то, что это дружественный огонь, так как он велся с тыла, вероятно, несколькими «духами», которые были так же не уверены, как и они, в том, где начинались, заканчивались или пересекались позиции противников, и уже продемонстрировали, что они не против стрелять поверх голов американцев. Адам Хан оглянулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как несколько моджахедов несутся вниз по гребню, в то время как пулеметные пули буквально сверлят дыры в их следах. В считанные минуты эти бойцы поддержки прыгнули в свои пикапы «Тойота» и исчезли в темноте.
Таким образом, рядом с американцами осталось всего пять моджахедов, и никто не ожидал такого рода затруднений. У них, слишком напуганных, чтобы пытаться бежать под пулеметным огнем, не было иного выбора, кроме как оставаться на месте. Адам Хан не мог успокоить этих испуганных людей, потому что наступала темнота, а в их сознании ночь принадлежала врагу, за каждым камнем и деревом им мерещились боевики «Аль-Каиды» в черном одеянии. Они также были убеждены, что враг двигается и ищет американцев, которые принесли так много смертей и разрушений за последние два часа.
Один из нервных бойцов с оглушительным ревом бесцельно выпустил снаряд из своей базуки, другой выстрелил из РПГ. Третий свернулся калачиком за своим пулеметом ПКМ, установленным на сошках, и нажимал на спусковой крючок до тех пор, пока у него не закончилась патронная лента. Он крикнул, чтобы принесли еще патронов, но его подносчик давно убежал.
Адам Хан надрал им задницы за то, что они раскрыли врагу свою позицию. Затем Хоппер попытался успокоить их нервы и развеять мысль о том, что враг владеет тьмой, дав возможность моджахеду посмотреть через свой ПНВ. Зеленоватый взгляд на долину мог бы убедить их в том, что «Аль-Каида» не контратакует. Однако по правде говоря, теперь, когда у плохих парней у них за спиной был пулемет, ни Хоппер, ни Адам Хан не могли быть уверены, что боевики «Аль-Каиды» не направляются в их сторону.
Когда моджахеды смотрели через ночные очки и передавали их по кругу, их лица загорелись, как у детей на карнавале. Внезапно всем им стало любопытно, как работают приборы ночного видения, и они попросили Адам Хана объяснить. Пулемет продолжал стрелять, но их больше интересовало это удивительное новое устройство, чем оружие, которое разрывало темноту. Они больше напоминали группу мужчин с пивными животами, сидящих на галерке стадиона на Мировой серии, [4] передавая друг другу бинокль.
Адмирал разрядил бомбовую нагрузку девяти истребителей F-18 и бомбардировщика B-1, — невероятное количество боеприпасов для такой небольшой площади. Он понятия не имел, что, вероятно, и был главной причиной того, что Бен Ладен, самый разыскиваемый человек в мире, «встал на тапки».
С наступлением ночи истребители и бомбардировщики заменил ударный самолет AC-130H «Спектре», боевой принц тьмы. Пока Адмирал разговаривал с экипажем, чтобы передать им свои требования, Хоппер достал свои очки ночного видения, затем включил ручной лазерный целеуказатель, чтобы подсветить позиции противника. Если бы они смогли заставить ударный самолет ударить по вражеским позициям с помощью смертоносных 40-мм и 25-мм пушек или парой 105-мм гаубичных снарядов, то это могло бы подавить вражеский пулемет, а также заставить замолчать вражеские минометы.
В то время как большинство людей двигались бы в безопасное место, Хоппер, Адмирал и Адам Хан выдвинулись еще на тридцать метров в направлении вражеского пулемета, находившегося перед ними. Моджахеды решили остаться на месте. Зеленые трассирующие пули прошли с левой стороны от американцев и взрыхлили землю вокруг «духов», которых они оставили позади. Адмирал включил радиостанцию, чтобы связаться с AC-130, и Хоппер передал Адам Хану целеуказатель SOFLAM, чтобы указать лазером на пулеметное гнездо. Густая облачность мешала боевому самолету, которому необходимо было снизиться ниже пределов минимальной безопасной высоты, чтобы поразить цели. Пилоты не имели права это делать, и к тому же это было не самым разумным решением для тихоходных самолетов в горах.
Адам Хан проверил то, с кем предстояло сражаться. Все бойцы Али, за исключением пяти, бросили их на гребне, ударный самолет не мог помочь, пока облака не рассеялись, и враг имел довольно хорошее представление об их местоположении. Он сказал Хопперу, что пора уходить.
Хоппер спросил, сможет ли Адам убедить оставшихся нескольких моджахедов окружить машины, не открывать огонь и просто спокойно отсидеться, пока облака не разойдутся. Как только самолет вступит в бой, его защита может длиться часами. Адам Хан усмехнулся этому предложению. Ты ведь шутишь, да? Он рекомендовал им вернуться в более безопасное место.
Хоппер понимал, что ситуацию уже не спасти. Они нанесли огромный ущерб, но низкие облака означали, что воздушного прикрытия не будет, и единственными людьми, на которых он мог положиться, были Адмирал и Адам Хан. «Духи» были напуганы, у них не хватало боеприпасов, и они могли исчезнуть в любой момент. Неохотно он отдал приказ начать отход к своим войскам.
Адмирал включил телефонную трубку и, как всегда спокойный, произнес кодовое слово: «Тропа войны. Тропа войны. Тропа войны».
Теперь все, что им нужно было сделать, это выбраться оттуда живыми.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Корраль — загон для скота и лошадей в испаноязычных странах. Скорее всего, автор намекает на перестрелку у корраля О-Кей (Gunfight at the O.K. Corral) — одну из самых известных перестрелок в истории Дикого Запада, произошедшую 26 октября 1881 года в городе Тумстоун на Аризонской территории.
[2] Стихотворный перевод стихов неизвестного бойца «Дельты» сделан переводчиком.
[3] Три балбеса (Three Stooges) — трио комедийных актёров, известных по своим ролям в многочисленных короткометражных фильмах студии «Columbia Pictures» которые регулярно транслировались на телевидении с 1958 года. Их отличительной чертой были юмористический фарс и буффонада. Основой трио были актеры Мо Ховард и Ларри Файн, а дополняющего третьего «балбеса» чаще всего играл Кёрли Ховард.
[4] Мировая серия (англ. World Series) — решающая серия игр в сезоне Главной бейсбольной лиги, право играть в которой сейчас имеют лучшие команды Американской и Национальной лиг.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Делтон Фьюри. Убить Бен Ладена
СообщениеДобавлено: 14 сен 2021, 22:43 

Зарегистрирован: 08 апр 2020, 14:13
Сообщений: 212
Команда: Нет
11

ЛЮДИ И МИССИЯ


Нападение — это единственный секрет. Дерзните, и мир уступит, а если он иногда побеждает вас, дерзните еще раз, и вы добьетесь успеха.
Уильям Мейкпис Теккерей [1]

После того, как Джордж передал донесение об обнаружении Бен Ладена, нам потребовалось около двадцати минут, чтобы погрузиться на машины. Мы с Шэгом запрыгнули на заднее сиденье головного автомобиля. По сути, нам пришлось пригрозить паре местных жителей, и мотивировать их настолько, чтобы они повели нас по дороге для соединения с генералом Али. Ни один из мужчин не говорил ни слова по-английски, и ни один из них не был бойцом, поэтому когда мы выезжали, они отскакивали от бортов, нервно раскачиваясь взад-вперед на переднем сиденье.
Шэг сделал все возможное, чтобы получить от них ответы на все мои вопросы, но о том, что нас ожидало впереди, двое местных жителей знали немногим больше нас. На полпути к фронту из здания школы пришло известие, что Хоппер, Адмирал и Адам Хан прижаты вражеским огнем, брошены моджахедами и сделали вызов «Тропа войны». Наши парни оказались по уши в дерьме, начали уклоняться и отходить к своим, что делало нашу миссию еще более срочной.
Теперь мы не только оказались на пути к тому, чтобы раз и навсегда покончить с Бен Ладеном, но и должны были оценить важность того, что трое наших людей попали в беду и нуждаются в нашей помощи, — классическая дилемма, которая изучается в военных школах по всему миру. Что важнее: выполнение боевой задачи или забота о своих людях? Сержант-майоры Айронхед, Брайан и Джим тоже боролись с ситуацией, но они будут смотреть на меня, чтобы я принял решение, и у меня оставалось, наверное, еще минут пятнадцать, чтобы обдумать наши действия.

*****

Поначалу нам казалось, что новость о том, что Бен Ладена обнаружили, была слишком хорошей, чтобы оказаться правдой, и когда мы медленно ехали по ухабистой и узкой грунтовой дороге, такое сомнение вновь начало нас одолевать. Это просто не было похоже на финальную битву, которая привела бы к захвату самого разыскиваемого человека в мире, а наступавшие сумерки тяжело давили на наши мысли. «Духи» уже бросили троих наших парней, так что не было никакой уверенности, что они останутся с нами после наступления темноты.
Когда же мы завернули за крутой поворот, то столкнулись лицом к лицу с длинной колонной машин, загромождавшей дорогу, с самим добрым генералом в головной машине. Они направлялись прочь от места боя!
Али церемонно вышел из своего внедорожника и подошел к нам в ореоле пересекающихся огней от фар наших двух автомобилей. Проигнорировав нервных афганских парней на переднем сиденье, генерал подошел к окну Шэга, склонился внутрь и, победно улыбаясь, протянул мне правую руку и произнес:
— Командир Делтон!
Затем последовал поток слов на пушту, из которых мы с Шэгом не поняли ровным счетом ничего, хотя было очевидно, что он приветствует нас и рад нашему прибытию.
Всего через минуту или две подобного проявления добродушия, Али вернулся в свой внедорожник и снова двинулся, направляясь на север, подальше от боя. Но у нас сложилось впечатление, что он просто искал место, где мог бы развернуть свою колонну, чтобы мы все могли двигаться на звуки орудий. Такому не суждено было случиться даже и близко.
Я не хотел верить в то, что на самом деле происходило, но Шэг собрал воедино кусочки головоломки из того, что говорили наши проводники, чтобы определить, что бойцы Али на сегодняшний вечер с войной завязали. Все они направлялись домой, чтобы прервать свой пост в Рамадан.
Силы моджахедов, которые, как мы считали, окружили и заманили Бен Ладена в ловушку, очевидно, на сегодня все бросили и сдриснули с гор в полном замешательстве, но это не имело значения. Мы двинемся вперед и выясним это, когда доберемся на место. Мы отправились на юг, надеясь, что ошиблись и что Али и его парни разворачиваются и едут прямо за нами. Но я выдавал желаемое за действительное.
Следующие несколько сотен метров мы, словно плывя против течения, пробирались сквозь гигантскую пробку. Десятки «духов» были набиты в кузовах пикапов или сидели по бокам, большинство из них завернулось в одеяла. Некоторые вытягивали шеи, чтобы взглянуть на наши новые пикапы с установленными пулеметами M-249 или M-240G, загруженные спецназовцами «Дельты», которые странным образом направлялись к месту боевых действий после наступления темноты.
Надежда на то, что одна из машин генерала в конце концов пронесется мимо нашей колонны, возглавит ее и направит нас туда, где нам нужно быть, чтобы всем вместе атаковать местонахождение Бен Ладена, угасла окончательно. Суровая правда заключалась в том, что на протяжении следующих пятнадцати часов генерала Али мы больше не увидим.

*****

В школе происходило кое-что хорошее. Прибывало подкрепление, обученные профессионалы, которые могли бы стать силами быстрого реагирования, если бы нам понадобилась помощь.
Мы собрали всех сотрудников оперативной группы, кроме Берни, которого оставили на базе, чтобы он следил за радиоэфиром и информировал командира нашего эскадрона полковника Эшли, который вводил новые силы — еще семь сотрудников «Дельты» и пару дюжин коммандос Королевской морской пехоты Великобритании.
Подполковник Эл и еще один сотрудник ЦРУ отметили посадочную площадку для прибывающих вертолетов. Они выбросили пять инфракрасных источников света на песчаную почву в форме буквы Y, чтобы дать указание пилоту ведущего вертолета MH-47, подлетавшего с севера, пролететь прямо над зданием школы и приземлиться передней частью к горам. Вместо этого «птица» села хвостом к соседнему зданию, а ее большой несущий винт мгновенно поднял песчаную бурю.
Как только трап коснулся земли, солдаты вышли из вертолета со своими тяжелыми рюкзаками и сразу же направились в ближайшее, но неправильное строение. Второй вертолет повторил маневр за первым и приземлился рядом с ним, а остальные солдаты поспешили в то же здание, куда ушли их товарищи. Оперативник ЦРУ поспешил за ними.
Несущие винты двух вертолетов создали ослепительный, массивный коричневый шар пыли, который клубился и кружился над ними, затемняя до такой степени, что в нем было видно только статическое электричество лопастей несущих винтов. И в этом темном и клубящемся облаке один из вертолетов начал катиться… прямо к зданию школы.
Пройдя примерно тридцать ярдов, передняя штанга для дозаправки вертолета врезалась в каменную стену высотой в три фута и пронзила ее, подобно ножу, прошедшему сквозь масло. Полковник Эл взбежал по заднему трапу, схватил командира экипажа и оттащил его, чтобы показать ему на повреждения.
— Это был сбой, частичное обесточивание! — спокойно прокричал командир экипажа, перекрывая шум двигателя, и по-видимому, нисколько не расстроенный. — Пилот, должно быть, снял ногу с тормоза!
К этому времени гигантские лопасти несущего винта бешено вращались, их законцовки находились всего в нескольких футах над крышей школьного здания, в котором ютился Берни. Вертолет превратился в сплошную свистопляску. Пилот не мог дать задний ход, потому что любая попытка изменить шаг лопастей несущего винта привела бы к срыву крыши со здания школы и оказалась бы катастрофической как для вертолета, так и для всех, кто находился внутри или поблизости.
Поэтому он просто дал вертолету всю мощность, которая у него была, и медленно оторвался от земли прямо там, топливная штанга просто пробилась сквозь рыхлые камни дувала. К счастью, Организация Объединенных Наций построила только одноэтажное здание школы.
Британские королевские коммандос были не слишком довольны тем, что отнесли свои тяжелые рюкзаки не в то здание и что их никто не приветствовал. Человек из ЦРУ поймал их, когда вертолеты уже улетели, и направил в нужном направлении. Они пробежали через двор к зданию школы и встали на колени во дворе.
Один из британцев заметил подполковнику Элу:
— Ну, дружище, это было довольно крутой прилет, не так ли? [sic!]
Элу не нужен был перевод. По-видимому, этот британский жаргонный термин являлся синонимом американского словечка «fubar», и Эл, который понимал, что они находились на волосок от потенциальной катастрофы, был полностью согласен. [2]
Наша колонна продолжала двигаться всю ночь вверх по дороге, сохраняя светомаскировку, с выключенными фарами на всех машинах, кроме головной, чтобы «Аль-Каида» не увидела, что к ней приближается. Оглядываясь назад, я понимаю, что скорее всего, я должен был запрыгнуть на водительское сиденье, выключить фары и ехать дальше, используя свои очки ночного видения. Но я не знал, куда мы направляемся, и от передачи ПНВ водителю было бы мало пользы, поскольку я сомневался в способности любого местного афганца вести машину при 10-процентном освещении и без фар. Нам просто нужно было разобраться со всем этим. Возможно, генерал Али заранее передал по рации своим оставшимся войскам, чтобы они нас встретили.
Парни из НП 25-A заметили фары, пробивающиеся сквозь темноту, и Даган прокомментировал это со своим протяжным акцентом уроженца Джорджии:
— Этих парней подобьют, если они не выключат свои белые огни. Там все еще стоит миномет.
И действительно, вскоре пара мин попала в хвост колонны.
Наши проводники занервничали, шепча: «Аль-Каида, Аль-Каида». Когда наш водитель остановился, я ожидал увидеть какие-нибудь группы моджахедов, которые могли бы привести нас на расстояние удара от «окруженной» пещеры Бен Ладена. И если они не смогли бы довести нас до такой точки, то возможно, смогли бы встретить нас на полпути и провести нас через линию соприкосновения, или присоединились бы к нам, чтобы убедиться, что мы не будем стрелять не в тех людей.
Дружественные нам «духи» отсутствовали, и нанятые нами проводники отчаянно указывали на темные вершины и предупреждали нас, что «Аль-Каида» находится всего в пятидесяти метрах дальше по дороге. Они были на грани нервного срыва и зашли так далеко, как и предполагали. Дальше этого места они не сдвинутся с места.
Джим разобрался со всеми вопросами в колонне, и парни заняли позиции охранения. Я пошел вверх по дороге, чтобы посмотреть, смогу ли я разглядеть какие-либо признаки дружественной или вражеской деятельности. Ничего! Я связался по рации с Айронхедом, который замыкал колонну, чтобы спросить о колонне Али.
Сержант-майор ответил, что позади нас, на всем обратном пути, нет ничего, кроме кромешной тьмы, по которой мы только что ехали. Никаких признаков генерала или его армии моджахедов позади нас, и никакой встречающей нас группы впереди. Нехорошо.
Мы попытались связаться по радио со школой, чтобы узнать последние новости о местоположении Бен Ладена, но снова пересеченная местность блокировала радиопередачу. Мы не могли связаться со школой, расположенной всего в полудюжине миль отсюда, но каким-то образом радиоволны добивали через Аравийское море прямо до штаба нашей оперативной группы, находившейся на промежуточной базе.
Мы также смогли переговорить с Джестером, Даганом и группой «Индиа» на НП 25-A. Они проинформировали нас о положении дел у Хоппера, Адмирала и Адам Хана. Затем то, что являлось для нас непонятной, но мирной ночью, взорвалось пулеметным и автоматным огнем.
При отсутствии Адмирала, авиаподдержка и удары с воздуха прекратились, потому что рядом с нами не было авианаводчика, который смог бы их наводить. Наблюдательный пункт 25-A не мог взять управление на себя до тех пор, пока не будет определено состояние и местоположение отходившей группы «Шакал», поскольку в противном случае существовал риск ее поразить.
Таким образом, «Аль-Каида» и ее боевики воспользовались отсутствием авиации. Они заняли высоты прямо перед нами и позади нас и открыли огонь. Оказавшись посередине, мы укрылись за камнями и машинами, когда ярко-зеленые и красные огни пронеслись по ночному небу. Над головой просвистело и несколько ракет.
Единственное, что мешало нам участвовать в перестрелке, — это небольшой подъем дороги, по которой мы ехали. Если группы «Аль-Каиды» не двинутся вперед, мы будем в безопасности, а я сомневался, что они оставят свои подготовленные оборонительные позиции, чтобы воспользоваться своими шансами на открытом пространстве. Больше всего нас беспокоило то, что вражеские минометы попытаются открыть по нам навесной огонь, но мы полагали, что находимся слишком близко к линии соприкосновения с противником, чтобы минометы могли вести огонь, не задев своих людей.
Тут как будто ниоткуда из темноты нарисовался моджахед и сообщил проводникам, что все силы Али отступили, а потом и сам продолжил путь по дороге. Наши проводники были в панике, потому что они несли ответственность за транспортное средство, в котором мы ехали, и не могли бросить его. И если бы не вереница машин, загораживающих дорогу позади них, я уверен, что они бы развернулись и вдавили педаль газа в пол.
Когда мы поняли, что никаких сил дружественных «духов», наступающих вперед, ни генерала Али, ни даже одного простого рядового моджахеда попросту нет, это оказалось ушатом холодной воды на наши головы. Теперь мы сами оказались передовым рубежом и находились в тылу «Аль-Каиды». Отряд «Дельта» никогда не возражает находится в тылу врага, как раз такими вещами мы занимаемся часто, но вся миссия рассыпалась.
Айронхед, Джим, Брайан и я собрались у четвертой машины, чтобы обдумать наш следующий шаг. После массового исхода, который мы наблюдали на дороге, было совершенно очевидно, что Бен Ладен больше не находился в окружении и, возможно, на самом деле никогда там и не был. Мы не получали никакой информации о его координатах более часа. Усама бен Ладен, который казался нам таким близким, теперь исчезал, будто призрак.
Джим снял координаты нашего текущего местоположения со своего GPS-приемника и быстро проверил карту под фонариком с красными светофильтрами. Мы находились примерно в двух с половиной километрах по прямой от последнего места, где его видели, переданного нам Джорджем, прежде чем мы покинули здание школы. Здесь, однако, было невозможно идти куда-либо по прямой.
Обстановка у дружественных сил была такой же неопределенной, как и ситуация с врагом, и это обычное состояние для любого, кто когда-либо был готов встать на пути опасности в тумане войны. Чутье подсказывало нам, что генерал Али на эту ночь войну закончил, но мы не хотели наткнуться на какой-нибудь аванпост моджахедов, о котором мы не знали, и который не ожидал нас встретить.
Мы все еще не получили никаких известий от Хоппера, Адмирала и Адама Хана, как и те, кто был на НП 25-А и остался в школе.
Мы не могли изменить ни одно из этих неблагоприятных обстоятельств, но мы, безусловно, могли бы попытаться связаться с нашими пропавшими людьми. Они все еще были живы, все еще скрывались и нуждались в помощи. Наконец, нам удалось установить с ними определенный радиоконтакт, но из-за пересеченной местности передачи были прерывающимися и нерегулярными.
Пришло время для принятия решения. Айронхед посмотрел на меня и сказал:
— Решать вам, сэр, но что бы мы ни делали, не думаю, что нам следует уходить отсюда, пока мы не вернем наших парней.
Джим и Брайан воздержались от комментариев, поскольку это было решение, которое мог принять только командир.
Я, конечно, не собирался уходить без наших ребят, но должен был учитывать, что мы все еще могли находиться на расстоянии удара от Бен Ладена, цели нашей миссии. Общий приказ состоял в том, чтобы «убить Бен Ладена и принести доказательства», и сама идея отказаться от такого шанса убрать главного террориста была для меня возмутительной.
Я позволил всей этой неразберихе на несколько секунд разложиться у меня в голове. Это был мой вызов, потому что именно с таким сложным решением и должен сталкиваться командир на поле боя. Никто не говорил, что это будет легко.
Я посмотрел на всех троих своих сержантов-ветеранов и сказал:
— Хорошо, мы сделаем еще один выстрел в Бен Ладена. Я абсолютно согласен со всеми вами, сначала нужно сосредоточиться на вытаскивании наших парней. Если за это время что-то изменится, мы примемся и за Бен Ладена, если же нет, то вернемся в школу и подготовимся к выводу групп.
Джим и Брайан вместе ответили:
— Вас понял! — и отправились готовить силы, чтобы найти наших отходивших товарищей по команде.
Мы не смогли связаться с Эшли, находившимся в здании школы, чтобы ввести его в курс дела, но я снова смог с помощью скачущего радиосигнала связаться с заместителем командира «Дельты» на промежуточной базе. Когда я кратко доложил ему обстановку, он согласился с этим решением.
Я не был удивлен, не услышав от полковника никаких возражений или попыток поруководить, сидя в кресле. Они следили за событиями этого вечера и в любом случае в отношении возможности найти Бен Ладена проявляли лишь сдержанный оптимизм. Но они также верили, что другие возможности появятся позже, потому что мы были настолько уверены, что он попал в ловушку в Тора-Бора.
Это был одновременно и самый трудный звонок, который мне когда-либо приходилось делать, и самый легкий.

*****

Мы оставили проводников позади и двинулись вперед к последнему известному месту нахождения наших отходящих товарищей по команде. Боевики «Аль-Каиды» открыли огонь, но, хотя и казалось, что вокруг идет интенсивная стрельба, на самом деле она велась поверх наших голов, так как мы находились в низине.
Наконец, на сцену вышли минометы, со своими грохочущими залпами и дикими взрывами. Это была совершенно хаотичная сцена, в которой невозможно было определить, где находилась «Аль-Каида» — впереди нас, сзади или по сторонам. Или это действительно были какие-то дружественные моджахеды, которые вступили в бой с «Аль-Каидой», а мы просто оказались в центре событий? С таким же успехом это могли быть боевики «Аль-Каиды», стрелявшие друг в друга в суматохе ночи, или дружественные «духи», стрелявшие в других дружественных «духов».
Единственным обнадеживающим фактом было то, что в «Аль-Каиде», очевидно, не знали, что среди них была целая куча парней из «Дельты», что давало нам определенное преимущество. Но на данный момент мы не хотели ввязываться в перестрелку с боевиками, потому что последнее, что вам нужно, когда вы пытаетесь вытащить своих, — это увязнуть в прямой перестрелке с теми же людьми, от которых ваши парни пытаются оторваться.
Группе «Альфа», возглавляемой Крэпшутом, был дан приказ взять четырех спецназовцев и разведать местность впереди. Занятие какой-либо возвышенности могло бы позволить нам разобраться в позициях противника, чтобы мы могли ввести в дело ударный самолет AC-130, если бы условия облачности оказались подходящими.
Кроме того, заняв высоту, группа «Альфа» надеялась выйти на УКВ радиосвязь с Хоппером, Адмиралом и Адам Ханом. Крэпшут без колебаний повел свою группу в ночь, и я с гордостью наблюдал через свои ОНВ, как их темно-зеленые силуэты двигались в неизвестность.
Крэпшут вскоре разделил свою группу, отправив Джуса и Брэндона на самую вершину холма, чтобы занять позицию для наблюдения, подготовиться к вызову непосредственной поддержки с воздуха и попытаться связаться с пропавшими парнями по радио, а сам тем временем, взяв Блинки и Манго, свернул за холм, чтобы занять позицию, с которой они могли бы помочь отходившим парням, если один или несколько из них будут ранены и их нужно будет выносить.
Из здания школы нам передали данные последних радиоперехватов «Аль-Каиды», которые прослушивались специальной разведывательной аппаратурой на арабском, урду и фарси. [3] Было ясно, что враг знал, что кто-то все еще находится по соседству, и не покинул поле боя на ночь. К счастью, Скут, опытный радиоразведчик, находился на задании рядом с нами и слушал, как различные вражеские группы пытаются нас найти. Ничто из этого не вселяло особой тревоги, пока Скут не получил сообщение о том, что они готовят РПГ.
Неужели только что прибывшие силы быстрого реагирования пытались высадится в горах на своих вертолетах? Это было маловероятно, но, безусловно, возможно, особенно с учетом того, что радиосвязь со школой была спорадической, и мы могли и не знать, что такое нападение готовится. Но это была бы самоубийственная миссия. Среди тесных скал не было места для посадки, а попытка зависнуть там достаточно надолго, чтобы люди могли спуститься по канату, сделало бы шумные вертолеты легкой добычей для стрелков «Аль-Каиды».
Более вероятный сценарий состоял в том, что нервные стрелки «Аль-Каиды» планировали потратить свои драгоценные гранаты, стреляя по относительно высоколетящему самолету AC-130, который все еще гудел наверху, ожидая, когда рассеются облака. Мы неоднократно наблюдали в дневное время, как враг пытался достать бомбардировщик на высоте 30 000 футов с помощью гранаты, выпущенной с плеча, с дальностью действия всего в несколько сотен метров.
Нам было еще о чем беспокоиться, кроме запасов вражеских гранат. Например, готовилась ли «Аль-Каида» напасть на нас, или группа «Альфа» попала в засаду, или все покатилось к черту для трех американцев, все еще находящихся на «Тропе войны», совершающих побег и уклонение через территорию плохих парней.

*****

Спускаясь с хребта, Хоппер, Адмирал и Адам Хан наткнулись на небольшую группу моджахедов, которая укрывалась за старым сгоревшим танком, надеясь, что их боевые действия в эту ночь закончились. Наши парни не горели желанием приближаться к «духам» ночью после крупного боя, особенно с тех пор, как они не выказали ничего, кроме страха перед репутацией «Аль-Каиды» в ночных боях. Существовала определенная вероятность того, что моджахеды могут принять их за «Аль-Каиду» и открыть огонь.
Вперед пошли Хоппер и Адмирал, так как на них были лучшие очки ночного видения, которые можно было купить за деньги. Адам Хан и несколько «духов», все еще находившихся с ними, пристроились к ним с тыла. Затем Хоппер понял, что колонна построена неправильно, — если бы он случайно наткнулся на местного жителя с нервным пальцем на спусковом крючке, который выкрикнул бы любое слово на языке, отличном от английского или русского, то Хоппер оказался бы совершенно не готов его успокоить, — это могло спровоцировать непреднамеренную перестрелку. Поэтому он перестроил колонну и выставил вперед моджахеда, тогда как он, Адмирал и Адам Хан оставались в пределах слышимости.
Оказалось, что отступавшие «духи» выставили небольшие группы бойцов, чтобы контролировать проход по тропам хребта, и генерал Али каждый день назначал своим бойцам новый пароль. Когда они окликнули приближающуюся группу, потребовалось всего несколько секунд, чтобы понять, что пароль, который пытались использовать сопровождающие, был неправильным. Когда клацнули затворы и поднялись стволы АК-47, настала очередь выступить Адам Хану. Он должен был попытаться поговорить с ними, прежде чем кто-нибудь начнет нажимать на спусковой крючок.
Повсюду раздавались обвинения в принадлежности к «Аль-Каиде», но как только «дух» на посту наконец осознал, что все они на одной стороне, они немедленно сменили тон и начали требовать денег. Адам Хан выторговал пропуск за сто американских долларов, которую позже должен был заплатить генерал Али. Адам Хан в ярости кусал губы, но отчитывать людей на посту за небольшой подкуп, такое обычное явление в межплеменной войне, было бы пустой тратой времени.
Им разрешили пройти, но на протяжении следующего километров группе пришлось пройти еще два поста, и каждый раз Адам Хан был вынужден вести переговоры через вымогательства. Когда все наконец закончилось, он «забыл» напомнить Али, что генерал задолжал этим парням немного денег.
Позже мы узнали, что они даже не были людьми Али, и не особенно были преданы другому полевому командиру Джелалабада, скользкому Хаджи Заман Гамшарику. Некоторые были ни на чьей стороне, а являлись просто вооруженными приспособленцами, которые держались за более выгодную сторону и требовали взяток от прохожих.

*****

Пока Адам Хан заключал сделки, а Хоппер наблюдал за всем происходящим, Адмирал снова попробовал продавить радиосвязь, манипулируя своей спутниковой антенной, чтобы увеличить дальность действия, и, наконец, смог достучаться до здания школы и уточнить обстановку.
Группа Крэпшута также засекла их передачу, и определила, что они находились поблизости, еще не обнаружены и не пострадали. Примерно через пятнадцать минут все они встретились к югу от Минометного холма. С ними все еще оставалось два моджахеда. Хоппер, Адмирал и Адам Хан провели более двух часов, преодолевая около двух тысяч метров по невероятно суровой местности, большую часть времени находясь под огнем и подвергаясь постоянному риску. Когда мы наконец добрались до маленькой группы, я не знаю, кто кого был больше счастлив видеть, потому что я, честно говоря, не думал, что мы найдем их живыми.
Я не уверен в том, сколько фунтов бомб Адмирал вызвал во время своей экскурсии, но на следующее утро местный полевой командир был поражен тем, насколько точными были авиаудары и каким образом Адмирал умудрился доставить их так близко к позициям дружественных сил, не причинив потерь среди непричастных. Было бы неплохо, если бы этот местный командир задержался на поле боя прошлой ночью чуть подольше.
Затем было великолепное выступление Адам Хана. Конечно, он был бывшим морским пехотинцем и разбирался в обычной военной тактике и порядке действий, но он также был гражданским лицом. Как бы он реагировал, если бы оказался в тылу врага с двумя американскими коммандос? Он не мог бы выступить лучше.
После успешного возвращения наших товарищей по команде, мы сфокусировались на вопросе, стоит ли продолжать двигаться вслед Бен Ладену. Это было заманчиво, но чем больше Айронхед, Джим, Брайан и я обсуждали ситуацию, тем менее разумной казалась эта идея.
Продвигаться вперед в одностороннем порядке означало, что мы будем действовать в одиночку, без каких-либо проводников-моджахедов и без охранения. Без помощи местного проводника, который помог бы распознать друзей от врагов, нам пришлось бы к любому, у кого есть оружие, относиться как к противнику, даже если это был дружественный нам «дух». В противном случае мы рисковали оказаться под пулеметным огнем, потому что знали, что боевики «Аль-Каиды» бродит повсюду. Гибель одного-единственного бойца генерала, убитого по ошибке, испортило бы наши развивающиеся отношения с Али и поставило бы под угрозу бóльшую часть тщательной работы, проделанной Джорджем и его командой.
Затем возникла проблема с постами моджахедов. Мы не обладали роскошью в виде предварительной координации, чтобы проходить через них, и сколько их могло оказаться на пути, можно было только догадываться. Кроме того, мы не были уверены в их лояльности. Во время своего возвращения к нам, у Хоппера, Адмирала и Адам Хана не было иного выбора, кроме как договариваться о проходе через них, но полный штурмовой отряд из более чем тридцати операторов «Дельты» не стал бы торговаться о пропуске через импровизированные афганские пункты взимания денег.
Последней составляющей было то, что наш вышестоящий штаб неоднократно отдавал нам приказы не возглавлять никаких нападений на пещерное святилище Бен Ладена. Наша задача состояла в том, чтобы способствовать продвижению моджахедов, внимательно следить за ними и быть в состоянии использовать их достижения. Все это была чушь собачья, — даже если это и не было предусмотрено в утвержденном сценарии, но если бы в динамике боя американцам выпала возможность выдвинуться вперед и возглавить атаку, что ж, «Дельта» была более чем готова подчиниться.
Всего несколько дней назад я посмотрел генералу Али в глаза и дал ему слово, что мы разделим с ним опасность, но не славу. Я пообещал, что мы двинемся в горы, чтобы сбросить бомбы и помочь его продвижению. Но все было не так однозначно. Неужели мы должны были только занять территорию школы и не сражаться по-настоящему до тех пор, пока все мы не оказались бы в пещере Бен Ладена в одно и то же время? При прочих равных условиях подобное беспокойство не имело большого значения.
Джим, Брайан и Айронхед высказали свои мнения и дали предложения и варианты. Они по-прежнему уклонялись от ответа, продолжать ли наступление или отойти в здание школы, чтобы на следующий день организовать повторную атаку с силами Али и значительной авиаподдержкой бомбардировщиков. Я чувствовал на себе их взгляды.
Опять же, это было мое решение. Я постоял мгновение, прежде чем потянуться к радиостанции и вызвать Эшли, который сейчас находился в школе. Я передал ему наши намерения. Мы возвращались.
Я не был уверен, согласится ли со мной сержант-майор Айронхед, пока он просто не сказал:
— Хорошее решение, сэр.
Но я все еще был не настолько в этом уверен. Мое решение прекратить эту попытку убить или захватить Бен Ладена, когда мы могли находиться в пределах двух тысяч метров от него, до сих пор беспокоит меня. В некотором смысле я не могу избавиться от чувства, что каким-то образом подвел свою страну в критический момент.
На обратном пути в школу ребята из НП 25-A отслеживали наше передвижение с помощью своих дальнобойных прицелов. Они были не единственными, кто наблюдал за нами. Скут перехватил передачу «Аль-Каиды»:
— Не ждите рассвета, просто стреляйте!
Но им не удалось подойти даже близко.

*****

Я положил свою штурмовую винтовку М-4 на рюкзак рядом с серой стеной. Я снял свой черный кевларовый шлем и прикрепленные к нему очки ночного видения и осторожно положил их на свой картонный спальный коврик. Когда я наклонился, чтобы снять свой черный штурмовой жилет, хлипкая дверь со скрипом открылась и в желтом мерцающем свете керосиновой лампы я увидел силуэт подполковника Эла. Он медленно покачал головой, и я едва различил его легкую усмешку.
— Да, приятель, а вы чертовски храбрые парни, [4] — произнес он. — Я никогда раньше не видел ничего подобного.
В устах офицера спецназа и давнего сотрудника Отдела специальных мероприятий ЦРУ это был настоящий комплимент.
— Просто еще один день в офисе, Эл. Это то, ради чего мы здесь, — ответил я.
— Да, знаю я все это дерьмо. Твои ребята только что пришли сюда, кто-то кричит «Бен Ладен», и вы все несетесь, сломя голову, прямо в пекло. В любом другом подразделении вначале подумали бы об этом денек-другой, оценили бы риски, запросили разрешение или придумали бы способ не идти.
— Ну же, Эл, такой была служба до 9/11. Хочется думать, что все это обычное бюрократическое дерьмо и отвращение к риску вылетели в трубу, когда рухнули Башни. — Я порылся в своем кисете с табаком «Редман». — Хочешь немного? — пробормотал я с набитым ртом.
В ту ночь я спал сном праведника, свернувшись калачиком рядом с Адам Ханом.

*****

Пока мы на время исчезли для всего остального мира, один из агентов ЦРУ сообщил, что журналисты, находившиеся на хребте Пресс-пул, услышали прибытие вертолетов к зданию школы и готовились к репортажу.
Подчиненные Али рассудили, что если силы быстрого реагирования все еще будут находиться рядом, когда взойдет солнце и репортеры и фотографы заметят лица американцев и британцев, то для генерала это станет плохой рекламой. Этого просто нельзя было допустить!
Поэтому гордость 160-го авиаполка спецназа, вертолеты MH-47, — «Темные лошадки», — вернулись, приземлились всего в нескольких метрах от здания школы и забрали всех вновь прибывших, включая Эшли, чтобы разрешить эту деликатную ситуацию.
Но все эти события я просто добросовестно проспал.

*****

Парни на НП 25-А в тот вечер были просто великолепны. Пока мы отдыхали, они не сомкнули глаз, и это стало решающим моментом для Ски, решившего, что его группа «Индиа» проведет ночь на наблюдательном пункте. Одним из его парней был Даллас, который использовал тепловизионный прицел MilCAM Recon, который мы ласково называли Дартом Вейдером, [5] и который, наконец, позволил ему увидеть то, на что все надеялись — характерную вспышку минометной мины, когда она вылетала из трубы.
Его коллега-снайпер Даган сдвинул свою шерстяную шапку на затылок и схватил свой инфракрасный лазерный целеуказатель Izlid. Даллас дал Дагану направление на местоположение миномета, используя в качестве ориентиров горизонтали высот Ларри, Кёрли и Мо, а также противоположную от НП 25-B линию хребта.
Это может показаться простым, но писать об этом и делать это — это две большие разницы. Словами не передать, насколько это было сложно, потому что разница между наблюдением через горячую тепловую систему и очки ночного видения — это буквально как день и ночь. Пока Даган и Даллас отрабатывали свою часть магии, Ски и Джестер придумали координатную сетку целей, которую они передали Спайку, боевому авианаводчику ВВС группы. Спайк вызвал ударный самолет. Облака, скрывавшие врага, разошлись, и «Призраку» [6] не терпелось наброситься на него.
Пока AC-130 нарезал в небе круги против часовой стрелки, парни трудились над тем, чтобы указать ему на минометную трубу, и Дагану удалось направить инфракрасный ЛЦУ Izlid точно в то место, которое обнаружил Даллас, хотя они работали совершенно разными инструментами. Тепловизор Далласа улавливал источники тепла, а не источники ИК лучей, поэтому он не мог видеть лазер, который использовал Даган, чтобы подсветить миномет.
Ударный самолет прицелился в наконечник лазерного луча, выпустил один снаряд из своей 105-мм гаубицы и добился прямого попадания с первого выстрела. Спайк отдал приказ открыть огонь на поражение, и ганшип осветил район цели градом 105-миллиметровых «болванок» и большим количеством снарядов из 25-миллиметровой пушки «Вулкан» размером с огурец.
Ребятам не нужно было видеть теплые тела, летящие по воздуху, чтобы понять, что они накрыли цель. Потратив минутку на то, чтобы «дать пять» друг другу на НП и похлопать Дагана и Далласа по спинам, все они вернулись к работе. Выбивание этого надоедливого миномета стало просто еще одним эпизодом в их деле.
Радиотехническая разведка потом подтвердит, что с этого места вражеские радиопередачи больше не велись. Неуловимые и настойчивые вражеские минометы, которые преследовали нас в течение нескольких дней, наконец-то были выведены из игры. С того момента, как их заметили, и до их поражения прошло меньше десяти минут.
Спайк продолжал руководить авиаподдержкой на протяжении всей ночи, в то время как группа «Индиа» работала с тепловизорами, а группа «Кило» работала с приборами ночного видения и радиостанциями. Спайк организовывал сброс на выявленные и предполагаемые места расположения противника одной полезной нагрузки за другой, посылая четкий сигнал о том, что темнота больше не будет защищать горное убежище «Аль-Каиды».

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Уильям Мейкпис Теккерей (William Makepeace Thackeray) — английский писатель-сатирик, мастер реализма, наибольшую известность которому принес роман «Ярмарка тщеславия».
[2] Тут трудноуловимая игра слов. Вежливый британский джентльмен произнес слово faf, означающее final approach fix (точка входа на глиссаду, ТВГ), подразумевая сложную посадку. Слово fubar, о котором подумал американец, означает fouled up beyond all recognition или fucked up beyond any recognition / all repair (обезображен до неузнаваемости, жопа, капец, полный бардак, или применительно к технике — все разъебано, ремонту не подлежит).
[3] Более подробно работа этих специальных станций радиоперехвата рассматривается в книге Майкла Смита Killer Elite. (прим. автора).
[4] В оригинале использовано сленговое слово mothers — одна из форм обращения мужчин друг к другу в кругу себе подобных, выражающее симпатию и уважение. На армейском сленге так называют также сотрудников спецслужб, занимающихся секретным делопроизводством.
[5] Дарт Вейдер — один из центральных персонажей киносаги «Звездные войны», главный антагонист, хитрый и жестокий руководитель армии Галактической империи.
[6] Ударный самолет (ганшип) АС-130 «Spectre».


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 70 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB