Текущее время: 21 сен 2019, 07:36


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 32 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 07 апр 2019, 21:04 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
По многочисленным просьбам трудящихся начну...
Огромное спасибо ув. Hopser-у за предоставление книги "в бумаге". Думал, что легко обойдусь имеющейся pdf-кой, да вот хрен. Привычку иметь на экране одно, а под рукой совершенно другое, с возможностью шуршать страничками туда-сюда перебороть не удалось...

В данном переводе попробую слегка поменять парадигму. Все аббревиатуры буду давать латиницей, как они идут по тексту. А их расшифровка будет либо в глоссарии, либо в сноске на момент первого появления оной аббревиатуры в тексте. Там же буду, по мере сил, излагать, чему это соответствует "на наши деньги".

НЕРАСКРЫТАЯ ИСТОРИЯ ОПЕРАЦИИ "АНАКОНДА"
НЕ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ ДЛЯ СМЕРТИ
ШОН НЕЙЛОР
БЕРКЛИ БУКС, НЬЮ-ЙОРК


Издано Пенгуин групп
Penguin Group (USA) Inc.
375 Хадсон стрит, Нью-Йорк, 10014, США

Дизайн обложки и рисунок Стивена Ферлауто

Каталожная информация Библиотеки Конгресса
Нейлор, Шон
Не лучший день для смерти / Шон Нейлор.
ISBN: 978-1-1012-0461-0
1. Операция Анаконда, 2002. I. Название.
DS371.4123.O64N39 2005
958.104'7-DC22
2004057465

Моему брату Марку


БЛАГОДАРНОСТИ

Эта книга не могла бы быть написана без помощи множества людей. Подавляющее большинство этих мужчин и женщин являются американскими военнослужащими.
Приношу благодарности всем, с кем я беседовал – в Афганистане, Соединенных Штатах и в иных местах – большинство из них перечислено в конце этой книги. Их готовность терпеливо пересказать мне имевшие место события, это то, что я искренне ценю. Их рассказы составляют основу этой книги. Даже те, кто не указан в тексте по имени, помогли мне очертить спорные вопросы и события, либо предоставили бесценные фотографии, документы и карты. Особенно глубокую благодарность я испытываю в отношении военнослужащих, которые откликнулись на просьбу дать интервью вопреки воле своего командования, чтобы помочь мне добиться всей правды.
Иные заслуживают особого признания – капитан Кевин Батлер, командир роты "А" 2-187 пехотного*, и его Первый сержант Джонатан Блоссом, которые были любезными хозяевами, когда я и фотограф из "Арми Таймс" Уоррен Зинн были прикреплены к их роте во время операции "Анаконда". Подполковник "Чип" Прейслер из 2-187 и его Главный сержант-майор Марк Нильсен также оказали очень большую поддержку моему проекту, хотя с легкостью могли бы и не делать этого. То же самое можно сказать и о их бригадном командире, "Рэк 6", полковнике Фрэнке Верчински.
Множество офицеров Вооруженных сил по связям с общественностью сделали все возможное, чтобы обеспечить мне доступ к нужным людям и информации. Этот почетный список включает в себя следующие имена: коммандер Кевин Аэндаль, Командование Специальных операций Центрального командования; подполковник Ханс Буш, Командование Специальных операций Армии США; Кэрол Дарби, Командование Специальных операций Армии США; полковник Гарри Дорнан, канцелярия начальника Управления по связям с общественностью Армии США; майор Карен Финн, Командование Специальных операций ВВС США; генерал-майор Ларри Готтарди, начальник Управления по связям с общественностью Армии США; майор Роб Гоуэн Командование Специальных операций армии США; майор Брайан Хилферти, 10-я горная дивизия; майор Стефани Холкомб, Управление по связям с общественностью ВВС США; подполковник Тим Най, Командование Специальных операций США; Капитан Джефф Пул, Командование Сухопутных войск Коалиционных сил; Вальтер Сокальски, Командование Специальных операций Армии США.
Кэтрин Микс из отдела Закона о Свободе Информации** Командования Специальных операций всегда была вежливой и терпеливой, сталкиваясь с моей неудовлетворенностью в связи с медлительностью ее подчиненных, обрабатывающих мои запросы. Бригадный генерал Джон Браун, Ричард Стюарт и остальные сотрудники Армейского Центра военной истории также были чрезвычайно полезны и предупредительны. Заместитель начальника штаба Армии генерал Джон М. "Джек" Кин и офицеры Центрального командования США помогли открыть двери, которые в противном случае могли бы остаться для меня плотно закрытыми. Подполковник Майк Кершнер прочел большую часть первой части книги и дал неоценимые советы по его улучшению. Кроме того, он и подполковник в отставке Калев Сепп расширили и углубили мое понимание специальных операций.
Я глубоко признателен моим редакторам из издательства "Арми Таймс", особенно Элейн Ховард, Тобиасу Негеле, Роберту Одиерну и Алексу Нейлу, за то, что они позволили мне провести столько времени вне рабочего места, чтобы завершить этот проект. Кроме того, Роберт Ходьерн, старший управляющий редактор компании, помог мне привести мою рукопись к удобоваримому размеру. Крис Броз, также из издательства "Арми Таймс", задействовал свой энтузиазм и опыт в важнейшей задаче по составлению карт, чтобы помочь читателям ориентироваться в географии долины Шахикот и ее окрестностей. Фотограф "Арми Таймс" Уоррен Зинн был моим "сообщником" во время Анаконды, и его безграничная энергия и чувство юмора значительно облегчали долгую разлуку с домом.
Я никогда не смог бы реализовать этот проект без моего агента Скотта Миллера, чьими мудрыми советами я руководствовался после возвращения из Афганистана. Натали Розенштейн, мой редактор из Беркли Букс, как и Скотт, проявляла огромное терпение и понимание с момента приобретения ею прав на мою книгу.
Наконец, я хотел бы поблагодарить Кристину Мэйз, которая дарила меня неослабной любовью и поддержкой на протяжении двух с половиной лет, понадобившихся мне на исследования и написание этой книги, а также моей семье и друзьям, столь редко видевших меня, пока я был погружен в события, происходившие на заснеженных горных склонах за полмира отсюда.

Шон Нейлор
Вашингтон, округ Колумбия.
Октябрь 2004 г.

* 2 батальон 187 пехотного полка (прим. перев.)
** Речь идет о т.н. Freedom of Information Act, федеральном законе, вступившем в силу в 1967 году. Согласно ему, гражданин США может запросить у любого федерального ведомства США любые документы, кроме тех, что входят в исключения (национальная безопасность, материалы правоохранительных органов, финансовые и личные документы, всего 9 пунктов), а государственное учреждение обязано этот запрос удовлетворить. В обязанности соответствующих отделов родов и видов Вооруженных Сил входит обработка такого рода запросов и определение, не попадает ли запрашиваемая информация в число вышеуказанных исключений (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 07 апр 2019, 21:37, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 07 апр 2019, 21:07 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
СОДЕРЖАНИЕ

"Не лучший день для смерти", вступление.
Список действующих лиц.
Глоссарий.
Пролог

Предварительный сбор разведданных.
Реакция на контакт.
Такур-Гар.
Свертывание.

Примечания.
Список опрошенных.
Список использованной литературы.
Алфавитный указатель (с ним вряд ли буду ковыряться (прим. перев.))

"НЕ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ ДЛЯ СМЕРТИ", ВСТУПЛЕНИЕ.

Это была книга, к которой сложно составить вступление.
Изучение и разъяснение сложной и спорной операции, в которой участвовала дюжина оперативных групп, всегда представлялось сложной задачей, несмотря на имевшееся у меня преимущество, которым я обладал, присутствуя в ходе подготовительных мероприятий и некоторых из сражений во время операции "Анаконда". Но даже я, тринадцать лет освещая деятельность военных, не ожидал столкнуться с таким количеством препятствий, воздвигнутых на моем пути горсткой людей, защищающих свою репутацию.
Соглашение, заключенное между Центральным Командованием и Командованием Специальных операций США, запрещало личному составу обоих Командований обсуждать "Анаконду" с прессой. Командования установили запрет, чтобы предотвратить раскрытие правды об эпизоде с Такур-Гар. Однако данное "правило кляпа"* захватило в свою сеть все Силы Специальных операций, в том числе и тех, кто не имел никакого отношения к Такур-Гар, затруднив мне возможность рассказать о роли Сил Спецопераций в истории Анаконды. Между тем оба Командования в течение многих месяцев тянули, прежде чем ответить на мои направленные в соответствии с Законом о Свободе Информации запросы (в случае с CENTCOM**, даже утверждая, что "потеряли" их). Когда они, наконец, ответили, результаты были настолько сильно отредактированы, что стали почти непригодными. Однако, несмотря на усилия вовлеченных генералов, ко мне все же просачивалась информация из различных источников, идеально подходящих для того, чтобы получить всестороннее представление об "Анаконде". Но атмосфера страха, созданная наложенным запретом, вынудила меня использовать двусмысленные фразы наподобие "источников в Силах Спецопераций" в отношении некоторых из этих фактов. Хотя это может показаться удручающе расплывчатым, читателю не следует сомневаться в том, что эти "источники" знали, о чем говорили.
Запрет был снят лишь в начале 2004 года, после того как генералы Фрэнкс, Холланд и Дейли покинули CENTCOM, SOCOM*** и JSOC**** соответственно. Это позволило мне опросить – как правило, в условиях строгого контроля – военнослужащих 160-го авиаполка специального назначения, рейнджеров и других спецподразделений, в некоторых случаях с условием, что их имена не будут упомянуты в печати. Эти интервью помогли мне подтвердить информацию, полученную из других источников, и раскрыть эпизоды, описывающие события, о которых у меня были лишь скудные и отрывочные сведения. Другим источником важной информации послужили документы, некоторые из которых были отправлены мне анонимно. Когда стало ясно, что я знаю больше, чем им хотелось бы, официальные лица Командования Специальных операций США начали внутреннее расследование. Его декларируемая цель заключалась в поиске предполагаемых источников утечки секретных материалов, но его реальной задачей было наказать тех, кто мог помогать мне в сборе фактов, и послать предупреждение другим, соблазнившимся возможностью выйти из строя и рассказать правду.
В отличие от CENTCOM и SOCOM, иметь дело с обычными армейскими подразделениями было, по большей части, легко и просто. Их солдаты и командиры легко шли на контакт для опроса. Без их сотрудничества я бы все еще занимался исследованиями и писаниной.

Шон Нейлор
Октябрь 2004
Вашингтон, округ Колумбия.

* Термин из юриспруденции. По-английски "gag order". Приказ судьи участникам процесса не обсуждать дело с лицами, не имеющими к нему прямого отношения; запрет на публикацию материалов, относящихся к делу, и информации о судебном процессе (прим. перев.)
** Центральное командование Вооруженных Сил США. Одна из девяти аналогичных структур в Министерстве обороны США. Отвечает за планирование операций и управление войсками в регионах Среднего Востока, Восточной Африки и Центральной Азии. Организовано 1 января 1983 года. Штаб расположен на авиабазе Макдилл в Тампа, Флорида (прим. перев.)
*** Командование Специальных операций США. Осуществляет управление всеми специальными подразделениями всех видов и родов войск Вооруженных Сил США. Штаб расположен на авиабазе Макдилл в Тампа, Флорида (прим. перев.)
**** Объединенное Командование Специальных операций. Было создано по рекомендации полковника Чарли Беквита. Выполняет задачи по выработке единых стандартов подготовки, снабжения и экипировки Сил Специальных операций, а также за организацию и проведение мероприятий по борьбе с терроризмом, в т.ч. с применением оружия массового поражения. Штаб находится на авиабазе Поуп, Форт Брэгг, Северная Каролина (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 12 сен 2019, 19:48, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 07 апр 2019, 21:45 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4032
Команда: A-344
Отлично, я джва года ждал этот перевод. Надо будет альбом с фото AFO запилить, а то все фото раздерганы.

Вот пока Speedy (Кевин Шорт) и Bob (Роберт Хорриган).

Изображение

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 09 апр 2019, 04:36 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 217
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 10 апр 2019, 10:43 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1118
Команда: FEAR
Спасибо, очень ждем теперь!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 24 авг 2019, 21:11 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
СПИСОК ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ.

Подполковник Пит Блейбер – офицер отряда "Дельта", командовавший AFO и веривший в "три принципа военного искусства Паттона: отвага, отвага и еще раз отвага".

Техник-сержант Джон Чепмен – сержант ВВС, участвовавший в бою на Такур-Гар вместе с "Мако 30".

Генерал-майор Делл Дэйли – глава Объединенного Командования Специальных операций. Офицер авиации Сил Спецопераций, был противником участия AFO в "Анаконде".

Генерал-майор Уоррен Эдвардс – армейский офицер, заместитель начальника оперативного отдела Командования Сухопутных войск сил Коалиции.

Генерал Томми Фрэнкс – начальник Центрального командования США.

Главный сержант-майор Фрэнк Грипп – высокий пехотинец с выдающейся челюстью, который был главой нижних чинов в 1-87 пехотного.

Подполковник Крис Хаас – исключительно уважаемый командир 1-го батальона 5-й Группы Сил Спецназначения, сформировавший вместе с Блейбером и Спайдером в Гардезе очень дружную группу.

Генерал-майор Франклин "Бастер" Хагенбек – командир 10-й горной дивизии, отвечающий за все участвующие в "Анаконде" американские силы, за исключением подразделений JSOC и TF11.

Старший уорент-офицер 4-го класса Джим Харди – опытный пилот, гуру в области технического обслуживания вертолетов "Апач", летавших в долине Шахикот.

Бригадный генерал Гэри Харрелл – бывший командир отряда "Дельта", которого Фрэнкс поставил во главе оперативной группы "Боуи", разведывательной "ячейки слияния" в Гардезе.

Лейтенант-коммандер Вик Хайдер. Офицер SEAL, направленный Требоном и Кернаном для наблюдения за выводом подразделений ОГ "Блю" в Шахикот*. Недавняя история, в которой Хайдер не проявил здравого смысла, делала выбор его для выполнения этой задачи сомнительным.

Майор Джимми – офицер отряда "Дельта", заместитель Блейбера в AFO, также работал офицером связи Блейбера в Горном операционном центре.

Кэптен Джозеф Кернан – командир SEAL Team 6 и оперативной группы "Блю". Он имел репутацию одного из лучших пловцов Флота.

Подполковник Пол ЛаКамера – командир 1-87 пехотного. Рейнджерское происхождение послужило источником уз, связывавших его со многими другими офицерами оперативной группы "Раккасан".

Подполковник Джим Ларсен – начальник штаба оперативной группы "Раккасан", представлявший Верчински на посвященных ранним этапам планирования совещаниях в Баграме и Кабуле.

Зия Лодин – лидер афганских сил, сражавшихся на стороне американцев в ходе "Анаконды".

Генерал-лейтенант Пол Миколашек – армейский офицер, возглавлявший Командование Наземной компоненты Коалиционных сил.

Полковник Джон Малхолланд – командир 5-й Группы Сил Спецназначения, возглавлявший оперативную группу "Кинжал". Его команды-"А" помогли Северному альянсу свергнуть талибов.

Главный сержант-майор Марк Нильсен – сфокусированный на боевых действиях главный сержант 2-187 пехотного, бывший в глазах солдат батальона голосом здравого смысла.

Штаб-сержант Рэнделл Перес – командир отделения в 1-87 пехотного, совершивший почти что неслыханное, перейдя в пехоту из подразделения обеспечения, потому что хотел большего.

Подполковник Чарльз "Чип" Прейслер – командир 2-187 пехотного, который был первым старшим офицером в Шахикот.

Петти-офицер I класса Нил Робертс – старшина-SEAL, входивший в состав разведгруппы "Мако 30" оперативной группы "Блю".

Штаб-сержант Анджей Ропель – командир отделения в 1-87 пехотного, польский иммигрант, сражавшийся за страну, гражданином которой еще не был.

Подполковник Марк Розенгард – начальник оперативного отдела ОГ "Кинжал", в котором яркая бравада сочеталась с потрясающей рабочей этикой и способностью вдохновлять подчиненных.

Капитан Натан Сэлф – командир 1-го взвода роты "А" 1-го батальона рейнджеров, сил быстрого реагирования TF 11, отправленного на вершину горы Такур-Гар.

"Слэб" – старший чиф-петти-офицер SEAL, возглавлявший "Мако 30". Блейбер был высокого мнения о "Слэбе", которого знал со времен, когда они вместе были на Балканах (Бритт Слэбински, прим. ув. Hopser-а).

"Спиди" – мастер-сержант отряда "Дельта" по имени Кевин Даблью, возглавлявший команду AFO "Индия". Его опыт триатлета и навыки охотника в лесной глуши дали ему преимущество в Шахикоте (Кевин В. Шорт, прим. ув. Hopser-а).

"Спайдер", также известный как "Вольф", этот оперативный сотрудник ЦРУ возглавлял операции агентства в Гардезе. Хорошо известный Блейберу, он оказался бесценным приобретением.

Капитан Гленн Томас – командир ODA 594, он же "Техас 14", первый американский офицер, решившийся отправился в Шахикот.

Бригадный генерал Грегори Требон – офицер Сил Спецопераций ВВС, который был заместителем Дейли в JSOC, и которого Дейли поставил командовать TF 11.

Полковник Фрэнк Верчински – закаленный командир оперативной группы "Раккасан".

Майор Пол Вилле – ведущий специалист по планированию оперативной группы "Маунтин", вынужденный разрабатывать план на основе компромиссов, достигнутых между несколькими разными оперативными группами.

* Как понимаю, у нас был бы старшим на выводе (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 12 сен 2019, 19:51, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 24 авг 2019, 21:15 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
ГЛОССАРИЙ

AC-130 – "ганшип" (самолет огневой поддержки), используемый Командованием Сил Специальных операций ВВС США, созданный на базе военно-транспортного самолета C-130 "Геркулес". Модификация AC-130H называется "Спектр". Более новая модификация "U" называется "Спуки"*.
AFO (Advance Force Operations) – Операции передовых сил, "черное" формирование специальных операций, задачей которого было выполнение высокорисковых разведывательных задач на удерживаемой противником территории.
АК-47 – штурмовая винтовка советской разработки, получившая повсеместное распространение в большинстве партизанских конфликтов. Более современными вариантами являются АКМ и АКС. Оружие типа АК часто называют "Калашниковыми" в честь Михаила Калашникова, создавшего изначальный АК-47.
AMF (Afghan military forces или Afghan militia forces) – афганские вооруженные силы или силы афганского ополчения, термин, применяемый к афганским боевикам, которые присоединились к Соединенным Штатам в борьбе против "Аль-Каиды" и движения "Талибан".
AOB (Advanced operating base) – передовая оперативная база, на которой в полевых условиях располагается штаб роты Сил спецназначения.
CAOC (Combined Air Operations Center) – Объединенный центр воздушных операций. Расположенный вместе со штабом CFACC генерал-лейтенанта Мозли на авиабазе Принца Султана в Саудовской Аравии, CAOC был тем местом, где координировалась авиационная поддержка боевых действий в Афганистане.
CENTCOM (U.S. Central Command) – Центральное командование США, четырехзвездный** штаб под командованием генерала Томми Фрэнкса, который отвечал за военные операции США в Афганистане, Центральной Азии и на Ближнем Востоке (за исключением Израиля).
CFACC (Coalition Forces Air Component Command) – Командование воздушной компоненты коалиционных сил, трехзвездный штаб под командованием генерал-лейтенанта ВВС Т. Майкла "Базза" Мозли, руководившего действиями авиации США и коалиции в зоне ответственности CENTCOM, включая Афганистан.
CFLCC (Coalition Forces Land Component Command) – Командование сухопутной компоненты коалиционных сил, трехзвездный штаб под командованием армейского генерал-лейтенанта Пола Миколашека, который находился в Кувейте и контролировал все действия американских и союзных обычных подразделений и "белых" Сил специальных операций в зоне ответственности CENTCOM, включая Афганистан.
CinC (Commander-in-chief) – главнокомандующий, термин, используемый для обозначения четырехзвездных высших офицеров, возглавляющих каждое из региональных Командований Пентагона. Томми Фрэнкс был CinC. (Однако министр обороны Дональд Рамсфелд запретил использование термина "главнокомандующий" в этом контексте и приказал военным вместо этого пользоваться словосочетанием "боевой командующий" (combatant commander).)
ETAC (Enlisted tactical air controller) – авианаводчик тактического звена из нижних чинов. Авиационный специалист, сопровождающий наземное подразделение в бою и отвечающий за вызов непосредственной авиационной поддержки в интересах этого подразделения.
FARP (Forward arming and refueling point) – Передовой пункт боепитания и дозаправки; место, где вертолеты могут заправляться и перевооружаться в относительной безопасности без необходимости возвращаться обратно на базу, с которой они вылетели. Во время "Анаконды" FARP имел кодовое наименование "Тексако".
GPS (Global Positioning System) – система глобального позиционирования; спутниковая система, которая обеспечивала американские войска точными данными об их местонахождении.
HUMINT (Human intelligence) – "человеческая разведка"; данные, полученные благодаря старым шпионским штукам, таким как плата людям за информацию, в отличие от разведданных, полученных с помощью воздушного или космического наблюдения или высокотехнологичных прослушивающих систем.
IMU (Islamic Movement of Uzbekistan) – Исламское движение Узбекистана; радикальное исламистское партизанское движение, имевшее целью свержение правительства Узбекистана. Считающееся франшизой Аль-Каиды в Центральной Азии, ИДУ отправило в долину Шахикот сотни бойцов.
IPB (Intelligence preparation of the battlefield) разведывательная подготовка боевых действий, процесс сбора максимально точных сведений о противнике перед началом боевых действий.
ISR (Intelligence, surveillance and reconnaissance) – сбор данных, наблюдение и разведка.
JSOC (Joint Special Operations Command) – Объединенное командование специальных операций, двухзвездный штаб, расположенный на авиабазе Поуп, Северная Каролина, отвечающий за секретные подразделения Сил спецопераций США, такие как 1-й Оперативный отряд Сил спецназначения "Дельта" (т.н. Delta Force). Генерал-майор Делл Дейли командовал JSOC во время войны в Афганистане.
Калашников – наименование, данное любому из вариантов автоматов АК (например, АК-47), разработанных Михаилом Калашниковым.
LZ (Landing zone) – площадка приземления (для вертолета). Строго говоря, она должна называться PZ (pickup zone), площадкой подбора, в случае, когда речь идет о месте, где бойцы ждут вертолет, который должен забрать их.
MBITR (Multiband Intra/Inter Team Radio) – многоканальная портативная радиостанция, используемая американскими военнослужащими для связи на коротких расстояниях.
MC-130 (The Combat Talon) – "Боевой Коготь", вариант почтенного C-130 "Геркулес", для Сил спецопераций, оснащенный оборудованием для дозаправки в воздухе, средствами обеспечения полета с огибанием рельефа местности, а также системами спутниковой навигации и инерциальной навигационной системой.
Ми-17 – транспортный вертолет советской разработки, использовавшийся обеими сторонами в ходе гражданской войны в Афганистане между Северным альянсом и талибами, а также Центральным разведывательным управлением.
NCO (Noncommissioned officer) – военнослужащий в звании капрала или выше (в армии); к ним по определению относятся все сержанты.
NSA (National Security Agency) – Агентство национальной безопасности; штаб-квартира находится в Форт-Мид, штат Мэриленд. АНБ является крупнейшим разведывательным агентством США. Его задача перехват иностранных и защита своих сетей связи.
ODA (Operational Detachment Alpha) – Оперативный отряд Альфа, группа из 12 (в идеале) человек, базовая единица, на основе которой организованы подразделения Сил спецназначения Армии США.
P-3 – турбовинтовой самолет "Орион" ВМС США. Первоначально разработанный для поиска подводных лодок, "Орион" послужил основной для нескольких высокотехнологичных модификаций, таких как EP-3, которые могут вести радиоперехват и видеофиксацию происходящего на земле с большой высоты.
"Раккасан" – прозвище, данное 187-му пехотному полку японцами после Второй мировой войны. Полк был парашютно-десантным подразделением, а Раккасан примерно переводится как "падающий зонт". Три батальона полка составляли 3-ю бригаду 101-й воздушно-десантной (десантно-штурмовой) дивизии в период проведения "Анаконды".
RP (Release point) – исходная точка. Заранее определенная точка на маршруте полета вертолета, находясь в которой, пилоты знают, что, следуя определенным курсом с определенной скоростью, они в течение заданного времени достигнут своей LZ.
РПГ-7 – реактивный противотанковый гранатомет, оружие, разработанное в Советском Союзе и используемое партизанами по всему миру. Он состоит из многоразовой пусковой установки и реактивной гранаты с кумулятивной боевой частью.
RTO (Radio-telephone operator) – радиооператор, солдат, чьей обязанностью является работа с радиостанцией.
SCIF (Secure, compartmented intelligence facility) – безопасный, обособленный разведывательный объект. Часть военной базы, где обсуждаются самые деликатные вопросы разведки***.
SEAL (Sea-Air-Land) – "Морские котики", коммандос военно-морского флота.
SF (Special Forces) – Силы специального назначения, спецподразделения Армии, занимающиеся нетрадиционными методами вооруженной борьбы****, не путать с Силами специальных операций.
SIGINT (Signals intelligence) – данные радиоразведки, т.е. разведданные, полученные путем перехвата радио, телефонных, компьютерных или иных средств коммуникаций.
SOF (Special operations forces) – Силы специальных операций. В вооруженных силах США это все подразделения, находящиеся в подчинении Командования специальных операций США, в том числе Силы спецназначения Армии, 160-й авиационный полк специального назначения, отряд "Дельта", флотские SEALs, а также подразделения MC-130, AC-130 и специальные тактические эскадрильи ВВС.
"Техас-14" – позывной, присвоенный Оперативному отряду Альфа 594, Команде-А Сил спецназначения под командованием капитана Гленна Томаса.
TF (Task force) – оперативная группа. Обозначение, даваемое любому воинскому подразделению, специально сформированному для выполнения конкретной задачи.
TOC (Tactical operations center) – Тактический операционный центр, полевой штаб воинского подразделения. В объединенных (т.е. включающих разные рода войск) оперативных группах это иногда называют объединенным оперативным центром или JOC*****.
UAV (Unmanned aerial vehicle) – беспилотный летательный аппарат, дистанционно пилотируемый летательный аппарат.
VTC (Video-teleconference) – телеконференция. Совещание, на котором участников могут разделять континенты, однако они смогут видеть друг друга благодаря системам видеокамер и мониторов, установленных в каждом из мест проведения.

* Название, которое носил еще самый первый тип "ганшипов", созданный во время войны во Вьетнаме на базе поршневого военно-транспортного самолета С-47, знаменитой "Дакоты" (прим. перев.)
** Иерархия соединений в зависимости от штатной должности их командующих. Впрочем, далеко не всегда это означает, что "четырехзвездным" командованием будет руководить полный, четырехзвездный генерал (прим. перев.)
*** Помещение, либо группа помещений, оборудованных всевозможными "глушилками" и прочими средствами противодействия утечкам информации (прим. перев.)
**** Именно так в свете последних веяний предлагается переводить термин "warfare" (прим. перев.)
***** Аналог нашего центра боевого управления – ЦБУ (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 29 авг 2019, 16:59, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 25 авг 2019, 11:02 
Модератор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 07:50
Сообщений: 4032
Команда: A-344
Цитата:
"Слэб" – старший чиф-петти-офицер SEAL, возглавлявший "Мако 30". Блейбер был высокого мнения о "Слэбе", которого знал со времен, когда они вместе были на Балканах.

"Спиди" – мастер-сержант отряда "Дельта" по имени Кевин Даблью, возглавлявший команду AFO "Индия". Его опыт триатлета и навыки охотника в лесной глуши дали ему преимущество в Шахикоте.


Наверное можно уточнить, теперь их имена не секрет. Бритт Слэбински и Кевин В. Шорт.

Вот Слэбински на хребте Робертса, а в руках похоже recce rifle

Вложение:
slab.jpg
slab.jpg [ 50.05 KiB | Просмотров: 810 ]

_________________
XA2


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 27 авг 2019, 22:53 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
ПРОЛОГ

Первые серые пальцы рассвета ухватились за вершины гор, когда три вертолета мчались между заснеженными пиками. Там было сорок с лишним нагруженных боевой выкладкой солдат, набитых, как сардины, внутрь каждого из неуклюжих "Чинуков", так что лопасти их несущих винтов явно слабели под нагрузкой, издавая более глубокое вумп-вумп-вумп, чем обычно, когда они колотили, загребая разреженный горный воздух. Через две минуты после них другие три "Чинука" проследовали по тому же маршруту, карабкаясь через седловины, и несясь по ущельям.
В каждом вертолете солдаты сидели тесно, лицами внутрь, на расположенных вдоль бортов кабины сидушках из красного нейлона. Третий ряд сидел между ними на полу, обращенный в сторону хвостовой рампы. Втиснутым среди скопища рюкзаков, винтовок, минометов и пулеметов, и еще больше зажатым своим громоздким снаряжением, шлемами и бронежилетами, немногим из солдат удавалось нечто большее, чем повернуть голову из стороны в сторону на несколько дюймов. Рев двигателей делал разговор невозможным, и многие солдаты укрылись под одеялами, выданными экипажем в качестве защиты от ледяных порывов, задувающих внутрь через открытые боковые двери и рампу.
Суровая, изрезанная местность восточного Афганистана простиралась парой сотен футов ниже, инопланетный ландшафт, усеянный кишлаками из сырцового кирпича, почти не изменился с тех пор, как гоплиты Александра хозяйничали здесь 2300 лет назад. Те из солдат, что находились достаточно близко, чтобы выглянуть в один из нескольких иллюминаторов "Чинуков" уставились вниз, высматривая жителей, которые с удивлением и трепетом пялились вверх, на гремевшие над головой боевые машины. Словно небо относится к иному веку, чем земля внизу. Некоторые из туземцев-пуштунов осмеливались помахать вертушкам. Другие изумленно тыкали пальцами, а одна из женщин ринулась в свой дом через окно, настолько поспешной была ее попытка избежать взглядов проносящихся вверху воинов двадцать первого века.
Сержант Карл Мур, бортстрелок у левой двери головного "Чинука", взглянул через плечо внутрь и увидел море лиц, в большинстве своем столь юных, что выглядели бы вполне уместно в коридоре средней школы. Средний возраст людей в задней части вертолета составлял двадцать лет. Однако эти подростки и двадцатилетние находились на пути не в класс, а на испытание огнем на 8000 футов. Угнездившись в горной долине где-то впереди, говорили им их командиры, находились сотни бойцов противника. Работой солдат на вертолетах должен будет стать их захват или уничтожение, прежде чем они смогут сбежать в Пакистан или разжечь восстание против установленного американцами правительства в самом Афганистане. Когда несколько дней назад начали просачиваться слухи об операции, молодые американцы были взволнованы. Они устали от утомительных обязанностей по караульной службе на авиабазах, чем занимались большую часть времени с тех пор, как несколько месяцев назад прибыли в Центральную Азию. Но теперь они были в нескольких минутах от боя. Для всех, кроме горстки, это будет первый вкус "реального дела", и они, естественно, ощущали вторжение намеков на собственную смертность. Мур видел страх на некоторых лицах.
Его коллега, обслуживающий пулемет у правой двери, сержант Эдди Уол, также заглянул внутрь машины, и увидел целую гамму эмоций на молодых лицах. Один солдат тупо уставился вперед. Другой нервно проверял и перепроверял свое оружие и подсумки с боеприпасами, чтобы убедиться, что все, необходимое ему в бою, находится в немедленном доступе.
Специалист Мэтью Эдвардс, аккуратный двадцатичетырехлетний малый, вооруженный легким пулеметом называемым "Автоматическое оружие отделения", или SAW, внимательно следил за своим командиром отделения, штаб-сержантом Крисом Гарри. Будучи рядовым 75-го полка Рейнджеров, Гарри участвовал в парашютном десантировании и ожесточенной перестрелке на аэродроме Рио Гато во время вторжения в Панаму в 1989 году. Этот опыт делал его единственным боевым ветераном среди находящихся в "Чинуке" пехотинцев. Эдвардс, худощавый, задумчивый солдат со степенью в области финансов, полученной в Вирджинском политехническом университете, пытался извлечь какие-нибудь подсказки из поведения Гарри. Командир отделения не подвел его. Когда посередине полета Мур и Уол выпустили несколько пробных очередей из своих пулеметов М60, несколько бойцов встревожено заозирались. Но Гарри широко улыбнулся и огляделся, словно говоря: "Да все в порядке, ребята, не нервничайте, это то, ради чего мы тренировались". Эдвардс почувствовал прилив уверенности. Мы готовы к этому, подумал он.
Рядовой первого класса Джейсон Уилсон, девятнадцатилетний оклахомец с плутовским лицом, настолько невысокий и тощий, что его взводный сержант называл его "эльф", позволил вибрации убаюкать себя. Его SAW был зажат между коленями, стволом вниз, чтобы при случайном выстреле пуля могла, не причинив вреда, вылететь через пол, а не в лопасти вращающегося над головой винта. Некоторые из товарищей Уилсона также дремали, обычная реакция солдат летящих в бой. Эти бойцы были "Кричащими орлами" из 101-й воздушно-десантной дивизии, и их предшественники из этого легендарного подразделения почти так же кемарили в транспортниках, летевших через Ла-Манш в первые часы 6 июня 1944 года, или совсем недавно, когда вертолеты "Блэкхок" несли их в бой во время Войны в заливе 1991 года.
Уилсон и его приятели учились в начальной школе, когда Соединенные Штаты и их союзники разгромили Республиканскую гвардию и остальную иракскую армию в том конфликте. С той поры последовавшая по окончании Холодной войны волна сокращений 90-х годов почти уполовинила армию, изгнавшую легионы Саддама Хусейна с поля боя. По мере того, как средства, выделяемые на подготовку, иссякали, а на первый план выходили миротворческие операции, боеготовность страдала. Рядовые, специалисты и бак-сержанты(1) в несущихся сквозь горы "Чинуках" относились к тому, что старшие пренебрежительно называли "поколением Нинтендо". Они достигли совершеннолетия в эпоху интернет-чатов, гангста-рэпа и гранжа. Старшие сержанты армии, в которую вступил Уилсон, жаловались, что на рубеже XXI века новобранцы в ходе начальной подготовки оказывались мягкотелыми и в худшей физической форме, чем их предшественники. В то время как Соединенные Штаты оплакивали кончину "Величайшего поколения"(2), завоевавшего победу во Второй мировой войне, многие американцы – и многие из врагов Америки – задавались вопросом, хватит ли у этого последнего поколения американцев духу, чтобы сражаться.

Не все пассажиры на борту того первого "Чинука" несли на лицах печать молодости. В передней части сидели подполковник "Чип" Прейслер и старший сержант-майор Марк Нильсен. Прейслер в свои сорок один бывший старшим офицером в вертолете и командиром пехотного батальона, провел полет, прилипнув к своей рации, мониторя командную радиосеть бригады. Нильсен был крутым сержант-майором, прямо как с кастинга для киностудии – пять футов восемь дюймов и 169 фунтов обветренной сыромятной кожи, закаленной пятнадцатью годами службы в полку Рейнджеров. Тридцатичетырехлетний сержант первого класса Энтони Кох, взводный сержант взвода пехотинцев, находившихся в "Чинуке", полагал, что сорокавосьмилетний Нильсен выглядел достаточно седым, чтобы участвовать в войне 1812 года. Но, подобно Коху и Прейслеру, сержант-майору еще только предстояло услышать стрельбу, ведущуюся в ярости.
В кабине старший уорент-офицер 3-го класса Бретт Блэр, первый пилот, снял очки ночного видения, когда свет зари растекся по горизонту. Адреналин в его жилах запульсировал всерьез. Когда они взлетели, сводка погоды гласила: "Чистое, голубое и двадцать два"(3), что на авиационном жаргоне означает идеальную летную погоду. Но теперь "Чинуки" протискивались сквозь стофутовую щель между полосой тумана под ними и слоем облачности, лежащим выше. В замешательстве, три "Чинука" кружили, в то время как облака, казалось, приближались. "Проклятье, мы вот-вот все провалим, потому что не сможем попасть туда", подумал Блэр.
Затем, осматривая узкую полоску бледного неба между туманом и облаками, он заметил вдалеке увенчанную белой шапкой гору. Для девятнадцатилетнего ветерана это было моментом принятия решения. Блэр вышел на связь по УКВ с двумя другими птичками своего звена. "Следуйте за мной, мы проходим", сказал он. Потянув левой рукой вверх шаг-газ, и одновременно толкнув правой ручку управления, Блэр бросил "Чинук" в стремительный правый вираж. Другие вертолеты последовали его примеру.
Они полетели прямо на восток, и небо начало проясняться. Инстинкты Блэра были безупречны. Он набрал скорость и снизился, ведя вертолет на высоте всего лишь тридцати футов над землей, огибая рельеф. Примерно через час после взлета с авиабазы Баграм он выполнил финальный крутой поворот на север, приблизившись к долине. Остальные вертолеты шли по пятам. Теперь он находился всего в паре километров от исходной точки, заранее определенного места, где пилоты могут свободно отложить свои карты, поскольку знают, что, летя в определенном направлении в течение определенного времени с определенной скоростью, они достигнут своей площадки приземления. Через ВПУ(4) Блэр сообщил экипажу в задней части, что они в десяти минутах от LZ. В порядке, повторенном в каждом из "Чинуков", Мур и Уол повернулись к ближайшим к ним пехотинцам. "Десять минут!" прокричали они, одновременно держа растопыренными все десять пальцев на случай, если бойцы не расслышат их за шумом двигателей.
Сообщение быстро распространилось по вертолету, каждый солдат хлопал по плечу бойца рядом с ним и повторял крик: "Десять минут!" показывая все десять пальцев. Сигнал оживил бойцов. Те, что съежились под одеялами, отбросили их. Теперь никто не спал. В атмосфере на борту "Чинука" произошли явные изменения, когда нетерпеливое желание пехотинцев выбраться из тесноты вертушек смешалось с тревогой о том, с чем они столкнутся на земле. Солдаты застегивали и подтягивали ремешки кевларовых шлемов и туже утягивали свои штурмовые ранцы, чтобы ничего не потерять, если придется бежать. Мур видел, что на лицах бойцов отражается понимание: "Вот, черт возьми, мы действительно делаем это!"
Словно для того, чтобы подчеркнуть близость опасности, вертолет теперь заполнил запах, оставшийся после разрывов фугасных бомб, сброшенных несколькими минутами ранее на предполагаемые позиции "Аль-Каиды" возле LZ. Один молодой солдат выглядел озадаченным едким запахом, заполнившим его ноздри. "Это просто ВВС делают свою работу!" прокричал ему Нильсен.
Когда Блэр уговаривал и боролся с вертолетом между отвесными скалами, по радио донесся голос с тревожными новостями. Бойцы Сил спецназначения в районе долины попали под удар, и "срочный носилочный" раненый нуждался в эвакуации вертолетом ASAP(5). Срочный носилочный. Слова колоколом прозвучали в кабинах всех шести "Чинуков". Это была нейтрально-отвлеченная армейская фраза, описывающая пострадавшего настолько серьезно, что его нужно эвакуировать в течение часа, чтобы иметь шанс на выживание. Это было не хорошо. Пехота еще даже не оказалась на земле, а где-то впереди и под ними угасала жизнь одного из солдат. Для всех, находившихся в "Чинуках", это было первым признаком того, что события развивались не в полном соответствии с планом.
Исходной точкой была лощина к востоку от гряды, которая выдавалась в южную часть долины. Несмотря на туман, "Чинуки" достигли RP точно в назначенное время. Когда они влетели в долину, она, плавно понижаясь, распростерлась перед ними. Пилоты принялись обшаривать глазами местность в паре миль впереди в поисках своих LZ. К этому моменту Блэр летел, как это называют авиаторы, идя на бреющем, проносясь всего в пятнадцати-двадцати футах над землей у основания восточного гребня долины. В нескольких сотнях метров к западу, в центре долины, лежали кишлаки землистого цвета. Для американских ушей эти поселения имели странные, экзотические звучащие названия – Серкханкель, Бабулькель, Зерки Кале – но бойцам они были известны просто как объект "Ремингтон".
Глядя из своего открытого окна через террасные поля в направлении кишлаков, Мур водил своим пулеметом M60 взад-вперед. Это были самые опасные мгновения полета. Его тело напряглось, когда он наблюдал в ожидании внезапного появления трассеров, вырывающихся из кишлака, или, еще хуже, маленького оранжевого огненного шара приближающейся реактивной гранаты. С другой стороны кабины Уол, наполовину чероки, наполовину франко-канадец, делал то же самое, выискивая любые признаки противника среди снега и скал на горном склоне, тянущемся вверх на несколько тысяч футов. Тут и там на поверхности скалы, словно черные раны, виднелись устья пещер. Но там не было никаких признаков жизни. Какое-либо движение, казалось, отсутствовало. Возможно, ну, в конце концов, просто, возможно, их воздушно-штурмовая операция действительно оказалась внезапной.

На самом деле, там, укрывшись в скалах и расщелинах, находились, по меньшей мере, тринадцать бойцов, которые знали, что "Чинуки" приближаются, и с нетерпением ждали их прибытия. Но все эти люди были американцами, членами самых элитных подразделений вооруженных сил США. В глухой ночи они проехали на вездеходах и прошли по замерзшим хребтам сквозь снег глубиной выше колена, чтобы незамеченными появиться в сердце последнего оставшегося оплота противника в Афганистане. Единожды они уже спасли операцию от катастрофы и сделают это снова в ближайшие дни. Но лишь немногие из людей, сидящих в вертолетах, когда-либо смогут осознать долг перед этими тайными воинами-атлетами, воплотившими кредо своего командира: "отвага, отвага и еще раз отвага".

Через пять, три и две минуты экипаж повторял предупреждение: "Столько-то минут вышло", каждое из них повышало напряжение внутри вертолета еще на одну ступеньку. По мере того, как минуты утекали, капитан Фрэнк Бальтазар, пользующийся популярностью у бойцов командир роты, постоянно предлагал "дать пять" сидевшему рядом специалисту Дану Чепмену. Двадцатиоднолетний командир группы понял, что это способ, которым его командир справляется со своими нервами. Остальные солдаты поспешно занимались последней подгонкой снаряжения.
На трехминутной отметке бойцы прекратили возиться с экипировкой и сфокусировали свои взоры на задней части кабины, каждый мысленно планировал, каким путем побежит прочь от вертолета и прокручивал в мозгу действия, которые следует предпринять немедленно после касания земли. Некоторых позабавил шеврон заднего борттехника "Чинука", сержанта Майка Сайферса, прикрепленный на липучку к задней части его шлема. "Фан-метр", гласил он, с маленькой стрелкой, отклоненной вправо до упора. Максимум фана. О да!
На "Две минуты!" Кох рявкнул простую, но проникновенную команду: "Заряжай!"(6) Простую, потому что от бойцов требовалось лишь дослать патроны в патронники их штурмовых винтовок M4, что они мгновенно проделали, издав волну металлического лязга. Проникновенную, потому что такая команда подается только тогда, когда бой может оказаться неизбежен.
После тщательного анализа карт и спутниковых фотографий специалисты по планирования назначили Блэру LZ рядом с окруженной стеной постройки к северу от оврага, тянущегося от восточной гряды на запад в долину. Однако карты долины славились своей ненадежностью, а спутниковые снимки могли быть обманчивы. Пару дней назад сотрудники ЦРУ совершили облет района на русском вертолете Ми-17, снимая дно долины. Блэр и другие пилоты смотрели это видео, но оно все же не было достаточно четким, чтобы дать понимание, было ли или нет место, выбранное для его LZ, действительно подходящим. Чтобы минимизировать вероятность оказаться сбитым, пилотов "Чинука" инструктировали, что они ни при каких условиях не должны возвращаться тем же курсом и лететь на юг – им не следует пролетать дважды над одним и тем же участком местности. Так что пилоты договорились с пехотными офицерами, что они высадят войска в "первом явно подходящем месте" поблизости от назначенных им LZ.
Когда Блэр был на подходе к постройке, он увидел превосходное место примерно в 100 метрах к югу от оврага на маленьком террасном поле.
"Тридцать секунд!" крикнул Уол солдату по соседству. "Чинук" замедлился до висения. Блэр перевел вертолет в то, что пилоты называют "посадочное положение", с носом, слегка задранным вверх, чтобы задние колеса коснулись земли первыми. "Борт чистый?" спросил он по ВПУ. Задачей трех находящихся сзади членов экипажа было проверить наличие на LZ препятствий или ям, которые могут помешать посадке. "Чисто слева!" ответил Мур. "Чисто справа!" завопил Уол. "Чисто сзади!" прокричал Сайферс.
Развернув "Чинук" носом на север, в сторону постройки, Блэр начал медленно опускать большой вертолет на землю. Лицо каждого из находящихся в кабине пехотинцев теперь было серьезным – они выглядели решительно и сосредоточенно – и продели одну руку через лямку своего рюкзака, готовые начать движение. Наблюдая, как грязь на поле поднимается ему навстречу, Сайферс в течение последних нескольких секунд перед приземлением докладывал Блэру. "Кормовые колеса в десяти футах!" кричал он в ВПУ. "Пять... четыре... три... два... один".
В момент, когда задние колеса "Чинука" ударились о землю, солдаты вскочили как один. Некоторые пошатнулись под своими огромными рюкзаками, прежде чем принять неуклюжую изготовку к бегу. Они испытывали облегчение, оказавшись на земле, где в какой-то мере могли восстановить контроль над своими судьбами. В воздухе они были всего лишь большой мишенью. Блэр осторожно опустил передние колеса. Вертолет подпрыгнул, переместившись по земле на несколько футов, затем остановился. Бойцы мгновенно оказались на ногах, взвалив рюкзаки на плечи. Пока вертолет снижался, Сайферс поднял рампу на несколько градусов, чтобы она не ударилась о землю. Теперь он нажал на короткий рычаг возле рампы, чтобы снова опустить ее. Нильсен разразился резкими командами из передней части вертолета: "Пошли! Пошли! Пошли! Двигайтесь! Двигайтесь! Двигайтесь!" Другие сержанты подхватили его крик.
Сержант Скотти Менденхолл был ближе всех к рампе, когда она начала опускаться. Его местонахождение не было случайным. Этот здоровенный шестифутовый малый отвечал за один из двух взводных пулеметов M240B – более тяжелое, более смертоносное оружие, чем SAW. Если противник будет поджидать американцев, высаживающихся из вертолета, огневая мощь, которую он сможет обеспечить, может провести черту между жизнью и смертью для него и его товарищей. С нетерпением ожидающий возможности выбраться, Менденхолл ступил на рампу, пока она еще опускалась. Держа пулемет одной рукой, он пробежал половину длины рампы и спрыгнул. Едва минуло 06.30 утра, и солнце еще не взошло над горами, когда его ботинки ступили на жесткую, каменистую почву долины Шахикот.

1. Buck Sergeant, сержант категории Е-5 (Sergeant, SGT), самое младшее из сержантских званий в Армии США (прим. перев.)
2. Величайшее поколение (The Greatest Generation) – собирательное название, данное американским журналистом Томом Брокау поколению американцев, рожденному между 1900 и 1923 годами. Люди, которые воспитывались во времена Великой депрессии, затем участвовали в боях Второй мировой войны, а после нее вместе с т.н. "Молчаливым поколением" создавали послевоенную индустриальную мощь США (прим. перев.)
3. "Clear, blue, and twenty-two", имеется в виду, что небо ясное на высоту 22 тысячи футов (6700 метров) и видимость по горизонту составляет 22 мили (35,5 километров), то же, что у наших летчиков звучит как "миллион на миллион" (прим. перев.)
4. Внутреннее переговорное устройство (прим. перев.)
5. Аббревиатура от "As Soon As Possible" – как можно скорее. В военном сленге обозначает "немедленно" (прим. перев.)
6. В американской военной традиции звучит как "Lock and Load!" и берет свое начало от процедуры приведения в боевое состояние винтовки М1 Гаранд. Чтобы зарядить ее, нужно было оттянуть затвор назад, поставив на задержку (Lock), и вставить в магазин пачку с патронами. Как только это происходило и большой палец, давящий на верхний патрон в пачке, убирался, затвор самостоятельно снимался с задержки, досылая патрон в патронник (Load). В наши дни фраза подразумевает присоединение к оружию снаряженного патронами магазина или ленты (Lock) и собственно заряжание, т.е. досылание патрона в патронник (Load) (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 29 авг 2019, 13:21 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1118
Команда: FEAR
Весь в предвкушении. Жги, Денис!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 31 авг 2019, 17:16 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
РПБД(1)

1.

В первые недели 2002 года с Гиндукуша дул сырой, резкий ветер, и ополченцы, охранявшие отель "Ариана" в центре Кабула, топали ногами и дули на руки, чтобы отогнать холод.
Здание отеля позади них было приземистым, желтым и безобразным. "Ариана" принадлежала правительству Афганистана, что в действительности означало – той партизанской армии, которой посчастливилось быть у руля в Кабуле на данный момент. Это также означало, что отель сыграл несколько эпизодических ролей в гражданской войне, разваливающей Афганистан с той поры, как просоветское правительство капитулировало перед моджахедами в 1992 году. Когда армия мусульманских студентов-фундаменталистов разгромила слабое центральное правительство в 1996 году, их первым делом было вытащить Наджибуллу, последнего просоветского афганского диктатора, из комплекса Организации Объединенных Наций, в котором он и его брат укрывались с момента падения их правительства в 1992 году. После пыток талибский эскадрон смерти убил обоих братьев, а затем повесил их трупы на импровизированной виселице посередине кольцевого перекрестка перед "Арианой". После этого талибы использовали отель как место отдыха для боевиков, сменяющихся с передовых позиций войны против сил Северного альянса Ахмад Шаха Масуда, и в качестве промежуточного пункта для пакистанских добровольцев по пути на фронт. В качестве ответа в 1997 году самолет Северного альянса сбросил на отель бомбу.
Теперь ситуация вновь изменилась. Аль-Каида, исламистская террористическая организация, нашедшая теплый приют у талибов в Афганистане, угнала в Соединенных Штатах четыре самолета и направила два из них в здания Всемирного торгового центра, а один в Пентагон, убив тысячи человек, и побудив единственную в мире сверхдержаву к действию. Американцы пришли в Афганистан, воспользовались силами Северного альянса и лишили талибов власти. И так получилось, что охранники, устроившиеся возле больших бетонных ступеней, ведущих к главному входу "Арианы", были жесткими бойцами Северного альянса, закаленными бойцами, спустившимися из Панджшерской долины, всегда державшие пальцы рядом со спусковыми крючками их автоматов Калашникова. Некоторые из этих людей сражались – против Советов, режима Наджибуллы, отрядов других моджахедов и Талибана – больше двадцати лет, и это было видно по их темным, обветренным лицам и грязным, мозолистым рукам.
Однако баланс сил не сместился полностью в пользу Северного альянса. Еще нет. Самым большим парнем на районе были Соединенные Штаты, и поэтому в то время как охранники-панджшири(2) тряслись от холода снаружи в своей разномастной камуфляжной форме, предоставленной Центральным разведывательным управлением, внутри, за испещренными пулевыми отметинами стенами "Арианы" держали совет американцы. ЦРУ сняло весь отель, оставив персонал, и основало там Кабульскую резидентуру. У шпионов был резон использовать "Ариану". Она была расположена в центре, всего в нескольких кварталах от Президентского дворца и "надежного дома"(3), используемого Силами спецназначения, но была отгорожена от оживленной улицы десятифутовой стеной. Единственными укреплениями, добавленными американцами, были спирали колючей проволоки по верху стены и укрепленный пост охраны, сооруженный на плоской крыше из мешков с песком, на котором двадцать четыре часа в сутки находилась пара бойцов Северного альянса.
Жизнь не была легкой. Сантехника была отвратительная, даже по афганским стандартам, и общее состояние гостиницы было плачевным. Но там было тепло, а в столовой по-прежнему предлагались простые, но вкусные блюда из бобов, риса и других основных продуктов афганской кухни.
В тот холодный день середины января горстка людей собралась на совещание в одной из комнат наверху отеля. Именно в этой комнате сотрудники ЦРУ проводили большую часть своих встреч в течение тех первых бурных месяцев после падения Кабула, но в данном случае присутствовал лишь один сотрудник Агентства – худощавый, бородатый человек с длинными светлыми волосами по имени Джон, являвшийся заместителем начальника резидентуры. Остальные мужчины были солдатами, операторы спецназа из подразделений, находившихся на переднем крае войны в Афганистане. Как и Джон, они были в гражданской одежде и их волосы были длиннее, чем позволяется большинству американских солдат. Все щеголяли бородами, повсеместно распространенными среди американских операторов спецподразделений и оперативных сотрудников разведки в Афганистане. Большинство из них были вооружены карабинами М4 или 9-мм пистолетами "Беретта".
Комната с темными стенами становилась еще темнее благодаря шторам, опущенным, чтобы какой-нибудь снайпер не смог взять на мушку находящихся внутри. Пылинки танцевали в единственном луче яркого солнечного света, пробивавшемся через небольшую щель между занавесками. Лампа, покоящаяся на краю стола, отбрасывала тени на пол, покрытый афганским ковром, и людей, сидящих на грязном мягком диване и столь же изношенных, но комфортабельных креслах.
Американцы потягивали зеленый чай из сервиза, который один из служащих отеля поставил на кофейный столик со стеклянной крышкой, настрой был деловой. Талибан потерпел поражение, Северный альянс вошел в Кабул, и вся страна – теоретически – находилась под контролем американцев и афганских полевых командиров, с которыми они вступили в союз. Но находившиеся в комнате люди не праздновали. Талибан отошел в мир иной, а партизаны Аль-Каиды были в бегах, но еще многое предстоит сделать. Шесть недель назад американцы думали, что застигли лидеров Аль-Каиды отсиживающимися в Тора-Бора, в Белых горах, тянущихся вдоль границы с Пакистаном. Не желая привлекать слишком большое количество американских войск к наземным операциям, американское командование положилось на то, что их афганские союзники, подкрепленные Силами спецназначения смогут поймать Усаму бен Ладена и его приспешников. Однако на сей раз вера американцев в своих союзников-ополченцев оказалась неуместна, и неспособность заблокировать пути отхода из Тора-Бора в Пакистан означала, что бен Ладен и сотни самых закаленных бойцов Аль-Каиды проскользнули сквозь сеть.
Пока эти партизаны оставались на свободе, американцы знали, что не смогут расслабиться. Так что, как обычно на этих сеансах мозгового штурма, которые Джон ежедневно собирал в оправдание существования своей гостиной, этим днем разговор зашел о том, на чем сосредоточиться дальше.
Когда встреча подошла к концу, Джон взглянул на другую сторону стола и обратился к одному из операторов – армейскому офицеру, одетому в рубашку из плотной ткани с длинным рукавом и афганским шарфом на шее. На поясе его тактических брюк была черная кожаная кобура, в которой сидел пистолет "Глок" с удлиненным магазином на двадцать патронов. Более шести футов роста, темноволосый, с бородкой "готи"(4), обрамляющей открытое, честное лицо, этот сорокалетний офицер до сих пор имел худощавое, жесткое телосложение чемпиона по легкой атлетике, каковым он был в юности. Он излучал уверенность в себе человека, привыкшего не просто жить, но и преуспевать, действуя собственным разумением. Его звали Пит Блейбер, и он был подполковником из 1-го Оперативного отряда Сил Спецназначения "Дельта", более известного общественности как "Отряд Дельта".
Агентство получало множество сообщений, что силы Аль-Каиды перегруппировываются в горном районе к югу от Гардеза, в труднодоступной провинции Пактия на востоке Афганистана, сказал Джон. "Как он называется?" Спросил Блейбер. Сотрудник ЦРУ сказал ему. Блейбер, который находился в Афганистане месяц и думал, что знает, где здесь что, никогда не слышал об этом месте. "Как это произносится?" спросил он. Его глаза сузились от любопытства, когда он схватил механический карандаш, чтобы занести название в свой ежедневник.
Пока Блейбер записывал, сотрудник ЦРУ произносил каждую букву по отдельности: "Ш-А-Х-И-К-О-Т".

2.

Секретные агенты и операторы в "Ариане" не были единственными американцами в Центральной Азии, внезапно заинтересовавшимися долиной Шахикот. Двумя неделями ранее и 350 миль (около 563 км) на северо-запад, на далекой авиабазе в Узбекистане, два армейских офицера вглядывались в карты восточного Афганистана. Майор Пол Вилле и капитан Франческа Зиемба находились в штабе 10-й горной дивизии, и работали над срочной задачей, поставленной командиром дивизии генерал-майором Франклином "Бастером" Хагенбеком.
Уроженец Флориды и выпускник Вест-Пойнта, Хагенбек вступил в командование дивизией в августе, ранее он участвовал в бою на Гренаде в 82-й воздушно-десантной дивизии в 1983 году.
К концу декабря 2001 года Хагенбек был разочарованным человеком. Месяцем ранее он покинул расположение 10-й горной в Форт-Драм, что в апстейте(5) Нью-Йорка, ожидая, что вскоре он будет командовать бойцами, сражающимися в Афганистане. Несмотря на то, что до сих пор борьбу с врагом вели американские коммандос, Хагенбек был уверен, что обычные армейские подразделения: батальоны, бригады и дивизии сыграют важную роль в разгроме Талибана. И он никоим образом не был одинок, полагая, что победа в Афганистане наверняка потребует обычных вооруженных сил, и скорее раньше, чем позже. Когда первые оперативники ЦРУ и солдаты Сил спецназначения прилетели в Афганистан в сентябре, чтобы соединиться с Северным альянсом, командование США не планировало победу к Рождеству. Их амбиции были гораздо скромнее: использовать Северный Альянс, ободренный точной смертоносностью воздушной мощи Америки и тактической смекалкой операторов ее спецподразделений, чтобы отбить плацдарм на севере Афганистана до наступления страшной афганской зимы. Цель состояла в том, чтобы захватить, по крайней мере, один аэродром на севере, на который можно будет перебросить обычные подразделения, если это потребуется, чтобы начать весеннее наступление.
Когда, вопреки всем ожиданиям, провинции одна за другой стремительно пали перед Северным альянсом, американцы взамен начали планирование ввода обычных сил в битву за Кабул на случай, если наступление Альянса застопорился у ворот афганской столицы. План состоял в том, чтобы десантировать бригаду 82-й воздушно-десантной дивизии для захвата кабульского аэропорта, через который хлынет поток обычных подразделений, задачей которых будет установление контроля над городом. Но поспешное отступление талибов из столицы 13 ноября избавило от необходимости в таком штурме. (И это была удача. Без разрешения на использование для проведения воздушно-десантной операции авиабаз, находящихся в соседних странах, для дозаправки транспортников C-17 и C-141, несущих десантников с авиабазы Поуп, Северная Каролина, в темное небо над Кабулом, потребовался бы весь парк имеющихся в ВВС самолетов-заправщиков. При этом не останется ни одного танкера для бомбардировщиков, которые должны были бы нанести предварительные удары по обороне Кабула.) Аналогичные планы штурма южного города Кандагар, духовного центра Талибана, также отошли в сторону, когда режим не смог оборонять город до последней траншеи, как того ожидало американское командование.
Так что вместо того, чтобы обратить свои таланты против Талибана и Аль-Каиды, в конце 2001 года Хагенбек и его штаб сидели на обочине, охваченные непреодолимым желанием приступить к действиям. Задачей Хагенбека было исполнение функций передового штаба на афганском театре для генерал-лейтенанта Пола Миколашека, командовавшего всеми обычными подразделениями сухопутных войск Америки в полосе земного шара, охватывающей двадцать пять стран, протянувшихся от Судана до Казахстана. Это была территория, за которую несло ответственность Центральное командование США (CENTCOM) – одно из пяти региональных командирований Пентагона, а начальником Миколашека был командующий CENTCOM генерал Томми Фрэнкс. В мирное время командование Миколашека именовалось армейской компонентой Центрального командования или ARCENT. Однако во время войны в Афганистане, кода под командование Миколашека были отданы и другие наземные силы – морская пехота, а также спецподразделения США и их союзников, Фрэнкс дал ему труднопроизносимое название Командование Наземной компоненты Коалиционных сил или CFLCC (произносившееся как "си-флик").
На вкус Миколашека штаб-квартира ARCENT в Форт-Макферсон в Атланте, штат Джорджия, находилась слишком далеко от Афганистана, поэтому он перенес его на высокотехнологичный объект Кэмп-Доха в Кувейте. Но ему хотелось иметь штабное подразделение еще ближе, поэтому армия переподчинила ему штаб 10-й горной дивизии, и именно так Хагенбек оказался на продуваемой ветром базе в Карши-Ханабаде, Узбекистан. Он и его штаб прибыли на К2(6), как ее быстро стали называть, 1 декабря.
К тому времени, когда люди Хагенбека разбили свои палатки на К2, талибы оставили Кабул и отступили на свою политическую базу в южном городе Кандагаре, где к 9 декабря их сопротивление сошло на нет. Тем временем бен Ладен и сотни его бойцов бежали в твердыню Тора-Бора. Когда Фрэнкс отказался привлечь обычные подразделения, чтобы помешать этим боевикам бежать в Пакистан, казалось, еще одна возможность вступить в бой ускользнула сквозь пальцы Хагенбека. Но он не собирался сдаваться. Хотя даже столь уравновешенный офицер, обладавший истинно патрицианским терпением, как командир дивизии, по его собственному признанию, "грыз удила в нетерпении предпринять что-нибудь". Он знал, что в Афганистане все еще имеются силы противника. Это было ясно из ежедневных телеконференций (VTC), посредством которых CENTCOM вел войну из своей штаб-квартиры на авиабазе Макдилл в Тампе, штат Флорида. Эти видео-телеконференции, в ходе которых высокопоставленные фигуры каждого из штабов усаживались перед комбинацией из камеры и телевизионного монитора, которые автоматически транслировали изображение говорящего в другие штабы, были частью повседневной жизни для полковников и генералов, планирующих и ведущих войну. В этих дискуссиях должностные лица CENTCOM называли остающиеся сосредоточения боевиков Аль-Каиды в Афганистане "очагами сопротивления".
В конце декабря Хагенбек собрал свой персонал и приказал им собрать всю разведывательную информацию о ситуации в Афганистане и составить примерные планы – концепции операций на армейском языке – для операций, в которых штаб Горной может быть использован для контроля и управления обычными подразделениями и Силами специальных операций. Целью Хагенбека было продемонстрировать Миколашеку ценность своего штаба, в надежде убедить трехзвездного генерала дать Горной возглавить боевую операцию.
Вилле и Зиемба принялись за работу. Крепкий, привлекательный и простой в общении человек, Вилле был начальником планирования дивизии. Его работа заключалась в координации действий всех остальных специалистов по планированию в штабе дивизии и подчиненных подразделениях. Зиемба, стройная брюнетка, еще будучи курсантом Вест-Пойнта, каким-то образом заработала нелепое прозвище "Вол", была офицером по планированию в разведывательной секции штаба дивизии. "Окей, где есть какая-либо активность противника?" спрашивал Вилле сотрудника разведки. "Вот здесь", отвечала она, ткнув в цифровую карту на дисплее своего ноутбука, ее палец указывал прямо на Шахикот. "В этой долине имеется какая-то вражеская активность". Район Шахикот был цитаделью моджахедов еще во время советско-афганской войны, добавила она. Для Вилле с точки зрения планирования операции это место выглядело столь же хорошим, как и любое другое. Он и Зиемба со всем усердием приступили к этой задаче. Их "офисом" была палатка отдела планирования, единственная неотапливаемая палатка во всем штабном комплексе. В холоде узбекской зимы им часто приходилось печатать в перчатках. Оставив на сон по два часа в сутки, поддерживаемым огромным количеством кофе, оба офицера тщательно изучили карты, проанализировали донесения разведки, и составили примерный план.
Их работу еще более осложнял тот факт, что никто в штабе Горной, включая самого Хагенбека, не имел доступа к самым актуальным данным разведки о событиях в Афганистане. Это было связано с раздельным сбором разведывательных данных в ходе боевых действий, согласно которому, по соображениям оперативной безопасности и бюрократической защиты своих сфер влияния, разведданными, полученными одним из американских агентств или командований, часто не делились с другими высокопоставленными официальными лицами или командирами на местах. CENTCOM даже препятствовал поступлению разведданных из штаба Миколашека. Тем не менее, к концу декабря, Вилле и Зиемба составили хорошо проработанный концептуальный документ, который показывал, как штаб Горной может использовать традиционные и нетрадиционные силы, чтобы сокрушить боевиков Аль-Каиды в Шахикоте. Вилле представил его Хагенбеку, которому понравилось увиденное. Концепция была передана Миколашеку и его специалистам из отдела планирования CFLCC в первой неделе января.
Хагенбек не получил никакого ответа от Миколашека. Его разочарование сменилось заявлением об уходе с должности. 25 января он сел на самолет и вылетел в Кувейт, чтобы проинформировать Миколашека о другом плане, составленном его штабом: об их скором возвращении в Форт-Драм.

1. Разведывательная подготовка боевых действий (прим. перев.)
2. Паджшерцы, уроженцы Панджшерской долины (прим. перев.)
3. Надежный дом (safe house) – понятие из разведывательного жаргона: конспиративная квартира; место, где могут находиться лица, которым необходимо избежать внешних контактов; проводятся встречи с агентурой; содержатся и допрашиваются задержанные спецслужбами (прим. перев.)
4. Эспаньолка, штатники называют ее "козлиной" (goatee) бородкой (прим. перев.)
5. Северная часть штата Нью-Йорк (прим. перев.)
6. В англоязычной транскрипции оба слова названия базы (Kharsi-Khanabad) начинаются на "К" (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 02 сен 2019, 23:27 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
3.

В течение 48 часов после его возвращения на К2 после ознакомления Миколашека с планом возвращения его штаба обратно в Штаты, Хагенбек наконец-то был ознакомлен с некоторыми из разрозненных разведданных, в которых ему до сих пор отказывали. Человеком, поделившимся информацией, был полковник Джон Малхолланд, человек медвежьего телосложения, командовавший 5-й Группой Сил спецназначения. Малхолланд имел полное право быть довольным ходом своей войны. Под его командованием оперативная группа, состоящая всего из 316 бойцов Сил спецназначения, вошла в Афганистан, организовала, обучила, и, в некоторых случаях, экипировала Северный альянс и антиталибское пуштунское ополчение, свергла правительство талибов в Кабуле и разгромила его полевые силы. Вся кампания, от вылета в Афганистан первой Команды-"А", 19 октября до крушения оплота Талибана в Кандагаре 6 декабря, длилась всего сорок девять дней. Несмотря на важный вклад, который внесли ЦРУ, авиация и другие подразделения Сил специальных операций, поражение Талибана стало звездным часом Сил спецназначения.
Силы специального назначения были частью Армии с 1952 года. Большую часть этого времени к ним относились как к незаконнорожденному дитю. "Большая Армия" никогда не чувствовала себя комфортно, сталкиваясь с независимостью, взращиваемой в процессе подготовки солдат спецподразделений. В отличие от обычной Армии, которая часто оперировала батальонами от 600 солдат, острие Сил спецназначения было представлено оперативными подразделениями "Альфа" из 12 человек, более известными как ODA или Команды-"А". К 2001 году Силы спецназначения сосредоточились на "нетрадиционных методах вооруженной борьбы" – обучении повстанцев тому, как вести войну против врагов Соединенных Штатов. Афганистан, похоже, подтвердил их подход. Однако это не помешало CENTCOM втянуть спецназ в запутанную и часто противоречивую цепочку командования, которая должна была привести к почти катастрофическим последствиям для остальной части войны в Афганистане.
Всеми "белыми" (т.е. теми, чье существование не засекречено) Силами специальных операций CENTCOM осуществлял бывший командир SEAL Team 6, грубого флотского эквивалента армейского "Отряда Дельта". Этот офицер, контр-адмирал Альберт Калланд, разделил командование Сил спецопераций в Афганистане. На севере, где присутствие Северного альянса открывало большие возможности для нетрадиционной войны, он создал оперативную группу "Кинжал", ядром которой была 5-я Группа Малхолланда. С точки зрения специалистов по планированию Сил специальных операций юг предлагал больше возможностей для подразделений, предназначенных для проведения специальной разведки и прямых действий. Иными словами, сил, специализировавшихся на том, чтобы сначала найти противника, а затем уничтожить его. Подразделение, созданное Калландом для осуществления этого – Объединенная оперативная группа Специальных операций (Юг) – возглавлялось другим SEAL, коммодором Робертом Гарвардом, и было составлено, в основном, из подразделений спецназначения из союзнических стран, дополненных несколькими "тюленями" и Зелеными беретами. Оно называлось оперативной группой "К-Бар".
Многие, особенно в Армии, были обеспокоены тем, что флотские операторы могут быть втянуты в продолжительные наземные операции. Но на севере план сработал лучше, чем кто-либо смел надеяться.

При поддержке Миколашека оперативная группа "Кинжал" широко использовала в Афганистане доктрину нетрадиционных методов вооруженной борьбы (UW), объединяясь с полевыми командирами, которые станут заменой американских сил или, на языке UW, "G-вождями" (где G означает "guerilla", партизаны). По словам подполковника Марка Розенгарда, начальника оперативного отдела "Кинжала", ключом к пониманию и применению этой доктрины было сведение ее к самым основам. Чтобы UW-операция заработала, потенциальный G-вождь должен быть способен ответить "да" на три простых вопроса, говорил он.
"Первый был – Имеем ли мы сегодня общие цели, понимая, что завтра все может поменяться? Второй вопрос – Безопасны ли ваши тылы? – говорил Розенгард. Не имея безопасного места, где Силы спецназначения смогут контактировать с силами местного населения и организовывать их, "мы будем все время уклоняться от встречи с противником и так никогда ничего не добьемся".
Третий вопрос еще более прост: "Готовы ли вы убить кого-нибудь?"
"Имея эти три ответа, я могу вести дела", сказал Розенгард. "Здесь не будет ничего сложного. Брэгг (Форт-Брэгг, Северная Каролина, где написана и преподается доктрина Сил спецназначения), сделает все необходимое для этого и подготовит людей за восемь недель".
В лице Северного альянса оперативная группа "Кинжал" нашла организацию, лидеры которой могли ответить "да" на каждый из трех вопросов. Несмотря на убийство своего харизматичного лидера Ахмад Шаха Масуда всего за два дня до нападений 11 сентября, альянс оставался в силе, со своим собственным "безопасным задним двором" в северо-восточной части Афганистана. Как только Команды-"A" ступили на землю и начали решать задачу вместе со своими избранными G-вождями, сочетание американских ноу-хау и авиационной мощи с силой Северного альянса оказалось неудержимым для противостоявшей им разношерстной армии Талибана.
Крах Талибана ознаменовал необычайный успех оперативной группы "Кинжал", но он также поставил новые и сложные задачи. Северный альянс оказался достойным союзником в борьбе за свержение талибов. Но когда эта победа была достигнута, лидеры альянса были больше заинтересованы в консолидации собственной власти в Кабуле или в борьбе между собой, нежели в разгроме сил Аль-Каиды, которые вместе с остатками армии талибов бежали в горы, окаймлявшие границу с Пакистаном. Этого следовало ожидать. В Северном альянсе доминировали и возглавляли его бойцы двух крупнейших этнических групп севера Афганистана, таджики и узбеки. Талибан, с другой стороны, был движением, возникшим среди пуштунских племен, сосредоточенных по обе стороны границы с Пакистаном. Пуштуны традиционно контролировали центральное правительство Афганистана, и в чем на самом деле были заинтересованы лидеры Северного альянса, так это отбросить ненавистных пуштунских соперников от власти, а затем наслаждаться плодами победы. У них не было стимула рисковать своими жизнями, преследуя по горам высоко мотивированных иностранных боевиков Аль-Каиды.
На данный момент интересы американцев и Северного Альянса расходились. Американские командиры были мало заинтересованы в устройстве облав на пехотинцев Талибана, большинство из которых вернулись к своим полям и кишлакам или бежали в Пакистан. Однако американцы имели твердое намерение убить или захватить сотни – а возможно и тысячи – боевиков Аль-Каиды, в данный момент находящихся в бегах на востоке Афганистана, а также лидера Талибана муллу Мохаммеда Омара и его ближайших сподвижников. Оперативная группа "Кинжал" получила разрешение распространить свою нетрадиционную кампанию на пуштунские земли южного и восточного Афганистана. Однако будучи в союзе с Северным альянсом, где доминировали исторические враги пуштунов, американцы – возможно, неизбежно – поставили перед собой сложную задачу, когда дело дошло до перетягивания пуштунов на свою сторону. Что было еще хуже для американцев, Аль-Каида также была более сильной в восточных провинциях, чем в других районах страны, покупая друзей и влияние за наличные.
Командование ОГ "Кинжал" понимало, что найти союзников в восточном Афганистане будет не так легко, как это было на севере. Обработав базы в Пакистане, группы "Кинжала" на скорую руку состряпали несколько отрядов пуштунского племенного ополчения и обозвали их "Восточным альянсом" в качестве противовеса Северному альянсу. Некоторое время этот подход выглядел работоспособным. Именно "Кинжал" при помощи ЦРУ и других подразделений спецназначения привел в Афганистан пуштунского лидера Хамида Карзая, пребывавшего в безвестности и изгнании в Пакистане, а затем сражались вместе с ним до тех пор, пока Талибан не был уничтожен, и он мог взять власть в Кабуле в качестве выбранного США главы государства. Другие Команды-"A" нашли пуштунских вождей, желающих – за соответствующую цену – помочь им преследовать Аль-Каиду в горах северо-восточного Афганистана. Но удача американцев закончилась в месте под названием Тора-Бора.

4.

Расположенная в Белых горах на северном краю выступа Пакистанской территории, вдающегося на пятьдесят миль в восточный Афганистан, Тора-Бора была одним из нескольких комплексов вдоль той части границы, которые служили базами моджахедов во время их войны против Советов, а с тех пор были заняты талибами или Аль-Каидой. Базы располагались в сердце пуштунских территорий, возле самой границы с Пакистаном. Это означало, что они могут легко снабжаться Межведомственной разведкой Пакистана(7), которая ранее снабжала людскими ресурсами и материальными средствами как моджахедов, так и Талибан. Большинство из этих баз имели общие черты: естественные и искусственные пещеры, бункеры, противовоздушная оборона, склады и удобные пути отхода в Пакистан.
В конце ноября в разведывательных донесениях указывалось, что значительные силы Аль-Каиды объединились в Тора-Бора. Существовали убедительные предположения о том, что бен Ладен также находился там, хотя получить точные данные о перемещениях бен Ладена и других лидеров Аль-Каиды было трудно. На протяжении без малого двух десятилетий почти все время за исключением шести лет бен Ладен жил среди пуштунов. Многие семьи в регионе воспользовались его щедростью. Как и бен Ладен, члены пуштунских племен были неистовыми исламистами, но, кроме того, они жили в соответствии со строгим кодексом чести, придающим большое значение защите гостей от их врагов. Немногие были готовы сотрудничать с американцами. Еще меньшему количеству можно было полностью доверять. Даже с пятимиллионной наградой, объявленной за его голову, бен Ладен находился среди пуштунов в большей безопасности, чем где бы то ни было на земле.
Не имея хороших разведданных, американцы столкнулись с трудной задачей штурма горной твердыни Аль-Каиды в Тора-Бора. Они пошли по пути, который работал на них до сих пор: нетрадиционные методы вооруженной борьбы. Успех "Кинжала" в окрестностях Кандагара с Карзаем и его соратником, пуштунским лидером Гул Агой Шерзаем, придал командованию оперативной группы уверенность в том, что они могли взять тот импульс, которого они добились с Северным альянсом, и перенаправить его в сердце пуштунских земель. Они нашли нескольких командиров местного ополчения, с которыми, как предполагалось, они могли работать, в районе Тора-Бора, и, когда офицеры ЦРУ раздали пачки "гринов"(8), принялись использовать их в охоте на бен Ладена.
Но правда заключалась в том, что не имело большого значения, считало ли командование "Кинжала" или генералы в штабе CFLCC в Кувейте, что одних лишь нетрадиционных способов вооруженной борьбы будет достаточно для уничтожения сил Аль-Каиды в Тора-Бора. У них не было иного выбора. С самого начала войны CENTCOM проявлял крайнее нежелание вводить в Афганистан обычные подразделения. Этот подход отражал сказанное Фрэнксу министром обороны Дональдом Рамсфелдом. "С самого верха ясно дали понять: Мы не собираемся повторять ошибки Советов. Мы не планируем крупномасштабный ввод обычных сил", вспоминал генерал-майор Уоррен Эдвардс, который был заместителем генерала Миколашека по оперативным вопросам в CFLCC. "Это настолько укоренилось в нашем процессе принятия решений, в нашей психике".
"Мы не хотим, делать те же ошибки, что и русские, мы не хотим выглядеть как силы вторжения", это стало мантрой, символом веры для американских официальных лиц от старших фигур в администрации Буша до старших офицеров в Афганистане. Это отражало крайне упрощенное представление о поражении Советов в Афганистане, которое в равной степени было связано как с их попыткой навязать афганскому населению чуждую, морально обанкротившуюся политическую систему с помощью тактики выжженной земли, так и с общим количеством войск, введенных ими в страну. Игнорировалась также возможность чего-то среднего между 120000 военнослужащих, которых Советы держали в Афганистане в разгар их войны в 80-е годы, и несколькими сотнями операторов спецподразделений, которые были в Афганистане у Соединенных Штатов. Даже если бы США направили две легкие дивизии – скажем, 101-ю воздушно-десантную и 10-ю горные дивизии – в Афганистан, их численность не превысила бы 30000, лишь четверть от того, что развернули Советы.
Внутри Пентагона три фигуры, возглавляющие Армию – Министр Армии(9) Том Уайт, начальник штаба генерал Эрик "Рик" Шинсеки и заместитель начальника штаба генерал Джек Кин – выступали за расширение роли их рода войск. В конце концов, Афганистан был большой страной, не имеющей выхода к морю. У него не было ВВС, стоящих упоминания, и флота. Но когда Шинсеки, представлявший Армию, когда Объединенный комитет начальников штабов собирался для обсуждения стратегии, выступал за более широкое применение регулярных армейских подразделений в Афганистане, то регулярно получал отказ от Министра обороны и лояльной группы политических назначенцев, окружавших его в Пентагоне. "Рик всегда был за более регулярные силы, чем парни дальше по коридору, и в особенности Рамсфелд", говорил Уайт. Это не облегчало жизнь командованию Армии, поскольку отношения Шинсеки с Рамсфелдом были напряженными с первых дней пребывания последнего в должности Министра обороны. Рамсфелд прибыл в Пентагон в январе 2001 года с решимостью перестроить вооруженные силы, чтобы они могли более эффективно и результативно решать задачи XXI века. По иронии он назвал этот процесс "трансформацией", похитив термин, который Шинсеки использовал с октября 1999 года для описания своих планов модернизации Армии. Рамсфелд говорил о преобразовании всех вооруженных сил, но первой в центре его внимания оказалась Армия. Старшие генералы Армии, по его мнению, были слишком преданы своим тяжелым бронетанковым и механизированным дивизиям эпохи Холодной войны, и им не хватало воображения, необходимого, чтобы порвать с методами прошлого и создать более гибкие формирования и доктрину, которые, как полагал Рамсфелд, были ключом к успеху на полях сражений будущего. В течение нескольких месяцев до 11 сентября СМИ были полны историй о том, что Рамсфелд, предположительно, собирается избавиться от двух из имеющихся в Армии десяти дивизий постоянного состава и использовать сэкономленные средства для финансирования разработки высокоточных боеприпасов, которые он и его советники рассматривается как путь к успеху в будущих конфликтах. Несмотря на то, что риторика Рамсфелда о трансформации во многом вторила словам Шинсеки, столкновение личностей между грубым, высокомерным Министром обороны и сдержанным начальником штаба сделало многое для создания атмосферы взаимного недоверия между канцелярией Министра обороны и командованием Армии. В этом свете едва ли удивительно, что Рамсфелд воспротивился предложениям руководства Армии развернуть в Афганистане больше обычных сил. Поскольку сочетание Сил спецназначения и авиации позволило отстранить талибов от власти, казалось, что кампания в Афганистане подтвердила видение Рамсфелда относительно боевых действий XXI века.
Одержимость Пентагона – и, соответственно, CENTCOM – минимизацией присутствия американских обычных войск привело к волюнтаристскому ограничению численности американских военнослужащих, которому Фрэнкс когда-либо позволит находиться на афганской земле.

Таким образом, наступление на позиции Аль-Каиды в Тора-Бора, которое началось 30 ноября, шло по тому же сценарию, что и предыдущие операции: штурм силами афганских бойцов, с Командами-"А" "Кинжала", операторами "Отряда Дельта" и оперативникам ЦРУ в качестве советников, и при поддержке массированными авиаударами. И впервые формула не сработала. ЦРУ и "Кинжал" завербовали для штурма местных пуштунских ополченцев во главе с полевым командиром по имени Хазрат Али. Но Али и его бойцы не разделяли враждебность Северного альянса к иностранным союзникам Талибана и вели наступление нерешительно. Но даже будь они более мотивированы, трудности штурма столь неприступных, упорно обороняемых позиций почти наверняка оказались бы за пределами возможностей наспех организованных сил.
"Это была самая труднопроходимая местность, на которой нам когда-либо доводилось сражаться", говорил Розенгард, оперативный офицер "Кинжала". Долины были не более чем засыпанными снегом теснинами, чьи отвесные каменные стены вздымались ввысь, превращаясь в зазубренные вершины высотой до 15000 футов. "Учитывая наличие (у противника) укрытий и маскировки, с афганцами, и в особенности с пуштунами – парнями генерала Хазрата Али – нам не хватало огня и маневра, чтобы добраться туда и выковырять их", рассказывал Розенгард. "Нам просто не хватило мастерства, чтобы преодолеть сочетание из того противника и той местности".
Командование "Кинжала" предполагало, что часть сил Аль-Каиды будет биться до смерти, но лишь для того, чтобы защитить своих товарищей, включая бен Ладена и других высокопоставленных лидеров, когда они попытаются бежать. Именно так и произошло. Тыл базы Тора-Бора был обращен к проницаемой пакистанской границе, за которой лежали пуштунские племенные районы Северо-Западной пограничной провинции, жители которых симпатизировали талибам и в массе своей не контролировались центральным правительством Исламабада. В отсутствии обычных американских сил, которые могли бы заблокировать их отход, сотни боевиков Аль-Каиды ускользнули в Пакистан.
В ретроспективе это кажется невероятным, но такой поворот событий не предвидели ни в CENTCOM, ни в CFLCC. "Было определенное понимание, что это может быть их последний большой бой, что там может быть бен Ладен, там может быть высшее руководство", говорил Эдвардс, заместитель Миколашека. "Настрой был на то, что мы двинемся вперед, мы ударим с воздуха, и мы перебьем их всех тут, в долине. Но нет, они сбегут оттуда". Через несколько дней после начала боев американцы перехватили радиосообщение из Тора-Бора от самого бен Ладена. Но даже тогда, с перспективой того, что их самая приоритетная цель ускользнет вместе с ядром оставшихся у него сил, американское командование по-прежнему не обращало внимания на разворачивающуюся стратегическую катастрофу. "Когда Тора-Бора начала буксовать, я не уверен, что кто-либо понимал, скольким удалось сбежать", вспоминал Эдвардс.
Американские генералы могли и не понимать, сколько врагов сбежало, но после нескольких дней безрезультатных боев вокруг Тора-Бора они начали разочаровываться с медленными темпами операции. "Вся проблема между CENTCOM, CFLCC и "Кинжалом" во время Тора-Бора была в сохранении динамики", говорил Эдвардс. Афганские союзники могли предпринять попытку атаковать, а затем возвращались по домам пить чай. "Они двигались недостаточно быстро с точки зрения CinC (главнокомандующего, т.е. Фрэнкса)".
Американские разведывательные самолеты засекли на заснеженных высотах множество интенсивных источников тепла, интерпретированных как костры. Поселений на такой высоте не было. В CFLCC чувствовали, что эти костры поддерживали в тепле боевиков противника на их пути в Пакистан. Генералы в Кувейте рекомендовали бомбить эти места как можно скорее. Однако Фрэнкс и его штаб смотрели иначе. "Это могут быть пастухи" – такова была позиция Центрального командования, по словам двух офицеров, принимавших участие в телеконференциях, на которых обсуждался этот вопрос. В CFLCC не верили в правоту этой теории. Идея о том, что в середине зимы десятки пастухов будут пасти свои стада среди снежных заносов на высоте 10000 футов, была неправдоподобной. Но вышестоящий штаб одержал победу и отказался от удара по горячим точкам, поскольку никто не мог подтвердить, что это были костры противника. Кто бы ни зажег их – боевики Аль-Каиды или собравшиеся посреди зимы пастухи – они выжили и безопасно перешли границу.
Как минимум две Команды-"А" "Кинжала" были направлены через границу, чтобы помочь пакистанским войскам, чтобы они, как того хотели американцы, заблокировали дорогу Аль-Каиде. Это была тщетная надежда. Пакистанские военные неохотно заходили в племенные районы пуштунов, вытянувшиеся вдоль границы, и усилия не увенчались успехом. Пакистанцы перехватили около 300 бойцов Аль-Каиды, но примерно 1000 человек ускользнули. Среди тех, кто скрылся, почти наверняка, был Усама бен Ладен. Позже Фрэнкс скажет, что он по-прежнему не убежден, что бен Ладен был в Тора-Бора. Заместитель министра обороны Пол Вулфовиц в июне 2002 года сообщил Конгрессу, что Фрэнкс считал, что проведение операции в Тора-Бора силами обычных американских подразделений потребовало бы "массированного, весьма заметного наращивания" войск, что послужило бы наводкой для сил Аль-Каиды, позволив им бежать. Но среди американских чиновников, знакомых с ходом битвы, Фрэнкс был в меньшинстве. Преобладало мнение, что, несмотря на множество вражеских боевиков, убитых американскими бомбами, Тора-Бора представляла собой провал, поражение для американцев, а CENTCOM был виноват в том, что не использовал обычные силы.
Впервые подход к решению проблемы посредством нетрадиционных методов вооруженной борьбы не достиг результатов. Однако ни ОГ "Кинжал", ни вышестоящие CFLCC и CENTCOM не потеряли очков. "Конечно, (Тора-Бора) следовало бы расценивать как неудачу из-за того, что нам не удалось вытащить оттуда того, кто, как все считали, был там", говорил Розенгард. "(Эта неудача) привела к гораздо большему пониманию того факта, что нам действительно не хватает огня и маневра, чтобы дать все это всем людям в Афганистане". Но для специалистов по планированию CFLCC Тора-Бора также подчеркнула последствия предвзятости CENTCOM в отношении привлечения обычных сил, необходимых для уничтожения оставшихся элементов Аль-Каиды в Афганистане. "Существовало постоянное – по нашему мнению – расхождение между задачей и средствами, которые было позволено использовать для ее выполнения", говорил Эдвардс. Эта разобщенность вновь проявит себя через десять недель в Шахикоте.

7. Пакистанская межведомственная разведка (Inter-Services Intelligence, ISI), основной орган внешней разведки и контрразведки Пакистана. Была создана в 1948 году после индо-пакистанского конфликта 1947 года, выявившей недостатки в сборе разведывательных данных и координации между пакистанской армией, ВВС и ВМС. В период Афганской войны (1979-1989) была техническим партнером ЦРУ США. Через нее частично осуществлялась покупка вооружения, она отвечала за подготовку членов афганской оппозиции в пакистанских лагерях. В дальнейшем принимала большое участие в становлении движения Талибан и деятельности тренировочных лагерей Аль-Каиды (прим. перев.)
8. Долларов (прим. перев.)
9. Министр Армии США (Secretary of the Army) – гражданская должность в Министерстве обороны США. Возглавляет Министерство Армии (фактически, Сухопутных войск) США. Не входит в кабинет министров и подчиняется напрямую Министру обороны (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 07 сен 2019, 11:39, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 05 сен 2019, 09:17 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 217
Команда: Нет
Спасибо большое!
Отчего же так неохотно у американцев идет обмен данными разведки?


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 05 сен 2019, 22:38 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
5.

В холодном, грязном палаточном городке на К2 провал в Тора-Бора стал поводом для долгих бесед среди старших офицеров "Кинжала", когда мастера нетрадиционной войны пересматривали свой подход к тому, что осталось от войны в Афганистане. Когда офицеры вели долгие разговоры темными узбекскими ночами, один голос с густым бостонским акцентом громогласно возвышался над свистом турбин C-17 и ревом турбовинтовых "Боевых Когтей" MC-130 с близлежащих взлетно-посадочных полос. Голос принадлежал подполковнику Марку Розенгарду.
До октября Розенгард был заместителем командира 10-й Группы Сил специального назначения со штаб-квартирой в Форт-Карсон, штат Колорадо, но специализирующейся на операциях в Европе. Затем ему позвонили из Командования Сил спецназначения в Форт-Брэгг и сказали паковать чемоданы – он отправляется на К2, чтобы стать новым оперативным офицером "Кинжала". (Оперативный офицер Группы Сил спецназначения, как правило, был майором, но после преобразования в Объединенную оперативную группу Сил специальных операций, группа получила право иметь на этой должности подполковника.) Даже если бы он был безликим оператором, предпочитающим оставаться на заднем плане, работа Розенгарда в качестве офицера, отвечающего за координацию текущих задач "Кинжала", при планировании будущих операций сделала бы его одним из наиболее важных из пятидесяти с лишним дополнительных сотрудников, прибывших на К2 для усиления штаба Малхолланда. Но Розенгард не был человеком такого типа, и вдохновляющая сила его личности оказала свое влияние на оперативную группу и, в еще большей степени, на предстоящую операцию.
Обладающий непревзойденной уверенностью в себе, сорокачетырехлетний Розенгард был закален годами, проведенными в действиях в Боснии, Косово и на севере Ирака. Этот опыт, в сочетании с его необычайной энергией и напористостью, означал, что он мгновенно заслужил уважение своих подчиненных по "3-му цеху", как в армейских подразделениях называют отделение оперативного планирования. Розенгард был "шаровой молнией", побуждая своих людей работать по восемнадцать часов в день семь дней в неделю, говорил капитан Тим Флетчер, который, будучи начальником штаба и командиром штабной роты 5-й Группы, на протяжении нескольких месяцев имел возможность наблюдать вблизи деятельность Розенгарда.
Способность Розенгарда работать долгие часы без видимого умаления рассудительности или выдержки поражала его подчиненных. Подпитываемый постоянным потреблением кофеина и никотина, Розенгард работал буквально до тех пор, пока не падал. "Он не ляжет спать до тех пор, пока просто не вырубится", говорил Флетчер. После того, как он, против своей воли, был эвакуирован в военный госпиталь США в Инджирлике, в Турции, из-за болей в груди, причиной которых оказался всего лишь кислотный рефлюкс, Розенгард с 1 января бросил привычку выкуривать по пачке Мальборо-Лайтс в день, впечатлив коллег способностью проделать это, не став раздражительным. Но это было единственной уступкой в его образе жизни. Он расслаблялся, лишь читая письма от жены и двоих детей. Затем он проваливался в коматозный сон. В таких ситуациях, поскольку он нуждался в отдыхе, сотрудники позволяли ему дремать во время небольших кризисов или моментов принятия решений, даже если знали, что за их отказом разбудить его последует разнос, когда он, наконец, проснется.
Розенгард был человеком, которому было легко ладить с окружающими, и ради которого подчиненные с радостью работали до седьмого пота. Это была бесценная черта для офицера, попавшего в качестве неизвестной величины в напряженную атмосферу штаба "Кинжала". "Он феноменальный человек, на которого я в ту же секунду взялся бы работать вновь", говорил Флетчер. Розенгард быстро установил хорошие рабочие отношения с майором Перри Кларком, оперативным офицером 5-й Группы, который теперь работал на него. Кларк знал как людей в штабе, так и операторов групп. Розенгард привнес опыт.
Но была и цветистая сторона Розенгарда, бывшего вратаря хоккейной команды колледжа, чьи черные усы были столь же густы, сколь откровенны были его речи. Он вел совещания громко, используя для подчеркивания своих замечаний красный лазерный прицел, присоединенный к его 9-мм пистолету "Беретта". Его чрезмерно драматичный стиль выбивал из колеи некоторых солдат, которым приходилось подавлять смех, сталкиваясь с этим громогласным, размахивающим пистолетом офицером. Но Розенгард никогда не использовал свою откровенность, чтобы унизить. Если он был зол на кого-либо, то давал им знать об этом в частном порядке. "Если он отводил вас в сторонку и начинал говорить приятным и тихим голосом, вы знали, что попали в мир боли, потому что именно тогда он был серьезен", говорил Флетчер.
Американские бомбы еще падали на Тора-Бора, когда Розенгард и члены его штаба встретились 8 декабря, чтобы обсудить, на чем далее сосредоточить энергию "Кинжала". Еще были, вероятно, отдельные группы талибов в пустынях провинций к югу и западу от города Кандагар, но американское командование считало их незначительной угрозой. "Мы знали, где у нас были проблемы, где находился заповедник, где есть люди, которые будут поддерживать (противника), до которого мы собирались добраться", сказал Розенгард. Этот заповедник находился в горах на границе Пактии с Пакистаном. "Местом, где у рас было самое слабое влияние, которое имело наибольшее значение, была провинция Пактия… Мы знали, что боевой порядок (там) будет таким, с которым нам еще не приходилось сталкиваться ни в каком виде", сказал он. Специалисты по планированию "Кинжала" пришли к выводу, что "тактически Пактия была самым большим куском, оставшимся на блюде".
Но пока они выясняли, где им следует в следующий раз вступить в бой со своим противником, американское командование, в свою очередь, переосмысляло свой подход: "только UW, всегда и везде". Ход войны изменился. Теперь они столкнулись с иным противником, нежели тот, с которым они сражались – и победили – используя нетрадиционные методы вооруженной борьбы. В течение последних двух месяцев операторы Сил спецназначения из "Кинжала" и оперативники ЦРУ использовали Северный альянс, чтобы отбросить противника, состоявшего в основном из крестьянской пехоты Талибана. Но к настоящему времени талибы были вытеснены из всех крупных городов. Большая часть боевиков Талибана, те, что не были убиты или взяты в плен, вернулись на свои поля и в кишлаки или перебрались в Пакистан. Однако с Аль-Каидой все было по-другому. У ее бойцов в Афганистане не было родных городов или кишлаков, куда они могли бы вернуться. Возможности просто сдаться или перейти на другую сторону, как это сделали многие из связанных с талибами ополченцев, когда стало ясно, в каком направлении развиваются события, для Аль-Каиды не существовало. Это были чужаки, иностранцы из Узбекистана и Чечни, а также из Саудовской Аравии и других арабских государств. Им точно не приходилось ждать пощады от Северного альянса и вряд ли от американцев. И при этом они не могли вернуться на родину, которую покинули. Большинство из них скрывались от властей своих стран, которые предпочитали экспортировать исламский экстремизм, а не позволять ему нагнаиваться дома.
Более того, религиозное рвение бойцов Аль-Каиды делало их высокомотивированными солдатами. Во время войны с Северным альянсом 55-я бригада талибов – сформированная полностью из боевиков Аль-Каиды – была одним из наиболее эффективных формирований в боевых порядках Талибана. Боевики Аль-Каиды были также, практически по определению, яростными антиамериканистами. Поскольку их самые высокопоставленные лидеры все еще находятся на свободе, они не будут считать себя побежденными. Некоторые добрались до Пакистана из Тора-Бора или из других мест. Там они могут найти убежище в племенных районах. Некоторые лидеры, возможно, могли бы скрыться из глаз в растущих мегаполисах: Равалпинди, Лахоре или Карачи. Но большинство боевиков Аль-Каиды останутся поблизости от своих баз вдоль границы. Многие приехали за тысячи миль, чтобы овладеть навыками джихада в тренировочных лагерях Аль-Каиды в Афганистане. Теперь в Афганистан пришли неверные. Лучших перспектив для джихада невозможно представить. Не имея возможности вернуться домой и с открывшимися перед ними шансами на победу или мученичество, можно было ожидать, что они будут сражаться.
Неутешительные показатели сил Хазрата Али в Тора-Бора, где номинальные союзники американцев брали взятки за обеспечение безопасного прохода для Аль-Каиды, в сочетании с осознанием того, что теперь они столкнулись с более умелым и решительным противником, вынудили старших офицеров кинжала пересмотреть разумность опоры на местное ополчение. Нетрадиционные методы вооруженной борьбы приносили все убывающую отдачу. Возможно, настало время для нового подхода.

К середине декабря в отправляемых на К2 сводках о деятельности Аль-Каиды в восточном Афганистане появилось название нового места: Шахикот. В устах местных союзников Сил спецназначения оно относилось скорее к району к югу от Гардеза, нежели к какой-либо конкретной долине. Попадание в центр внимания Пактии, где находился Шахикот, отправило парней из "Кинжала" на поиск двух книг, которые Малхолланд договорился отправить им, прежде чем они покинули расположение 5-й Группы в Форт-Кэмпбелл, штат Кентукки: "Медведь перешел гору" и "Другая сторона горы". Переведенный и отредактированный Лестером Грау, отставным офицером Армии США, работавшим в Управлении иностранных военных исследований Армии в Форт-Ливенуорт, штат Канзас, "Медведь перешел гору" был сборником тактических эпизодов войны Советов в Афганистане, написанных советскими офицерами. "Другая сторона горы", написанная Грау совместно с Али Ахмадом Джалали, бывшим моджахедом, следовала аналогичному формату, только с другим набором эпизодов, рассматриваемых на этот раз с точки зрения командиров моджахедов. Обе книги содержали подробный анализ боевых действий в восточном Афганистане в целом и в Пактии в частности. Читаемые вместе, они дали персоналу "Кинжала" ценное представление о том, как их враги могут действовать в Пактии, и какая тактика лучше всего сработает против них.
В то время как большая часть штаба "Кинжала" корпела над недавней военной историей восточного Афганистана и устраивала мозговые штурмы по поводу того, что делать дальше, один офицер предпринял более научный подход. Капитан Брайан Суини был придан штабу "Кинжала" от Сухопутного центра информационной борьбы (Land Information Warfare Activity – LIWA) – армейской организации, специализирующейся на отслеживании характера действий противника в целях распознания вражеских сетей и командно-управляющих узлов. Начиная с декабря, по собственной инициативе, Суини терпеливо сопоставил информацию, которую группы "Кинжала" и ЦРУ передавали из восточного Афганистана, с данными технической разведки о местонахождении и перемещениях сил Аль-Каиды, полученными с помощью разведывательных самолетов и спутников. Сидя в защищенном разведывательном центре "Кинжала", известном как SCIF – обнесенной колючей проволокой, пропитанной запахом сгоревшего кофе длинной палатке, охраняемой бойцами 10-й Горной – Суини работал над составлением схемы сети "надежных домов" Аль-Каиды, транспортных узлов и путей эвакуации из Афганистана, которые он назвал "крысиными тропами". Он выделил три отдельные "тропы".
Хотя он и работал специалистом по информационным операциям, Суини, описываемый коллегами, как высокий, темноволосый, "похожий на Джеймса Бонда парень", также был офицером Сил спецназначения. Это был ключевой атрибут. Как офицер спецназа, Суини "привнес в процесс анализа специфическую подготовку и менталитет Сил спецназначения, о которых технические специалисты ранее не думали" говорил Розенгард. В разведпункте "Кинжала" доминировали военнослужащие из ВВС, приданные, чтобы помощь трансформации 5-й Группы в объединенную оперативную группу специальных операций, но даже специалистам из разведотдела 5-й Группы не удалось собрать все детали воедино так же хорошо, как Суини. "Это было блестяще", сказал Розенгард.
По мере того, как Шахикот занимал все более высокое место в планировании "Кинжала", сотрудники штаба спецподразделения начали снабжать лакомыми кусочками информации своих коллег и соседей по К2 из Горной, что позволило Вилле и Зиембе составить собственные планы действий в отношении сил Аль-Каиды, которые, как было упомянуто выше, собирались к югу от Гардеза. Но, несмотря на растущую частоту упоминаний региона в донесениях разведки, "Кинжал" не делал Шахикот своей основной целью вплоть до середины января. Когда это произошло, основанием частично послужила информация, полученная от Команды-"A" с позывным "Техас-14".

6.

Колонна из забрызганных грязью пикапов, извиваясь, прокладывающая путь по грязным, переполненным улицам Гардеза 4 января 2002 года, была заполнена пестрой смесью из американцев и афганцев, и возглавлялась американцем, выглядевшим как афганец.
Американцами были солдаты SF из "Техаса-14" – позывной ODA-594, Команды-"А" из 3-го батальона 5-й Группы – и еще пара оперативников ЦРУ. Афганцы были зародышем частной пуштунской армии, которую начинали собирались "Техас-14" и Агентство. А американцем, который выглядел как афганец, был командир "Техаса-14", капитан Гленн Томас, офицер японского происхождения, чья черная борода и длинные черные волосы означали, что он мог сойти за местного до тех пор, пока сможет обойтись без разговоров.
Томас и его люди устали, но все еще жаждали действия. В то время как другие Команды-"A" отличились в действиях в окрестностях Кандагара, Кабула и Мазари-Шарифа, "Техас-14", проведя большую часть последних двух месяцев в Афганистане, до сих пор не оказывался в центре крупных операций.
В середине декабря группа передислоцировалась в провинцию Логар – южнее Кабула, но севернее Пактии – для работы с парой небольших военизированных группировок. В Логаре сливаются этнические границы Афганистана, и лишь немногие из сил, с которыми работал "Teхас-14", были пуштунами. Но 2 января к ним на порог прибыла группа из тридцати пуштунских бойцов из Логара. Уже проверенные ЦРУ, они явно были более высокого калибра, чем остальные афганцы, которых тренировал "Техас-14". Команду-"А" особенно привлек противник талибов, возглавлявший эту новую группу. Этого человека звали Зия Лодин, и ему было неведомо, что американцы, с которыми он никогда не встречался, вскоре назначат ему ключевую роль в крупнейшей битве их войны в Афганистане.
Происходившему из племени Лодин, глава которого назначил его руководить оплачиваемым американцами подразделением, Зие, ориентировочно, было за тридцать или чуть больше сорока. При росте не менее шести футов, у него были темно-русые волосы, короткая темная борода и пухлые щеки. По происхождению он не был бойцом. Но с точки зрения "Техаса-14" и их боссов на К2, у Зии был огромный потенциал. Они сразу же доверили его людям свою личную защиту. В течение нескольких дней после знакомства с ним Томас решил, что харизматичный Зия отвечает всем трем правилам UW. Ожесточенная враждебность Зии в отношении Талибана и Аль-Каиды произвела впечатление на "Техас-14", равно как и его личное мужество, и прочие качества, которые солдаты SF и оперативники ЦРУ, считали признаками сильного лидера. Однако люди из "Кинжала" также оказались привлечены к Зие, потому что он, казалось, представлял собой просвещенный тип афганского лидера, редкий товар среди "G-вождей". "Он не был заинтересован в том, чтобы просто делать то, что ему говорили другие", вспоминал Розенгард, оперативный офицер "Кинжала". "Это был молодой человеком со своими собственными взглядами, в которые не входило повешение женщин за то, что они однажды странно посмотрели на него, и, конечно, не входил отказ отправлять его детей в школу, и его взглядах, вероятно, не было места обществу, позволяющему экспорт терроризма. Он был довольно идеалистичным молодым человеком, человеком с яйцами".
Когда Малхолланд приказал Томасу выдвигаться на юг в Пактию в направлении Гардеза, "Техас-14" решил свести свои разрозненные группировки ополченцев (теперь поощряемых деньгами ЦРУ) в одну воинскую группу, которую они будут использовать в качестве вооруженной разведки во время переезда в Гардез. К тому времени, когда небольшая колонна "Техаса-14" достигла Гардеза, их вера в Зию была крепкой. "Все, что он обещал сделать, он делал", сказал Розенгард. "Он был готов отправиться с нами, довести до места, и все, что он говорил нам, оказалось правдой". С помощью открытых ЦРУ мешков с наличностью "Техас 14" нашел себе "G-вождя".

В городе, через который пробирался маленький конвой "Техаса-14", ощущалось величие прошлого, сошедшее на нет. Несколько центральных улиц представляли собой бульвары почти в европейском стиле, разрезанные разделительными полосами, окаймленные зданиями, с которых давным-давно стерлась краска. Внешний лоск изобильного города облупился, но его население росло, и его кое-как замощенные дороги были забиты людьми. В 1979 году, когда Советы вторглись в Афганистан, население Гардеза составляло менее 10000 человек. К 2002 году оно выросло в десять раз. Этот рост в основном объяснялся притоком людей, ушедших в Пакистан в качестве беженцев во время войны с Советами и вернувшихся – многие с новыми семьями – в 90-е годы. Как и для многих из тех беженцев, для "Техаса-14", когда он въехал в Гардез, первым делом необходимо было найти жилье. Техническим термин для того, что искали солдаты SF и их коллеги из ЦРУ был "надежный дом". Но когда ЦРУ нашло и арендовало идеальное место на восточной окраине города, эта фраза не описывала его должным образом. Типичная усадьба, в каких проживали состоятельные семьи, это была скорее крепость, чем дом. Защищенный со всех сторон сужающимися кверху стенами из сырцового кирпича длиной около 100 метров, высотой двадцать пять футов, толщиной шесть футов у основания и примерно четыре фута в верхней части, квадратный, похожий на Аламо комплекс имел огромный земляной двор, путь в который вел через стальные ворота, которые, будучи открытыми, были достаточно широки, чтобы впустить пикапы американцев.
Американцы въехали в комплекс. Их афганские союзники расположились лагерем снаружи. Чтобы устранить угрозу обстрела из машин с главной дороги, проходившей перед комплексом с востока на запад, афганцы "Техаса-14" установили блокпосты, вынесенные на милю от "надежного дома" в каждую сторону. Обычное движение было заблокировано и теперь приходилось делать длинный объезд – явный признак того, что, по крайней мере, с точки зрения местного населения, американцы теперь действуют на неизведанной территории.
Обустроившись на новом месте, обитатели "надежного дома" приступили к выполнению своей работы. Для ЦРУ это означало раскидывание щупалец в попытке найти источники для "человеческой разведки" в Гардезе, беседы с местными жителями, чтобы получить более подробную информацию о местонахождении сил Аль-Каиды. Солдаты SF приступили к инструктированию своих афганских бойцов, среди которых были хазарейцы и таджики из центральных и северных районов Афганистана, бывшие явно нежеланными в пуштунских землях, но которых в "Техасе-14" считали необходимыми для защиты "надежного дома" и обеспечения дополнительного усиления во время вылазок в сельскую местность. Обучение многоязычного афганского воинства основам пехотной тактики было важным делом, поскольку, как ни странно, учитывая задачу, которую американцы поставят перед ними через несколько недель, одна из областей, в которой Зия и его небольшая группа крестьянских воинов – составлявшая на момент присоединения к "Техасу-14" лишь половину численности американской пехотной роты – не имели почти никакого опыта, был бой.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 06 сен 2019, 13:25 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 1091
Команда: нет
Спасибо.
Пара опечаток

Цитата:
батальонами оп 600 солдат


Цитата:
твердое намерение убить или захватить Гунн (????) сотни – а возможно и тысячи – боевиков Аль-Каиды

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 11 сен 2019, 20:54 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
7.

Массивный, мощный C-17 "Глоубмастер-III" медленно вырулил вдоль взлетно-посадочной полосы Баграма, прежде чем остановиться. Когда стих пронзительный свист гигантских турбовентиляторных двигателей, экипаж опустил заднюю рампу, дюйм за дюймом обнажая серо-черное ночное афганское небо. Была первая неделя января, и резкий холодный воздух затопил кабину транспортника. Поднявшись со своей нейлоновой сидушки, Пит Блейбер взвалил на плечо рюкзак и собрался с духом, прежде чем шагнуть по рампе в полуночный холод и взобраться в ожидающий внедорожник. За рулем, одетый в штатское, сидел пузатый офицер запаса по имени Скотт. В гражданской жизни Скотт был полицейским, но здесь, в Баграме он был заместителем командира сверхсекретного разведывательного подразделения. До разбитого здания, куда Скотт повез Блейбера провести ночь, было лишь две минуты езды, но этого времени хватило офицеру "Дельты", чтобы осмотреть унылый, залитый лунным светом ландшафт. Возможно, гражданское происхождение Скотта не было таким уж нелепым, как могло показаться на первый взгляд, поскольку это место выглядело так, будто ему нужен новый шериф.
Расположенная в тридцати милях к северу от Кабула, на высокой широкой равнине у южного склона Гиндукуша, база была построена в конце 50-х годов как часть программы советской помощи левому правительству Афганистана. Советы действовали не из щедрости. Они знали, что когда-нибудь им может оказаться полезно иметь в Афганистане несколько хороших авиабаз. И, разумеется, первая волна советских сил, вторгшихся в Афганистан в декабре 1979, прилетела в Баграме. На протяжении 80-х годов база служила центром советских воздушных операций и часто подвергалась атакам боевиков. Пики высотой до 15000 футов возвышались на подходах к аэродрому с трех сторон, так что огромным советским транспортным самолетам приходилось садиться и взлетать по крутой спирали, чтобы избежать пролета над горами и не стать целью для моджахедов, вооруженных запускаемыми с плеча зенитными ракетами. После ухода Советов база оказалась на передовой различных афганских гражданских войн. Как и на отеле "Ариана", на ней остались шрамы.
Первыми американскими войсками в Баграме была ODA-555 ("Трайпл никл"(10)), которая прибыла вместе с Северным альянсом 21 октября. Бойцы Силы спецназначения обнаружили базу в ужасном состоянии. Отметины от пуль усеивали низкокачественный бетон, из которого были построены все здания. Тут и там в стенах виднелись отверстия большего размера, пробитые снарядами танковых пушек, или куски крыш, сорванные реактивными гранатами. Там не было ни электричества, ни водопровода. Все, что осталось от афганских военно-воздушных сил, представляло собой сваленные в кучу возле взлетно-посадочной полосы останки разбитых и ржавых МиГов.
Несколько американцев на базе были обычными солдатами, исполнявшими вспомогательные функции. Но подавляющее большинство выглядело несколько иначе, чем обитатели большинства американских военных лагерей. Мало кого можно было увидеть одетым по форме. На бойцах были джинсы, футболки и жилеты фотожурналистов, а также флисовые куртки, чтобы оградить себя от суровой афганской зимы. Их волосы свисали, закрывая уши. У всех были густые, кустистые бороды. Но внешность может быть обманчива, и в данном случае предполагалось, что она будет таковой. Эти неопрятные люди были одними из самых опытных воинов и тайных оперативников в мире. После 11 сентября Америка послала в Афганистан лучшее, что у нее было. И теперь многие из них развернули свое хозяйство в полуразрушенных ангарах и казармах Баграма.
Они принадлежали различным организациям, некоторые из которых были хорошо известны американской публике. Но другие имели названия, которые редко, если когда-либо вообще, появлялись в печати. К концу января им был присвоен ряд экзотических позывных: "Боуи", "Кинжал" и "К-Бар". По факту многие бойцы, находившиеся в январе в Баграме, принадлежали к сверхсекретному подразделению, которое уже меняло название с момента развертывания в Афганистане. Оно начало войну как оперативная группа "Меч", но к январю было переименовано в оперативную группу 11.
У оперативной группы 11 была лишь одна цель: уничтожение или захват так называемых "высокоценных целей" (High-Value Target – HVT) – словосочетание, которое военные США использовали для описания высокопоставленных лидеров Аль-Каиды и Талибана.
В оперативную группу "Меч" входило от 2200 до 2500 человек, что делало ее одним из крупнейших когда-либо собиравшихся сосредоточений "черных" специальных операторов. ("Черные" силы специальных операций, такие как "Дельта" и SEAL Team 6, также известные как "подразделения специальных задач", это те, чье существование Пентагон отказывается официально признать.) Внутри "Меча" было несколько входящих в его состав оперативных групп, но с октября до начала января его основная сила была представлена эскадроном в 100 человек, состоящим из операторов отряда "Дельта" и подразделения обеспечения, названная оперативной группой "Грин". Это были люди, составлявшие самую сердцевину оперативной группы "Меч", силы прямого действия, обученные вышибать двери, сокрушать численно превосходящего противника и убивать или захватывать самых опасных врагов Америки.
Основанная в 1977 году в Форт-Брэгге как главное контртеррористическое подразделение Соединенных Штатов, "Дельта" из нескольких дюжин солдат выросла в подразделение численностью почти в тысячу. Лишь около 250 человек были "операторами", суперподготовленными коммандос, осуществляющими операции прямого действия. Они были разделены на три эскадрона – А, B и C – по семьдесят пять-восемьдесят пять солдат каждый. В каждом эскадроне было три отряда (три формирования, эквивалентных роте). Два были штурмовыми, специализирующимися на прямых действиях. После завершения шестимесячного курса подготовки операторов "Дельты", новички зачислялись в штурмовые отряды. Некоторые тщательно отобранные ветераны смогут продвинуться и перейти в разведывательный отряд эскадрона, или "рекки". В задачи меньшего по численности отряда "рекки" входило скрытное проникновение в тыл противника, наблюдение за его позициями и снайперские действия. (Использование британского термина "рекки" вместо американского "рикон", отражало корни "Дельты", как организации, созданной по образцу британской специальной воздушной службы, SAS, ее основателем, полковником Чарли Беквитом, служившим в SAS в рамках обмена.) Из соображений оперативной безопасности и практичности, "Дельта", теперь известная также под своим наименованием прикрытия – Группа Боевого Применения (Combat Applications Group или CAG) – была крайне замкнутой структурой. Остальная часть подразделения состояла из превосходно подготовленных и оснащенных механиков, специалистов связи, аналитиков разведки и других подразделений обеспечения, а также штаба. Кроме того, у "Дельты" была авиационная эскадрилья, базирующаяся где-то в другом месте на Восточном побережье, которая также выполняла задачи в интересах ЦРУ.
Первым подразделением "Дельты", развернутым под позывным ОГ "Грин" для войны в Афганистане, был Эскадрон B. Он вернулся домой в декабре. Его место занял Эскадрон А, но лишь на несколько недель. К 1 января Эскадрон А был заменен другим подразделением коммандос. Но эти операторы были из команды SEAL Team 6 и прибыли под наименованием оперативная группа "Блю".
Сформированная в 1980 году, SEAL Team 6 набирала личный состав из остальных команд SEAL ВМФ. Задачей подразделения было проведение таких же антитеррористических операций прямого действия, на которых специализировалась "Дельта", но в морских условиях. Иными словами, если бы террористы угрожали круизному судну или нефтяной платформе, для того, чтобы позаботиться о ситуации, скорее всего, была бы вызвана 6-я Команда. Однако подразделению предстоял трудный старт.
Ричард Марсинко, харизматичный и склонный к выпивке основатель подразделения и его первый командир, был легендой SEAL. Но его яркая – некоторые сказали бы, ковбойская – личность оказалась сеющей распри как внутри команды, так и в сообществе SEAL в целом. Он оставил командование в 1983 году, но исправить урон репутации команды оказалось не так легко. Спорная личность Марсинко и оставленный им в подразделении отпечаток бесконтрольности и наплевательского стали причиной того, что до конца десятилетия многие бойцы "Дельты" относились к своим флотским коллегам с подозрением, доходящим до пренебрежения. В 1990 году Марсинко был приговорен к двадцати одному месяцу тюремного заключения после того, как был признан виновным по нескольким обвинениям, связанным со схемой использования его бывших коллег по 6-й Команде для получения обманным путем от Казначейства США более 100000 долларов. Его осуждение еще больше запятнало репутацию построенной им с нуля организации.
Это заняло несколько лет, но после ухода Марсинко Team 6 постепенно обрела должный уровень профессионализма и уважения. Она также расширилась, но, не имея обширной структуры обеспечения "Дельты", ее численность никогда не превышала трети от размеров армейского аналога. Как и "Дельта", команда обзавелась наименованием-прикрытием: Группа разработки специальных методов вооруженной борьбы флота (Naval Special Warfare Development Group, или DevGru), и стала настолько зрелой, что к началу 90-х годов даже некоторые операторы спецподразделений Армии сочли, что по уровню профессионализма она соответствует "Дельте". Но по мере того, как 6-я Команда становилась все более опытной, презрение "Дельты" к ней переросло в антагонизм, когда операторы флота начали посягать на территорию "Дельты", беря на себя наземные операции прямого действия, ранее считавшиеся эксклюзивными охотничьими угодьями последней. Некоторую часть горечи – которая была взаимной – можно было отнести на счет ожесточенной конкуренции, всегда существовавшей между соответствующими сообществами Сил специальных операций Армии и Флота, из которых оба подразделения набирали большую часть своих людей. Один флотский офицер, работавший в тесном контакте с армейскими и военно-морскими Силами спецопераций, описывал их взаимоотношения как "в лучшем случае аналогичные соперничеству братьев и сестер, а в худшем – распадающемуся браку".
Объединенное командование специальных операций (JSOC), являющееся высшим штабом для обоих подразделений, в начале 90-х годов ввело в действие режим совместной подготовки, в соответствии с которым обе организации должны тренироваться друг с другом каждые три месяца. После нескольких лет такого порядка командиры каждого из подразделений выросли в глазах друг друга. Следствием стало взаимное уважение. К середине 90-х трения из явной враждебности переросли в здоровую конкуренцию. Между операторами обоих подразделений сложились крепкие дружеские отношения.
Тем не менее, ввод командующим JSOC генерал-майором Деллом Дейли ОГ "Блю" в Афганистан раздражал операторов спецподразделений Армии, и в особенности людей из "Дельты", которые беспокоились о том, что ограниченные тренировки их военно-морских коллег в действиях на суше не в должной мере подготовили их к необычайно сложным задачам, возникающим в ходе операций в Афганистане. Они с неодобрением отмечали, что в то время как "Дельта" никогда не будет пытаться выполнять операции прямого действия на море, 6-я Команда без каких-либо сдерживающих соображений берется за задачи, требующие глубокого понимания действий на суше. "Многие из "тюленей" – обычные парни с лодок, и вы не можете просто потрясти их и мгновенно получить парня из пехоты", говорил один из находящихся в Афганистане армейских операторов. В глазах операторов "Дельты" большая часть вины лежала на командовании Объединенного командования специальных операций, которое, казалось, было намерено рассматривать "Дельту" и 6-ю Команду как взаимозаменяемые, несмотря на их чрезвычайно различающиеся области компетенции. Решение о досрочном выводе Эскадрона А "Дельты" и включении в ротацию ОГ-11 эскадронов 6-й Группы до того, как в ней примут участие все Эскадроны "Дельты", казалось армейцам бессмысленным. По словам источника из армейских Сил спецопераций, операторы из Эскадрона С "находились на грани самоубийства из-за того, что еще не участвовали в бою".
Однако Дейли, пилот-вертолетчик армейских Сил специальных операций, также служивший в Рейнджерах, мало сочувствовал операторам "Дельты". Его решение использовать SEAL отражало его мнение о том, что "войну с террором" следует рассматривать в том же контексте, что и "Холодную войну": как долгий, затяжной марафон, а не короткий спринт к победе. Он ожидал, что новая война продлится сорок лет, и был полон решимости обеспечить JSOC возможность вести интенсивные боевые действия в течение длительного времени. Поэтому он решил дать "Дельте" отдохнуть. Нахождение подразделения в Афганистане в течение неопределенного времени, по его мнению, приведет к тому, что за девять месяцев "Дельта" "выгорит". Он знал, что "Дельта" превосходит Team 6 в наземных операциях, но считал, что каждое из подразделений намного превышает стандарты, необходимые для достижения успеха.
Дэйли применил тот же подход и к руководству ОГ-11. В октябре объединенный оперативный центр "Меча" переехал из штаб-квартиры JSOC на базе ВВС Поуп в Северной Каролине на остров Масира у берегов Омана в Индийском океане. Дейли отправился с ними в качестве командира "Меча". Но в период, примерно совпавший с переходом от "Меча" к ОГ-11, он установил для всех, действующих на Масире и в Афганистане, включая и свою должность командира оперативной группы, девяностодневный цикл ротации. Поэтому в январе он вместе со своими старшими штабными работниками вернулся в Поуп. Его сменил его заместитель, бригадный генерал ВВС Грегори Требон. Любопытно, что хотя смыслом существования оперативной группы 11 была разведка и прямые действия в отношении "высокоценных целей", Требон не имел опыта в этих областях. Очень опытный пилот, имевший более 7000 часов налета на пятидесяти пяти различных типах военных и гражданских летательных аппаратов, Требон также был парашютистом и имел допуск к прыжкам со свободным падением. Большую часть своей карьеры он провел в Силах специальных операций и имел репутацию серьезного профессионала. Однако должности Требона в Силах спецопераций были связаны с авиационными подразделениями или координацией деятельности авиационной компоненты специальных операций в вышестоящих штабах ВВС или объединенных сил. Его специализацией было пилотирование транспортных самолетов C-141, специально подготовленных для посадки на грунтовых аэродромах или выброска Рейнджеров на парашютах с предельно малых высот. Эксперт по интеграции спецподразделений ВВС в диверсионные операции, он не имел возможности изучить тактику, методы и процедуры, связанные с выслеживанием и уничтожением противника на земле.
Некоторые сотрудники JSOC полагали, что Дейли следует поставить во главе ОГ-11 командира "Дельты", полковника Джима Швиттерса или кэптэна Джо Кернана, командира Team 6, в зависимости от того, кому наступал черед принять лидерство в оперативной группе: ОГ "Грин" или ОГ "Блю". Дэйли знал, что Требону недоставало опыта в "топтании земли", но он полагал, что обязан заниматься развитием своего заместителя, возлагая на Требона ответственность. Дейли также знал, что Томми Фрэнкс по возможности предпочитает работать через генералов, и что Требон был протеже генерала ВВС Чарли Холланда, который в качестве командующего Командованием специальных операций США был начальником Дейли.
В противоположность Требону, в Баграме был один генерал, который знал все о том, как преследовать и убивать "плохих парней", как американские военные любили называть своих врагов. Это был бригадный генерал Гэри Харрелл. Человек с бочкообразной грудью и похожим на тиски рукопожатием, о котором его помощники были вынуждены предупреждать посетителей заранее, Харрелл был легендарным специальным оператором. Все время с декабря 1985 года по июль 2000 года за исключением восемнадцати месяцев он провел на различных должностях в "Дельте" и JSOC, поднявшись до командования "Дельтой" в 1998-2000 годах. Харреллу доводилось участвовать в облавах. Будучи командиром Эскадрона С "Дельты", он выслеживал наркобарона Пабло Эскобара в Колумбии и полевого командира Мохаммеда Фараха Айдида в Сомали. Позже, в 90-х годах, он помогал в поиске и поимке военных преступников на Балканах.
Несмотря на свое прошлое, в Афганистане Харрелл не командовал никем из "вышибателей дверей". С июля 2000 года он возглавлял Объединенный директорат безопасности CENTCOM, который курировал защиту вооруженных сил США на выделенном CENTCOM куске глобуса. Но в ноябре 2001 Фрэнкс приказал ему отправиться в Афганистан, чтобы возглавить разведывательную "объединенную ячейку", которая будет принимать всю разведывательную информацию, добываемую всеми американскими средствами в Афганистане и над ним, собирать ее воедино, чтобы переправить Фрэнксу. Командующий CENTCOM облек Харрелла большим доверием, назвав его своим "квотербеком"(11), и послал его в Афганистан, чтобы привлечь больше внимания к процессу сбора разведданных. Однозвездный(12) здоровяк появился в Баграме 25 ноября. Задача его объединенной ячейки, укомплектованной кадрами из вооруженных сил, ЦРУ и других ведомств, состояла в том, чтобы просеивать кучу информации, собираемой Соединенными Штатами, о перемещениях высокоценных целей, и решать, что из этого является применимыми на практике сведениями. Ячейка начиналась с малого, но после прибытия Харрелла она разрослась в подразделение из пятидесяти или шестидесяти человек. Как и ОГ-11, новая организация Харрелла, которую он назвал оперативной группой "Боуи", работала непосредственно на Фрэнкса, без необходимости отчитываться перед Миколашеком. Однако, в отличие от ОГ-11, "Боуи" находилась в Баграме, который быстро становился доминирующим штабным центром в Афганистане. Харрелл также отвечал за баграмский изолятор, большое серое многоэтажное здание, где содержались и допрашивались сотрудниками американской разведки пленные члены Талибана и Аль-Каиды. По мнению находившихся в Афганистане операторов спецподразделений, местонахождение Харрелла давало ему существенное преимущество перед теми, кто находился на Масире.
Те, кто находился на земле, в Баграме, понимали, что Харрелл был больше, чем канал передачи разведданных. Он был личным представителем Фрэнкса в Баграме. "Он (Фрэнкс) хотел, чтобы его парень на месте позаботился о том, чтобы все шло правильно", говорил офицер, работавший вместе с Харреллом. Харрелл принес не только носимую им генеральскую звезду, но и устрашающий вес опыта, с которым в Баграме мало кто мог сравниться.
Внутри "Боуи", но подчиняясь ОГ-11, была небольшая организация, которая вскоре окажет большое влияние на войну. Она называлась Операциями передовых сил, или AFO, и ее задача состояла в выполнении высокорисковых разведывательных задач в глубине удерживаемой противником территории. AFO не является постоянной организацией в Штатах, а скорее представляет собой концепцию, координируемую штабной ячейкой JSOC, которая может привлекать личный состав любого подразделения специальных операций для удовлетворения требований конкретной задачи. Бойцы, придаваемые AFO, в равной степени могли вести глубинную тактическую разведку на обычном поле боя или проникнуть в зарубежную столицу в костюмах и с фальшивыми паспортами, чтобы арендовать автомобили и офисные помещения для подготовки к операции прямого действия. AFO также может выполнять терминальное наведение (отмечать цели для авиаударов), снайперские задачи и прямые действия, если это необходимо. "Намерение состоит в том, чтобы адаптировать подразделение к ситуации, поэтому оно никогда не будет иметь постоянный состав, но оно всегда будет небольшим, всегда будет кроссфункциональным, и в нем всегда будут работать лучшие из лучших", говорил офицер, знакомый с AFO.
Несмотря на то, AFO была небольшой, по сравнению с типичным Эскадроном "Дельты", ее деятельность – сложная даже в сравнении с титаническими задачами, часто выпадающими на долю "Дельты" – находила свое отражение в старшинстве ее личного состава. Командиром AFO обычно был старший подполковник, уже командовавший Эскадроном "Дельты", а почти все нижние чины были в званиях мастер-сержантов и сержант-майоров, закаленными операторами, за плечами каждого из которых было от пятнадцати до двадцати пяти лет опыта. "Для того чтобы делать такие вещи, требовалась определенная степень самоконтроля и просто хладнокровия, которая практически выходила за рамки того, чего можно ожидать от кого-либо в эскадронах", говорил офицер, в 90-е работавший в штабе JSOC.
Человеком, которого JSOC выбрал для руководства AFO в Афганистане, был Пит Блейбер.
До того, как принять командование AFO в начале января, Блейбер был оперативным офицером "Дельты", а до этого уже командовал Эскадроном B. В качестве оперативного офицера он уже участвовал в развертывании на Масире и в Афганистане в составе ОГ "Грин", прежде чем отправиться обратно в Штаты в декабре. Теперь он вернулся, чтобы заняться выполнением, вероятно, самых сложных задач в ОГ-11, разведывательных мероприятий в рамках поиска высшего руководства противника. Чтобы охватить 647500 квадратных километров территории Афганистана, у Блейбера было крошечное подразделение, состоящее из примерно сорока пяти операторов, аналитиков разведки и связистов. Большая часть этих бойцов была разделена на шесть групп – половина в южном Афганистане, во главе с майором, и половина в северо-восточном Афганистане, также под командой майора. Небольшая штабная группа, которую должен будет возглавить Блейбер, базировалась в Баграме вместе с ОГ "Боуи".
Но не все в Баграме было благополучно. Несколько сотен бойцов спецподразделений, обитавших в палатках цвета хаки и ветхих зданиях базы, были одними из лучших воинов на планете, подкрепленными возможностями разведки мирового уровня. На брифингах и совещаниях по планированию они излучали спокойную, профессиональную ауру и буквально сияли позитивом. Однако под поверхностью скрывалась напряженность, раздергивающая единство операций в Баграме. По мнению некоторых операторов, ни организация, ни управление собранными там силами не осуществлялось наиболее эффективным, логичным порядком. Оно не было, говоря военным языком "оптимизировано для успешного решения задачи". Многие были обеспокоены назначением Требона командиром ОГ-11 и решением командира JSOC Дэйли заменить опытных сухопутных бойцов "Дельты" "парнями с лодок" из Team 6. С точки зрения представителей армейских спецподразделений в Баграме, эти шаги, как минимум, смахивали на неуместную приверженность американскому военному принципу "объединенности" – идее, согласно которой боевая эффективность всегда усиливаются за счет максимально тесной интеграции четырех родов войск. "Позиция ОГ "Грин" была следующей: "Это должны сделать мы, предоставьте это нам. Нам не нужно, чтобы кто-то заменял нас, мы просто сделаем это сами", вспоминал офицер JSOC.
Дэйли были фигурой, сеющей распри в сообществе Сил специальных операций. Назначение его, бывшего главы 160-го авиационного полка специального назначения, на пост командующего JSOC сделало его последним в череде пилотов Армии и ВВС, занявших руководящие должности в Командовании специальных операций США и JSOC. Эта тенденция огорчала многих бойцов наземных подразделений JSOC, которые считали проводимые ими операции прямого действия raison d'être(13) JSOC, и не могли понять, почему руководить такими действиями назначают авиаторов. "Ребята, пришедшие из авиации, умеют распоряжаться деньгами, но не знают, как тактически грамотно использовать свои наземные формирования", говорил сержант "Дельты". Среди этих людей Дейли имел репутацию узко мыслящего человека, отвергающего риск. Офицер, служивший у него, говорил, что Дейли испытывал "давнишнее раздражение" в отношении наземных спецподразделений. Другие операторы соглашались с тем, что опыт Дейли в 160-м, пилотов которого операторы, которых они доставляли к месту боя, часто называли "таксистами" или "водителями автобусов", стал причиной его заносчивости(14). В ходе разборов, следовавших после учений или боевых операций, офицеры 160-го часто подвергались резкой критике со стороны своих соратников из "Дельты", Рейнджеров и Сил спецназначения, если действия вертолетчиков были хоть в чем-то не идеальны. По их словам, было легко понять, как такие впечатления могли заставить Дейли затаить обиду, вышедшую на первый план, когда он вступил в командование JSOC. "Теперь парень, возглавлявший таксопарк, руководит шоу", отмечал источник в Силах спецопераций в Баграме. Со слов одного армейского офицера, Дэйли также полагал, что генерал, просто в силу его ранга, автоматически становится способен командовать и управлять наземными операциями, даже если у него не было никакого реального наземного опыта.
Но другие офицеры, особенно знавшие Дейли по службе в 160-м, имели о генерале гораздо более позитивное мнение. "Он всегда казался мне справедливым, весьма толковым тактическим лидером", говорил один из старших офицеров, служивших у Дейли в 160-м. "Он был очень популярным, будучи командиром 160-го – очень харизматичным". Эти офицеры скептически относились к мнению, что у Дейли было предвзятое отношение к "топтальщикам земли". Будучи младшим офицером, он служил в Рейнджерах, говорили они, и ничего, что рядом со своим квалификационным знаком Старшего пилота он все еще носил знак отличного пехотинца, награду, присуждаемую лишь пехотинцам, прошедшим ряд жестких полевых испытаний.
Теоретически, Дейли не входил в цепочку командования Требона, идущую прямо к Фрэнксу, осуществляющему оперативный контроль ОГ-11. Но в реальности, будучи заместителем командира JSOC, Требон постоянно отчитывался перед Дейли, который из своей штаб-квартиры в Северной Каролине продолжал осуществлять контроль за тем, как использовались его силы в Афганистане.
Выступления Дейли во время телеконференций со штабом ОГ-11 мало что изменили в его репутации микроменеджера – некоторые штабисты JSOC называли его "6000-мильной отверткой" – и сторонника элитарности черных спецопераций, не желающего, чтобы силы JSOC работали с белыми Силами спецопераций, не говоря уже об обычных войсках, начинающих развертывание в Афганистане. Учитывая эти обстоятельства, было почти неизбежно, что между Требоном, офицером ВВС, ответственным за охоту, и Харреллом, согласно резюме которого казалось, что он обладает лучшей квалификацией для выполнения работы Требона, нежели сам Требон, возникнет напряженность.
Эдвардс, заместитель командира CFLCC, наблюдая за развертыванием событий из Кувейта, мог видеть, как Харрелл выходит за пределы полномочий, данных ему Фрэнксом. Командующий CENTCOM облекал Харрелла огромным доверием, отмечал Эдвардс, "но он не назначил Гари никаких оперативных обязанностей, когда ставил его туда". Эти ограничения напрягали Харрелла. "Гэри хороший офицер", говорил Эд. "А хорошие, умные, агрессивные офицеры имеют склонность заполнять вакуум". В этом случае вакуумом было отсутствие сильного, опытного руководства со стороны Требона, и Харрелл с Дэйли пытались его заполнить. "Были явные трения между тем, что делал или считал, что делает Гэри Харрелл, и тем же со стороны Делла Дэйли", говорил Эдвардс. "Теперь, я говорю это очень осторожно, потому что, вероятно, никогда в истории Соединенных Штатов не было такого сотрудничества, какое было продемонстрировано там, но это не устраняло всей напряженности по поводу того, кто на деле будет контролировать черные SOF (Силы специальных операций) в стране, это было именно то, что Гэри и его маленькая оперативная группа "Боуи" должны были сделать в рамках операции по слиянию разведданных, и кто имел оперативный контроль".
Некоторые в ОГ-11 также были недовольны концепцией Дейли и Требона о том, как должна действовать оперативная группа, которая должна была держать подразделение прямого действия – сначала "Грин", а затем "Блю" – незадействованным в Баграме, ожидая разведданных от "Боуи", чтобы точно засечь местонахождение высокоценной цели, после чего "вышибатели дверей" устраивают рейд, чтобы уничтожить или захватить объект. Часы, необходимые для перелета из Баграма в восточные провинции, где, вероятно, скрывались бен Ладен и другие ключевые фигуры противника, заставляли некоторых задуматься о том, что было бы лучше разделить силы прямого действия на более мелкие элементы, разместив их в "надежных домах" в этих провинциях. "Это превратилось в неуклюжую процедуру", говорил один из операторов. "Большинство парней знали, что это был не лучший способ действовать… Вы не можете вылететь на вертолете к цели из Баграма в реальном времени и иметь высокую вероятность уничтожить или захватить кого-нибудь. Вам необходимо развернуться заранее".
Однако на Масире Требон и его штаб жонглировали конкурирующими задачами. CENTCOM приказывал им держать коммандос в Баграме в полной готовности двадцать четыре часа в сутки для того, что они называли задачами со "срочным целеуказанием". Это распоряжение было сделано после того, как американским войскам понадобилось четверо суток чтобы попасть на заснеженный участок в горах, по которому был нанесен авиаудар, по человеку, который, как они надеялись, мог быть одним из "большой тройки" – бен Ладеном, его заместителем Айманом аз-Завахири, или муллой Омаром. После этого фиаско CENTCOM приказал выполнять такие задачи ОГ-11. "Так что они подкинули нам в рюкзак еще и это, что значило, что всем парням придется, в основном, сидеть в готовности на взлетке", говорил офицер ОГ-11. Кроме того, Дэйли знал, что если он выпихнет ОГ "Блю" из Баграма в "надежные дома" в глубинке, ему потребуется задействовать больше Рейнджеров, чтобы охранять их, а он отчаянно пытался контролировать численность своих сил в Афганистане. (Рейнджеры предоставили подразделение обеспечения прямых действий, названное оперативной группой "Ред", действующее согласованно с "Грин" или "Блю".) По мнению некоторых ОГ "Блю" была замешана в этой схеме. Жаждая действий, но не имея доскональной подготовки в области разведки, SEAL неохотно шли на поиски высокоценных целей. "Они не были проактивными", говорил источник в Силах спецопераций. "Они хотели, чтобы мишень сама пришла к ним, уже повязанная гребаной подарочной ленточкой".
Неудивительно, что Рейнджеры были, пожалуй, самыми разочарованными из всех бойцов на базе. Их командир, подполковник Тони Томас, был одним из самых опытных офицеров специальных операций, находившихся в Афганистане. Один из немногих военнослужащих любого ранга с двумя боевыми прыжками в послужном списке, он в 1983 году десантировался на Гренаду, будучи командиром взвода Рейнджеров, и в Панаму в 1989 году, в качестве командира роты Рейнджеров. Большую часть 90-х годов он провел в "Дельте", участвуя в крупных операциях на Балканах и поднявшись до командира Эскадрона В. Теперь он оказался в другой зоне боевых действий, но на этот раз был вынужден работать, подчиняясь офицерам, имеющим куда меньший опыт в подобного рода обстановке. "Он был таким же хорошим парнем, как и мы", говорил оператор спецподразделения с большим опытом работы в Афганистане.
В конце года численность ОГ "Ред" была резко сокращена. Изначальная ОГ "Ред", состоявшая из 3-го батальона Рейнджеров, была заменена оперативной группой Томаса, включавшей в себя лишь усиленную роту (стрелковая рота плюс минометчики, снайпера и разведчики), а также большую часть штаба 1-го батальона Рейнджеров. Как и все Рейнджеры, бойцы Томаса специализировались на прямых действиях и гордились своей способностью осуществлять детальное планирование задачи. ОГ "Ред" имела большой штаб, обученный планировать опасные операции так, чтобы как можно меньше оставлять на долю случая. Численность личного состава Томаса позволила ему разместить оперативный центр в Кандагаре, оставив при этом своего оперативного офицера и остаток штаба в Баграме. В отличие от них, SEAL из ОГ "Блю" не славились своими навыками планирования и часто обращались к Рейнджерам за помощью в планировании операций в Афганистане. Томас и его люди считали невообразимым то, что им приходится исполнять обязанности именитых привратников при подразделении, не имевшем жизненно необходимых средств для планирования собственных действий. Командир 1-го батальона надирался с горя, наблюдая, как SEAL "валяют дурака", сообщал источник в Силах спецопераций. "Ему приходилось прикусить язык, чтобы не прибить кого-нибудь ко всем чертям".
"Красные" знали, что они должны были быть ведущим подразделением, работая по задачам, но они занимались охраной и организационными задачами при "тюленях", комментировал другой наблюдатель в Баграме. "Что за пустое разбазаривание".
Такой была ситуация, с которой столкнулся Блейбер, сойдя с С-17 в ту первую неделю января. К этому времени Блейбер уже съел сто собак, бросаясь с парашютом (иногда в буквальном смысле слова) в ситуацию, в которую ему приходилось вникать целиком и сразу. Бывший рядовой и Рейнджер, получивший звание, окончив армейскую школу кандидатов в офицеры, он пришел в "Дельту" в 1991 году и был ветераном, участвовавшим в боевых действиях по всему миру, включая Панаму, Сомали и Балканы. Ему не понадобилось много времени, чтобы понять истинное положение дел в Баграме.
Блейбер давно верил в "силу комбинаций", сводя воедино кроссфункциональные команды из элементов черных и белых SOF, обычных войск и ЦРУ, чтобы максимизировать потенциал каждого из них. На этом этапе войны другими ключевыми игроками в Афганистане были "Кинжал" и ЦРУ. Именно они находились во внутренних районах, проводя UW совместно с афганскими ополченцами и выведывая полезную информацию о местонахождении бойцов Аль-Каиды и HVT. Первым делом после прибытия Блейбер добился того, чтобы его группы AFO были тесно включены в так называемые "пилотные команды" с персоналом "Кинжала" и ЦРУ, работающим из "надежных домов" в Гардезе, Хосте и других провинциальных городах. Но для того, чтобы эти группы стали по-настоящему эффективными, им требовалось увеличение пропускной способности средств связи на местах и возможность анализа разведданных. Так что Блейбер "размазал" свою организацию, забрав почти всех аналитиков разведки и связистов из Баграма и растолкав их для поддержки пилотных команд в "надежных домах". Это объединяло пользователей информации (операторов) с ее держателями (аналитиками), что позволяло передавать данные от одних другим гладко и эффективно, без риска искажения при проходе через штабные инстанции. Блейбер решил, что Баграм его не привлекает. Он присоединился к северному командному элементу AFO, "пристроившемуся" к станции ЦРУ в "Ариане", взяв с собой парня из связи и аналитика. В "Ариане" он оказывался в центре операций ЦРУ в Афганистане и находился всего в двух кварталах от "надежного дома" "Кинжала" в Кабуле. В плане полезной разведывательной информации и "Кинжал", и Агентство могли предложить Блейберу гораздо больше, чем кто-либо в Баграме.
Он оставил в Баграме двух аналитиков, а также офицера по воздушным операциям и майора по имени Джимми, бывшего его заместителем. Еще одному бывшему Рейнджеру, Джимми, было под сорок, он был шести футов ростом и весил около 180 фунтов. Он имел худощавое, спортивное телосложение, типичное для операторов "Дельты". У него были длинные, черные, зачесанные назад волосы и густая черная борода. Темно-карие глаза и безупречно белые зубы лишь добавляли привлекательности его облику кинозвезды. Офицер из 10-й Горной говорил, что Джимми был похож на Аль Пачино в главной роли в фильме "Серпико". Разумеется, в некоторых кругах Джимми имел репутацию "голливудского парня из "Дельты". Однако другие, кто хорошо его знал, говорили, что это несправедливо, и те, кто выступали с подобной критикой, просто завидовали профессионализму Джимми. "Если вы соберетесь отправиться на боевую операцию, он будет одним из тех, кого вы захотите видеть в своей команде", говорил оператор, служивший вместе с Джимми. Блейбер и Джимми прошли долгий путь. Впервые они встретились, когда Джимми был лейтенантом Рейнджеров, а Блейбер – майором в "Дельте". Они работали в тесном сотрудничестве, когда Джимми был оперативным офицером в Эскадроне А "Дельты", а Блейбер исполнял те же обязанности в подразделении в целом. Это был первый раз, когда они вместе участвовали в боевой операции, но Блейбер полностью доверял Джимми. Он знал, что ему понадобится офицер связи и помощник в Баграме, на которого он сможет положиться. И он без колебаний сделал Джимми этим парнем.
В течение несколько дней Блейбер кардинально перестроил свою организацию, чтобы в полной мере воспользоваться ее возможностями, а также теми, что были у "Кинжала" и ЦРУ. Теперь детали встали на место. Силы AFO были готовы взять на себя любые трудности, которые их ожидали. Им не придется долго ждать.

10. "Трайпл никл" – идиома, происходящая от прозвища американской пятицентовой монеты, "никеля", означает "тройной пятицентовик" – т.е. число 555 (прим. перев.)
11. Квотербек, (Quarterback, QB) игрок нападения в американском футболе. В современном футболе он является лидером и ключевым игроком в атакующих построениях команды, задачей которого является продвижение мяча по полю (прим. перев.)
12. Знак различия бригадного генерала – одна большая звезда (прим. перев.)
13. Смыслом существования (фр.) (прим. перев.)
14. В оригинале "оставил на его плече большую щепку". Данное выражение пришло из Америки, где использовалось еще с начала XIX в. По традиции, вызывая кого-либо на спор, мальчик или мужчина пристраивал на плечо деревянную щепку и предлагал желающему вступить в драку сбить ее (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 12 сен 2019, 19:55, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 12 сен 2019, 07:49 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 217
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 12 сен 2019, 12:07 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 1091
Команда: нет
Цитата:
Они были разделены на три эскадрона – А, B и C – по семьдесят пять-восемьдесят пять солдат каждый. В каждой эскадрилье было три отряда

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 12 сен 2019, 13:56 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1197
Команда: Grau Skorpionen
Винд писал(а):
Цитата:
Они были разделены на три эскадрона – А, B и C – по семьдесят пять-восемьдесят пять солдат каждый. В каждой эскадрилье было три отряда


Спасибо!
Похоже, попытка варганить промптом электронный подстрочник, а потом "приводить к нормальному бою" не шибко удалась. С одной стороны, вроде, времени уходит меньше, а с другой -- вот такие вот больно уж дурацкие вещи проскакивают...

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Sean Naylor "NOT A GOOD DAY TO DIE"
СообщениеДобавлено: 12 сен 2019, 16:44 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1118
Команда: FEAR
>> также известные как "подразделения специальной задач"

специальных


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 32 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB