Текущее время: 19 янв 2019, 22:34


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 131 ]  На страницу Пред.  1 ... 3, 4, 5, 6, 7  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 23 окт 2018, 00:14 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 37

После того, как с дозаправкой в пустыне определились, было выбрано место, где "Дельта" сможет укрыться в дневное время, прежде чем на вторую ночь отправиться к посольству. Оно располагалось на краю солончаковых пустошей, окружающих Гармсара и южное подножье гор Эльбурс. "Дельта" должна будет залечь в уединенном вади, расположенном примерно в четырех милях к северо-западу от Гармсара и почти в пятидесяти милях к юго-востоку от Тегерана. В районе находились заброшенные соляные копи, и проходила дорога с твердым покрытием. Ее наличие было очень существенно ввиду принятого ранее решения, предусматривавшего, что бойцы "Дельты" должны будут погрузиться в шесть больших 2,5-тонных грузовиков и проехать в них через Тегеран к комплексу посольства. Было также определено отдельное место для скрытного размещения "Си Стэльонов". Высадив "Дельту" возле вади, они должны будут перелететь в труднодоступный холмистый район, находящийся в десяти-пятнадцати милях от места нашего скрытного расположения. Там они, укрытые маскировочными сетями, будут ждать, пока следующей ночью "Дельта" не вызовет их на футбольный стадион. С этой целью я придал вертолетчикам двух радиооператоров, снабженных разработанным и изготовленным для "Дельты" оборудованием спутниковой связи. Они должны будут установить связь с укрывающимся в вади штурмовым подразделением. После определения обоих мест укрытия встал вопрос о том, как держать их под наблюдением, чтобы определить, не представляют ли они потенциальную угрозу. Группу планирования беспокоила линия иранской государственной железной дороги, проходящая южнее вади. Как часто там ходят поезда? По какому расписанию? Лишь Боб мог дать ответ, являются ли тревоги разведывательной секции реальными или мнимыми.
Однако никто не мог победить тревогу, которую вызывали у всех резервуары с горючим. Укладчики успешно решили задачу их выброски. Но даже несмотря на то, что в январе было проведено семь или восемь успешных испытаний, оставалось чувство, что с "пузырями" будут проблемы. Подозрения, что они не являются решением вопроса с дозаправкой, никуда не делись. Однако никто не мог придумать ничего лучше, чем эти емкости, пока на Чака Гиллмана (псевдоним) не снизошло вдохновение.
Я знал Чака по Юго-восточной Азии, где он занимался воздушными операциями ЦРУ в Лаосе. Я считал, что он знал о воздушном обеспечении специальных операций больше, чем кто-либо в Агентстве в тот период. Во время одной из тренировок с резервуарами – в данном случае проходившей на самой большой и безопасной из площадок приземления в Форт Брэгге, именуемой "Ди-Зи* Голландия" – Чак был поблизости. Выброска прошла хорошо, и когда я уже собрался было возвращаться в "форт", он подошел ко мне. Он не был доволен увиденным. "Предположим, что вы не сможете найти эти пидорские хрени, или они свалятся в овраг, и вы не сможете вытащить их оттуда? И я вижу, что перекачка идет слишком медленно. Все, что тебе надо, Чарли, это посадить в пустыне самолеты с топливом. Возьми несколько танкеров и заправь вертолеты с их помощью".
Такими самолетами могли быть EC-130, способные перевозить 3000 галлонов** топлива в громадных резервуарах. Все аргументы против этого способа дозаправки исходили от офицеров планирования ВВС, которые, не зная точного места посадки, выражали опасения, что поверхность пустыни не выдержит ЕC-130. Смысл их возражений был понятен всем. У Чака Гиллмана был ответ. "Давайте возьмем двухмоторный самолет КВП (короткого взлета и посадки), прилетим на нем из соседней страны и приземлимся в тщательно выбранном месте, которое группа планирования наметит в качестве "Пустыни-Один". Другими словами, давайте серьезно подойдем к выбору места, затем отправим туда специальный самолет с людьми, способными подтвердить, что EC-130 смогут сесть там и взлететь. Он продолжил: "Я летал над этим районом, и знаю, что это можно сделать. Мы обследуем место, сфотографируем и возьмет образцы грунта, все, чтобы убедить ВВС, что они могут прилететь и посадить там свои птички с топливом. И, в самом деле, давайте возьмем с собой офицера ВВС. Это придаст больше доверия всему нами сделанному".
Мы отловили генерала Войта в конференц-зале "форта". С ним был прибывший в Центр имени Кеннеди офицер связи ЦРУ. Было около восьми вечера, и для всех это был долгий день. Чак Гиллман изложил свою идею. Будучи выпускником Гарварда, он был очень красноречив. Чак мог втюхать кому и что угодно. Друзья в Агентстве рассказывали, что всякий раз, когда им нужно было протолкнуть что-то сложное, они засылали Чака Гиллмана. Прошел час, и генерал Войт был убежден, что это стоящая идея. Он сказал, что попытается преподнести ее председателю, генералу Джоунзу.
В течение следующих нескольких дней генерал Войт продемонстрировал эту идею в Пентагоне, и из его телефонных звонков я понял, что генерал Джоунс будет пытаться получить одобрение Белого Дома на вылет КВП.
"Дельта" вновь отправилась на запад для тренировок с вертолетами. Кое-кто из парней считал, что пилоты не слишком-то улучшили свои умения, и их мнение о них начало ухудшаться. Я не считал, что все так уж плохо, как им кажется. Однажды погода стала совсем отвратной. Темно-фиолетовые тучи катились по небу от горизонта до горизонта. Началась сильная гроза, дождь лил как Ниагара. Из-за скопившегося в воздухе электричества один из пилотов решил, что лететь небезопасно. Безгубый сказал: "У нас тут полный вертолет людей, сэр. А если мы будем в Иране, и пойдет такой же дождь, и будут молнии, что мы будем делать?" Но генерал Гаст продолжал уверять меня, что пилоты становятся лучше. Их командир, разумеется, знал, что пилоты совершенствуются, однако я не был уверен в полковнике Сейфферте. Мне нужно было достаточно долго пообщаться с человеком, посидеть с ним в одном окопе, прежде чем я мог полностью доверять ему.
Для пилотов вертолетов недавно была введена новая навигационная система. Именуемая PINS***, она должна была стать дополнением к системе "Омега"****, которую они использовали, и с которой были хорошо знакомы. Каждая система требует дублирования по той же причине, по которой стрелки Дикого Запада носили по два револьвера. Это было разумно, однако техники, проводившие обучение, не были уверены, что у пилотов лежит душа к ее изучению. С другой стороны, все хотели быть уверены в этих "кожаных загривках". Если не они, то кто? Если не сейчас, то когда? Морпехи получили презумпцию невиновности.
В тот период у меня был один офицер, молодой человек, вызывавший у меня некоторое беспокойство. До этого он ни разу не был в бою, однако не стыдился дать понять, что боится. Мы разговаривали часами. Боятся все. Любой, кто не испытывает этого чувства, совершенно чокнутый. Не отдавая дань страху, невозможно найти способ справиться с ним. Страх может быть чертовски опасен, но если удастся совладать с ним, бороться с ним, осознать его, тогда появляется шанс победить его. Мне не хотелось бы оказаться зажатым под огнем с людьми, не испытывающих хотя бы малейшего чувства страха. Я многое выслушал от этого молодого офицера и постарался несколько успокоить его. Когда настало время, он действовал. И действовал хорошо.
Все стремились вперед. "Дельта" была готова выступить. Они помнили, что говорил Моисей: "Если ты не достиг превосходства, признайся в этом, и не пускайся в путь". Не беспокойтесь, "Дельта" его достигла!
Особое возбуждение охватило людей в день, когда они узнали, что группа планирования, наконец, определилась с местонахождением "Пустыни-Один". Они нашли безлюдное место в обширной соляной пустыне Дашт-э-Кавир, в 265 морских милях к юго-востоку от Тегерана. Оно находилось в девяноста милях от ближайшего жилья, которым был небольшой поселок ткачей в провинции Йезд. Теперь оставалось выяснить, выдержит ли поверхность пустыни вес самолетов-заправщиков EC-130. Специалистам по планированию воздушных операций генерала Войта был необходим вылет самолета КВП для подтверждения правильности своего выбора, и они продолжали давить на Белый Дом по этому поводу.
Мне также было необходимо подтверждение некоторых аспектов нашего плана штурма посольства, и я все больше и больше убеждался в том, что для успеха "Дельты" жизненно важно направить одного из наших людей в Тегеран.
Нужно было пронаблюдать за всеми мероприятиями и изучить все важнейшие места глазами оператора "Дельты". Я уважал Боба, но, разумеется, он ничего не знал о "Дельте". Я не хотел доверять жизнь ста двадцати парней кому-то, кого я не знаю. Я подталкивал генерала Войта к этой мысли. Через некоторое время он воспринял ее.
Когда стало известно, что мы рассматриваем возможность направить оператора "Дельты" в Тегеран до начала самой операции, многие вызвались добровольцами. После тщательного рассмотрения было отобрано четверо операторов, начавших проходить специальную подготовку. Она заключалась в изучении иранских обычаев и запретов, запоминании улиц и бульваров в Тегеране, изучение столичной транспортной системы, приобретение некоторых разговорных навыков на фарси, ознакомление с иранской денежной системой и заучивание легенды прикрытия. В этой области "Дельте" была оказана большая помощь. В разведслужбах имелись инструктора и сотрудники, ранее проживавшие в этом городе.
Четверо отобранных операторов "Дельты" были слеплены из правильного теста. Любой из них смог бы выполнить эту задачу. Однако Бакшот представлял собой нечто особое, и он стал главным кандидатом. По ходу подготовки стало очевидно, что для Бакшота не удается найти подходящее прикрытие, и мы с большой неохотой были вынуждены вывести его из программы. Его внешность Роберта Рэдфорда не способствовала делу. Кроме того, я считал, что он был нужен мне в качестве заместителя. Тогда свои услуги предложил Дик Медоуз, что, с моей точки зрения, было необычно. Дик участвовал в рейде на Сон Тай, задачей которого было спасение наших пленных из рук северовьетнамцев. В результате выяснилось, что разведданные устарели, а пленных перевели в другое место. Налет, невзирая на результаты, был хорошо спланирован и мастерски осуществлен. Я не знаю, почему Дик вызвался поехать в Иран, однако подозревал, что из-за мыслей, что, как гражданского, его могут оставить, и провести операцию без него. После долгих споров разведывательное сообщество неохотно приняло Дика. Ему присвоили псевдоним "Эсквайр".
Было еще трое. Они также были подготовлены Министерством обороны и отправлялись в Иран одновременно с Медоузом. Двое из них имели опыт службы в Силах спецназначения, оба свободно говорили по-немецки. Последний из них, по моему мнению, был самым храбрым. Мы воспользовались компьютером управления кадров Министерства обороны в поисках человека с военной подготовкой, отлично говорящего на фарси. Мы обнаружили нашего героя в самом неожиданном месте. Это был сержант ВВС в ранге Е-6, тянувший рутинную военную лямку. Его семья родилась и выросла в Иране, и его владение языком было безупречным. Услышав, чего мы от него хотим, он немедленно согласился. Я был чрезвычайно впечатлен им. Не имея никакого предыдущего опыта в делах такого рода, он подвергался большему риску, чем другие. Он решил пойти на это, и предложил свои услуги, поскольку его страна нуждалась в нем.
План состоял в том, чтобы вывести этих четверых агентов в Тегеран за несколько дней до начала операции, и вместе с Бобом они будут наблюдать за всеми объектами, займутся проверкой подготовки транспорта и выявлением возможных проблемных мест. Предстояло сделать очень многое, а времени на это было довольно мало. Нужно было перегнать грузовики, присматривать за складом, где они будут находиться, пробежаться по маршрутам, запомнить их и найти альтернативные пути, кто-то должен был работать на радиопередатчике, а обе цели – посольство и Министерство иностранных дел – необходимо было держать под наблюдением.
Затем случилось нечто настолько глупое, что я не мог в это поверить. Боб был отозван в США и, к моему изумлению, его отправили в Пентагон для встречи со мной. Я был ужасно зол на его кураторов, допустивших такой риск. Это было вопреки всем правилам конспирации. Уж они-то должны знать об этом лучше всех. Бобу ставилась задача осмотреть место укрытия, поскольку фотографии не могли сказать группе разведки, может ли близлежащая железнодорожная ветка повлиять на план. Ему также поручили проверить дороги от места укрытия до ворот посольства, интенсивность потоков движения на предполагаемых маршрутах, дислокацию сил быстрого реагирования, возможное расположение контрольно-пропускных пунктов и места дорожных работ вблизи посольского комплекса. Меня беспокоило место укрытия.
"Вы были там?"
"Да, я был там. Когда я вернусь, то вновь отправлюсь в этот район и еще раз осмотрю его, чтобы убедиться, действительно ли это место подходит".
"Важно, чтобы мы точно определили его. Если мы пропустим его в темноте, нам не удастся соединиться с вами".
Я хотел узнать все, что только можно об этом месте. Я хотел знать, кто живет в этом районе, и что они подумают, когда услышат пролетающие у них над головами вертолеты.
"Они ничего не услышат, полковник, потому что там никого нет".
"Что будет, если мы появимся с другого направления, отсюда?"
"Там живут пастухи. Вам лучше придерживаться намеченного курса. По утрам они больше привыкли слышать пение петухов, чем вертолеты".
Иранец, назовем его Аль, был молодым, стройным, и он очень хорошо знал Тегеран, будучи в прошлом одним из телохранителей шаха. Он почти идеально говорил по-английски. Поскольку "Дельте" был нужен кто-то с таким опытом, разведчики передали его нам. Он раз за разом повторял, что ему ни в коем случае нельзя оказаться в плену в Иране. Я предположил, что он, вероятно, работал в Национальной службе разведки и безопасности, известной как SAVAK. За его голову была назначена награда. Было странно, что ему захотелось вернуться в Иран с американским отрядом. В плане были определенные моменты, которые Алю знать не полагалось. Если его и в самом деле схватят, весьма разумно, если он не будет знать слишком много. Когда дойдет до дела и запахнет паленым, действительно ли он отправится с "Дельтой" на эту операцию?
Еще одна вещь требовала моего внимания. Ее можно было отнести к "делам из прошлого". Я получил письмо из Штутгарта. Оно было с пометкой "СРОЧНО!" Написанное каким-то мудаком из транспортного управления Армии США в Европе, оно сообщало, что они больше не в состоянии хранить мою мебель и, если я не заберу ее, собираются продать ее с молотка. Я позвонил генералу Войту.

* Дропзона (drop zone – DZ), зона выброски (прим. перев.)
* 11355 литров (прим. перев.)
* Высокоточная инерциальная навигационная система (Precision Inertial Navigation System). У автора она какая-то "паллетированная" (Palletized), видать попутал что-то… (прим. перев.)
* Глобальная радионавигационная система США. Состояла из восьми наземных станций и перекрывала почти всю поверхность земного шара. Была выведена из эксплуатации в 1997 году (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 23 окт 2018, 08:35, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 23 окт 2018, 07:44 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 24 окт 2018, 00:20 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 13:14
Сообщений: 842
Откуда: Россия,Ростов-на-Дону
Команда: A-344
Отлично просто!
вот это работа!
Спасибо!

_________________
"Your Delta boys, are a bunch of undisciplined cowboys."
Oh, ALICE, you back breaking bitch, how I love you so... MOLLE can't even come close.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 27 окт 2018, 21:46 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 38

Была середина марта.
Намеченная на тот день тренировка проходила на полигоне, где операторы разметили и построили точную копию территории посольства. Там были отмечены все расстояния, и была построена секция стены для отработки ее преодоления.
Я отправился бы на занятия вместе с бойцами, если бы не был прикован к телефону. Повесив трубку, я прошелся по территории "форта". Вдруг понадобится кого-нибудь подвезти? Что-то подтолкнуло меня заглянуть в отдел отбора и обучения.
Никого не было видно. Комната была пуста. Однако на полу лежало нечто, приведшее меня в ярость. Тридцать или сорок фунтов взрывчатки, и ни одной живой души вокруг. Быстрый Эдди использовал это место в качестве мастерской. На столе лежала гора детонаторов. Рядом пара обжимок и гальванометр. Иными словами, брошенное без какого-либо присмотра, в комнате находилось все необходимое для изготовления мощного подрывного заряда.
Я прыгнул в пикап и помчался на полигон. "Красные", "Белые" и "Голубые", приехавшие туда на грузовиках, перебирались через стену, захватывали макет посольства, отходили на другую площадку, изображающую футбольный стадион, и там, разбившись по корабельным группам, выстраивались для посадки в вертолеты. "Дельта" проделывала это упражнение уже, по меньшей мере, сотню раз. Оно превратилось в рутину. К середине марта люди начали говорить: "Ох, только не опять это дерьмо!"
На полигоне я ударил по тормозам и бросился искать троих человек. Тому, что я обнаружил в "форте", не было никаких оправданий. Я набросился на Бакшота.
"Ты оставил беспорядок в учебке, и я не потерплю, чтобы взрывчатка находилась без присмотра. Ты знаешь правила, возвращайся и приведи все в порядок".
Затем я отловил сержант-майора Шумэйта. Он не имел никакого отношения к брошенной взрывчатке, однако именно он отвечал за это помещение.
Но все это было ерундой в сравнении с тем, что я сделал с Быстрым Эдди.
"Ты, тупица, ты знаешь, что ты наделал? Не знаешь? Ты оставил сорок фунтов взрывчатки валяться на полу в "форте", без присмотра!"
"Да, но Босс…"
"Мне плевать на твои оправдания! Сейчас же шуруй туда, или вылетишь из подразделения. Целый сержант, да еще в таком подразделении!"
"Босс, это просто недоразумение. Я не подумал, что это может иметь какое-то значение".
"Бегом, на полусогнутых! Ты ни черта не соображаешь. Проваливай отсюда!"
Бакшот, возвращаясь к тренировке, пробормотал: "Ну что же, это двадцать второй раз, когда меня увольняют". Все это было ему как с гуся вода. Однако мне удалось заставить его призадуматься.
Уолт Шумэйт, с другой стороны, был выбит из колеи. Прежде чем обратиться ко мне, он, будучи еще тем хитрюгой, зашел к Ишу.
"Что случилось со Стариком?"
Разобравшись, что к чему, он отправился ко мне. Он сказал: "Мне кажется, что вы были несправедливы со мной. Я не участвовал в этом, и не думаю, что я заслужил то, что вы мне устроили".
"Сержант-майор". Я даже не назвал его по имени. "Сержант-майор, я не хочу обсуждать с вами этот вопрос".
Быстрый Эдди всячески старался избегать меня. Он действительно облажался, и теперь изображал из себя крайне обеспокоенного гражданина. Он боялся, что я потерял к нему доверие, и теперь поменяю задачи, и возложу ответственность за стену на кого-нибудь другого. Чтобы вернуть мое доброе расположение он хотел сделать что-нибудь экстраординарное, что-то такое, что заставило бы меня сохранить уважение к нему.
Больше в середине марта не происходило ничего, что можно было бы назвать захватывающим или существенным, или даже хоть сколь-нибудь интересным. Это было время простоя, время летаргии, легкой депрессии.
Было проведено шесть полномасштабных тренировок – с C-130, вертушками, рейнджерами, все по полной программе – еще одна такая же была запланирована на конец марта.
Расположенный на задах нашего полигона макет посольства штурмовался сотни раз. Сотни и сотни раз мы карабкались на девятифутовую стену, построенную прямо на территории "форта". Мартовские дни были днями мертвого затишья.
Жизнь Иша стала намного более сносной, поскольку на 90% вопросов, одолевавших его в ноябре, были получены ответы. Теперь мы были уверены, что заложников содержат в четырех зданиях: резиденциях заместителя главы миссии и посла, канцелярии и коттеджах персонала. Мы знали, каким образом открываются двери, где находятся ключи и другие устройства для их отпирания. Мы установили распорядок, которого придерживалась охрана, и места ее нахождения. Наши рабочие тетради распухали от деталей.
Никто точно не знал, где находятся бронированные установки ЗСУ-23-4, но на случай, если они двинутся в сторону комплекса, мы работали над тем, как нейтрализовать их.
Сводки, все так же поступающие дважды в день, стали короче, и в них было не слишком много новой информации. Однако Иш продолжал работу, пытаясь приблизиться к идеалу – определить, комната за комнатой, где находится каждый из заложников, и как именно они охраняются.
По утрам "Красные", "Белые" и "Голубые" выезжали на стрельбы. Они готовились вновь отправиться в Юму для проведения седьмой комплексной тренировки. Наиболее частый комментарий по этому поводу звучал так: "Ну наконец-то мы узнаем, как садиться в C-130". Никто не смеялся.

Бакшот, как всегда, появится раньше меня, около восьми утра. Когда я приеду, он уже будет в SCIF*, читая пришедшие за ночь сообщения. Он спросит, следует ли нам отреагировать на тот или иной прочитанный им запрос, и в большинстве случаев у него уже будет набросано что-то мне на утверждение. Затем он уйдет и проведет утро, контролируя деятельность подразделений.
Борис может подождать до полудня, прежде чем отправится на стрельбище, чтобы опробовать сделанную им доработку крепления HK21.
Утром, для усовершенствования своих языковых навыков, он прочтет несколько русских газет и журналов.
Аллен, будучи очень серьезным человеком, будет на месте уже в семь тридцать утра, изучая макет. Он был взводным сержантом в "Голубой" секции и был занят тем, что дважды и трижды перепроверял все планы, пытаясь понять, не упустил ли чего-либо.
Затем он проведет сбор своего взвода, где будут обсуждаться роли и задачи каждого. Если у кого-то появится новая идея, это будет время, когда ее можно будет обсудить.
Затем Аллен отправится на полигон, где встретится со мной, и мы будем жечь патроны до самого обеда.
Потом позвонит Уолтер Шумэйт: "Послушай, Кантри, что-то случилось с моей старой машиной, я собираюсь отогнать ее в мастерскую для починки. Буду около полудня".
Быстрый Эдди был очень, очень занят. Он заходил ко мне накануне: "Босс, мне хотелось бы, чтобы завтра вы поехали со мной и посмотрели последний вариант подрыва стены. Я все проработал. Хочу, чтобы вы это видели".
Я уже десять раз видел, как отлично разваливается его стена. На этот раз я отклоню его предложение, и он будет очень разочарован. Я отправлю с ним Бакшота.
В тот мартовский день Бакшот вернется с проведенной Быстрым Эдди демонстрации к обеду, и рассыплется в похвалах.
"Босс, вам нужно было это видеть. Она завалилась просто замечательно".
Быстрый Эдди был счастлив.
После обеда прибудет Шумэйт и примется за работу над своими замками. Он усядется у себя и будет возиться с ними, разбирая их и собирая обратно.
Я зайду к нему, и мы немного поболтаем: поговорим о том, как Рон Терри был убит в Наме, об операции "Мэшер", о проблемах, которые мы имели с 1-й Кавалерийской, о Плейми и о жизни в джунглях.
После обеда Аллен прихватит одного из парней из Эскадрона В, и они отправятся на пятимильную пробежку. По возвращении он соберет нескольких ребят из своего и соседнего взводов, и они с азартом предадутся игре в волейбол.
После обеда Бакшот проведет совещание по поводу тренировки в Юме. Он будет убеждать меня, что ему необходимо отправиться в Пентагон, чтобы помочь группе планирования в организации учений.
Затем он отправится на улицу и присоединится к Аллену на волейбольной площадке.
После душа он подойдет ко мне: "Пойдем, пропустим по паре пива с бойцами".
К этому времени Кантри уже отправится домой. Равно как и сержант-майор Шумэйт. Он покинет расположение раньше Кантри.
Мы с Бакшотом и кто-нибудь из операторов устроим неформальные посиделки с парой "Бада".
Кто-нибудь из них начнет брюзжать по поводу одного из правил, которыми был недоволен: "Знаете, Босс, это нестандартное оружие – всякий раз, когда мы хотим им воспользоваться, нам приходится получать официальное разрешение".
Я съездил и купил штук семь или восемь экзотических пистолетов и револьверов: Вальтеров PPK, HK P7, "Кольт Питонов", и понял, что если дать всем свободу пользоваться ими, их просто удолбают вдребезги.
Бакшот, к тому времени уже употребивший два пива, расхохочется: "Ребята, вы же понимаете, что сперва должны пойти к папочке, чтобы получить разрешение. Вы знаете, как он дорожит своими новыми игрушками. Ладно вам, Босс, мы уже выросли. И мы знаем, как обращаться…"
"Чушь собачья!" Отвечал я. "Я тут кое-что проверил. Я испытывал вас, парни. Все то оружие было ушатано. Мне пришлось ехать и покупать новое, так что я не собираюсь менять эти правила". Кое-кто примется закатывать глаза.
"Мы знаем, что вы переживаете по поводу тира". Это будет другой оператор. "Я знаю, что в прошлый раз мы порасшибали все лампы, но на этот раз мы применим другую тактику, и используем меньший заряд. Мы хотели бы продемонстрировать вам это завтра утром".
"Я буду там. Когда ты хочешь сделать это?"
Откуда-то сзади раздастся вопрос: "Босс, за каким чертом нам завтра нужна еще одна тренировка на полигоне? Давайте, пролейте свет. Мы преодолеваем эту проклятую стену настолько быстро, насколько это вообще возможно".
"Скорость ради себя самой", примусь в сотый раз объяснять я, с каждым разом все больше и больше напоминая профессора на лекции, "это самое худшее, что мы сможем сделать. Суть в том, чтобы работать над методом. Все будет делаться гораздо быстрее, когда мы будем подходить к этому более систематически".
Если бы мы знали правду. Я тоже устал лазать по этой чертовой стене.
В таком ключе пройдет час или около того. Под конец мы обычно заводили разговор об операции. На некоторые вопросы у нас не было ответов. "Когда президент соберется принять решение о вылете КВП?" "Когда нам начинать красить волосы?" "Когда мы собираемся отправляться?"
По дороге из "форта" мы с Бакшотом пройдем мимо опустевшего разведотдела.
Иш уходил около шести вечера. Он вновь мог спать по восемь часов каждую ночь.
Я приеду домой, полный отвращения к администрации за отсутствие смелости использовать нас. С бокалом в руке я устроюсь перед телевизором, если там будет что-то стоящее, если нет – я буду читать. Временами я обнаруживал, что стискиваю зубы: "Чтоб их! Они не собираются отправлять нас!"

В начале года было еще слишком рано, но февраль или начало марта были бы идеальным временем. На относящихся к тому периоду фотографиях новостных агентств было видно, что вооруженные охранники проводили большую часть времени, греясь у костров, которые они разводили в пятидесяти пяти галлонных бочках.
В Тегеране было холодно. Когда охранник мерзнет, его готовность снижается. В его голове появляются посторонние мысли: о кровати, о женщине, о горячей пище. Он не хочет бесцельно проводить еще одну морозную ночь, топая ногами, чтобы согреться, монотонно шаркая взад-вперед по пустынным, ветреным улицам вокруг посольства. Все это было хорошо для спланированной нами операции. Лучше было отправиться в Иран, когда погодные условия благоприятствовали нам, а не им.
Для "Дельты" середина марта была не только монотонной, она была чертовски разочаровывающей!

* Помещение для работы с секретными материалами – Sensitive Compartmented Information Facility (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 20 дек 2018, 10:28, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 29 окт 2018, 04:15 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2018, 00:45 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 39

Снова на Запад. 25-27 марта мы провели еще одну комплексную тренировку. Генерал Войт шел со штурмовой группой. Мы отработали все этапы операции, каждый в режиме реального времени. Были выполнены перелет на реальное расстояние и поездка на грузовиках. Была условно ликвидирована охрана, патрулировавшая имитацию стены, которая затем была преодолена. Макеты зданий были взяты штурмом и зачищены, была произведена посадка на вертолеты. Рейнджеры удерживали взлетную полосу в условной Манзарии, а C-141 успешно вывезли всех оттуда. В седьмой раз все прошло гладко, как игра в крестики-нолики. "Дельта" вернулась в Форт Брэгг.
И вдруг хорошие новости! Вылет самолета КВП был одобрен. Ну что тут сказать? Положение стремительно улучшалось. События набирали ход. Дик Поттер был проинструктирован и отправлен в Египет, чтобы подготовить передовую базу на случай, если будет дано добро. Он был ответственным офицером, и никто не сомневался, что он сделает все как надо.
31 марта КВП вернулся с "Пустыни-Один" со всей необходимой информацией. Экипаж состоял из двух пилотов – Джима и Бада. Стоит отметить, что Джим был одноногим. С пилотами был майор из ВВС. Приземлившись, они взяли пробы грунта и провели фотосъемку местности. В придачу они выполнили и другое задание. Еще до получения разрешения на вылет, мы всерьез занялись разработкой специального комплекта сигнальных огней, который можно будет перевезти на борту КВП. Когда самолет приземлился, его экипаж разместил эти маяки на поверхности пустыни. Огни были выполнены таким образом, что их можно будет дистанционно включить с борта C-130 с расстояния в две-три мили. Эти маяки, обозначающие посадочную площадку, были небольшими, и если пилоты ВВС не окажутся в нужном квадрате, они не смогут обнаружить их.
Задача, на которую летали эти трое храбрецов, была выполнена профессионально. Во время нахождения в пустыне они наблюдали движение транспорта, однако оно им не помешало. По возвращении они представили доказательства, необходимые, чтобы убедить специалистов по планированию ВВС и всех остальных в том, что самолеты-заправщики ЕC-130 действительно смогут приземлиться и взлететь в пустыне. Прощайте, "пузыри", здравствуйте, птички с горючкой.
Следующим шагом была вариация на тему.
Полковник Кайл: "Чарли, теперь "Дельте" нет смысла лететь на вертолетах с "Нимица". Почему бы тебе не рассмотреть вариант с вылетом на С-130 из Египта и встречей с вертолетами на "Пустыне-Один"?
Это было вполне очевидно и понятно.
Вскоре после принятия этого решения состоялась следующая беседа с генералом Войтом:
"Чарли, нам нужно решить вопрос с командованием на "Пустыне-Один". Хочешь взять его на себя?"
"Я даже не знаю, да или нет. Я рассматриваю ее лишь как промежуточную точку".
"По правде, этим должен заниматься Джим Кайл. Большая часть деятельности на "Пустыне-Один" относится к авиации – приземление и заправка".
"Я согласен с вами, генерал, у меня не будет времени ввязываться в это. Мне нужно будет выгрузить мое снаряжение и людей из 130-х и переместить в вертолеты. Я считаю, что моя операция начнется, как только они взлетят".
"Хорошо. Значит договорились. Что ты думаешь о моем пребывании на "Пустыне-Один"?
"Генерал Войт, я не думаю, что, находясь там, вы сможете помочь "Дельте". Я бы предпочел, чтобы вы остались в Египте, где у вас будет наилучшая возможность влиять на ход операции. Что, если мы окажемся в беде? Что, если нам что-нибудь понадобиться? Вторая ночь в Манзарии может оказаться опасной. Там нам может понадобиться действенная помощь".
"Я собираюсь быть там".
"Это ваше решение. Что касается вылета и нахождения на "Пустыне-Один", я не представляю, как вам удастся выполнять ваши обязанности.
"Хорошо. Мы договорились насчет Джима Кайла. Командовать на "Пустыне-Один" будет полковник Кайл".
"Безусловно. "Дельта" обеспечит безопасность".
Мне нравился Джим Кайл, и я доверял ему. Я знал, что "Пустыня-Один" будет в надежных руках.
Вопрос о нахождении генерала Войта на "Пустыне-Один" был весьма щекотливым. Было важно, чтобы он находился там, где мог бы наилучшим образом влиять на общий ход операции. По моему мнению, ему следовало находиться в Египте, как в первую, так и во вторую ночь. Отправиться в Манзарию было целиком и полностью его собственной идеей. Если там вдруг станет кисло, не знаю, как он сможет повлиять на действия на месте. Если вдруг начнется серьезная перестрелка, подполковнику, командующему контингентом рейнджеров, меньше всего будет нужен двухзвездный генерал со штабом, заглядывающий ему через плечо. Генерал должен действовать и вести себя как генерал, а не как командир батальона.
Я не считал, что мне стоит беспокоиться о "Пустыне-Один". Как говорил мне Моисей: "Чарли, этого у тебя и так будет по горло". Так оно и было. Вне зависимости от того, сколько раз мы отрабатывали или обсуждали наши планы на случай непредвиденных обстоятельств – наши альтернативные варианты – некоторые проблемы все равно оставались. Одна из них продолжала биться в подсознании. После того, как мы захватим посольство и будем ожидать вертолеты, которые должны будут вывезти нас с футбольного стадиона "Амджади", нас могут атаковать механизированные подразделения противника. Против них "Дельта" долго не продержится. Наша задача не позволяла вступать в бой с бронетехникой. Сколько времени потребуется, чтобы иранское подразделение организовалось и отреагировало на атаку посольства? В Тегеране было расквартировано бронекавалерийское подразделение. Оснащенная бронетехникой, закупленной по всему миру – британскими "Чифтенами", американскими средними танками М48 и М60А1, русскими БТР-60 и ЗСУ-23-4 – эта дивизия имела одну часть, расположенную в шести милях, в северо-восточном пригороде Салтанатабад, и вторую, гораздо ближе, всего в нескольких кварталах от посольства, на территории артиллерийских складов Иранской Императорской армии в Аббасабаде. Русские ЗСУ-23-4 были особенно грозным оружием. У "Дельты" не было никаких шансов против этих машин с четырьмя 23-мм пушками, смонтированными на легком бронированном шасси и использующими радар для захвата и сопровождения целей. Это оружие было весьма пугающим.
Исходя из наилучших оценок, основанных на результатах перехвата сообщений и анализа состояния иранской армии, выходило, что в идеальных условиях в течение девяноста минут любая из частей этого бронекавалерийского подразделения сможет организоваться и предпринять полномасштабные ответные действия. Однако командный состав дивизии подвергся репрессиям со стороны правительства Хомейни. Когда этот факт увязали с известными сведениями о нехватке запчастей и проблемах с техническим обслуживанием, специалисты из разведки сочли, что она не представят большой угрозы для "Дельты". Национальная полиция с ее бронеавтомобилями "Скорпион", вооруженными пулеметами .50 калибра или 76-мм пушками, вызывала большую озабоченность. Полиция, казалось, была более лояльна к аятолле, и более воинственна. Аналитики разведки никак не могли точно установить, где они располагаются, и что они способны предпринять. И потом там были эти советские ЗСУ-23-4. Что если им удастся оказаться на месте событий, когда "Дельта" все еще будет находиться на стадионе в ожидании вертолетов?
Потребовался еще один резервный план, которым, как мы надеялись, нам не придется воспользоваться. Предусматривалось, что на позиции над городом будут находиться два ганшипа AC-130E/H*. Один из них будет летать над посольством, чтобы не допустить подхода какой-либо бронетехники по Рузвельт-авеню. Другой должен кружить над международным аэропортом Мехрабад, где, как нам было известно, находилась на боевом дежурстве пара иранских "Фантомов" F-4.
У нас не было ни малейших намерений вести бессистемный обстрел Тегерана. Это был вопрос нейтрализации любой угрозы, с которой не сможет справиться "Дельта". В случае если у первых двух ганшипов будет заканчиваться горючее, могли быть вызваны два запасных. Имея их над головой, операторы "Дельты" будут чувствовать себя спокойнее. Некоторые из нас работали с ганшипами в Наме и знали, что из 105-мм гаубица и 20-мм шестиствольные "гатлинги" смогут помочь нам в Тегеране. Моральный дух воспарил. Никому не удастся прижать "Дельту" и помешать ей вывезти заложников. Этот тревожный звонок перестал меня беспокоить.
Для этих самолетов была согласована еще одна задача. Как только заложники и "Дельта" благополучно покинут Тегеран, ганшип, кружащий над комплексом, начнет методичное разрушение зданий посольства. Он будет перемалывать их, пока не кончатся боеприпасы. Нет никакого смысла оставлять после себя что-либо, что иранцы смогут использовать в целях пропаганды.
Операция ожидала одобрения Белого Дома, чтобы мы могли двигаться дальше.

Во вторник, 15 апреля, СБР (Силы быстрого развертывания) проводили командно-штабные учения в Форт Брэгге, которые планировал посетить генерал Джоунс. Мне позвонили из его штаба и попросили заехать за ним после полудня, и отвезти в "форт", где он хотел побеседовать со мной.
Это будет не первый визит генерала Джоунса в "форт". Он заезжал к нам сразу после Нового Года. В тот раз он планировал провести в "Дельте" около часа, но уехал спустя шесть часов. Генерал Джоунс разбирался в связи, и пришел в восторг от нашего оснащения. Он забыл обо всем. Он стрелял из нашего оружия, наблюдал за тренировками, общался с операторами и даже пообедал вместе с ними. Это был день, которому все были рады.
Во вторник, когда он был на учениях СБР, я нашел место на базе, где проходили "игрища". Это было в расположении штаба 101-й Аэромобильной дивизии. В тот день я был в гражданской одежде и на арендованной машине.
День был ветреным и прохладным. Накануне прошел дождь. Второстепенные дороги все еще были мокрыми, особенно ухабистая грунтовая дорога, ведущая на командный пункт 101-й.
На въезде меня остановил военный полицейский. "Сэр, вы не можете здесь находиться. Сейчас здесь начнутся учения". Я показал свое удостоверение и сказал ему, что прибыл, чтобы забрать председателя Объединенного комитета начальников штабов. Это привело его в замешательство. Он позвонил в штаб, чтобы получить указания. Внезапно ко мне бросился появившийся невесть откуда сумасшедший коротышка в надвинутом на нос шлеме – он был старшим офицером 101-й, но выглядел как Битл Бэйли**. Запыхаясь, он проговорил: "Уберите этот автомобиль отсюда. Здесь не позволено находиться гражданским лицам. Покиньте это место. Немедленно!" Я находился на его территории, и поэтому вежливо разъяснил ему, кто я такой, и что собираюсь делать, а затем показал свое удостоверение. "Меня не волнует, кто вы такой. Вам не разрешено здесь находиться. Убирайтесь отсюда, пока я не арестовал вас". Когда я потянулся к портмоне, он заметил мой Кольт .45 калибра, который я носил взведенным и поставленным на предохранитель. Это сделало его еще более нервным. "Полковник", сказал я, "я хотел бы, чтобы вы вникли. Я здесь, чтобы забрать председателя Объединенного комитета начальников штабов, а вы успешно движетесь к тому, чтобы похерить свою военную карьеру". Он немного отступил. "Хорошо. Отгоните машину с дороги и припаркуйтесь в тех кустах": он указал на место в сотне ярдов от дороги. Я выполнил его требование и, сидя в машине, наблюдал за прибытием генерала Джоунса на командный пункт.
Прежде чем что-либо произошло, я уже знал, что будет дальше. Не успел я докурить сигарету, как из палатки выбежал военный полицейский, прыгнул в джип и, разбрызгивая лужи, помчался в мою сторону. "Сэр, не проследуете ли за мной?" Я ответил: "Я не имею права находиться там". "Сэр", сказал он, "вы должны следовать за мной". Генерал Уорнер, теперь четырехзвездный генерал, сменивший генерала Хеннесси на посту командующего REDCOM, вышел и поприветствовал меня. Он был сама доброжелательность: "Чарли, дай мне еще пару минут, и генерал Джоунс будет готов отправиться с тобой". "Как скажете, сэр". Он – 900-фунтовая горилла, и может делать все, что угодно. Генерал Уорнер не мог быть более тактичным.
Мой приятель, полковник Битл Бэйли, застыл в футах шести от нас, шлем еще сильнее съехал ему на нос, а голова откинулась назад. Казалось, он пытается проглядеть во мне дырку. Генерал Джоунс, одетый в полевую форму и нейлоновую летную куртку, вышел через несколько минут. "Чарли, ты готов ехать?" "Да, сэр", ответил я. Затем я подошел к маленькому полковнику и елейным голосом произнес: "Желаю вам хорошего дня". Я ничего не мог с собой поделать. Терпеть не могу полковников, ведущих себя столь заносчиво и самоуверенно, стреляя при этом себе же в задницу.
Мы с генералом Джоунсом поехали прочь. В тот вторник дорога, ведущая по задам Форт Брэгга, представляла собой сплошную грязь, прорезанную колеями, и залитые дождевой водой рытвины. Генерал Джоунс сказал: "Остановись, Чарли. Я хочу поговорить с тобой об Иране. Что ты думаешь об этом?"
Он хотел, чтобы я честно посмотрел ему в глаза и сказал: "Сэр, мы должны сделать это. Мы готовы". Так я и сделал.
"Я думаю так же", ответил он. Затем он рассказал мне, что был на авиабазе Харлберт и разговаривал с пилотами из 8-й эскадрильи Специальных операций, которые будут пилотировать 130-е. По его ощущениям там тоже все были готовы.
Мы проговорили об этом почти десять минут.
"Генерал Джоунс, я хотел бы попросить вас сделать лишь одно. "Дельте" говорили: быть готовой, а затем все отменялось, и так семь раз. Сэр, я могу поднять своих бойцов лишь еще один раз. Если мы собираемся действовать, на этот раз это должно быть так".
"Я согласен с тобой. Я считаю, что мы готовы".
"Я тоже. На самом деле, я знаю, что мы готовы. Теперь самое время сделать это".
"Окей. Хорошо. Я рад, что ты так считаешь. Поехали в твой штаб. Я хочу еще раз пройтись вместе с тобой по плану".

* Самолет огневой поддержки на базе С-130 (прим. перев.)
** Герой серии одноименных комиксов Морта Уолкера, повествующих о молодом солдате, проходящем службу в Кэмп Свампи. Эдакий американский Швейк с натуральным восприятием жизни и неприятием всяческой субординации. Его оппонентами являются бестолковый генерал Хафтрак и сержант Сноркель. Одно время комикс даже пытались запретить, однако это лишь поспособствовало взлету его популярности. В конце концов, Морт удостоился награды от командования Вооруженных сил США (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Последний раз редактировалось Lis (G.S.) 04 ноя 2018, 12:30, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2018, 16:24 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 04 ноя 2018, 12:29 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 40

Операция по освобождению заложников имела кодовое наименование "Орлиный коготь". Как было доложено генералу Джоунсу, основной план был следующим (см. схему): три МС-130 с бойцами и три ЕC-130 с топливом вылетят с острова Масира, находящегося близ побережья Омана, и возьмут курс на Иран, где приземляются в 200 милях к юго-востоку от Тегерана в точке под названием "Пустыня-Один" с координатами 33°05' с.ш. и 55°48' в.д. Там они будут ожидать прибытия восьми вертолетов RH-53D.
Выпущенные с авианосца "Нимиц", находящегося где-то в Оманском заливе, восемь вертолетов будут лететь разными маршрутами четырьмя группами по две машины в каждой, и прибудут примерно через полчаса после приземления последнего 130-го.
По прибытии RH-53D дозаправятся и возьмут на борт штурмовую группу в составе ста восемнадцати человек.
Если, по крайней мере, шесть вертолетов – количество, минимально необходимое, по мнению авиационных специалистов, чтобы поднять штурмовую группу и ее снаряжение – не смогут вылететь в направлении следующего пункта, операция будет отменена на этапе "Пустыня-Один".
Как только вертолеты будут заправлены, а "Дельта" погрузится, они вылетят в направлении Тегерана, а 130-е вернутся на Масиру.
Проведя в полете от двух с половиной до трех часов, вертолеты приземлятся в месте укрытия "Дельты", 35°14' с.ш. и 52°15' в.д., в идеале за час до восхода солнца.
После того, как "Дельта" выгрузится, вертолеты перелетят в свое укрытие в пятнадцати милях к северу, где проведут дневные часы, спрятанные в холмах вокруг Гармсара.
На площадке приземления "Дельты" штурмовую группу должны будут встретить двое агентов Министерства обороны (МО), заброшенные в Тегеран за несколько дней до этого. Они проведут полковника Беквита и его людей пять миль до отдаленной вади, находящейся в шестидесяти пяти милях к юго-востоку от Тегерана. Там "Дельта" будет укрываться в течение дня.
После заката оба агента вернутся в вади за рулем пикапа "Датсун" и автобуса "Фольксваген". Одна из этих машин отвезет шестерых водителей и шестерых переводчиков, прибывших вместе с "Дельтой", в предместье Тегерана к складу, где хранились шесть крытых грузовиков "Мерседес".
Другая машина повезет полковника Беквита на разведку маршрута к посольству. Как только дорога и окрестности комплекса будут проверены, Беквит вернется к месту укрытия. К этому времени уже должны будут прибыть грузовики.
"Дельта", на время операции поделенная на "Красных", "Белых" и "Голубых", вскарабкается на грузовики около половины девятого вечера. Их повезут на север по шоссе Демавенд, где им придется иметь дело с двумя постоянными КПП, на каждом из которых будет по два человека. Если по какой-либо причине грузовики попытаются остановить и досмотреть, "Дельта" захватит охранников и увезет с собой.
Следующий этап предполагал некоторую гибкость. Точный маршрут через Тегеран к посольству и способ, которым грузовики будут преодолевать его, колонной или перекатами, будут определяться на месте, основываясь на рекомендациях агентов МО и наблюдениях полковника Беквита.
Штурмовая группа из тринадцати человек, имеющая задачу освободить троих заложников, удерживаемых в здании Министерства иностранных дел, поедет на автобусе "Фольксваген" и двинется к своей цели другим маршрутом.
Между одиннадцатью вечера и полуночью отдельная группа операторов подъедет к посольству на пикапе "Датсун" и с помощью пистолетов .22 калибра с глушителями снимет два поста охраны и патрули на Рузвельт-авеню.
Двигаясь по два в ряд, грузовики с "Красными", "Белыми" и "Голубыми" пойдут чуть позади. Когда штурмовая группа окажется на Рузвельт-авеню напротив футбольного стадиона, они покинут грузовики и, используя лестницы, быстро и бесшумно заберутся на стену посольства и спрыгнут внутрь комплекса.
"Красная" секция, состоящая из сорока человек, отвечает за занятие западного сектора комплекса, освобождение заложников, содержащихся в коттеджах персонала и кафетерии, и нейтрализацию охраны, находящейся в районе гаражей и электростанции.
"Голубая" секция, еще сорок человек, отвечает за восточный сектор посольства и освобождает заложников, находящихся в резиденциях заместителя главы миссии и посла, "грибном подвале" и канцелярии.
Имевшая меньшую численность и состоявшая из тринадцати человек "Белая" секция отвечала за занятие Рузвельт-авеню, и в конце должна будет прикрывать отход "Красных" и "Голубых" на футбольный стадион Амджади. Один пулемет, М60, будет установлен, чтобы вести огонь вдоль Рузвельт-авеню в северном направлении, а другой, НК21, будет прикрывать южное направление.
Два АС-130, кружащие над Тегераном, не допустят подхода иранских подкреплений к территории посольства. Используя заранее согласованную координатную сетку, позволяющую точно указывать цели и объекты в окрестностях посольства, майор Бакшот и сержант-майор Форман будут отвечать за вызов в случае необходимости огня ганшипов.
На территории посольства, как только "Красные", которым предстояло продвинуться дальше всех и преодолеть самое большое расстояние, выходили на позицию, подрывалась внешняя стена.
Этот мощный взрыв служил сигналом к штурму зданий. Любой встреченный вооруженный иранский охранник должен быть убит, а заложники найдены и освобождены.
Операция должна будет занять примерно сорок пять минут.
Майор Снаффи (псевдоним), исполнявший в "Дельте" обязанности ответственного за работу с авиацией, уже приведет в готовность находящиеся в районе Гармсара RH-53D, и к этому моменту они будут кружить к северу от города.
По его сигналу, вертушки начнут прибывать в окрестности комплекса. Если, как ожидалось, столбы, установленные на открытых участках комплекса, удастся убрать, первый вертолет будет вызван прямо на территорию посольства. Там в него погрузят всех освобожденных заложников, которых будут сопровождать медики "Дельты".
Так же может быть задействован и второй вертолет.
Если же убрать столбы не удастся, альтернативный план состоял в том, чтобы переместить заложников на футбольный стадион.
Как только все освобожденные заложники окажутся в воздухе, "Красные", а за ними "Голубые", отойдут сквозь брешь в стене и пересекут Рузвельт-авеню, направляясь на стадион, где, сопровождаемые "Белыми", погрузятся в остальные вертолеты.
Где-то по ходу штурма посольства, группа Сил спецназначения из тринадцати человек, имевшая задачей штурм здания Министерства иностранных дел, начнет свою операцию. Согласно плану они должны будут подняться по внешней стене здания и войти внутрь через окна третьего этажа. Затем они подавят любое сопротивление и освободят троих заложников.
В расположенной рядом со зданием парковой зоне их должен будет подобрать один из вертолетов.
Пока эти операции продолжались, в Манзарию, расположенную в тридцати шести милях к югу, прибудет контингент рейнджеров, захватит находящийся там аэродром и закрепится на нем. Они будут удерживать его, пока из Тегерана не прибудут вертолеты.
После прибытия в Манзарию все заложники, водители, переводчики, пилоты и члены экипажей вертолетов, агенты МО, штурмовая группа Сил спецназначения и отряд "Дельта" будут вывезены из Ирана "Старлифтерами" С-141.
Затем Рейнджеры завершат свои действия в Манзарии и вылетят сами.
Резервный план предусматривал вероятность того, что количество вертолетов окажется недостаточным, чтобы за один раз вывезти из Тегерана заложников и штурмовые группы.
В этом случае, если после вывоза заложников окажется, что оставшихся RH-53D не хватит для размещения штурмовых групп, "Дельта" займет оборонительные позиции по периметру стадиона.
Оставшиеся вертолеты, сколько бы их ни было, будут курсировать между Манзарией – где они должны будут высадить заложников и дозаправиться – и стадионом до тех пор, пока весь личный состав штурмовых групп не будет вывезен.
Если ни один из вертолетов не сможет вернуться, "Дельта" будет готова уходить от преследования и выбираться самостоятельно.

Генерал Джоунс слушал очень внимательно. По ходу доклада он несколько раз кивал головой в знак согласия и время от времени задавал вопросы.
На его плечах лежала огромная ответственность: держать в голове все нюансы плана, оценить каждый из его элементов, взвешивая все "за" и "против", находясь в постоянном взаимодействии с доктором Брауном в Министерстве обороны и доктором Бжезинским в Белом Доме.
По задаваемым им проницательным вопросам всем участникам совещания было понятно, что генерал Джоунс в курсе всего происходящего.
Генерал Войт также находился в приподнятом настроении. Их оптимизм заразительно подействовал на "Дельту".
Я сказал всем, находящимся в комнате: "Эй, мы должны сделать это!"
У меня все еще оставались сомнения относительно того, будем ли мы действовать, однако, по крайней мере, были неплохие шансы, что мы будем развернуты на исходных позициях в Египте.

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2018, 08:28 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 08 ноя 2018, 16:58 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 41

На протяжении всего февраля и марта шли разговоры о правилах применения силы. Какими они будут? Какой документ следует дать Беквиту? Проклятье, мне не нужен был никакой чертов документ. Некоторые штабные офицеры – из тех, что беспокоятся о пищеварении своих боссов, потратили уйму времени, работая над этим аспектом. Правила была просты: не отнимать ничьих жизней, если в этом не было необходимости. Если "Дельте" придется участвовать в перестрелке, она должна иметь возможность использовать любые необходимые средства.
Этот вопрос был поднят на совещании в Белом Доме вечером в среду, 16 апреля. Генерал Войт преподнес его очень обтекаемо. Президент заявил: "Насколько я знаю, полковник Беквит имеет мое одобрение на использование любых средств, которые понадобятся для спасения жизней американцев".
Президент Картер понял, из чего мы исходим. Его терпение тоже дошло до предела. Теперь настало время действовать.
Мне вспомнилось совещание, состоявшееся днем, перед тем, как мы отправились в Белый дом, когда генерал Мейер высказал согласие с генералом Джоунсом по поводу командования и управления операцией в Иране со стороны Пентагона. Он опасался, что оно может оказаться чрезмерно зарегулированным. Когда президент Картер поднял эту тему: "Дэвид, это военная операция и вы будете руководить ею", он почти слово в слово повторил генерала Мейера. Я не знаю, разговаривали ли генерал Джоунс или генерал Мейер с президентом после того совещания и перед этим, но я видел, что ситуация будет под четким контролем. Начиная с "Пустыни-Один", где были мы с Джимом Кайлом, затем генерал Войт в Египте, генерал Джоунс в ОКНШ и, наконец, президент. Это было ясно, просто и четко. В тот вечер в Белом Доме был создан прецедент. Надеюсь, будущие американские президенты, столкнись они с подобной ситуацией, последуют ему.
После доклада президенту, около десяти вечера, генералы и я покинули Белый Дом. Улицы Вашингтона были почти пустынны, на радость нашему водителю. Все были довольны. Разговоры закончились. Теперь следовало сделать дело.
Голубой Додж подкатил к Речному входу Пентагона. Генералы Войт и Гаст вошли в здание. Генерал Джоунс взял меня под руку, и мы двинулись вдоль по темной улице. Стояла теплая ночь. Было время цветения вишен.
"Знаешь, я считал, что было очень важно, чтобы ты отправился в Белый Дом этим вечером. Я хотел, чтобы ты сам увидел, что происходит, и лично встретился с президентом. Я хотел, чтобы ты участвовал в этом". Он остановился и посмотрел на меня. "Тебе досталось трудное дело, Чарли. Даст бог, увидимся, когда вернешься".
На аэродроме Дэвисон меня ждал армейский "Кинг Эйр"*, чтобы доставить обратно в Брэгг. Его экипаж, состоящий из двух уорент-офицеров, поприветствовал меня. Они были рады вернуться домой в тот же вечер. Про себя я подумал: знали бы вы только, где я был, и где окажусь в ближайшее время. Мы собирались творить историю.
Пятидесятиминутный перелет в Брэгг, казалось, длился минут десять. Мои мысли перескакивали с одного на другое: когда и как проинформировать ребят… последние проверки… что сказать Катарине… напомнить всем, чтобы соблюдали осторожность во время сбора в "форте"… сказать им, чтобы использовали легенду об еще одних учениях на Западе. Мои мысли метались взад-вперед, пытаясь охватить все потенциальные проблемы, которые могла иметь "Дельта", покидая Брэгг. Нужно было многое сделать, прежде чем мы отправимся.
Два C-141 прибудут за "Дельтой" утром в воскресенье, 20-го. В 07.30 мы должны быть на авиабазе Поуп для погрузки.
В четверг я сказал бойцам, что мы отправляемся в Египет, но не о том, что операция началась. Однако я проинформировал Бакшота и Кантри, что мы едем отнюдь не на еще одну тренировку. Остаток недели люди провели за чисткой и проверкой снаряжения. Ничего большего нам не оставалось. Я написал письмо жене со словами о том, как сильно люблю ее и наших дочерей. Его я вручил своему адъютанту, капитану Смиту, который оставался в расположении, сказав, чтобы он передал его Катарине, если со мной что-нибудь случится.
В начале вечера субботы "Дельта" была поднята по тревоге. Кантри сообщил подразделению, что им следует собраться в штабе в 02.30. Чуть раньше в тот вечер один из бойцов, сержант Холден (псевдоним), проживавший один за пределами базы, приехал домой и обнаружил, что туда вломился вор. Он выхватил свой 9-мм Браунинг и разобрался со злоумышленником. Капитан Смит позвонил мне около полуночи и сообщил об инциденте. Он заверил меня, что все было кошерно, и что Холден прибудет в "форт" вовремя.
Когда подразделение было собрано – все были в обычной гражданской одежде – я сказал им: "Среди нас есть парень, который, я уверен, не будет иметь проблем с тем, чтобы спустить курок, поскольку несколько часов назад он уже сделал это". Сержант Холден, все еще бывший на взводе, не считал, что все это так уж смешно. Затем я сказал операторам, что мы отправляемся в Иран. Мне подумалось, что сейчас крыша "форта" рухнет. Вот это да! Им также было передано послание президента о том, "где останавливается олень"**.
Затем "Дельта" погрузилась на грузовики и была переброшена на авиабазу Поуп, к С-141.
Там меня представили двум иранским генералам, о которых предупреждал генерал Гаст. Они прибыли в Соединенные Штаты, когда к власти в Иране пришел аятолла Хомейни. Оба были интеллигентными и образованными, никоим образом не "Сраными Джо-Тряпичниками"***. Они говорили на фарси, и я подумал, что они могут оказаться полезны в Тегеране. Один из них очень хорошо знал иранские ВВС, и было решено, что он полетит на вертолете и останется с Сейффертом. В отношении второго я не пришел к определенному мнению. "Да черт с ним", подумал я, "повожусь с ним, пока не окажемся на "Пустыне-Один", а там будет видно. Если ничего не выйдет, брошу его там, и он сможет вернуться в Египет на одном из 130-х". Я выдал обоим по новенькому револьверу, одному из тех, что мы прозвали "колесными пушками"**** – Смит-Вессону калибра .357 магнум. В "Дельте" было не так уж много "Смитов", но я предоставил их генералам, поскольку счел, что они более приличествуют их рангу.
Оба пилота Военно-транспортного командования (MAC – Military Airlift Command) ничего не знали о пункте назначения. Им сообщили курс и высоту, ничего более. Один из них, оглядевшись по сторонам, подошел ко мне. "Судя по всему, вы здесь главный?" "Да, я старший на этом ранчо", ответил я. "Тогда, сэр, сколько топлива мне следует заправить в эту птичку?" Я посоветовал взять, сколько влезет. Он крикнул бортмеханику: "Лей до краев".
Была ночь, когда транспортные самолеты приземлились во Франкфурте, в Западной Германии. На борт поднялся новый экипаж. Они не сказали ни слова, поскольку уже были проинструктированы и знали, каков будет пункт назначения. Кроме того, в ФРГ к "Дельте" присоединилась маленькая группа из тринадцати тщательно отобранных человек, подготовленных к захвату здания иранского Министерства иностранных дел. В середине ноября обнаружилось, что у нас будет два разных объекта. Из данных разведки мы узнали, что трое сотрудников посольства содержатся за пределами комплекса, в здании Министерства иностранных дел. "Дельта" была нацелена на посольство и не могла выделить личный состав для штурма этого здания. Поэтому было решено, что для этой задачи будет сформирована отдельная группа. Ее создали из состава подразделения Сил спецназначения, расквартированного в ФРГ, и ею командовал мой старый друг, имевший большой опыт специальных операций. Он говорил на нескольких языках, подчиненные ценили и уважали его. "Дельта" редко проводила совместные тренировки с этим подразделением, но находилась в тесном контакте с ним. Из соображений секретности было решено, что эта группа будет готовиться и тренироваться в Европе. На территории Западной Германии было найдено здание, похожее на то, что было в Тегеране, и по ночам эта группа отрабатывала на нем план штурма. Они работали очень упорно, и также как и "Дельта" были готовы выполнить свою часть операции. Это подразделение находилось под моим оперативным руководством.
В операции теперь участвовало сто тридцать два человека: два иранских генерала, двенадцать водителей, группа "дорожных наблюдателей" из двенадцати человек, включая переводчиков, обеспечивающая безопасность "Пустыни-Один", специальная штурмовая группа из тринадцати человек, и девяносто три оператора и командира "Дельты".
Группа "дорожных наблюдателей" вернется в Египет на одном из C-130. Сто двадцать человек проследуют дальше, к месту укрытия.
В этой группе не было Аля. Он не смог преодолеть себя. Под конец его кровь превратилась в воду, и настал перелом в чувствах. Надеюсь, он не играет в Стад покер. Ему ни за что не сорвать банк.

* Легкий двухмоторный турбовинтовой самолет фирмы "Бичкрафт" (прим. перев.)
** Имеется в виду американская идиома "where the buck stops". Берет свое начало со времен салунов Дикого Запада. Во время карточной игры для обозначения сдающего использовался указатель, называемый "бак" (buck). Им частенько служил нож с рукояткой из оленьего рога (buckhorn knife) или долларовая монета (кстати, именно отсюда идет прозвище доллара "бак"). Когда приходила очередь следующего игрока, указатель разворачивался в его сторону. На столе президента Трумэна стояла табличка "указатель останавливается здесь" (the buck stops here) в значении "последняя инстанция", как напоминание, что, в конечном счете, именно он несет всю ответственность за действия своей администрации (прим. перев.)
*** Joe Shit the Rag Man – идиома, используемая, большей частью, морскими пехотинцами, обозначающая выходца с Арабского Востока (прим. перев.)
**** Wheel gun – одно из сленговых наименований револьвера. Их барабан раньше частенько называли "колесом" (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 08 ноя 2018, 22:10 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 23 ноя 2012, 10:58
Сообщений: 1099
Команда: FEAR
Спасибо!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2018, 06:44 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2018, 15:37 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 42

Утром – это был понедельник, 21 апреля – когда мы приземлились в Вади Кена, в Египте, Дик Поттер, заместитель командира "Дельты", уже был там, чтобы встретить нас. Жара обрушилась на нас как стена. Было ощущение, что нас засунули в пылающую доменную печь. Все чувствовали себя разбитыми, мы только что пролетели через полмира. Из-за выпитого нами в дороге "Гаторейда" перед туалетом образовалась длинная очередь.
Дик доложил мне обстановку: где мы будем базироваться, спать, тренироваться, и указал местонахождение штаба генерала Войта.
Подполковник Поттер – профессиональный офицер, не упускающий ни единой детали. Что еще более важно, он был из тех офицеров, которые проверяют все, чтобы каждая задача выполнялась должным образом. Если бы Дик Поттер не поехал в Египет, к прибытию "Дельты" там было бы мало что готово. Не уверен, что хоть раз говорил Дику, насколько операторы "Дельты" были признательны за то, что он делал для них.
За день или два до нашего прибытия возник спор по поводу использования генераторов. Подполковник ВВС, ответственный за подготовку базы, хотел, чтобы от них работали кондиционеры в штабе, а Поттер хотел запитать от них холодильники, в которых собирались хранить плазму и прочие медикаменты. Дискуссия дошла до крика, когда вошел генерал Войт. Оба офицера изложили ему свои потребности. "Теперь случайте сюда", сказал Войт офицеру ВВС, "позвольте разъяснить вам цепочку командования. В ней есть Джимми Картер, есть генерал Джоунс, есть я и есть Дик Поттер. Вы слышали, чтобы где-нибудь там была ваша фамилия?" Это положило конец дискуссии!
К северу от Асуанской плотины, неподалеку от пирамид, русские построили авиабазу Вади Кена. Она состояла из чертовой дюжины укрепленных железобетонных ангаров и построек для подразделений обеспечения, варьирующихся от одноэтажных деревянных каркасных зданий до ветхих хижин. "Дельта" была расквартирована в одном из больших ангаров, и даже издали было видно, насколько дрянным было качество строительства. 250-фунтовая бомба запросто обрушила бы его. По прибытии Дик Поттер обнаружил, что изрядная часть бетонного пола покрыта запекшимися на жаре человеческими фекалиями. Лишь благодаря упорным трудам его и еще нескольких человек место было очищено и обеззаражено.
За пределами базы бесконечный пустынный пейзаж растворялся в пылу безоблачного неба. Еще там были мухи. Целые облака мух. Они были повсюду: вокруг, на и внутри всего, что двигалось или стояло неподвижно.
Все попытались заснуть, но, то ли из-за пылающей дневной жары, то ли от волнения начавшейся операции, в тот понедельник мы смогли записать на свой счет не так уж много часов сна. Дик обзавелся несколькими грузовиками, что позволило нам продолжать тренировки водителей. И все еще требовалось определить, кто повезет штурмовую группу к посольству: иранские водители, или владеющие фарси американцы. Я старался заснуть, но большую часть времени проворочался, одержимый беспокойством. Я все еще боялся, что операция будет отменена. Моя рубашка почернела от пота.
Солнце село, однако прохладнее не стало. Мы работали с водителями. Одним из американцев был флотский капитан Баттерфилд. Он был преподавателем в Военно-морской академии в Аннаполисе, а когда выяснилось, что он свободно говорит на фарси, его направили в Форт Брэгг. Ему было все равно, что предстоит делать, лишь бы был шанс отправиться с нами. Единственное, что требовалось от этих людей в Тегеране – это вести машины или быть помощниками водителей, а в нужное время выскочить из своих грузовиков и запрыгнуть в вертолет. Но никто их них не был обязан отправляться в Иран. Все они были добровольцами.
Я направился к генералу Войту. Его комплект аппаратуры спутниковой связи уже был развернут, в остальном же его штаб, состоящий из двух трейлеров, доставленных по воздуху из Европы, не представлял собой ничего особенного.
Волнение, ожидание и энергичная деятельность переполняли его. Она была почти физически ощутима. Фактор "сжавшегося очка" также имел место. Над людьми витало ощущение стресса.
Я спросил генерала Войта, может ли "Дельта" проверить оружие перед отправкой, и была достигнута договоренность, что мы сделаем это на импровизированном стрельбище следующей ночью. Ранним вечером, столь же удушливо жарким, как и день, я продолжал следить за подготовкой водителей. Четыре агента Министерства обороны, находившихся в Тегеране, и с которыми "Дельта" должна будет связаться, находясь в укрытии, изложат свое мнение о том, как грузовики должны будут въехать в город. Это не будет проблемой.
Три секции "Дельты" – "Красная", "Белая" и "Голубая" – провели ночь за прогоном своих задач. На земле были выложены белые ленты, обозначающие расстояния между зданиями посольства, и личный состав отрабатывал свои маневры. Когда они будут делать это в следующий раз, все будет по-настоящему.
Всех операторов вновь взвесили с полной выкладкой, чтобы убедиться, что никто не выходит за лимит в 270 фунтов* на человека. Было необходимо, чтобы вес не выходил за определенную отметку, иначе вертолеты не смогут вывезти "Дельту" с "Пустыни-Один". Соотношение между весом и грузоподъемностью было тщательно рассчитано.
Уверенность достигла должного уровня.
Все пытались перестроить работу организма с дневного на ночной режим.
Все вооружение было разобрано, вычищено и собрано, ножи наточены.
Личный состав приступил к физическим упражнениям.
Пока мы все еще находились в Египте, произошло событие, которое могло оказать большое влияние на операцию. Одному из поваров американского посольства было разрешено покинуть Иран. Как сообщалось, в самолете агенту ЦРУ удалось занять место рядом с ним. Этот повар знал не только места расположения охраны, но и всех заложников.
Посреди ночи, последней, что мы должны провести в Египте, меня разбудили и сообщили о нашей большой удаче. Переданная нам информация гласила, что все пятьдесят три заложника находились в канцелярии.
Используя эти разведданные, посоветовавшись с Бакшотом и командирами "Красной", "Белой" и "Голубой" секций, я изменил план штурма.
Теперь "Голубые" возьмут на себя больше обязанностей по обеспечению безопасности, предоставив "Красным" возможность сконцентрировать все силы на том, чтобы ворваться в канцелярию. Учитывая размеры здания, его укрепленность и девяносто комнат, которые будет необходимо зачистить, это будет трудная задача. Чтобы помочь "Красным", я передал им две группы, восемь человек из состава "Голубых".
Теперь план состоял в том, что одна из групп "Красных" после форсированного проникновения через служебный вход с восточной стороны промчится по затемненному центральному коридору и откроет для остальной части "Красной" секции главный вход, расположенный с южной стороны.
"Голубые" должны будет нейтрализовать помещения охраны в гараже и электростанции. Этот важный участок будет перекрыт огнем нескольких грамотно размещенных пулеметов.
Никто не жалел, что мы покидаем Египет. Грязь и мухи остались позади, когда "Дельта" на двух С-141 вылетела на находящийся у побережья Омана остров Масира, мгновенно получивший вполне предсказуемое прозвище "Страдание"**. Когда мы летели над Красным морем в сторону Аденского залива, чувство, что мы не повернем назад, что мы действительно пойдем и выполним задачу, охватило нас. Если и была какая-то возможность отмены операции, это случилось бы, когда "Дельта" находилась в Египте.
Ранее в четверг, 24-го, перед тем, как покинуть Вади Кена, все были возбуждены. После проверки бойцов мы собрались в одном из ангаров. Мухи были повсюду. Майор Снаффи, стоя на маленьком, грубо сколоченном помосте, принялся читать выдержки из Книги Самуила: "И вышел единоборец… по имени Голиаф… и древко копья его, как навой у ткачей… И сказал Давид: "Господь, Который избавлял меня от льва и медведя, избавит меня и от руки этого Филистимлянина". Давид… взял камень, и бросил из пращи и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицом на землю". Затем мы молились о даровании наставления и силы. Внезапно Бакшот запел "Боже, благослови Америку". Все бойцы присоединились к нему. Хор их голосов заполнил пустой ангар, эхом отражаясь от бетонных стен. "От гор до прерий, до океанов, с пеной белой". Все были на подъеме. Боже, мы действительно чувствовали это: "Боже, благослови Америку, мой дом, мой милый дом". Генерал Войт повернулся к нашему психологу: "Ну, Док, что ты думаешь?" "Они в таком расположении духа, в каком я их никогда раньше не видел". Аминь.
"Дельта" приземлилась на Масире около 14.00. Генерал Гаст уже был там и встретил нас. Было установлено несколько палаток. Там были безалкогольные напитки, вода и много льда. Кто-то как следует озадачился созданием комфорта для "Дельты". Некоторые говорили, что это не нужно. Люди смеялись. Большинство разошлось по шестнадцатиместным палаткам с закатанным кверху боковинами, и повалилось без задних ног. Это была длинная ночь.
Я, Бакшот и майор Снаффи под палящим дневным солнцем направились к МС-130 и ЕС-130, чтобы еще раз сверить планы. Там мы наткнулись на Джима Кайла, командира "Пустыни-Один". У него не было никаких проблем. Полковник ВВС, выбранный Кайлом в качестве помощника для проведения взлетно-посадочных операций и дозаправки, выразил обеспокоенность тем, что три перевозящих бойцов 130-х перегружены. С легкой иронией он выразил надежду, что нам все же удастся оторваться от земли. Это напугало меня. "Нихрена себе сюрприз, полковник! Как-то поздновато уже говорить такие вещи". Джим Кайл набросился на него: "Вы не соображаете, о чем, черт возьми, говорите. Все это сто раз отработано, и с тем, чтобы взлететь, не возникнет никаких проблем. Если не знаете, о чем говорите, лучше держите рот закрытым!"
К 16.30, расчетному времени посадки в 130-е, отряд "Дельта" был экипирован для выполнения задачи. Они были одеты в "Ливайсы", нечищеные армейские ботинки и выкрашенные в черный цвет полевые куртки. На правый рукав каждой из них был нашит американский флаг, заклеенный липкой лентой. Когда они доберутся до посольства, лента будет сорвана. На головах были темно-синие вязаные шапки. Ни на ком не было знаков различия. В них не было необходимости.

* 122,5 кг (прим. перев.)
** Игра слов: Масира – "Мизери" (англ. страдание, несчастье, нужда) (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 12 ноя 2018, 06:23 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо большое!


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 15 ноя 2018, 13:52 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 43

К 18.00 24 апреля первый МС-130 был в воздухе. В нем находились полковник Кайл и его группа боевого управления, группа "дорожных наблюдателей", майор Фитч с "Голубой" секцией, и я. Остальные пять самолетов последуют за нами через час.
Над Оманским заливом самолет прошел на высоте в пару тысяч футов (610 м). Когда МС-130 достиг иранского побережья к западу от Чехбехара, он снизился до четырехсот футов (122 м). Сидевший возле грузового люка, Уэйд Ишимото почувствовал порыв горячего ветра. Он знал, что теперь они находятся в Иране.
Под нами были пологие холмы, тянущиеся к темнеющему горизонту. Дальше к северу они становились похожи на синие пятна и вскоре начали увеличиваться в размерах, за ними, еще дальше, круто вздымались черные горы.
Чтобы проскользнуть сквозь бреши иранской системы радиолокационного обнаружения, при режиме Хомейни начавшей приходить в упадок, необходимо было лететь по извилистому, вытряхивающему внутренности маршруту: резко направо, затем налево, вверх, вниз, снова налево, круто вниз. Такой нерегулярный режим полета длился непрерывно на протяжении нескольких часов.
У некоторых рейнджеров из группы "дорожных наблюдателей" началась воздушная болезнь, длившаяся весь полет.
Операторы "Дельты" сидели плечом к плечу, их снаряжение находилось в багажных сетках над головами, либо было притянуто ремнями к стенкам фюзеляжа. Разговоров почти не было. Внутренности кабины были освещены тусклыми красными лампочками – чтобы сохранить ночное зрение, когда мы достигнем "Пустыни-Один".
Почти никто не шевелился. Люди замкнулись в себе, как это бывает в подразделении в преддверии боевого десантирования.
Я думал о годе, который провел в 22 полку SAS. Вспоминал имена и места: Джона Вудхауса и Джона Эдвардса, "Крысу", Питера Вальтера и "Мрака", сержант-майора Росса, бойцов Скотта и Ларсена, Гарри Томпсона, "крабовые колья", Брекон Бикенс и Шервудский лес, Корсику и Малайю, старый лагерь гуркхов в Герике и госпиталь в Ипохе. Возможно, эти воспоминания вернулись, потому что перед этим я думал о Джонни Уоттсе. Он был старшим представителем Британской армии при правительстве Омана. Если бы он знал, что мы находимся в Масире, уверен, он встречал бы нас у трапа самолета – в полном боевом снаряжении, требующий взять его с собой. Как бывший бригадир полка Специальной Авиадесантной Службы, он провел многие часы, помогая мне сформировать идеи, приведшие в конечном итоге к "Дельте". В тот день было уместно ощутить близость к нему.
Примерно через тридцать минут я взглянул в сторону кормы, и обнаружил, что лишь пара парней еще бодрствует. Остальные клевали носами, поймав возможность отдохнуть. Я вышел из десантного отсека, и по короткой лесенке вскарабкался в тускло освещенную кабину пилотов. Там было тесно. Командира и второго пилота скрывали от меня спинки массивных кресел. Джим Кайл сидел, прислонившись к переборке, и наблюдал за радиообменом с Вади Кена и "Страданием".
Было очень трудно удержаться от беспокойства о грузовиках, а еще о том, с чем мы на деле столкнемся на улицах Тегерана. Нет ли там новых блокпостов? Действительно ли все заложники будут находиться в канцелярии? Смогут ли эти советские ЗСУ-23-4 с их смертоносными 23-мм пушками добраться до "Дельты", пока она еще будет на стадионе? Сколько вертолетов выйдет из строя завтра ночью? И все же больше всего меня беспокоил отрезок пути от места укрытия до стены. Если мы доберемся до стены, полагал я, дорога домой будет открыта.
МС-130 преодолел больше половины расстояния до "Пустыни-Один", когда Кайл хлопнул меня по плечу. Он улыбался. "Вертолеты взлетели. Все восемь смогли подняться". "Чудесно", сказал я. "Это здорово".
Сколько людей имеют возможность совершить то, что удалось мне: сформулировать идею нового подразделения, построить его с нуля, а затем, создав его, уникальное, самое лучшее во всей американской армии, поднять его и повести в бой. Я сиял от счастья.
Около 22.00, точно по плану, МС-130 был на подлете к "Пустыне-Один". За три мили до места приземления пилот включил дистанционно управляемые огни на все еще находящейся в отдалении посадочной площадке. Группа, прилетавшая на КВП, сработала отлично. Маяки были едва различимы, но они были. "Мы на месте!"
МС-130 сделал круг над площадкой, а затем приземлился курсом с запада на восток. Для посадки была выбрана хорошо укатанная грунтовая дорога, так что посадка была не такой грубой, как некоторые из тех, что мы совершали в ходе тренировок.
После того, как самолет срулил с дороги и остановился, была опущена рампа и выгрузилась небольшая группа "дорожных наблюдателей", чьей задачей была охрана подходов к площадке. Она, в основном, состояла из рейнджеров, хотя в ее состав входило несколько человек из вспомогательного подразделения "Дельты". Они принялись за дело, как только их мотоциклы и четвертьтонный джип съехали с рампы.
Я пошел вместе с ними, свернул направо и двинулся на север, к дороге. Стояла прохладная, ясная ночь, звезды были хорошо различимы. Луна давала достаточно света, чтобы различать фигуры людей на расстоянии тридцати-сорока ярдов.
Прежде чем группа "дорожных наблюдателей" смогла занять блокирующие позиции, в наш периметр, освещая дорогу фарами, въехал большой автобус "Мерседес". Я заорал: "Остановите его!" и выстрелил по его шинам. Рейнджеры также открыли огонь. Он замер на месте. "Голубая" секция во главе с майором Фитчем, только что покинувшая борт, окружила автобус и приказала пассажирам покинуть его. В нем было сорок пять человек, в основном старики и дети, и лишь трое или четверо взрослых мужчин. Пассажиров сначала выстроили по обочинам грунтовой дороги, а затем отвели к югу от нее, где тщательно обыскали и взяли под охрану. У нас был план на этот случай. Позже вечером их должны будут вывезти обратным рейсом С-130, а следующей ночью тем же способом вернут в Манзарию. Позже организаторов операции обвиняли в том, что они не предусмотрели все возможные варианты развития событий. Это была несправедливая оценка. У нас был план на случай такой неприятности, и когда она произошла, с ситуацией управились отработанным порядком.
Согласно предположениям, большая часть иранских машин, которые могли двигаться через "Пустыню-Один", должна была подъезжать с востока. Соответственно, самый сильный контингент сил безопасности разместился на дороге в том направлении. Вторая, более малочисленная часть группы только начала занимать позиции к западу от посадочной площадки, когда оттуда появился бензовоз. Капитан Уэйд Ишимото, один из тех, кто командовал силами безопасности, находился впереди на мотоцикле "Ямаха" с рейнджером по имени Рубио. Когда грузовик продолжил движение в направлении посадочной площадки, Рубио выстрелил по нему из легкого противотанкового гранатомета М-72. Машина тут же заполыхала. Ишимото бросился к грузовику, вопя запомнившуюся ему фразу на фарси: "Бия инджа!" что означало "Иди сюда!" Не получив ответа, он вернулся к Рубио и мотоциклу. В этот момент из-за горящего грузовика показалась вторая, меньшая машина. Водитель бензовоза выпрыгнул из кабины, и побежал ко второму грузовику. Как только он вскочил внутрь, та машина развернулась и помчалась в темноту. Мотоцикл Ишимото завелся лишь со второй или третьей попытки. Когда двигатель заработал, маленький грузовик был за пределами досягаемости огня, и слишком далеко, чтобы была возможность догнать его. Вместе с ним скрылся еще один грузовик.
Я не верил в то, что иранцы, которым удалось скрыться, могли увидеть или опознать С-130. А если и так, кто знает, что они расскажут об увиденном? Поверит ли им кто-нибудь? Учитывая все обстоятельства, вероятность того, что двое водителей видели нашу группу, не была основанием для того, чтобы обналичить фишки и отправиться домой. Разумеется, это был риск, однако такой, который я, сделав выбор, решил принять.
Огонь от бензовоза ярко полыхал все время, пока "Дельта" находилась на земле, языки пламени вздымались в небо на три сотни футов. Ночь стала еще светлее.
Подошел Джим Кайл: "Что думаешь, Чарли?"
"Все зависит от того, сколько иранцев мы сможем вывезти отсюда", ответил я.
"Давай не будем беспокоиться, пока здесь не окажется восемь или десять машин, и нам придется организовывать парковку".
C-130 стоял возле дороги, носом на север, его двигатели работали на холостом ходу. Как только Кайл развернул группу боевого управления, отвечающую за управление воздушным движением, силы безопасности заняли позиции, а "Голубая" секция выгрузилась, он дал пилоту добро. 130-й взмыл в ярко освещенное небо, и вскоре исчез из виду.
На данный момент мы были в пустыне одни. Я врыл каблук в землю и обнаружил, что покрывающую ее корку очень трудно пробить.
Второй МС-130, тот, что вез "Красную" секцию майора Койота, приземлился вскоре после этого. Бакшот сбежал по рампе и увидел пылающий бензовоз. Он захохотал, чувствуя себя абсолютно счастливым.
"Добро пожаловать на Третью мировую войну", сказал я ему.
Этот МС-130 был немедленно разгружен. Помимо прочего снаряжения, он доставил горы маскировочных сетей, которыми предполагалось укрыть вертушки на следующий день. Когда это было сделано, самолет отрулил за пределы посадочной площадки. Приземлился третий 130-й с бойцами, за которым вскоре последовало три заправщика ЕC-130. Последние четыре самолета порулили вдоль дороги, и выстроились в направлении с севера на юг на расстоянии двух футбольных полей друг от друга в ожидании прибытия вертушек. Затем второй С-130, тот, что доставил "Красную" секцию, вырулил на полосу и взлетел, направляясь обратно на Масиру.
Джим Кайл и ВВС отлично поработали. Прибытие "Дельты" прошло гладко, как на учениях. Все, что нам оставалось – дождаться "Си Стэльонов".
Планировалось, что вертушки прибудут через тридцать минут после птичек с горючим.
Тридцать минут.
"Дельта" начала разбиваться на три меньшие группы, и со всем своим снаряжением занимать места для посадки в вертолеты. По всей площадке кипела работа, люди занимались делом, перетаскивая снаряжение. Если судить по оставленным следам, я мог понять, почему иранцы позже заявляли, что там высадилось около восьми сотен человек.
Поскольку это был последний привал перед рассветом, все воспользовались возможностью облегчиться.
Вертолеты должны были появиться через пятнадцать минут.
Пока мы ждали, у меня выдалась возможность пообщаться с одним из иранских генералов. Я пригляделся повнимательнее. Его кобура была пуста. "Где ваше оружие?" спросил я. "Оно выпало", ответил тот, "когда я выходил из самолета". Два оператора были отправлены в самолет на поиски его револьвера. Обыскав все, они доложили, что не смогли найти его. Я знал, что случилось. Оказавшись на земле, увидав автобус и горящий бензовоз, он запаниковал и выбросил оружие. Он испугался. Я сказал ему, что у нас, в американской армии, мы не держим генералов, которые выбрасывают свое личное оружие. Я позволил ему подобрать его, и в максимально жесткой форме выразил свое неудовольствие. Для меня не имело значения, что он был генералом, если он не был солдатом. Сразу после этого я решил, что отправлю его обратно вместе с иранцами, находившимися в автобусе. Это был ненужный балласт.
К этому времени была развернута станция спутниковой связи, и старший радист "Дельты", уорент-офицер Виктор (псевдоним), установил связь с двумя агентами, находившимися в месте укрытия. Мне сообщили: "Вся бакалея на полках". Это значило, что за пределами Тегерана все в порядке. Никаких проблем не было. Они ждали нас.
Бензовоз продолжал гореть.
Работающие на холостом ходу двигатели четырех С-130 издавали изрядный шум.
Прошло пятнадцать минут. Никаких признаков вертушек.
Я прошелся между разбившимися на небольшие группки людьми. Ночь становилась все более прохладной. Некоторые из них, подняв воротники курток, чавкали пайками.
Все поглядывали на часы. Вертушки опаздывали на пять минут.
Быстрый Эдди, заметил я, находился в группе, состоявшей из членов "Белой" секции. И так-то крупного телосложения, увешанный взрывчаткой, он выглядел еще здоровее. Он сиял. Следующей ночью, оказавшись возле стены, он станет еще счастливее.
Борис, также входивший в состав "Белых", сидел возле него. Его пулемет был завернут в чехол, и лежал рядом. Через двадцать четыре часа он и его HK21 будут охранять южные подступы к Рузвельт-авеню.
Ко мне подошел Уолтер: "Ну, Босс", произнес он со своим гнусавым западновирджинским выговором, "думаю, этот раз для нас будет последним. Мы оба стареем. Сделаем это, сделаем как следует, и на этом закончим".
Я знал, что если в посольстве что-то пойдет не так, Уолт Шумэйт будет тем, кто попытается исправить ситуацию и сделать все как надо. Планы – это здорово, но в тот момент, когда случаются непредвиденные события, помощь людей с опытом бесценна. В Наме мне несколько раз доводилось видеть Уолтера в сложных ситуациях. И я был рад, что он со мной.
Вертолеты выбивались из графика на двадцать минут. На тренировках мы работали с допуском не более десяти минут.
Бойцы ворчали. Напряжение и раздражение росли. Кто-то взглянул на часы. Парень рядом с ним спросил: "Вот дерьмо, что новенького? Ну прямо как на тренировке. Все та же старая проблема".
Я был крайне обеспокоен. Достаточно было взглянуть на время, чтобы понять, что операция идет наперекосяк. Бакшот также беспокоился, и не без причин: у нас не останется времени на перелет, чтобы добраться к месту укрытия до рассвета. Он попросил Снаффи взглянуть на карту и подыскать пару дополнительных площадок на маршруте – на случай, если нам придется где-нибудь плюхнуться. Расхаживая взад-вперед, он произнес: "Я хочу, чтобы они, черт возьми, добрались сюда. Давайте! Двигайтесь!"
Я отошел в сторону, чтобы побыть одному и собраться с мыслями. Я стоял под небом, полным звезд. Груз, который я нес, становился все тяжелее. Что сделали бы генерал Боб или генерал Шай? Следуй плану и делай то, что должно. Когда-то давным-давно Боппи Эдвардс научил меня небольшому трюизму: составить простой план, довести его до всех участников, не менять его и настойчиво добиваться его выполнения. В этот момент я принял решение! Независимо от того, когда прибудут вертушки – и от того, когда мы прибудем к месту укрытия – мы будем двигаться вперед.
Теперь было очевидно, что "Дельта" приземлится у укрытия после рассвета, а не до него. Но это была лишь половина проблемы. Вставал вопрос, как быть с четырьмя агентами, ожидавшими нас в окрестностях Тегерана – двумя у места укрытия и двумя на складе. Как они отреагируют, когда мы не появимся вовремя? Как долго они будут ждать? У нас была хорошая связь с местом укрытия. Им сообщили, что вертолеты задерживаются. Но даже так они могли лишь ждать все это время. Никто не мог ничего поделать. Рассвет в Тегеране должен был начаться в 05.30.
"Проклятье, проклятье, проклятье. Где же они?"
Прошло тридцать минут. Затем еще пять.
Все это время Джим Кайл был на связи с генералом Войтом. Наконец, из Вади Кена пришло сообщение: "Вертушки в десяти минутах лета!" Бакшот, улыбаясь, посмотрел на меня.
Мы услышали их раньше, чем увидели, этот специфический шлепающий звук, издаваемый лопастями. Я вышел навстречу, как только первый из них приземлился. Я ожидал увидеть командира морпехов, полковника Сейфферта. Пилот был в шлеме и защитных очках. Я зашел вместе с ним за вертолет, поскольку первое, чего ему хотелось – облегчиться. Только после того, как он снял шлем, я понял, что разговариваю с майором Джеймсом Шефером. Этот офицер произвел впечатление на "Дельту", особенно на тех, кто знал, что такое вертолеты. Он был прирожденным пилотом. "Дельта" чувствовала, что Джим Фефер действительно работает на уровне. Пока он отливал, я сказал: "Рады видеть вас! Как дела?" Он взглянул на меня. "Это был чертовски сложный рейс", ответил он. Затем он продолжил, из его слов выходило, что если бы у нас была хоть капля здравого смысла, мы отогнали бы вертушки в пустыню, погрузились в С-130 и улетели обратно. Я ободряюще хлопнул его по спине.
Я не понимал, как тяжело ему пришлось, а он, полностью сосредоточившись на деле, не стал развивать эту тему. Затем он вернулся в кабину RH-53D, переместил свою вертушку (обозначенную как №3) за находящуюся севернее всех птичку с топливом, и принялся заправляться.
Вскоре после прибытия Шефера, может быть, минут через десять, прилетел второй вертолет. Странно, он появился с другой стороны. Третий прибыл с еще одного направления. Как и четвертый. Пятый и шестой прилетели вместе, и вновь с другой стороны. Ни один из них не попал в одну и ту же дырку в небе. Растянувшись, с опозданием от часа до полутора, и с разных направлений.
Седьмой и восьмой вертолеты вообще так и не прибыли. Очевидно, что-то случилось. Теперь мы не могли допустить ни единой ошибки. Мы уже потеряли две резервные вертушки.
Когда приземлился второй вертолет, я направился к нему. Его пилот, капитан Поль (псевдоним), стоял перед ним. Он нравился нам, как и Шефер, и был чертовски хорошим парнем. Операторам "Дельты" нравилось летать с ними обоими. Теперь, будучи на земле, он побрел от своего вертолета. Он принялся говорить. Много и быстро. Его речь была изрядно приправлена ругательствами. Со мной были Бакшот, майор Снаффи и майор Фитч, мы стояли и слушали.
"Не знаю, кто на самом деле управляет всем этим, но со своей стороны хотел бы сказать, что стоит очень серьезно задуматься о том, чтобы отменить операцию. Вы понятия не имеете, через что мне пришлось пройти. На нас обрушилась самая адская песчаная буря, какую я когда-либо видел. Нам пришлось очень тяжко. Должен сказать, я не уверен, что у нас получится. Я действительно не уверен, что мы сможем справиться".
Я вспомнил Шефера. Он был немногословен, но тоже выглядел не лучшим образом. Это потрясло меня. Я понимал услышанное, но возможные последствия того, что я услышал, были чрезвычайными. Перед нами было два сильных офицера, которых мы хорошо знали, и оба были совершенно измочалены.
Майор Снаффи, тот, что читал Книгу Самуила в ангаре в Вади Кена, сказал: "Святая макрель, знаешь, этот парень – ох ты ж господи, он выглядит не слишком хорошо".
Однако мы чувствовали, что с этим ничего не поделать. Теперь, с шестью вертушками на земле, Кайл был крайне занят организацией процесса заправки. Вертолеты Шефера (№3) и Пола (№4) расположились позади птички с топливом, находящейся к северу от дороги. Машины Сейфферта (№1) и еще одна (№8) находились за ближним ЕС-130, а две других (№2 и №7) заправлялись из 130-го, стоящего южнее дороги.
По мере прибытия вертолетов, "Дельта" начала выстраиваться позади них, разбившись по корабельным группам. Порядок действий был известен всем: взять свое снаряжение, встать в строй, ждать команды грузиться.
Последним, спустя девяносто минут приземлился Эд Сейфферт, шкипер вертолетного подразделения. Я сразу подошел к нему. Он опоздал. Я был расстроен. В голове крутилось: "Мы приземлимся у места укрытия не раньше рассвета, может быть, позже, при свете дня. "Дельта" должна грузиться, и нам нужно убираться с "Пустыни-Один" ко всем чертям. Чем дольше продлится дозаправка, тем светлее будет, когда мы окажемся на том конце маршрута. Я хочу загрузиться и свалить".
Я запрыгнул в вертушку Сейфферта, как только он поставил ее под заправку. Сейфферт и его второй пилот переговаривались с экипажами других вертолетов, когда я устроился на откидной сидушке позади них. Сейфферт был справа от меня. Над головой грохотали лопасти ротора. Я крикнул: "Рад, что вы здесь. Прошу разрешения грузиться, шкип. Нужно поторопиться с этим". Он был слишком занят, разговаривая со своими пилотами, чтобы уделить мне внимание. Часы продолжали тикать. Я подождал, сколько мог, а потом заорал ему в ухо: "Эй, вспомни обо мне! Что скажешь? Когда мы сможем грузиться?" Он продолжал игнорировать меня. Я ощущал все нарастающее беспокойство, переходящее в злость. Посидел еще четыре или пять минут. Наконец, чтобы привлечь внимание, хлопнул его рукой по шлему. Я добился своего.
Он снял шлем, перегнулся через спинку кресла и крикнул, чтобы я мог его расслышать: "Я не могу гарантировать, что мы доставим вас на следующую точку до рассвета".
"Мне все равно".
"Полковник, у меня нет никаких гарантий, что мы доставим вас туда в темное время".
"Я знаю".
"Окей. Даю разрешение на погрузку".
Ну, наконец-то! Я выпрыгнул наружу и, поймав одного из офицеров "Дельты", отдал приказ: "Давайте, подрываемся и грузимся!"
Двенадцать вертолетных роторов свистели, шестнадцать движков С-130 ревели. Звук был оглушающим. Чтобы сообщить что-нибудь приходилось утыкаться лицом в ухо другого человека и кричать, или пользоваться жестами.
Перемещаясь к самолетам-заправщикам, вертушки подняли настоящий вихрь. Сквозь несомые ветром песок и пыль "Дельта" начала двигаться вперед.
Первое подразделение колонной по два, волоча на себе снаряжение, начало подниматься на борт назначенного им вертолета. Это была машина Сейфферта. Я побежал ко второй вертушке, находившейся где-то в двадцати пяти ярдах. Более половины той корабельной группы уже было на борту. Две других вертушки, те, что по ту сторону дороги, находились в двухстах ярдах.
Шум был ошеломляющим.
Я шел очень быстро. Пересекая дорогу, я сквозь клубящуюся пыль увидел, что группы "Дельты", назначенные для посадки в те вертолеты, уже находятся в процессе погрузки.
Когда я подошел, один из пилотов вылез из кабины и направился ко мне. Он сказал: "Шкипер просил, чтобы я сказал вам: у нас осталось лишь пять способных лететь вертолетов! Вот что шкипер просил вам передать".
"Господь всемогущий!" Эти пилоты вообще собираются действовать дальше? В самом деле, собираются?
Я немедленно бросился разыскивать Джима Кайла. Он был неподалеку. "Черт побери, Джим, у нас осталось лишь пять исправных вертолетов. Иди, поговори с Сейффертом, он уже дал мне добро на погрузку. Ты понимаешь этот долбанный авиационный жаргон. Иди, поговори с ним. Давай действовать живее. Я теряю драгоценное время".
Мы с Джимом бросились к вертолету Сейфферта. Кайл с деловым видом забрался внутрь. Я ждал снаружи, среди шума и ветра, пытаясь сдержать свое нетерпение. Я подозревал, что у Сейфферта не было желания общаться со мной.
Прошло минут восемь-десять. Теперь операция выбивалась из графика на девяносто минут, но я надеялся, что Кайл выйдет и скажет: "Забирайся на борт. Вы отправляетесь, удачи. Увидимся, и да благословит тебя господь". Вместо этого он сказал: "Чарли, у нас могут лететь лишь пять вертолетов. Надо выходить на связь. У вертолета №2 проблемы с гидравликой, и Сейфферт считает, что использовать его небезопасно".
Я был вне себя. "Что за идиотская ситуация. Эти проклятые пилоты знают, что мы не можем отправиться дальше, имея лишь пять вертолетов. Нам придется возвращаться".
Мы с Кайлом потратили несколько минут, пытаясь пересмотреть план. "Как, черт возьми, мне уменьшить вес? Эти вертолеты могут перевезти лишь определенное количество груза. Чтобы добраться до места укрытия, мне нужно сократить его. Это значит, что я должен оставить от восемнадцати до двадцати человек. У каждого из них и без того по две задачи, а у некоторых и вовсе по три".
Кайл взялся за радио, вызвал генерала Войта и объяснил ему ситуацию. Генерал Войт ответил: "Попросите Орла (мой позывной) рассмотреть возможность продолжать с пятью". Это еще больше разозлило меня. Я вернулся мыслями к совещанию 4 января, когда мы с Питменом рекомендовали не продолжать, имея менее шести. Генерал Войт принял нашу рекомендацию. Не оставалось никаких вопросов. Это было окончательно! Теперь я даже не могу припомнить, чтобы у меня было время бороться с этим, на заседании ОКНШ все говорили, что если у нас останется лишь пять вертушек, операция отменяется. И генерал Войт знал об этом. Равно как генерал Гаст, полковник Кайл и полковник Питмен. В начале января, будучи в "форте", я внес это в план. Пилоты знали, что мы не сможем действовать менее чем с шестью. Все в "Дельте" знали.
"Попросите Орла рассмотреть возможность продолжать с пятью". В тот самый момент я потерял уважение к генералу Войту. Проклятье, подумал я, какого черта босс задает мне такие вопросы! Он должен знать, что если мы продолжим с пятью, это будет катастрофа. Нет никакой возможности. Мне пришлось бы оставить двадцать человек. При выполнении столь сложной задачи я не могу терять кого-либо еще до того, как начать! О каких двадцати оставленных может идти речь?
С пятью вертолетами и недосчитываясь двадцати человек, "Дельта" приземлится у места укрытия днем, затем вертушки улетят в свое место в горах, но, черт возьми, мы все знаем, насколько прихотливы эти машины. Есть высокая вероятность, что завтра пара из них не заведется. Это значит, что у нас останется три вертолета, чтобы забрать пятьдесят три заложника, "Дельту", агентов МО, а еще штурмовую группу и троих заложников, освобожденных из здания Министерства иностранных дел. Что делать, если один из них по прибытии будет поражен огнем стрелкового оружия? Их останется два. Два на сто семьдесят восемь человек! Это уже слишком.
Но! Но! Если я продолжу с пятью, то кого мне оставить? Можно не брать водителей. Однако лишь они говорят на фарси. Беквит, ты спятил! Это просто нелепо! Придерживайся плана.
Кайл вновь спросил меня: "Что ты думаешь?"
"Нет, ничего не выйдет, Джим. Бесполезно! Говори, в который из этих С-130 мне грузиться. "Дельта" летит домой".
"Не беспокойся об этом, Чарли. Распредели их, и грузитесь в любой".
Я так и не узнал, был ли Джим согласен со мной, или нет. Он не сказал. Такой уж он офицер. Мое сообщение было передано генералу Войту. Затем Кайл подозвал к нам Эда Сейфферта. Остальные пилоты вертолетов стояли, окружив нас. "Каковы ваши рекомендации", спросил Кайл, "относительно этих вертолетов?" Я сказал: "Надеюсь, черт возьми, мы не бросим их здесь". После краткого обсуждения Сейфферт сказал: "Нам нужно попытаться перегнать их обратно на авианосец". Все согласились.
Прежде чем майор Шефер мог вернуться на "Нимиц", ему нужно было залить баки. Он первым завершил заправку, и дольше всех простоял на земле с работающими на холостом ходу двигателями в ожидании прибытия остальной эскадрильи. Получив разрешение, Шефер, переставивший свой вертолет, чтобы начать погрузку "Дельты", побежал, чтобы вновь расположить его позади самолета-заправщика.
"Давайте заканчивать. Пусть все выгружаются из вертолетов. Мы отправимся обратно, как только сможем навести тут порядок". "Дельта" начала грузиться С-130-е. Люди майора Фитча, сорок парней из "Голубой" секции, начали посадку в самый дальний к северу от дороги ЕС-130 – тот самый, что должен был заправить Шефера.
Все машины должны будут взлетать по команде полковника Кайла. На мою долю не осталось ничего.
Я переходил от одного С-130 к другому, прикидывая в уме количество людей, которых нужно погрузить на борт каждого. Я также хотел убедиться в том, что никто из пилотов С-130 не взлетит без команды. "Эй, не улетайте отсюда по собственной инициативе. Мы должны погрузить на борт "Дельту".
Я ухватил одного из пилотов за рукав. "Ради бога, не улетайте". Он наклонился ко мне: "Никто не собирается улетать отсюда, полковник, пока мы не погрузим всех". Мне хотелось обнять его! У меня не было времени, чтобы сидеть без дела или лить слезы. Слишком многое нужно было сделать, чтобы завершить дела на "Пустыне-Один".
Развернувшись, я быстро направился в голову строя. Было почти 02.40. Некоторые из пилотов С-130 начали давать газ двигателям. Повсюду кружилась пыль. Между порывами ветра я увидел, как один из вертолетов приподнялся и накренился влево. Он слегка скользнул назад. Затем "БАААМ!" Это была не бомба, не "ТРАХ!" Это был протяжный глухой "БУБУХ!" Взрыв топлива. Голубой огненный шар взметнулся в ночное небо. Очевидно, вертолет, который я только что видел взлетающим – это была машина Шефера – столкнулся с северным ЕС-130, тем, в который только что загрузилась "Голубая" секция.
Я бросился туда, но не смог добежать дальше дороги. Жар был слишком силен, чтобы подойти ближе. Ближайший к пожару вертолет тоже готов был вспыхнуть. В нем в любой момент могли начать рваться патроны .50 калибра. Пламя достигало в высоту трехсот-четырехсот футов. Стало светло как днем. Я опасался, что из-за сильного жара ближайший к этому аду самолет также может загореться и взорваться.
Кайл! Я огляделся и увидел его возле радиостанции. Ему меньше всего было нужно, чтобы я путался под ногами.
Я подумал о "Голубой" секции и майоре Фитче. Сквозь пламя я видел, что вертолет врезался в левую сторону самолета. Теперь начали взрываться ракеты "Редай"*, крутясь, улетающие в ночное небо, как на фейерверке 4 июля. Казалось, что сквозь языки пламени видно движущихся людей. Первые несколько человек из "Голубой" секции, на которых я наткнулся, не могли точно сказать, всем ли удалось выбраться.
В отдалении продолжала гореть автоцистерна. Автобус стоял там, где его остановили. Невдалеке, возле дороги, скучившись, сидели на корточках пассажиры. Вырисовываясь на фоне пламени, посреди пустыни стояли пять вертолетов.
Майор Фитч подбежал к Бакшоту, и доложил, что весь личный состав "Голубых" спасся, однако один из операторов, вернувшийся, чтобы вытащить одного из членов экипажа, сильно обжег руки. Бакшот сообщил мне, что Фитч, учитывая, через что ему пришлось пройти, выглядел довольно спокойным.
Кайл все еще вел радиопереговоры, когда я подошел к нему. "Ну и что теперь?"
Он ответил: "Я должен обеспечить безопасность. Как только разберусь с этим, будем убираться отсюда. Что ты теперь думаешь об этих вертолетах?"
"Там чертовски жарко", ответил я, "второй может разнести в любую минуту".
"А как насчет остальных?"
"Их необходимо уничтожить".
Один из нас сказал, по сей день не помню, кто именно: "Давайте разбомбим их". Джим связался по радио с генералом Войтом и порекомендовал ему получить разрешение на нанесение авиаудара.
На земле царила суматоха. Мне хотелось как можно быстрее вывезти всех из пустыни.
Я вернулся к последнему 130-му в строю. Из него только что выпрыгнул Бакшот, собираясь отправиться помочь возвращающейся группе "дорожных наблюдателей".
Остальные самолеты начали выруливать на взлет.
Со стороны я видел пилотов-морпехов, со всех ног мчащихся к нашей машине. Как только они оказались на борту, рампа была поднята и захлопнулась. Я вскарабкался в кабину пилотов и наш самолет начал движение. Выруливая, он описал полукруг. Теперь мы были третьими в очереди на взлет. Оба самолета перед нами взлетели.
Бензовоз уже почти догорел, однако вертушка и С-130 полыхали вовсю.
Было почти три утра.
Проведя на земле четыре часа пятьдесят шесть минут, "Дельта" покидала "Пустыню-Один".
Мы катились по грунтовке. Огромный 130-й начал набирать скорость. Внезапно мы наскочили на насыпь. Я вспомнил, что, находясь на земле, видел ее, высотой она была, должно быть, фута три. К этому моменту мы уже разогнались, и нос нашего С-130 взмыл вверх почти вертикально. Затем его бросило вниз. "Мы купили ферму!"** Если уж удача существует… Самолет хлопнулся об землю. Пилот прибавил газ и каким-то образом смог вновь поднять его в воздух. В следующее мгновение я почувствовал, что мы набираем высоту.
Если бы на "Пустыне-Один" нам удалось действовать по плану, шесть полностью груженых вертолетов приближались бы сейчас к месту укрытия.
Как бы то ни было, с первыми лучами солнца мы оказались над Оманским заливом. Я взглянул вниз и увидел маленькое доу***, идущее под парусом по серо-голубому морю.

* Переносной зенитно-ракетный комплекс FIM-43, разработанный компанией "Конвэр" и принятый на вооружение в 1968 году. В 80-е годы начал заменяться на более совершенный ПЗРК "Стингер". Был окончательно снят с вооружения в 1995 году (прим. перев.)
** Идиома, означающая гибель (прим перев.)
*** Традиционное арабское деревянное судно, как правило, одномачтовое, с латинским парусным вооружением (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 15 ноя 2018, 14:29 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2013, 21:23
Сообщений: 1000
Команда: нет
Я так подозреваю, что именно проблемы с вертолетами в процессе "Орлиного когтя" и привели к появлению 160th SOAR со специальными плотами и специальной техникой?

_________________
Изображение


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 15 ноя 2018, 17:40 

Зарегистрирован: 22 янв 2013, 15:55
Сообщений: 124
Команда: нет
Винд писал(а):
Я так подозреваю, что именно проблемы с вертолетами в процессе "Орлиного когтя" и привели к появлению 160th SOAR со специальными плотами и специальной техникой?

Вот тоже самое хотел спросить.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 16 ноя 2018, 00:55 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
Глава 44

Это был еще один кристально чистый, жаркий день. По ту сторону пролива виднелось плавающее в дрожащем мареве побережье Омана. За время нахождения на "Страдании" генерал Гаст, по меньшей мере, трижды заставил меня пересчитать личный состав наземных сил. Никто из этой группы не пропал. Однако мы не досчитались пяти членов экипажа ВВС и трех морских пехотинцев. Они были сочтены погибшими. Майору Шеферу повезло. Он был все еще жив, хотя и очень сильно обгорел. Я видел, как его грузили на борт медэвака C-141. Его и других пострадавших, которым удалось выжить в катастрофе, в Египте встретит С-9*, на борту которого будет находиться специальное противоожоговое оборудование.
Всю дорогу обратно на Масиру я чувствовал себя безжизненным. Ох, что за дерьмо. Я был опустошен. И я плакал. Именно тогда я сел и сказал, Господи Иисусе, тебе ведомо, как мы облажались. Мы подвели нашу великую страну. Я был в упадке. Не хотелось говорить. Не хотелось ничего делать. И через все эти эмоции пробивалась злость.
Как только мы приземлились, пилоты и члены экипажей вертолетов морской пехоты отошли в сторону, собравшись группкой. Взгляд некоторых из них был устремлен в пространство. В "Дельте" многие были злы и расстроены.
Я сказал: "Ничего не говорите этим пилотам, оставьте их в покое. Ничего не делайте и не говорите". Еще мне не давали покоя мысли об агентах в Тегеране. Радио было занято Кайлом, ведшим напряженные переговоры. Главным было убраться оттуда. У нас не было времени, чтобы связаться с местом укрытия и сообщить им, что мы не прибудем. Теперь они были предоставлены сами себе (позже я узнал, что место укрытия было на связи с Вади Кена, и их проинформировали о решении свернуть операцию).
Все, кроме раненых, которых отправили отдельно, загрузились в C-141 и были в срочном порядке вывезены со "Страдания".
Все было кончено. Это был полный провал. Я сидел ошеломленный. Потратить столько времени, труда и пота, и уйти ни с чем. Я начал понимать, что может означать этот провал. Наша страна окажется в затруднительном положении. Мы потеряли восемь замечательных и отважных парней. А что теперь станет с заложниками? Господь всемогущий, после всех наших усилий мы сидим здесь, возвращаясь в Египет – и все из-за этих проклятых вертушек.
Генерал Войт встретил нас, когда мы приземлились в Египте. В маленьком личном кабинете, находящемся в его штабном трейлере, он спросил, что я думаю. Он сохранял самообладание, хотя выглядел очень усталым. Я кратко проинформировал его обо всем. Я повторил, почему для успеха операции было важно иметь шесть вертушек, и мне показалось, что он принял мое объяснение. Сделал он это или нет, меня не волновало, поскольку все именно так и было. Я не считал, что должен был что-то доказывать. План выполнялся досконально, и мы делали именно то, что, как я знал, было правильно. Это было правильно 4 января, и это было правильно утром 25 апреля. У меня не было никаких сомнений относительно решения об отмене в то время. Нет их и теперь.
Весь личный состав прибыл в Египет. Они вернулись в тот же ангар, где, казалось, в прошлой жизни, а на деле не более тридцати часов назад пели "Боже, благослови Америку" и слушали историю о мальчике Давиде и великане Голиафе. Там они оставили свои личные вещи, и теперь разбирали их. Именно там я дал некоторый выход своему раздражению. Выбираясь из горящего С-130, "Голубая" секция покинула его, оставив свое снаряжение, сложенное в самолете. Кое-кто из них взял свое оружие, но большинство нет. Я набросился на них. Это было несправедливо, я понимал это, однако я сказал: "Вам, парни, когда вы сваливали, следовало ухватить с собой хоть что-нибудь. Черт побери, там столько денег сгорело". Люди этого не оценили. "Мы счастливы, что смогли выбраться, сохранив задницы в целости". Я ответил: "Однако некоторые из вас взяли оружие. Так почему, черт возьми, не все?" Я был неправ. Но, знаете, в тот момент я был зол и расстроен, и мне нужно было выплеснуть все это.
Один из офицеров, который должен был быть водителем, не обращал на меня внимания, и я вцепился ему в задницу. "Если мы когда-либо вновь соберемся заняться подобной чертовщиной, я сделаю все, чтобы с нами не было таких людей, как вы!"
Находясь в пустыне, я ни разу никого не назвал трусом. В Египте все было по-другому. Один из ребят из "Дельты" спросил меня: "Мы собираемся вернуться?" Я ответил: "Черт возьми, разумеется, я надеюсь на это, но я не собираюсь возвращаться с этими людьми", и сделал жест в сторону группы водителей. Тринадцати парням, которые должны были захватить здание Министерства иностранных дел, показалось, что я говорю о них. Я извинился за недоразумение и сказал им, что это относилось к другой группе – водителям. Не могу припомнить, чтобы я использовал слово "трус", но должен сказать, я был сильно возбужден. В тот момент, возможно, я назвал трусами и пилотов вертушек. Некоторые говорили, что я сделал это. На самом деле мне было все равно. Я находился в состоянии сильнейшего стресса с того момента, как мы покинули Египет, направляясь в Иран. Это то, чем мне пришлось заплатить. И да, я не идеальный человек.
Я был уверен в одном. Я решил это окончательно. Я не собирался принимать участие в повторной попытке, если командиром оперативной группы останется генерал Войт. То, о чем он просил меня в пустыне, было с моей точки зрения непростительным.
Вскоре стала известна история о том, что случилось с двумя "Си Стэльонами", которые так и не добрались до "Пустыни-Один". Первой сошла с дистанции вертушка номер шесть. Всего через два часа полета загорелся индикатор, показывающий, что одна из лопастей несущего винта вот-вот выйдет из строя. Он немедленно приземлился. Другой вертолет (номер восемь) сел рядом с ним. Когда выяснилось, номер шесть не может лететь дальше, его экипаж взобрался на борт другой вертушки, которая затем отправилась на "Пустыню-Один".
Вертолет номер пять, тот, на котором летел полковник Питмен, повернул обратно на авианосец, пролетев четыре пятых пути, когда, после попадания в несколько пыльных бурь, начал испытывать проблемы с навигационным оборудованием.
В Египте мы узнали, что авиаудар для уничтожения пяти брошенных "Си Стэльонов" так и не был нанесен. Генерал Войт обратился с этим запросом по команде к генералу Джоунсу. Я понял, что Белый Дом выступил против из опасений, что удар поставит под угрозу жизнь пассажиров автобуса. У "Дельты" были зажигательные заряды, которые собирались соответствующим образом разместить в вертолетах в месте укрытия и использовать в случае, если какой-либо из них не удастся запустить на следующую ночь. Соответствующие инструкции должен был получить бортмеханик. Все, что ему нужно было сделать – это выдернуть чеку, и иранцам не удастся найти ни одного исправного вертолета. Однако на "Пустыне-Один" заряды так и остались у Быстрого Эдди, а когда все разбегались, чтобы загрузиться в С-130, я не знал, где он находится. Время уходило. Жаль, что у меня в руках не было М16, заряженной трассерами. Будь она у меня, я поджег бы эти проклятые машины.
В "Старлифтере", на котором "Дельта" возвращалась в Штаты, я попросил одного из взводных сержантов "Голубой" секции, Аллена, поговорить со мной. Он был в ярости из-за сказанного мной людям, оставившим снаряжение в горящем самолете. Мы нашли возможность уединиться в задней части кабины. "Я хочу извиниться перед тобой и парнями. Прошу передать эти слова всем. Теперь я понимаю, как вам повезло, что вы просто выбрались живыми. Мне следовало подумать, прежде чем говорить. Это давит меня".

* Военная версия авиалайнера DC-9 фирмы Макдоннелл Дуглас (прим. перев.)

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 16 ноя 2018, 04:58 

Зарегистрирован: 25 янв 2015, 15:12
Сообщений: 177
Команда: Нет
Спасибо большое!
Не сочтите за придирку, Rotor - обычно переводят как винт, если речь о вертолете.


Вернуться наверх
Не в сети Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Charlie A. Beckwith "DELTA FORCE".
СообщениеДобавлено: 16 ноя 2018, 22:41 
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2013, 21:29
Сообщений: 1116
Команда: Grau Skorpionen
manuelle писал(а):
Rotor - обычно переводят как винт, если речь о вертолете.


Знаю. Более того, различаю винт несущий и рулевой ;)
В данном случае вопрос чисто контекстный. Ибо есть винты у вертушек, есть у 130-х. Хотелось как-то разнести понятия.
Опять же, там, где это было уместно, упомянут именно несущий винт...

_________________
Amat Victoria Curam


Вернуться наверх
В сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 131 ]  На страницу Пред.  1 ... 3, 4, 5, 6, 7  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Mike Dustoff и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Theme created StylerBB.net
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB