Текущее время: 16 дек 2019, 08:49


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 106 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 02 дек 2019, 08:43 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1248
Команда: Grau Skorpionen
aliksey_uk писал(а):
Читая, стал "привязываться" к местности на вэбкартах, и нашел интересные листы карт :)

https://nakarte.me/#m=13/33.41934/69.32116&l=T/K/W


Блин! Как долго и безуспешно я это искал! А теперь хоть бери и все (почти) названия перепиливай... :(

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 02 дек 2019, 19:32 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1248
Команда: Grau Skorpionen
РЕАКЦИЯ НА СОПРИКОСНОВЕНИЕ

1.

На дороге возле "надежного дома" Гардеза оперативная группа "Хаммер" готовилась к выдвижению.
Выхлопы более трех дюжин машин смешались в ночном воздухе с дымом множества сигарет, когда водители завели моторы. Десятки солдат Сил спецназначения, операторов AFO и сотрудников ЦРУ смешались с 400 афганскими бойцами, которых американцы пытались распределить по их отделениям, взводам и ротам, когда они взбирались в грузовики. Американцы рассказали своим афганским союзникам о готовящемся штурме Шахикота лишь сразу после обеда, но люди Зии не удивились ни в малейшей степени. "Мы давно говорили вам о Шахикоте", сказали они.
Наконец последний ополченец влез в назначенный ему грузовик. Сержанты Сил спецназначения прошли вдоль выстроенных в линию машин, проверяя, все ли находятся на своих местах, а затем забрались в свои пикапы. Внутри американских Тойот Такома ожили рации. В 23:33, на три минуты отставая от графика, колонна отъехала от "надежного дома" и направилась на запад в Гардез, а затем на юг по дороге на Зермат. После двух месяцев планирования и подготовки операции "Анаконда" настало время шоу.
Американцы сделали все возможное, чтобы организовать машины конвоя в логичном порядке. Впереди на паре пикапов ехали Гленн Томас, командир "Техаса-14", и "Инженер", говоривший по-английски наиболее дальновидный в плане тактики афганский "командир взвода". Позади них была группа из четырех машин, возглавляемая старшим уорент-офицером 2 класса Стенли Харриманом, заместителем Макхейла, которого его люди называли просто "Шеф". С Харриманом была пара его товарищей по группе и от тридцати пяти до сорока афганских бойцов во главе с Зиабдуллой, местным командиром, к которому американцы питали меньше доверия, чем к Зие Лодину. Задачей Харримана было отделиться от колонны в нескольких километрах к северо-западу от Кита и расположить свой небольшой отряд так, чтобы он мог оборонять узкое дефиле, отделявшее Кита от лежащего к северу хребта под названием Гавьяни Гар. Их целью было помешать кому-либо сбежать из Шахикота на северо-запад, предпочтительно при помощи непосредственной авиаподдержки. Если силы Харримана увидят направляющегося в их сторону противника, они должны будут "выбомбить из них сопли", сказал Макхейл. К группе Харримана, состоящей из двух пикапов и грузовика "джинга" присоединился и третий пикап с Хансом и Нельсоном (SEAL из AFO), и Тором, недавно прибывшим лингвистом "Грей Фокс". Задача этого трио состояла в том, чтобы встретить группу "Джулиет", когда они съедут с гор на своих квадроциклах, и сопроводить их обратно в Гардез.
Следующим в походном порядке был Макхейл и остальные его люди с ротой местных бойцов Хошейяра. За ними находился афганский минометный взвод, за которым следовали Крис Хаас, подполковник, прибывший с небольшой командной секцией всего несколько дней назад, и его оперативной офицер, майор Марк Шварц, каждый в своем пикапе. (Роль Хааса была несколько расплывчатой. Несмотря на то, что по званию Хаас был старше Томаса и Макхейла на две ступени, Томас чувствовал, что колонной командует он. "Наши группы имели свободу действий, принимая решения на месте", но при этом понимали, что Хаас или Шварц могут в любой момент навязать свою власть, говорил Томас.) Хаас возглавлял вторую половину колонны, куда входили Зия Лодин, командир всех сил AMF, его заместитель Расул, а также ядро из тридцати ополченцев, завербованных "Техасом-14" вместе с Зией. Афганцы ехали на грузовиках "джинга", нескольких машинах меньшего размера, и, в случае нескольких старших командиров, на пикапах. Парни из "Кинжала" пытались удержать афганцев в своих отделениях и взводах, когда они садились в грузовики. Каждому афганскому "взводу" был назначен сержант Сил спецназначения в качестве главного инструктора. Теперь грузовики, перевозившие каждый из взводов, стояли в колонне вместе, а приданные взводам сержанты в пикапах сразу перед ними. Таким образом, полагали Томас и Макхейл, когда потребуется отдавать приказы, афганцы услышат их от того из американцев, кого они знают лучше всего.
Где-то в середине находилось саперное отделение Раккасана. Там же была горстка бойцов австралийской SAS, которые были представителями оперативной группы 64, отвечающими за обмен информацией между "Хаммером" и австралийцами, находящимися южнее Шахикота. Замыкало колонну еще одно подразделение AFO, состоящее из капитана Джона Б., сержант-майора Эла Я. и мастер-сержанта Айзека Х. на двух пикапах. Их задачей было подобрать "Индию" и "Мако-31", соединившись с ними на Фишхуке. Кроме того, в хвосте колонны было три пустых грузовика, которые должны были служить запасными на случай поломок.
Когда они ехали по дороге на Зермат в сторону поворота на Шахикот, задача, стоящая перед личным составом ОГ "Хаммер", была ясной. Они должны были проехать на восток до Кита, затем на юг, пока не достигнут Фишхука. Пройдя через это место потенциальной засады, большая часть "Техаса-14" и рота афганских бойцов под командованием Зии Лодина и Расула ворвется в долину, зачищая кишлаки с юга на север, начиная с Бабульхеля. Тем временем, силы Хошейяра с группой Макхейла (минус команда Харримана, но плюс пара сержантов из "Техаса-14") переместится на позицию на нижнем, самом северном участке Пальца, выбранного "Мако-31" в качестве наблюдательного пункта. Оттуда они будут в случае необходимости поддерживать людей Зии огнем минометов и пулеметов, когда они въедут в долину.
Существует военное клише, что любой план существует лишь до первого соприкосновения с противником. Но в случае с ОГ "Хаммер" план "Анаконды" не прожил даже столько. Все начало разваливаться через час после того, как колонна покинула Гардез. Проблема возникла из-за того, что план погрузить несколько сотен афганских бойцов в тяжелые грузовики "джинга", которые должны будут в сжатый срок, среди ночи, без огней, управляемые неопытными водителями, проехать по "дороге", являвшейся не более чем разбитой колеей, был принципиально несостоятельным.
Зерматская дорога была в ужасном состоянии. На самом деле это была не дорога, а грунтовка, которая местами была полностью размыта, заставляя водителей пересекать вади, дно которых опускалось ниже полотна дороги до пятнадцати футов (4,5 м). Что еще хуже, двое суток дождей размягчили грунт. По такому коварному маршруту грузовик "джинга" было бы сложно вести даже средь бела дня, не говоря уже о ночи, выключив огни, как из тактических соображений приказали офицеры Сил спецназначения. Американцы быстро осознали, что недооценили, насколько сложным для их водителей окажется этот маршрут. Для американских бойцов в их пикапах во главе конвоя езда с выключенным светом не представляла больших проблем. Их очки ночного видения позволяли им выбирать безопасный путь, и, конечно, их полноприводные Тойоты были по своей природе более устойчивы, чем грузовики "джинга". Но афганцы не имели таких преимуществ и были вынуждены справляться с предательской дорогой, направляемые лишь лунным светом. Бойцы спецподразделения с опозданием осознали свою ошибку с возложением водительских обязанностей на афганских ополченцев, вызвавшихся на эту работу из желания не подвести американцев, а не потому, что знали, как водить грузовики. "Нам следовало как-то найти водителей грузовиков, которые водят их постоянно", признал Макхейл. Хаас также признался, что "недооценил" трудности, с которыми они столкнутся на дороге. Некоторые водители заметно нервничали в опасных условиях, не будучи уверенными в управлении грузовиками, которые раскачались так, что висящие на них короткие цепи колотили по бортам машин. Первый грузовик безвозвратно застрял, накренившись под таким углом, что половина его колес бесполезно вращалась в воздухе. Несколько минут спустя, сразу после полуночи, другой водитель грузовика полностью потерял управление своей машиной, когда ехал по бревенчатому мосту, перекрывавшему четырехметровый разрыв в дороге. Тяжелый грузовик опрокинулся на бок, вывалив свой груз афганских бойцов на землю. Бойцы Сил спецназначения почувствовали, что боевой дух их союзников резко упал, когда ополченцы с травмами различной степени тяжести, стеная, лежали возле опрокинутого грузовика. Проявив сообразительность, медик спецподразделения через переводчика объявил, что наиболее серьезно пострадавшим бойцам следует сесть в соседнюю машину. Когда несколько партизан с подозрительной скоростью вскочили и вскарабкались на грузовик, он повернулся, чтобы позаботиться о тех, кто пострадал слишком сильно, чтобы двигаться. Трое уже не годились для боя – их травмы включали переломы ребер и проколотое легкое – так что их на двух небольших грузовиках эвакуировали в местную больницу.
Не успели бойцы спецподразделения справиться с этим кризисом, как вскоре застрял еще один грузовик. "Сила трения"(1), впервые описанная как таковая прусским военным теоретиком XIX века Карлом фон Клаузевицем фразой, ставшей клише, поднимала свою уродливую голову. Нечто близкое к хаосу распространялось по всей длине забуксовавшей колонны, когда афганские бойцы принялись бродить в темноте, пытаясь отыскать своих товарищей. Крики и проклятия сыпались со всех сторон, когда солдаты спецподразделения пытались привести ситуацию в какой-то порядок на фоне ревущих двигателей, когда водители пытались высвободить застрявшие грузовики или провести запасные машины вперед из хвоста колонны. Очень хорошо понимая, что они отстают от графика, бойцы Сил спецназначения заставили большинство афганцев, ехавших на трех вышедших из строя машинах, забраться на запасные грузовики, но в темноте оказалось невозможным удержать контингент бойцов каждого грузовика вместе и загрузить их всех в один и тот же пустой грузовик. Ни степень этой путаницы, ни то, что некоторые афганцы запрыгивали в кузова пикапов американцев, чтобы не потерять контакт со своими товарищами, не были сразу осознаны американскими бойцами.
Командиры команд-"A" посовещались. Правило о езде с "затемнением" больше вредило их делу, чем помогало ему, так что оба капитана отдали приказ включить фары. Вспыхнули три дюжины пар желто-белых огней. Если до этого момента пикеты Аль-Каиды на Ките имели какие-то сомнения относительно местонахождения колонны, теперь они знали его точно. Колонна двинулась дальше, и несколько афганских бойцов побежали рядом с грузовиками, потому что для них уже не оставалось места. Оперативная группа "Хаммер" была главными силами, но плотный график времени начала операции был связан с силами обеспечения – десантно-штурмовыми действиями Раккасанов. Конвой должен был добраться до долины как раз к их началу. Раккасаны не собирались ждать их. Солдаты Сил спецназначения подгоняли афганцев. Они с горечью понимали, что "немного напортачили", как говорил позже Макхейл, и "время гнать".
Тем не менее, колонна снова двигалась. Она свернула с Зерматской "дороги" на восток и все ближе подходила к Шахикоту. Со своей верхотуры к югу от Фишхука группа "Индия" сообщила, что наблюдает огни, приближающиеся к Киту с запада. Было 02:55. Может быть, оперативная группа "Хаммер" все-таки справится.

Изображение

2.

Вскоре после полуночи, примерно в то же время, когда грузовики оперативной группы "Хаммер" застревали и переворачивались, Гуди и остальные четверо членов "Мако-31" покинули впадину, которую использовали в качестве укрытия и поползли в сторону наблюдательного пункта противника. Гуди двигался впереди остальных, подыскивая место, где они могли бы сбросить свои рюкзаки примерно в 500 метрах от вражеских позиций. Эксперт-взрывотехник, приданный "Мако-31", и Энди, авианаводчик группы, оставались у рюкзаков, чтобы свести к минимуму шансы быть услышанными противником, когда они будут работать с AC-130 и P-3, прикрывающими штурм палатки. Стараясь держаться длинных теней, отбрасываемых полной луной, три снайпера SEAL Team 6 продвинулись к небольшому гребню, на противоположном склоне которого находилась палатка. Они слышали низкий гул AC-130 над головой.
Когда они доберутся до гребня, по плану они должны будут ждать до "Ч"-1 (то есть в 05:30, за час до часа "Ч"), а затем штурмовать палатку, координируя свою атаку с AC-130. Вскоре после того, как они нашли укрытие за несколькими камнями на обратном от палатки склоне гребня, на его вершине появился вражеский боевик, подобный призраку в лунном свете. Он огляделся, затем развернулся и пошел восвояси, не заметив находившихся рядом "тюленей". Гуди и его люди принялись ждать. Но в 04:00 появился тот же боевик, вновь пришедший со стороны палатки (которую SEAL не могли видеть со своей позиции), и уставился на запад. Возможно, он высматривал приближающуюся колонну ОГ "Хаммер", слухи о которой, несомненно, уже циркулировали по рациям и сотовым телефонам противника, или, возможно, просто искал уединения, чтобы облегчиться. Так или иначе, это было роковое решение. Взглянув вверх, вражеский боевик увидел "тюленей", прежде чем они успели нырнуть за камни. С тревожным воплем он бросился обратно в палатку, рефлекс "бей или беги", наполнил его кровь адреналином.
Для "тюленей" наступил момент сейчас или никогда. Гуди отдал приказ атаковать. Коммандос бросились через гребень и вниз к палатке в двадцати метрах от него. Изнутри палатки боевик Аль-Каиды выпустил полный магазин в направлении американцев, увидевших вспышки выстрелов Калашникова между пологами. SEAL упали на колени, чтобы открыть ответный огонь. Один из них сделал одиночный выстрел по палатке из своего М4, прежде чем его винтовку заклинило. Гуди стрелял следующим, но он тоже выстрелил лишь один раз, затем его винтовку заклинило. Оба SEAL лихорадочно трудились в холоде ночи, пытаясь устранить проблему с оружием, пока третий снайпер держал противника в страхе. Пятеро боевиков Аль-Каиды вывалились из палатки, когда "тюлени" устранили задержки и принялись снимать их. Первый партизан помчался прямо на них. В долю секунды коммандо навел красную точку своего лазерного прицела на середину груди боевика и нажал на спуск. Несколько пуль врезались в него и свалили его безжизненное тело на замерзшую землю. Следующий человек из палатки рванулся вправо, но сделал не более пары шагов, прежде чем был срублен очередью другого SEAL. Третий обитатель палатки попытался сбежать через заднюю часть гребня, лишь затем, чтобы "тюлени" вновь нашли применение долгим часам своих стрелковых тренировок.
"Тюлени" вскинули винтовки и опустошили свои магазины в палатку, а затем оттянулись назад. Гуди решил дать AC-130 позаботиться обо всех оставшихся в живых вражеских боевиках. Авианаводчик Энди уже предупредил "Мрачный-31" (Grim 31), AC-130H "Спектр", кружащий над ними. С самолета сообщили, что видят два тела возле самой палатки и третьего, раненого вражеского боевика, пытающегося отползти в безопасное место. "Мрачный-31" также заметил двух оставшихся вражеских боевиков, которые, по-видимому, будучи вне палатки, избежали перестрелки, остались невредимыми, и пытались обойти "тюленей" с фланга. С расстояния 75 метров – практически в упор для пулемета – один из выживших выпустил длинную очередь 7,62-мм пуль из пулемета ПК по SEAL, которые не заметили их маневра. Они пролетели мимо. Для двух исламистских боевиков это была последняя возможность убить во имя Аллаха. "Мрачный-31" запросил у SEAL разрешение нанести удар по вражеским боевикам на "опасно близком" расстоянии, шаг, требуемый от экипажа любого воздушного судна, собирающегося поразить цель в такой близости от своих войск, что они могут пострадать. "Тюлени" дали добро. Через пару секунд AC-130 обрушил 105-мм снаряды на склон горы, мгновенно уничтожив обоих боевиков. Затем артиллеристы ВВС скорректировали прицел и открыли огонь по палатке и раненому боевику снаружи. Взрывы раскромсали палатку и расшвыряли ее содержимое по всему склону. Когда стихло эхо, на горном склоне осталось остывать пять трупов боевиков Аль-Каиды.
Звуки стрельбы AC-130 всполошили все позиции Аль-Каиды вокруг долины. Пока они пялились вверх, обшаривая ночное небо в поисках источника атаки, многие боевики совершили фатальную ошибку – они задрали оружие вверх и принялись вслепую палить в воздух, посылая трассирующие пули в темноту. Это раскрыло их позиции трем группам AFO, которые быстро отметили координаты всех источников огня, которые позднее в тот же день будут переданы самолетам в качестве целей.
"Тюлени" вернулись на наблюдательный пункт Аль-Каиды, который теперь намеревались занять сами. То, что они нашли, обыскав руины, подтвердило, насколько важной была их задача. ДШК был в отличном состоянии, чистый и хорошо смазанный, с 2000 патронов, аккуратно разложенных под рукой. Партизаны сделали простые, но надежные механизмы горизонтальной и вертикальной наводки, которые, по мнению одного из источников в Силах спецопераций, позволили бы стрелку поражать цели на дальности до 3000 метров и "легко" держать под прицелом маршруты, выбранные вертолетами, которые должны были вскоре прибыть в долину. Было большой удачей, что SEAL смогли застать партизан врасплох, поскольку боевики Аль-Каиды были хорошо вооружены. В дополнение к ДШК, у пятерых обитателей палатки были советская снайперская винтовка Драгунова СВД, автоматы АК, по крайней мере, один гранатомет РПГ-7 с несколькими выстрелами, пулемет ПК и несколько осколочных гранат.
Вокруг было разбросано множество документов, написанных от руки кириллицей и по-арабски. Тот факт, что большинство из них было написано кириллицей – предположительно, по крайней мере, один или несколько боевиков были узбеками или чеченцами – а некоторые по-арабски, в сочетании с разной этнической принадлежностью пятерых убитых боевиков, был первым признаком того, что, по меньшей мере, часть своих сил в долине вражеские командиры разделили на смешанные этнические группы. (Блейбер предположил, что противник сделал это, чтобы помешать одной этнической группе – арабам, уйгурам, узбекам или чеченцам – бросить остальных на произвол судьбы.) Среди документов было что-то вроде схемы ориентиров для ведения огня, а также блокнот со схемами и инструкциями по изготовлению самодельных взрывных устройств и способам подрыва мостов, зданий, автобусов и автомобилей. Но, как один из источников в Силах спецопераций позже отзывался о содержании блокнота: "Та глава, которой в нем не было, касалась того, как обороняться от американцев, которые проникли на более чем 11000 футовую (3350 м) вершину".

(1) Под "трением" Клаузевиц подразумевал совокупность действий противника, превратностей войны и психологических особенностей подчиненных, оказывающих сопротивление полководцу, пытающему двинуть свою военную машину в нужном ему направлении (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 03 дек 2019, 11:08, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 03 дек 2019, 10:00 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 230
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 04 дек 2019, 10:36 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 1128
Команда: нет
Интересно, чем вызваны такие синхронные задержки у М-4. Смазка не для большого минуса была?

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 04 дек 2019, 20:41 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1248
Команда: Grau Skorpionen
3.

2 марта, поднявшись с коек затемно, дюжина пилотов базировавшихся в Баграме "Апачей" почти не замечала нервного напряжения, испытываемого их коллегами из пехоты.
Несмотря на то, что предшествовавшим вечером Верчински драматически произнес: "Дайте им все, что у вас есть", пилоты не ожидали от "Анаконды" "ничего особенного". С момента развертывания в Афганистане они совершили несколько вылетов, и все без происшествий. И сегодня, ожидали они, не будет исключением. "Мы будем там просто чтобы убедиться, что ребята из "Рэк-6" оказались на месте", вспоминал их мысли старший уорент-офицер 2 класса Стенли Пебсуорт. "Туда собирались идти силы Зии. Это должно было быть их шоу". "Для нас", говорил старший уорент-офицер 4 класса Джим Харди, "это была всего лишь еще одна операция".
Пилоты отодвинули в сторону зеленый брезентовый полог палатки, и вышли в ночь. Перед ними в холодной темноте собирались пехотные взводы, нервничающие солдаты занимались последней подгонкой переполненных рюкзаков и громоздкого, неуклюжего боевого снаряжения. Сержанты с напряжением и решимостью на лицах проводили последние переклички, прежде чем отправить своих бойцов на взлетно-посадочную полосу. Контраст с веселой атмосферой в палатке пилотов в предыдущий вечер не мог быть более разительным. "Мы сидели вокруг печки-буржуйки, смеялись, шутили, подшучивали друг над другом", говорил Пебсуорт.
Стоянка "Апачей" находилась у северного конца взлетно-посадочной полосы, почти в полутора милях от палаточного городка, и пилотов подвезли к вертолетам на Хамви и Гаторах. Они не испытывали ни малейшего беспокойства. "Водители Апачей" и их аэродромные команды чувствовали себя готовыми к операции. В течение предыдущих 48 часов они не поднимали свои машины в воздух, чтобы позволить техническому персоналу привести их к дню "Д" в идеальное рабочее состояние, а ОГ "Раккасан" дал им подробный план, в котором, казалось, не оставалось места для случайностей.
Этот план предусматривал, что шесть "Апачей" должны были лететь из Баграма в Шахикот тремя звеньями – или "командами" – из двух "Апачей". Первое звено состояло из "Апача" 203 (серийный номер вертолета), пилотируемого старшим уорент-офицером 3 класса Китом Херли и старшим уорент-офицером 3 класса Стю Контантом, и "Апача" 299 со старшим уорент-офицером 3 класса Ричем Шено в качестве пилота и капитаном Джо Херманом – заместителем Райана и командиром 2-го взвода – в качестве его стрелка-оператора. Они должны были взлететь за десять минут до первой серии "Чинуков" и прибыть на точку примерно в пяти километрах к юго-западу от Серханхеля за пять минут до бомбардировки самолетами ВВС заранее намеченных целей вокруг долины. В авиационной терминологии эта позиция называется исходной точкой. Она обозначает место, где "Апачи" освобождались от установленного маршрута, которым должны были следовать к границам поля боя, и могли начать тактическое маневрирование в зоне поражения. Как только бомбы упадут, два "Апача" должны будут свернуть в долину и проверить каждую из зон высадки на предмет тяжелого вооружения или вражеских войск. Затем они должны лететь на север, на позицию, с которой могли бы наблюдать зоны высадки 2-187 пехотного у подножия восточного хребта. Обязанностью "Команды-1" будет сообщить, являются LZ "горячими" или "холодными". "Горячая" или "вишневая" LZ означала, что десант, вероятно, будет встречен огнем противника. "Холодная" или "ледяная" LZ означала, что никакой активности противника не наблюдается.
"Команду-2" возглавлял капитан Билл Райан, командир роты А 3-101-й – "Пик-Убийц" (The Killer Spades) – и старший офицер подразделения "Апачей". Его пилотом был старший уорент-офицер 3 класса Джоди Килберн. Ведомым Райана был старший уорент-офицер 4 класса Боб Карр, самый опытный пилот "Апача" в Баграме. С Карром летел старший уорент-офицер 2 класса Эмануэль "Мэнни" Пьер. Им было приказано взлетать сразу после второй серии "Чинуков", которая должна была вылететь из Баграма через десять минут после первой. "Апачи" будут следовать за второй серией – с силами 10-й горной – в южную часть долины, прикрывая их, когда они будут занимать свои блокирующие позиции.
"Команда-3" включала в себя "Апач", пилотируемый Харди и Пебсуортом, а также еще один, управляемый старшим уорент-офицером 2 класса Джоном Гамильтоном и 1-м лейтенантом Габриелем Мариоттом, командиром 1-го взвода. Эта команда была резервной силой Райана. Их задача "по приказу" заключалась в сопровождении резервной оперативной группы, сформированной на базе 1-187 пехотного, если она должна была быть брошена на юг. В противном случае они должны были оставаться в резерве в Баграме на случай возникновения каких-либо других задач. Однако чтобы обеспечить себе максимальную гибкость в случае, если потребуется изменить план в последний момент, Райан велел всем шести экипажам вместе отправиться на асфальт примерно за час до вылета, провести предполетную подготовку и запустить двигатели одновременно.
"Апачи" "Команды-1" и "Команды-2" должны были оставаться на позиции в течение двух часов и тридцати пяти минут, а затем совершить тридцатиминутный перелет к передовому пункту боепитания и дозаправки (FARP) с кодовым наименованием Тексако, примерно в восьмидесяти километрах к северу, приблизительно на полпути между Баграмом и Шахикотом.
Примерно в 04:37 пилоты запустили вспомогательные силовые установки (ВСУ). Это небольшие экономящие топливо двигатели, дающие достаточно энергии для работы электронных систем "Апача" без необходимости запуска двух больших турбин вертолета. Когда все ВСУ включились, в считанные секунды перейдя со свиста на рев, пилоты пробежали по своим контрольным картам. Райан едва сел в свою машину, когда заметил подбегающую пару человек из техперсонала – всегда плохой знак, при том, что до задачи оставалось менее тридцати минут. Конечно же, они принесли плохую новость: в 30-мм пушке Карра произошла утечка гидравлики. Она все еще была способна стрелять, но могла застрять при повороте из стороны в сторону или по вертикали. Это был небольшой сбой, не серьезная поломка, но при вылете всего через двадцать пять минут времени, чтобы исправить его, не выбиваясь из графика, не оставалось. На боевые задачи часто выпускаются вертолеты, имеющие незначительные технические недуги, с которыми они остались бы на земле в мирное время. Но Райан никак не мог позволить одному из своих "Апачей" лететь на потенциальную перестрелку с нерабочей пушкой. Вместо этого капитан на лету изменил план, перейдя от трех команд из двух бортов на первое звено из двух и второе из трех, объединив машины "Команды-3" с оставшимся "Апачем" "Команды-2". Состав и задача "Команды-1" остаются прежними. Три "Апача" "Команды-2" под командованием Райана будут выполнять изначальную задачу "Команды-2" по прикрытию войск ЛаКамеры, когда они будут занимать свои позиции. Карр и Пьер останутся позади до тех пор, пока механики не устранят утечку, а затем полетят вперед, чтобы присоединиться к своим товарищам на Тексако. Если Верчински придется задействовать резервные силы, Райан полагал, что у него будет пять "Апачей" над полем боя или на FARP, и он сможет выделить пару вертолетов, чтобы те присоединились к прибывающим "Чинукам" на маршруте.
В 04:47 Херли и Шено повернули ключи, разрешающие включение турбин, и щелкнули переключателями, чтобы запустить их двигатели номер один. Они раскручивались с ревом, увеличивая скорость турбин, приводящих в действие трансмиссии, которые в свою очередь приводили в действие системы роторов. Двигатели номер два последовали за ними. Когда пилоты отключили ненужные ВСУ, четыре лопасти несущих винтов вертолетов начали медленно вращаться, все быстрее и быстрее разгоняясь в темноте, пока не стали размытыми. В 05:07:15 по радио раздался голос Контанта: "отрыв в десять", и в 05:07:25, точно по графику, две высокотехнологичные хищные птицы поднялись в воздух, затем накренились и повернули на юг, направляясь к своим охотничьим угодьям в долине Шахикот.

Как ясно дал понять Верчински в своих эмоциональных комментариях накануне вечером, "водители Апачей" несли тяжелую ответственность, как бы легко она не покоилась на их плечах. Они были единственным серьезным источником огневой мощи, находящимся в непосредственном распоряжении Верчински, кроме пары минометов в руках первой волны десантно-штурмовых сил. Разумеется, в теории там над ними будут "шустрилы" – бомбардировщики ВВС и ВМФ – проливающие на противника дождь высокоточных боеприпасов, но сухопутные командиры предпочитают зависеть от огневой мощи, которую контролируют они, а не той, которую им придется запрашивать у другого рода войск. Для Верчински и остальных в оперативной группе "Раккасан" это означало полагаться на Билла Райана и его шесть "Апачей".
Сконструированный для уничтожения танков Варшавского договора на равнинах центральной Европы, "Апач" был спорной системой вооружения с момента появления в войсках в 1985 году. В идеальном варианте это был превосходный убийца живой силы и техники. Каждое из его коротких крыльев имело по два пилона, на каждом из которых могло подвешиваться до четырех противотанковых ракет "Хеллфайр" или блок с девятнадцатью 2,75-дюймовыми ракетами (неуправляемая авиационная ракета – НАР). "Хеллфайр" мог уничтожить танк или любое другое транспортное средство на дальности до 8000 метров. НАРы были дюжины типов. Кроме того, под фюзеляжем вертолета была установлена пушка, стреляющая 30-мм осколочно-фурасными снарядами размером с предплечье ребенка на расстояние до 4000 метров. При стрельбе по целям на открытой местности 30-мм снаряд способен поразить живую силу и вывести из строя любую технику в радиусе пяти метров от места попадания. Таким образом, пушка была идеальным оружием для поражения незащищенной живой силы противника и других "мягких" целей, таких как минометы, средства ПВО и их расчеты, или внедорожники, являвшиеся костяком системы снабжения Аль-Каиды. Перед боевым заданием пилоты должны были предварительно выставить для своей пушки количество выстрелов, производимых при каждом нажатии на спуск. Эту настройку нельзя изменить изнутри кабины. Для "Анаконды" "Пики-Убийцы" настроили свои пушки для стрельбы очередями по десять выстрелов.
Такое разнообразие механизмов уничтожения, набитых в маневренный вертолет, сделало "Апач" чрезвычайно сложной в управлении машиной; настолько сложной, что по факту ей потребовалось два пилота, сидящих друг за другом. В заднем, расположенном выше кресле сидел командир. Как правило, он был более опытным пилотом, его основной обязанностью было пилотирование вертолета и ведение связи. В переднем кресле находился стрелок-оператор, основной задачей которого была навигация, а также поиск и поражение целей с помощью вооружения "Апача". Однако каждый пилот мог выполнять функции, необходимые для пилотирования машины и вести огонь из большинства систем вооружения. (Любопытная причуда с экипажами "Апачей" заключалась в том, что командир мог быть младше по званию, чем стрелок-оператор. Это связано с тем, что наиболее опытными пилотами в подразделениях "Апачей" были уорент-офицеры, которые часто летали на вертолетах на протяжении всей своей карьеры. Офицеры, командовавшие взводами, ротами и батальонами, с другой стороны, должны были проводить большую часть своего времени на различных курсах или пилотировать письменный стол, находясь на штабной работе. Поэтому, хотя Райан, будучи капитаном и командиром роты, был старшим, чьей работой было отдание приказов другим пилотам относительно их общей задачи, он не был командиром своего собственного вертолета.)
Для выживания на поле боя система вооружения должна сочетать летальность с подвижностью и живучестью. "Апач" с лихвой обладал последними качествами. Он мог выполнять всевозможные акробатические маневры, приводящие в восторг зрителей на авиашоу и запутывающие врага в бою, и, кроме того, был спроектирован компанией McDonnell Douglas Helicopter Company так, чтобы выдержать серьезную взбучку. У него были разнесенные двигатели и две резервируемых гидросистемы, а его жизненно важные системы, такие как роторы и приводные валы, были сделаны "устойчивыми к баллистическим воздействиям", то есть могли быть поражены – даже прострелены – чем угодно, до 23 мм включительно, не приводя к крушению вертолета. Сами пилоты были защищены панелями из кевлара, смонтированными на их сиденьях, и бронежилетами, надетыми на каждом из них. Но когда Армия получила "Апач" в середине-конце 80-х годов, ее реклама этих возможностей, казалось, только разожгла аппетит у некоторых представителей СМИ и Конгресса, стремящихся найти недостатки в системе вооружений, которую правильно определили как часть наращивания вооружений Рейгана.
Ограниченная, но успешная роль "Апача" во вторжении в Панаму в декабре 1989 года, была сведена на нет рассказами, утверждающими, что вертолет не мог действовать в дождь. Отчет Счетной палаты США за 1990 год породил дополнительные сомнения в надежности и ремонтопригодность вертолета, и послужил основой для 60-минутной телевизионной передачи CBS 18 ноября 1990 года с серьезной критикой "Апача", а также газетных статей на аналогичную тему. Многие проблемы, отмеченные в докладах, были детскими болезнями, часто возникающими при появлении в войсках новых систем вооружения. Но для критиков они означали, что вертолет не выдержал напряжения боевых действий.
Большая часть критики сошла на нет после превосходной работы "Апачей" в 1991 году в Персидском заливе. Подразделения "Апачей", задействованные в этом конфликте, достигли хороших показателей эксплуатационной надежности, несмотря на дополнительный износ от влияния на вертолеты песчаных условий, и им было приписано уничтожение множества иракских танков и прочей бронетехники. В одном из известных случаев иракские солдаты фактически сдались зависшему "Апачу".
Но война в Персидском заливе ознаменовала последний раз, когда "Апач" участвовал в бою. Американские военные провели большую часть 90-х годов развернутыми в Сомали, Гаити и Боснии. Из них "Апачи" использовались лишь в миротворческой операции в Боснии, где их ни разу не вызывали для борьбы с противником. Эта закономерность отразилась на уровне опыта пилотов, вылетевших 2 марта. Из двенадцати летчиков, отобранных для выполнения задачи, только трое – Карр, Харди и Херли – участвовали в бою. Все они были ветеранами "Бури в пустыне", но в ту войну каждый летал на других машинах. Опыт дюжины пилотов, участвующих в задаче, варьировался от Мариотта, у которого было всего около 350 летных часов, до Карра, имевшего свыше 5000. Но всех их объединяло одно: никто из них никогда не летал на "Апаче" в бою.
Каждый пилот верил в сочетание высокотехнологичного оружия, маневренности и прочности "Апача". Но такие характеристики имели высокую цену, не только в долларах, но и в человеко-часах, необходимых для поддержания боеспособности каждой птички. То, что "Апач" требовал интенсивного технического обслуживания, продолжало зарабатывать ему репутацию дорогостоящей, но ненадежной системы вооружения. В 1999 году эта репутация опустилась до нового минимума, когда генерал Уэсли Кларк, командующий войсками НАТО, хотел использовать "Апачи" для атаки сербских целей в войне в Косово. В ответ на его просьбу Пентагон направил из Германии в Албанию оперативную группу "Хок", специально созданное подразделение из двадцати четырех "Апачей", но не разрешил Кларку использовать ее в боевых действиях. Дипломатические проблемы задержали вертолеты в Италии на десять суток, но сторонним наблюдателям казалось, что это была вина самих вертолетов. Эта точка зрения укрепилась, когда во время тренировочного полета два "Апача" разбились в горах Албании, в результате чего погибли двое пилотов. К огромному разочарованию пилотов и командиров оперативной группы "Хок", не говоря уже о самом Кларке, Пентагон так и не позволил отправить их в бой.
Ущерб репутации "Апачей" и самой Армии был значительным. В течение шести месяцев Армия отреагировала на это, объявив о своих громких усилиях по "Трансформации", направленных на создание новых боевых подразделений, более простых в развертывании, но не менее смертоносных и мобильных, чем имевшие множество танков силы, в 1991 году победившие в войне в Персидском заливе. Но "Апачи" не могли "трансформироваться". Они были тем, чем были, и по существу могли лишь остаться или исчезнуть. У многих представителей СМИ опыт оперативной группы "Хок" вызвал новые сомнения в отношении вертолета. "Апач": воздушная машина-убийца или "королева ангара"? спрашивал в своем заголовке USA Today. Негативное отношение прессы – и явное недоверие к машине верхушки Пентагона – причиняло боль тесному сообществу "Апачей", считавшему, что вертолет был несправедливо оскорблен людьми, не осведомленными о фактах, касающихся фиаско оперативной группы "Хок". Возможно, это не было главным в мыслях Билла Райана и его "водителей Апачей", когда они забирались в кабины и запускали двигатели в то холодное мартовское утро, но репутация системы вооружений зависела от их действий.

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 04 дек 2019, 23:54, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 04 дек 2019, 22:44 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1142
Команда: FEAR
> ОГ "Раккасан" дал им подробный план, в котором, казалось, на оставалось места для случайностей


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 106 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB